Сентябрь, 1914

Версия от 21:06, 30 августа 2009; Критик (Обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)


1-го сентября (14 сентября). Понедельник.

Дневники Николая

Вчера и сегодня продолжали поступать приятные известия о дальнейших последствиях разгрома австрийцев на всем фронте и внутри Галиции!

Принял четыре доклада. После завтрака сделали хорошую прогулку в Баболове с Аликс в шарабанчике. До обеда окончил все бумаги. Вечером наклеивал фотографии в альбом.


 

2-го сентября (15 сентября). Вторник.

Дневники Николая

Днем было 15° в тени, гулять было совсем жарко. После Сухомлинова принял Щегловитова. Сделали совместную прогулку в Баболове. В 6 час. у меня был Сазонов. Вечером немного наклеил фотографий.


 

3-го сентября (16 сентября). Среда.

Дневники Николая

Принял Алека, вернувшегося от Николаши. Погулял и принял Танеева. В 12 1/4 поехал в город и на Елагин к Мама. Завтракал с нею, Ксенией и мальчиками. По дороге на станцию заехал к Фредериксу и вернулся к 5 ч. в Ц. С. Елена Петровна пила чай. Принял Маклакова. Обедал Саблин (деж.). Вечером занимался.


 

4-го сентября (17 сентября). Четверг.

Дневники Николая

Встал пораньше и поэтому погулял дольше. Между докладами принял депутацию чехов, живущих в России. Завтракал Миша. Погулял с Аликс и детьми, а затем покатался с Алексеем в “Гатчинке”. После чая читал. Вечером клеил крымские фотографии в альбом.


 

5-го сентября (18 сентября). Пятница.

Дневники Николая

Чудный ясный день. После прогулки были обычные два доклада. Завтракал и обедал Дмитрий Шереметев (деж,). Гуляли вместе в своем парке и затем катались на пруде.

Телом живешь здесь, а душою всецело там с нашими героями, исполняющими свой тяжкий долг доблестно и безропотно!

Вечером имели утешение побеседовать с Григорием с 9.45 до 11.30.


 

6-го сентября (19 сентября). Суббота.

Дневники Николая

Хорошие известия из Галиции продолжают поступать. Наши войска с востока, юга и севера приближаются к Ярославу и Перемышлю; Самборг занят.

Утром имел два доклада; до них принял 39 вновь произведенных офицеров из военно-топографического училища.

Ксения завтракала и гуляла с нами. День был хороший. После 5 ч. был дождь. Читал до обеда, было много бумаг. Обедал Мордвинов (деж.).


 

7-го сентября (20 сентября). Воскресенье.

Дневники Николая

Утром лил дождь до 12 ч. Были у обедни и завтракали одни. Около 2 ч. поехали в Дом призрения увечных воинов, где теперь помещаются 150 раненых, половину которых мы навестили. После этого погулял с Мари и покатался в байдарке. Мария Павловна пила чай и рассказывала о своем пребывании в — Петербурге в одном из наших лазаретов. Читал. Вечер провели вместе.


 

8-го сентября (21 сентября). Понедельник.

Дневники Николая

Принял Григоровича в 10 час. Затем поехали к обедне по случаю праздника Рождества Пресвятой Богородицы. До завтрака принял Кривошеина, после — Горемыкина. Погулял под теплым дождем. Занимался до 8 час.

Обедал Андрей (деж.). Вечером наклеивал в альбом фотографии.


 

9-го сентября (22 сентября). Вторник.

Дневники Николая

Погода сделалась прохладнее. Между докладами получил отрадную весть о том, что под Ярославом в Галиции развевается наш флаг. Днем катался с дочерьми на велосипеде. Потом погулял и ездил в байдарке. В 6 час. принял Сазонова. Читал. Вечер был свободный.


 

10-го сентября (23 сентября). Среда.

Дневники Николая

В 10 час. отправились вчетвером с Ольгой и Татьяной в Петроград в Николаевский военный госпиталь, где посетили около 280 раненых. Вид их и помещений был опрятный; настроение самое бодрое. К часу приехали на Елагин, где позавтракали и посидели с Мама. В 3 1/4 поехали в Царское С. Погулял и покатался с Алексеем на пруде. Была , холодная погода. После чая усиленно читал. Обедал Веселкин (деж.).


 

11-го сентября (24 сентября). Четверг.

Дневники Николая

Солнечный хороший день. Все утро принимал с 10 ч. до часа. После завтрака Аликс поехала с Ольгой в город. Приняв доклад Маркова, поехал с дочерьми на велосипеде вокруг Баболовского парка. Потом с Алексеем на пруду. В 6 ч. принял Маклакова. Вечером наклеивал фотографии.

Известий о боях не было. Наши армии начали обложение крепости Перемышля.


 

12-го сентября (25 сентября). Пятница.

Дневники Николая

После доклада Барка принял Жилинского, кот. только что сдал главное командование армиями Северо-Западного фронта генералу Рузскому.

Завтракал и обедал Н. П. Саблин (деж.). Сделали прогулку вместе и покатались в шлюпках. Погода стояла серая и туманная. Читал и писал Ольге.


 

13-го сентября (26 сентября) . Суббота.

Дневники Николая

Чудный теплый день — 14° в тени.

В 10 ч. принял Кассо. Завтракал Фредерикс. Совершили прогулку в Баболовском парке, после чего катался с Алексеем в “Гатчинке”. В 6 1/2 поехали ко всенощной. Обедал Ресин (деж.). Читал и клеил фотографии.


 

14-го сентября (27 сентября). Воскресенье.

Дневники Николая

До 10 час. ко мне приехал Алек и задержал, так что опоздали значительно к обедне. Завтракал Дмитрий Павлович, приехавший из армии с поручениями от Николаши. Так приятно было увидеть его и с Георгиевским крестом на груди. Полтора часа посидел с ним и поговорил о многом. Погулял с Аликс и детьми. После чая принял — капитана Лазарева Л.-Гв. Кексгольмского полка, кот. ездил в армию узнать о подробностях почти полной гибели полка. Вечером долго ждали приезда Григория. Долго потом посидели с ним.


 

15-го сентября (28 сентября). Понедельник.

Дневники Николая

Утром сбегал на короткую прогулку.

После обычных докладов принял хана Нахичеванского, приехавшего с легкою раною в руку с войны. Он с нами завтракал и рассказывал много интересного. В 2 1/2 приняли разных директоров банков, пожертвовавших 2 миллиона рублей на нужды войны. Погуляли. Покатался с Алексеем в “Гатчинке”. Погода была серая и холодная. Дядя Павел пил чай. Читал.

Обедал Жуков (деж.).


 

16-го сентября (29 сентября). Вторник.

Дневники Николая

С утра лил проливной дождь.

Был занят до часа разными приемами. Завтракал и обедал Мордвинов (деж.). Погулял с Ольгой и Мари. В 4 ч. посетил с Аликс раненых офицеров в здешней больнице Красного Креста. Вернулись домой в 5 1/2. Принял Сазонова. Вечером окончил наклейку фотографий в альбом.


 

17-го сентября (30 сентября). Среда.

Дневники Николая

В 9 1/2 поехали в Петроград и посетили Обуховскую городскую больницу, в которой теперь находилось 150 раненых.

Оставались там больше двух часов. По пути на Елагин осмотрели небольшой лазарет для офицеров, устроенный при Лицее. Завтракали у Мама. К 4 ч. вернулись в Ц. С. Погулял под проливным дождем.

В 6 ч. принял доклад Харитонова. Обедал Веселкин (деж.).


 

18-го сентября (1 октября). Четверг.

Дневники Николая

Утром немного погулял. Имел три доклада. Завтракали: Андрей (деж.) и уланы — Дараган и кн. Андроников. В 3 часа на Софийском плацу произвел смотр шести дружинам и девяти сотням Государственного ополчения под проливным дождем. У ратников хороший бодрый вид; только странное впечатление производит сочетание всевозможных цветов погон и околышей фуражек в той же части. Обедали: Андрей, Дмитрий и Мария П[авловна].


 

19-го сентября (2 октября). Пятница.

Дневники Николая

Забыл записать вчера, что в 9 1/2 ч. утра мы осмотрели новый санитарный поезд имени Анастасии.

Погода была холодная, то солнце, то дождь. Немного погулял. День был занятой. После завтрака принял Щегловитова. Сделали прогулку в парке. Костя и Мавра пили чай. В 6 ч. был Маклаков. Видели недолго Григория вечером.

Согласно телеграмме от Николаши, полученной вчера, решил поехать к нему и к армии на краткий срок!


 

20-го сентября (3 октября). Суббота.

Дневники Николая

Недолго погулял. Принял офицера, унт.-оф. и рядового 41 пех. Селенгинского полка, кот. взяли в бою и привезли мне знамя 2-го Тирольского полка. В 12.30 поехали к молебну. Миша завтракал. В 2.30 простился в поезде со своими дорогими и поехал в действующую армию. Давнишнее мое желание отправиться туда поближе — осуществилось, хотя грустно было покидать свою родную семью! Принял доклад Фредерикса. Много читал. Вечером играл в кости с Дрентельн(ом).


 

21-го сентября (4 октября). Воскресенье.

Дневники Николая

Долго не мог заснуть, т. к. на станциях при остановках бывали резкие толчки. Проснулся серым утром, по временам налетали шквалы с дождем. Зато был обрадован вестью, что натиском наших войск германцы отброшены за границу от Сувалок и Августова. В 5 1/2 прибыл в Барановичи. Николаша вошел в поезд, кот. передвинулся к Ставке Верховного Главнокомандующего в сосновом лесу. В церкви железнодорож. бригады был отслужен молебен. В 7 1/2 у меня обедали: Николаша, Петр и Кирилл и несколько главных генералов штаба Верх. Глав. После обеда пошел в вагон Николаши и выслушал подробный доклад ген. Янушкевича о настоящем положении дел и о новых предположениях. Вернулся к себе в 10 1/2 и пил чай с некоторыми лицами свиты.


 

22-го сентября (5 октября). Понедельник.

Дневники Николая

День простоял солнечный. В 10 час. в домике у поезда Николаши генерал-квартирмейстер Данилов докладывал о всем происходившем вчера на обоих фронтах. Погулял в лесу и заходил в землянки казачьих застав против аэропланов. В 11 1/2 принял ген. Рузского, назначил его генерал-адъютантом.

Он завтракал вместе с другими генералами. Снимался группой со всем штабом Николаши. Сделал хорошую прогулку с Дрен-тельн[ом] по расположению жел. дор. бригады. Писал Аликс. После чая читал бумаги. Вечером поиграл с Др[ентельном] в домино.


 

23-го сентября (6 октября). Вторник.

Дневники Николая

С утра шел дождь. В 10 час. в домике был доклад. Читал до завтрака. В 2 1/2 принял ген. Лагиш[а] и англ. генерала Williams. Сделал хорошую прогулку с Д[рентельном] под дождем. Пожаловал Николаше орд. Св. Георгия 3 ст., а Янушкевичу и Данилову 4 ст. Фредерикс себя чувствовал нехорошо и по совету врачей уехал вечером в Петроград. Поиграл с Д(рентельном) в кости.

 

Дневники в.к. Романова А.В.

Я получил от Николаши телеграмму: «Тебе Высочайше разрешено состоять в распоряжении генерала Рузского, можешь выехать, как только будешь готов, предварительно заезжай ко мне. Николаша». 

Сборы были недолги. Заехал с мамá на могилу папá, были у Спасителя. Простился с т<етей> Minny, с Ники и Аликс, получил в благословение образки. Мамá меня благословила крестиком.


 

24-го сентября (7 октября). Среда.

Дневники Николая

В 12 1/2 ночи выехал из Ставки и в 9 час. утра прибыл в Ровно. С большою радостью встретил Ольгу и Сандро на станции. Поехал с ними в лазарет, в кот. Ольга ухаживает с начала войны в качестве сестры милосердия, а затем в местный лазарет, где обошел более тяжело раненых. Все нашел в порядке и чистоте. Завтракал с Ольгой, Сандро и Дмитрием у себя и в час с 1/4 уехал в Брест-Литовск. Прибыл сюда в 6 час. Николаша, ген.-адъют. Иванов и прочие начальники ожидали на вокзале. Поговорил с Ивановым и дал ему Георгия 2-й стен. Обедал с Николашей и старшими местными начальниками. Вечером выслушал обычную сводку за вчерашний день. Лег пораньше.



25-го сентября (8 октября). Четверг.

Дневники Николая

В час ночи поезд тронулся на Белосток, куда прибыл рано утром. В 6 1/2 выехал с Сухомлиновым в военном моторе в Осовец; приехал в крепость в 8 час. совершенно неожиданно. Какое-то особое чувство овладело мною при виде разрушения, произведенного бомбардировкой германцами различных зданий и массы воронок в земле. Но крепость сама нисколько не пострадала. Зашел в церковь, пока комендант ген. Шульман собирал часть свободного гарнизона на площадке рядом. Большая часть войск работала на передовых позициях. Поблагодарил их за боевую службу и очень довольный виденным выехал тою же дорогой в Белосток. Утро было холодное, но солнечное. Встретил огромный обоз 11-й Сибирской стрелковой дивизии, шедший вперед к границе. В 11 ч. поехал в Вильну. По всему пути встречал воинские поезда. Приехал в Вильну в 3 часа; большая встреча на вокзале и по улицам стояли войска шпалерами — запасные батальоны, ополчения и к моей радости спешенные эскадроны 2-й гв. кав. див. и конных батарей. Заехал в собор и в военный госпиталь. Оттуда в здание жен. гимн., где был устроен лазарет Красного Креста. В обоих заведениях обошел всех раненых офицеров и нижних чинов. Заехал поклониться иконе Остробрамской Божьей Матери. На вокзале представилось Виленское военное училище. Уехал очень довольный виденным и приемом населением, вместо 6ч. — в 8 1/2 час. Лег спать пораньше.



26-го сентября (9 октября). Пятница.

Дневники Николая

Сереньким утром в 9.45 приехал в родное Царское Село в лоно дорогой семьи.

После 11 ч. принял Барка. Затем с Мари погулял до завтрака. Днем еще сделал прогулку с дочерьми. Объехал пруд в байдарке. После чая читал и сразу окончил все накопившееся на столе. Вечер был свободный.



27-го сентября (10 октября). Суббота.

Дневники Николая

Выспался великолепно. Теперь после возвращения из поездки у меня наступило внутреннее спокойствие!

Погулял — погода стояла солнечная, ночью был морозец, пруды затянуло льдом. Принял доклады Сухомлинова и Горемыкина. Завтракал Н. П. Саблин (деж.).

Обошел парк с дочерьми. В 4 ч. поехали с ними в город к Мама на Елагин. Вернулись в Ц. С. в 7 1/2 ч. Обедал Н. П. [Саблин].



28-го сентября (11 октября). Воскресенье.

Дневники Николая

Утром принял Озерова, Юсупова и Драчевского; они командируются во внутренние губернии для проверки получения семьями запасных казенного пайка и пособия. В 10 1/2 поехали к обедне. Погода стояла отличная. Завтракал и обедал Дм. Шереметев (деж.). Погуляли. Потом катался с Алексеем на пруде и ломал тонкий лед. Т. Михень, Ducky и д. Павел пили чай. Вечером видели и долго разговаривали с Гр[игорием].


из Петрограда я заехал в Царское Село{ к мамá. Позавтракал с ней и в 1 ч. 38 м. с Александровской станции отбыл на войну. Со мной поехали Кубе, мой камердинер Бондаренко и казак Кубе — Дмитрий. Лошади и мотор были высланы вперед.



29-го сентября (12 октября). Понедельник.

Дневники Николая

Вчера узнал, что Олег при атаке на прусские разъезды был ранен; его перевезли в Вильну, куда Костя и Мавра сейчас же поехали. Но сегодня вечером он скончался!

Между докладами принял священника 29-го пех. Черниговского полка, спасшего полковое знамя.

Сделали хорошую прогулку в Баболове. После чая у меня был Тимашев. Окончил все до обеда. Вечером пришли неважные известия из-под Варшавы.


Дневники в.к. Романова А.В.

в 10 ч. 20 м. утра я приехал в Вильно и встретил на вокзале генерала Ермолинского. Узнав о моем приезде, он приехал сообщить, что в Вильне, в Витебской общине, лежит тяжело раненный Олег Константинович [1], привезенный вчера вечером с передовых позиций у Вроцлава. Я сейчас же сел в мотор с ним, и мы поехали в лазарет. Игорь был там. Он привез брата. Лучшие хирурги были налицо — профессор; Цейге; Мантейфель, Оппель, Мартынов. 

Я долго с ними говорил. Они как будто питали надежду его спасти, но рана была ужасна, потеря крови значительна, что вызвало ослабление всего организма. Я хотел зайти к Олегу, но он спал. Я повез Игоря к себе позавтракать и в 2 ч. снова поехал в лазарет.

Олег проснулся. Я зашел к нему. Он сейчас же сказал: «Как я рад тебя видеть, куда ты едешь?» Я ему сказал. Он спросил: «А ты рад ехать на войну?» Потом спросил, по-видимому, не желая, чтобы другие поняли: «Comment vont les affaires?» (Как идут дела? (франц.)) На мой благоприятный ответ он сказал: «Dieu merci» (Слава Богу (франц.)). Тут же стояла сестра. Он попросил дать ему поесть. На столике в блюдечке стояло мороженое, но совсем растаявшее. Сестра хотела принести свежее, но он попросил именно это растаявшее мороженое. Когда сестра дала ему попробовать, он сказал: «Это невкусно», и сестра принесла свежее мороженое. «Вот это вкусно»; но, покушав очень немного, сказал: «Довольно», взял платок, обтер себе рот и грустно на меня посмотрел. Затем он откинулся назад, и уставил свой взор в потолок, и глубоко вздохнул. Стоявший рядом доктор быстро схватил его руку, чтоб узнать пульс. Олег как будто очнулся и спросил: «Как пульс?» «Хороший», — был ответ доктора. «Сестрица, сестрица, — позвал Олег, — скандал! — И, обращаясь ко мне: — Je te demande pardon, mais je crois que je vais vomir» (Прошу прощения, но я думаю, что меня сейчас вырвет. (франц.)) . Видя, что я стесняю его, я вышел на минуту и скоро вернулся.

Профессор Оппель сидел у него и утешал: «Мы скоро его поправим, мы теперь молодцом». Олег улыбался. Мне пора было ехать. Простился с ним. «Que Dieu te garde (Пусть Бог тебя хранит. (франц.)), спасибо, что заехал ко мне. Всего хорошего». Пожелав ему скорее поправиться, я вышел. В соседней комнате я нашел генерала Ермолинского. Мы оба молча посмотрели друг на друга. Не жилец Олег. Как ни утешали нас доктора, но достаточно было на него посмотреть — ни кровинки в лице. Цвет восковой белизны. Несмотря на страшную рану, никаких страданий. Температура 36,8, пульс 160. Профессор Цейге говорил, что лучше бы он страдал. Ему впрыснули накануне морфий, но это оказалось излишним. Он не только не чувствовал боли, но и не сознавал серьезности своего положения. В его улыбке, разговоре было столько простоты, что казалось, он не хотел признать, что умирает за отечество. Свой поступок как будто он считал в этой огромной войне столь незначительным фактом, что не стоит об этом и говорить. Он даже ни разу не говорил о Георгиевском кресте, который только утром получил от Государя. Он умирал героем, скромным и в скромности великим.

Через два дня я лишь узнал о его кончине в этот самый день в 8 ч. 10 м. вечера, то есть он скончался через шесть часов после того, что я его видел. К 5 ч. ждали его отца и матерь. Они, как я потом узнал, застали его еще в живых, и он скончался у них на руках.

Возвращаюсь к посещению Верховного главнокомандующего. Поезд, в котором жил Кирилл, стоял в лесу. Так как я прибыл поздно вечером в Барановичи, было совершенно темно и ориентироваться не было никакой возможности. Проводил меня до поезда Николаши князь Ливен. Мы шли по шпалам минут пять, по лесу, и вдали виднелись освещенные окна его поезда. Рядом стояла будка с нарядом охраны. Жандармы и лейб казаки. Встретил меня князь Щербатов и провел в вагон. Николаша и Петюша сидели в салоне и читали газеты. Поздоровавшись с нами, Петюша вышел из салона. У Николаши на шее висел Георгиевский крест

3 степени. Он был, видимо, утомлен, но все же бодр. Первое, что он мне сказал, это что его кошмар — служить 36 лет и даже 48 post factum. Так как все сведения с фронта сильно запаздывают да и не могут не запаздывать, когда фронт растянулся на 400 верст, всякие распоряжения силою вещей не могут своевременно поспеть. Потом говорил о приезде Ники, как его посвящали в курс дела. Потом мы перешли в столовую чай пить. Тут была масса народу, Димка Голицын, французский генерал Лагиш, адъютанты, доктора и т. д.



30-го сентября (13 октября). Вторник.

Дневники Николая

Великолепный теплый день. Утром погулял. После доклада Сухомлинова принял двух бельгийских и двух японских офицеров и американского морского агента. Завтракал и обедал Мордвинов (деж.). Сделал прогулку. В 3 1/4 отправились в моторе с О[льгой] и Т[атьяной] в Стрельну. Встретились у т. Ольги и Мити с Мама. Были у панихиды по Олегу. После чая посетили небольшой лазарет, устроенный Митей в здании школы.

В 6 1/2 вернулись к себе. Принял Сазонова. После обеда весь вечер читал.


Дневники в.к. Романова А.В.

В 1 ч. дня 30 сентября я приехал в Белосток. Мое дальнейшее путешествие было связано санитарным поездом мамá. Меня к нему прицепили. Я пошел искать знакомых в поезде. Нашел старшего доктора Кожина, графиню Игнатьеву. Кожин повлек меня смотреть новые вагоны и операционную. Раненых было 560. Долго поезд не трогался с места. Произошло это потому, что из поезда вынесли 10 тяжелораненых, а носилки все не возвращали. Лишь в 3 ч. поезд тронулся на Гродно, простояв в Белостоке с 8 ч. утра. Пошел я чай пить в столовую. Застал там командира гвардейского экипажа графа Толстого, его жену и адъютанта. Вдруг из глубины коридора вылезла заспанная фигура Ю. Беляева, который возвращался (скорее бежал) из Варшавы. Но он скоро исчез, по-видимому, снова залег спать. Поезд шел ужасно тихо. Все время длинные остановки. От Белостока до Гродно 86 верст. На станцию Кузница в 24 верстах от Гродно мы приехали в 6 ч. и тронулись дальше в 7 ч. вечера. Около этого времени мы обедали с сестрами. После нашего обеда пришла вторая смена, и мы с Кубе пошли в купе Ю. Беляева, который угощал нас коньяком Гревса. Чего он нам только не рассказывал про Варшаву, сибирских казаков, свои амурные похождения и т. д. Время шло, а мы снова стояли в 4 верстах от Гродно, было 8 ч. вечера, и лишь к 12 ¼ [ч.] поезд подошел к станции Гродно. Тут я только узнал о кончине Олега Константиновича. Вагон мой отцепили, поставили на запасный путь, и я скоро лег спать, так как собрание еще не открылось. 

Примечания

  1. Игорь Константинович (1894–1918) — князь императорской крови, пятый сын великого князя Константина Константиновича и великой княгини Елизаветы Маврикиевны, правнук императора Николая I; штабс-ротмистр лейб-гвардии Гусарского е. и. в. полка, флигель-адъютант (февраль 1916) свиты императора Николая II. Убит под Алапаевском в ночь с 17 на 18 июля 1918 г. вместе с великой княгиней Елизаветой Федоровной и великими князьями. Похоронен при Св. Серафимовском храме в Пекине.