Николай II/Дневники/1918 год

< Николай II | Дневники
Версия от 12:53, 13 марта 2011; Admin (Обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)


1918

1 января. Понедельник

В 8 часов пошли к обедне без Ольги и Татьяны, к сожалению, так как у обеих оказалась лихорадка. Доктора думают, что, вероятно, у них краснуха. Обедню служили другие священник и диакон. Погода стояла превосходная, совсем мартовская.

2 января. Вторник

Краснуха у обеих подтвердилась, но, к счастью, сегодня у них самочувствие было лучше, сыпь порядочная. День стоял серый, не холодный и с сильным ветром. В саду ходил и без работы — сегодня скука зелёная!

3 января. Среда

У Алексея тоже началась краснуха, но совсем слабая; Ольга и Татьяна себя чувствовали хорошо, вторая даже вставала. Целый день шёл снег. Отрядный комитет стрелков сегодня постановил снять погоны, чтобы не подвергаться оскорблениям и нападениям в городе. Непостижимо!

4 января. Четверг

Сегодня заболела Мария, от сыпи у неё лицо стало малиново-багрового цвета, и лихорадка сразу сделалась сильная. Татьяна встала совсем. Гулял только с Анастасией. Было 10° мороза с ветром. Репети[рова]ли пьесу. Получил письмо от Ксении.

5 января. Пятница

Почти все поправились; Мария ещё пролежала день. В 3 часа у нас была отслужена вечерня с водосвятием и затем все комнаты окроплены. Разговаривали со стрелками 1-го взвода 4-го полка о снятии погон и о поведении стрелков 2-го полка, которое они жестоко осуждают.

6 января. Богоявление

 В 8 часов пошли к обедне; вместо шинели я надел полушубок. Дочери все поправились, но не все выходят. Погода стояла праздничная, солнечная, тихая. Утром долго посидели в карауле и отводили с ними души. Крестного хода на Иртыш, к сожалению, не видали из-за домов вокруг.

7 января. Воскресенье

День провели как будний; в церковь не пошли. Мороз увеличился до 18°. Окончил IV том “Всемирной истории” Иегера; в общем, составлена она толково. Написал Ксении

8 января. Понедельник

Всю ночь и часть дня бушевала буря; утром было 18° мороза, а к вечеру дошло до 5° и стихло. В комнатах из-за ветра стало холодно, после дневной прогулки снова облекся в черкеску. Гуляли и работали со снегом.

 9 января. Вторник

Отличный тихий день при лёгком морозе; 6° — 10° мороза. Последние два дня читал книгу из библиотеки здешней гимназии “Тобольск и его окрестности” Голодникова — с занимательными историческими данными. Днём хорошо поработал — чистил площадку и затем наполнял сарайчик дровами; мне помогал хороший старый стрелок 1-го полка Орлов — бывший преображенец.

10 января. Среда

Утром поработал с ним же, а днём с Татищевым. Стояла тихая солнечная погода 16° мороза. От 6 часов прорепети[рова]ли нашу пьесу в костюмах.

11 января. Четверг

С понедельника у детей начались уроки. Продолжаю с Алексеем занятия по русской истории. Работал со стрелками 4-го полка, перенося дрова в сарайчик. Перед обедом Татьяна получила от нас подарки.

 12 января. Пятница

Именины Татьяны ознаменовали молебном в зале в 12 часов. День стоял чудный, 14° мороза, при сильно греющем солнце. Наш священник отец Алексей освобожден от домашнего ареста.

13 января. Суббота

Такая же отличная погода. Утром грелся на солнце, сидя на крыше оранжереи. Днём после чая сделали большую репетицию в соответствующих костюмах. В 9 часов у нас была отслужена всенощная другим священником.

14 января. Воскресенье

Утром в церковь не пошли, у нас была отслужена обедница. Гулял до неё и днём долго. Погода была светлая, точно в марте. Перед обедом сыграли свою пьесу по-настоящему. Участниками в “Les deux timides” были: Татьяна — Annette. Анастасия — Cecile. Валя Д.—Garadoux. М. Gilliard—Fremissin. Я — Thibaudier. Сознавали, что прошло гладко и бойко. Вечером, как всегда, безик и чтение вслух.

15 января. Понедельник

У Анастасии сегодня началась краснуха. Погода была серая, 4° мороза с ветерком. Окончил чтение XI тома Лескова.

16 января. Вторник

Анастасия себя чувствовала хорошо; температура 37.4; высыпало больше на груди, чем на лице. Погода была очень мягкая, почти таяло. От 4 до 5 часов имел урок с Алексеем. До обеда читал вслух Анастасии.

17 января. Среда

За ночь мороз взял и увеличился до 15°; погода была неприятная, с ветром. Тем не менее, гуляли дважды — караул был хороший: 1-й взвод 4-го полка. Алексей зашёл к ним вечером поиграть в шашки.

18 января. Четверг

Мороз всё крепнет и к вечеру дошёл до 24°. День простоял отличный, солнечный. Окончил сегодня с Алексеем “Историю Петра Великого”. Начал переписывать пьеску Чехова “Медведь”, чтобы выучить ее с Ольгой и Мари. Вечер провели как всегда.

19 января. Пятница

Солнечный морозный день; 20°, тихо. Окончил свою письменную вчерашнюю работу к вечеру. Анастасия окончательно выздоровела и спускалась в столовую к завтраку. К ночи мороз усилился до 27°.

20 января. Суббота

День простоял очень холодный вследствие ветра при 23° мороза, резало лицо. Поработал с дровами в сарайчике. В 9 часов была всенощная.

21 января. Воскресенье

Буря со снегом при 24° мороза. Около 12 часов была обедница. Днём гуляли час времени. В зале и у дочерей воздух был холодный, 8°, а у меня в кабинете 9°. После обеда Татьяна, Алексей и m-r Gilliard очень дружно сыграли пьесу “A la Porte”. Вечером, как всегда, безик.

22 января. Понедельник

Простоял неприятный холодный день — дул N шторм при морозе в 25°. Гулять было невесело. В комнатах темп[ература] стояла низкая; в зале и моём кабинете 8°, а к ночи она спустилась до 7°. Наученные опытом, мы теперь одеваемся тепло.

23 января. Вторник

 Погода улучшилась, ветер стих, и к 2 час[ам] показалось солнце. Но в комнатах холод ещё продолжался. Очищал занесённую снегом оранжерею.

24 января. Среда

По случаю именин Ксении написал ей письмо. Погода сделалась совсем приятная, тихая, солнечная, при 12° мороза, в особенности для оконечностей лица.

25 января. Четверг

Хороший тихий день. Сегодня, как и во вторник, имел урок с Алексеем. Дети усиленно катались с горки, кот[орую] полили как следует.

26 января. Пятница

Окончил чтение сочинений Лескова 12 томов и начал “The garden of Allah” в русском переводе. Днём хорошо поработал над дровами и пилкой. Решением отрядного комитета Панкратов и его помощник Никольский отстранены от занимаемых должностей, с выездом из корниловского дома!

27 января. Суббота

Серый день, 8° мороза. Днём пилил с Татищевым. Валя Долгор.[уков] нездоров. Алексей тоже пролежал. В 9 часов была всенощная.

28 января. Воскресенье

Утром погулял. В 111/2 у нас была отслужена обедница. Долго работал в саду. Погода была серая, при 5° мороза, приятная. После обеда состоялся четвёртый домашний спектакль. Ольга, Татьяна, Мария, Настенька Г.[ендрикова] и Татищев дружно сыграли “La Bete noire”. Началось в 91/4 , кончилось в 10 часов.

29 января. Понедельник

Отличный тихий день. В карауле был наш взвод 4-го полка. Гулял, работал и разговаривал со стрелками. Окончил чтение Тургенева вслух вечером — принялся за рассказы Лескова.

30 января. Вторник

Во время утренней прогулки прощались с уходящими на родину лучшими нашими знакомыми стрелками. Они очень неохотно уезжают теперь зимою и с удовольствием остались бы до открытия навигации! Алексей пролежал день, так как у него распухла щиколка.

31 января. Среда

Задул ветер, и опять началась вьюга, но было не холодно. Алексей пролежал ещё день.

1/14 февраля. Четверг

Узнали, что на почте получено распоряжение изменить стиль и подравняться под иностранный, считая с 1 февраля, т. е. сегодня уже выходит 14 февраля. Недоразумениям и путаницам не будет конца! Утром с горки видели прощание и отъезд многих стрелков старших призывов. Было тепло, но с вьюгой подсыпало много снега, кот[орый] я очищал на дворе. Алексей пролежал ещё день. В 9 часов была отслужена всенощная.

 2/15 февраля. Пятница

В день Сретения Господня погода простояла лучезарная. У нас в 111/2 часов была отслужена обедница. Пробыли на воздухе около 3 часов — так было хорошо. Работал всё время и под конец вычистил балкон. Окончил “The garden of Allah” и начал вчера “The adventures of Sherlock Holmes”. С Ольгой и Марией прорепети[рова]л нашу пьесу “Медведь”. Татищев простужен.

3/16 февраля. Суббота

Такой же чудный светлый день, как вчера, но мороз увеличился. Алексей, наконец, встал. В 9 часов была всенощная.

4 /17 февраля. Воскресенье

 Солнечный морозный день. В 111/2 часов была обедница. Долго гуляли, наслаждаясь погодой. Мария упала на горке и встала с огромной шишкой над правым глазом. После обеда был спектакль — повторение пьесы “A la Porte” и английская “Packing up”, которую играли: Мария, Анастасия и Алексей — очень живо и забавно.

5/18 февраля. Понедельник и 6/19 февраля. Вторник

Оба дня стояла дивная солнечная погода. Татищев поправился. Начал читать “Les trois Mousquetaires” A. Dumas. Уже третий день пьем дневной чай в моем кабинете, потому что светлее, видим закат и теплее комната.

7/20 февраля. Среда. 8/21 февраля

Та же неизменно-прекрасная погода с тёплым солнцем и поразительной яркой луной по ночам. Судя по телеграммам, война с Германией возобновлена, так как срок перемирия истёк, а на фронте, кажется, у нас ничего нет; армия демобилизована, орудия и припасы брошены на произвол судьбы и наступающего неприятеля! Позор и ужас!!

9/22 февраля. 10/23 февраля

 Такая же солнечная погода оба дня. Ещё много (стрелков различных — РН) сроков (службы — РН) увольняют, вплоть до 1914 г., так что все хорошие боевые стрелки уйдут из нашего отряда. Простились с ними, они отправляются уже завтра большой партией. В 9 часов была всенощная.

11/24 февраля. Воскресенье

 В 11 часов была обедница. После завтрака погулял, потом сидел недолго у Рендель и опять вышёл. Смотрели с горки на отъезд стрелков в санях целым караваном. Вечером было представление “Le fluide de John” и английская “In and ont of a punt”, в которой играли Татьяна и m-r Gibbs. Всё прошло хорошо и забавно.

12/25 февраля. Понедельник

Сегодня пришли телеграммы, извещающие, что большевики, или, как они себя называют, Совнарком, должны согласиться на мир на унизительных условиях герман[ского] прав[ительст]ва, ввиду того, что неприятельские войска движутся вперед и задержать их нечем! Кошмар!

13/26 февраля. Вторник

Погода была менее приятная, дул ветер, и солнце спряталось. Окончил “Les trois Mousquetaires” и начал “This woman to this man”. После прогулки имел урок с Алексеем.

14/27 февраля. Среда

Приходится нам значительно сократить наши расходы на продовольствие и на прислугу, так как гофмарш.[альская] часть закрывается с 1 марта и, кроме того, пользование собственными капиталами ограничено получением каждым 600 руб. в месяц. Все эти последние дни мы были заняты высчитыванием того минимума, кот[орый] позволит сводить концы с концами.

15/28 февраля. Четверг

По этой причине приходится расстаться со многими из людей, так как содержать всех, находящихся с нами в Тобольске, мы не можем. Это, разумеется, очень тяжело, но неизбежно. По нашей просьбе Татищев, Валя Д. и m-r Gillard взяли на себя хлопоты по хозяйству и заведованию остающимися людьми, а под ними камердинер Волков. Погода стояла приятная, тихая. По вечерам читаю вслух “Соборяне” Лескова.

16 февраля (1 марта). Пятница

Сегодня начал читать “Анну Каренину”. День был не холодный, утром мело, позже вышло солнце. С этого дня начали жить по новому, сокращённому режиму. После чаю прорепети[рова]ли нашу пьесу.

17 февраля (2 марта). Суббота

Днём шёл снег, погода стояла мягкая. Расчищали дорожки, горку и пилил дрова. В 9 часов была отслужена всенощная. 15 февраля получил письмо от Ольги А.

18 февраля (3 марта). Воскресенье

В 111/2 была обедница. День стоял чудный, тёплый, совсем весенний; днём таяло. Сидел у Рендель. Работали в саду и пилил. После чая репети[рова]ли. Вечером состоялся спектакль. Сперва шла англ[ийская] пьеса — “The Crystal Gazer” — Мария и m. Gibbs, а затем наша — “Медведь”, в кот[орой] играли: Ольга, опять Мария и я. Волнений вначале представления было много, но, кажется, хорошо сошло.

19 февраля (4 марта). Понедельник

С увлечением читаю “Анну Каренину”. Сегодня получил письмо от Ксении. Большую часть дня шёл снег. Пилил дрова в сарайчике — там суше.

20 февраля (5 марта). Вторник

Утром увидели в окно горку перерытою; оказывается, дурацкий комитет отряда решил это сделать, чтобы помешать нам подниматься на неё и смотреть через забор! День был ясный после снежной ночи и дул свежий N. Пилил в сарайчике. Написал мам’а .

21 февраля (6 марта). Среда.

Чудный морозный день при очень тёплом солнце. Утром подчищал двор, а днём долго пилил.

22 февраля (7 марта). Четверг

Сегодня навезли огромное количество дров, помогали разгружать с саней. День был тёплый, по временам налетали шквалы со снегом.

23 февраля (8 марта). Пятница

Утро было лучезарное и тёплое, работать было жарко. Днём стало посвежее. Аликс посидела на балконе, чтобы не бегать часто по лестнице.

24 февраля (9 марта). Суббота

Отличный тихий день. Долго пребывали на воздухе и много работали над пилкой и колкой дров. В 9 часов была всенощная.

25 февраля (10 марта). Воскресенье

Мороз прибавился до 12°, несмотря на тёплое солнце. Утром погуляли до обедницы и два с половиною часа днём; усиленно кололи, пилили и переносили дрова в сарайчик. Вечером Мария и Анастасия вторично сыграли вместе с Алексеем пьесу “Packing up”.

26 февраля (11 марта). Понедельник

День рождения дорогого пап’а. Было холодно и метель на дворе. Тем не менее, я с детьми работал усердно с дровами. Три молодых стрелка с Орловым хорошо помогали мне переносить дрова в сарай.

27 февраля (12 марта). Вторник

Холодный день с ветром, утро было ясное. Деятельно работали оба раза. До чая занимался с Алексеем.

28 февраля (13 марта). Среда

Такой же день при 12° мороза. Окончил “Анну Каренину” и начал читать Лермонтова. Пилил много с Татьяной. В последние дни мы начали получать масло, кофе, печение к чаю и варения от разных добрых людей, узнавших о сокращении у нас расходов на продовольствие. Так трогательно!

1/14 марта. Четверг

Тридцать восьмая годовщина кончины пап’а (1). В 2 часа у нас была отслужена панихида. Погода стояла такая же, как тогда — морозная и солнечная. Работали усердно с дровами.

2/15 марта. Пятница

 Вспоминаются эти дни в прошлом году в Пскове и в поезде! (2) Сколько ещё времени будет наша несчастная родина терзаема и раздираема внешними и внутренними врагами? Кажется иногда, что дольше терпеть нет сил, даже не знаешь, на что надеяться, чего желать? А всё-таки никто, как Бог! Да будет воля Его святая!

3/16 марта. Суббота

День простоял полуясный, при 14° мороза. Ходил взад и вперёд утром, а днём наработался всласть. В 9 часов была всенощная.

4/17 марта. Воскресенье

До обедницы погулял. Погода была очень хорошая, на солнце таяло. Днём много работали, стрелки 1-го полка тоже помогали. Слышны были всё время бубенчики на улицах — тобольские жители катались в санях во всевозможных запряжках по случаю последнего дня Масленицы.

5/18 марта.

 Начало Великого поста. В 91/2 началась спевка Аликс и дочерей с диаконом, а через полчаса Часы. За обеими службами они (Императрица и Великие Княжны — РН) пели, так как певчие не могут петь четыре раза в день. Погода была лучезарная. Долго пробыли на воздухе и усердно пилили и кололи дрова. После обеда свита ушла, и мы провели вечер семейно.

6/19 марта. Вторник

День стоял тихий, серый, много гуляли, все мы порядочно уже загорели. Пение за службами сегодня улучшилось.

7/20 марта. Среда

Наконец, после двухмесячного перерыва, попали снова в церковь к преждеосвященной литургии. Служил священник отец Владимир Хлынов, а не отец Алексей. Пели обыкновенные певчие, знакомые, любимые наши напевы. Погода была отличная; в общем, пробыли на воздухе четыре часа.

8/21 марта. Четверг

 Сегодня год, что я расстался с дорогой мам’а в Могилёве и уехал в Ц.[арское] Село. Получил письмо от Ксении. Погода была непостоянная, то солнце, то снег, но, в общем, тёплая.

9/22 марта. Пятница

 Сегодня годовщина моего приезда в Царское Село и заключения с семьею в Александровском дворце. Невольно вспоминаешь этот прошедший тяжелый год! А что ещё ожидает нас всех впереди? Всё в руке Божией! На Него только всё упование наше. В 8 часов пошли к обедне. День провели как всегда. Обедали в 7 часов, затем была вечерня и после неё исповедь в зале — детей, свиты, людей и наша.

10/23 марта. Суббота

 В 71/2 пошли к обедне, за кот[орой] причастились Св. Христовых тайн со всеми нашими. Хор пел на редкость. Вернулись к 9 часам домой. После чая погуляли. Погода совсем весенняя, таяло в тени. Днём много работали. В 9 часов была всенощная дома. Спать хотелось очень.

11/24 марта. Воскресенье

Чудный весенний день. Выспались за оба дня отлично. В 111/2 была обедница. На первой неделе начал читать Библию с начала.

12/25 марта. Понедельник

Из Москвы вторично приехал Влад.[имир] Ник.[олаевич] Штейн, привёзший оттуда изрядную сумму от знакомых нам добрых людей, книги и чай. Он был при мне в Могилёве вторым вице-губернатором. Сегодня видели его проходящим по улице.

13/26 марта. Вторник

День простоял серый, но таяло. Так как нельзя читать всё время Библию, я начал также “A short history of the English people” J. K. Green. По вечерам вслух опять принялись за Тургенева — теперь читаю “Вешние воды”. Сегодня как раз 7 месяцев, что мы живём в этом доме!

14/27 марта. Среда

Здешняя дружина расформировалась, когда все сроки службы были уволены. Так как всё-таки наряды в караулы должны нестись по городу, из Омска прислали команду для этой цели. Прибытие этой “красной гвардии”, как теперь называется всякая вооруженная часть, возбудило тут всякие толки и страхи. Просто забавно слушать, что говорят об этом в последние дни. Комендант и наш отряд, видимо, тоже были смущены, так как вот уже две ночи караул усилен и пулемет привозится с вечера! Хорошо стало доверие одних к другим в нынешнее время.

15/28 марта. Четверг

С ночи стало значительно холоднее, до 12° мороза, день простоял солнечный с ветром. Пилили и кололи дрова усиленно.

16/29 марта. Пятница

Целый день бушевала вьюга, и снега выпало масса. Утром гуляли, а днём поработали с дровами.

17/30 марта. Суббота

 Буря утихла, и день настал ясный и холодный. Утром с трудом очистил дорожку в снегу, а то гулять было тяжело. После завтрака пилил, а дочери кололи дрова. В 8.45 была всенощная, У Алексея кашель, поэтому за последние дни он не выходил на прогулку.

18/31 марта. Воскресенье

Погода поправилась, и день простоял великолепный и тихий. В 111/2 была отслужена обедница. Очень долго пробыли на воздухе; солнце сильно пригревало. После обеда я обыкновенно играю в безик и затем читаю вслух. На днях у меня вышли все 4 безика.

19 марта (3). Понедельник

Погода была прямо идеальная, солнце жгло, и в тени доходило до 4° тепла. Узнал от нашего всегдашнего осведомителя Кирпичникова много интересного о прибывших сюда большевиках из Омска. Долго и много работал.

20 марта. Вторник

Утро было сероватое, около 11 часов выглянуло солнце и день настал такой же, как вчерашний, только еще теплее. После завтрака вышли на балкон и долго пробыли там. На солнце было 21° тепла, а в тени 6°. Копали канавы в саду и пилили, и кололи.

21 марта. Среда

Тоже дивный день. Утром пробыл почти два часа на воздухе, а днём более двух часов. Воздух был очень чист и прозрачен. Вечером трое наших людей, отпущенных месяц тому назад, пришли проститься перед отъездом на родину (Макаров, Михайлов и Конычев).

22 марта. Четверг

Погода простояла серая, но таяло хорошо. Утром слышали со двора, как уезжали из Тобольска тюменьские разбойники-большевики на 15 тройках, с бубенцами, со свистом и с гиканьем. Их отсюда выгнал омский отряд!

23 марта. Пятница

 Очень хороший день, утро было ясное и тёплое. Из открытых окон казарм с 10 часов до 5 часов слышалось пение стрелков и звуки балалайки — от ничегонеделания и скуки! Пробыли всего на воздухе четыре с половиною часа, также и на балконе.

24 марта. Суббота

Чудный день; снег быстро сходит, и почти вся наша мостовая на дворе сухая. Утром и днём много пилил. После чая читал при свете заката до 7 часов. Всенощная началась в 9.45 с поклонением Св. кресту.

[25 марта] Благовещение. Воскресенье

В церковь не попали в такой праздник, встать пришлось рано, так как в 8 часов пришёл батюшка и отслужил обедницу без певчих. Аликс и дочери пели опять без всякой спевки. Погода была неудачная — серая и холодная. Утром гуляли взад и вперед и говорили со стрелками. Днём пилил.

26 марта. Понедельник

Погода была серая, но тёплая. По временам перепадал снежок. Работали и гуляли, как всегда.

27 марта. Вторник.

Сразу наступил холод с северным ветром. День простоял ясный. Вчера начал читать вслух книгу Нилуса об Антихристе, куда прибавлены “протоколы” евреев и масонов — весьма современное чтение.

28 марта. Среда

Отличный солнечный день без ветра. Вчера в нашем отряде произошла тревога под влиянием слухов о прибытии из Екатеринбурга еще красногвардейцев. К ночи был удвоен караул, усилены патрули и высланы на улицу заставы. Говорили о мнимой опасности для нас в этом доме и о необходимости переезда в архиерейский дом на горе. Целый день об этом шла речь в комитетах и прочее, и, наконец, вечером все успокоились, о чём пришёл в 7 часов мне доложить Кобылинский. Даже просили Аликс не сидеть на балконе в течение трёх дней!

29 марта. Четверг

Во время утренней прогулки увидели “чрезвычайного комиссара” Демьянова, кот[орый] со своим помощником Дегтярёвым, в сопровождении коменданта и стрелков, обошёл караульное помещение и сад. Из-за него, т. е. этого Демьянова, и нежелания стрелков пропустить его и загорелся сыр-бор третьего дня. День простоял отличный, солнечный.

30 марта. Пятница

 Что ни день, то новый сюрприз! Сегодня Кобылинский принес полученную им вчера бумагу из Москвы от Центр.[ального] Исполн. [ительного] Комитета к нашему отряду о том, чтобы перевести всех наших, живущих в том доме, к нам и считать нас снова арестованными, как в Ц.[арском] Селе. Сейчас же началось переселение комн[атных] женщин внизу из одной комнаты в другую, чтобы очистить место для вновь прибывающих. У Алексея от кашля заболело в паху, и он пролежал день.

31 марта. Суббота

Он ночь совсем не спал и днём сильно страдал, бедный. Погода была, как нарочно, прелестная и тёплая, снег быстро сходит. Гулял долго. Вещи и мебель из корниловского дома перетащили до завтрака, жильцы уже устроились в новых помещениях. В 8.45 была всенощная.

1 апреля. Воскресенье

 Сегодня отрядным комитетом было постановлено, во исполнение той бумаги из Москвы, чтобы люди, живущие в нашем доме, тоже больше не выходили на улицу, т. е. в город. Поэтому целый день шёл разговор о том, как их разместить в этом, без того переполненном доме, так как должно было переселиться семь человек. Всё это делается так спешно ввиду скорого прибытия нового отряда с комиссаром, который везёт с собой инструкцию. Поэтому наши стрелки, в ограждение себя от возможных нареканий, желают, чтобы те застали у нас строгий режим! В 111/2 часов была отслужена обедница. Алексей пролежал весь день; боли продолжались, но с большими перерывами. Погода была серая, ветреная.

2 апреля. Понедельник

Утром комендант с комиссией из офицеров и двух стрелков обходил часть помещений нашего дома. Результатом этого “обыска” было отнятие шашек у Вали и m-r Gilliard, а у меня — кинжала! Опять Кобылинский объяснил эту меру только необходимостью успокоить стрелков! Алексею было лучше, и с 7 часов вечера он крепко заснул. Погода стояла серая, тихая.

3 апреля. Вторник

Он спал с небольшими перерывами двенадцать часов, болей почти не было. Погода стояла неприятная, шёл мокрый снег, и дул холодный ветер. День прошёл по обыкновению.

4 апреля. Среда

Погода была серая, тихая, около 4 часов вышло солнце. Утром ходил час, а днём гулял и пилил два часа. Алексею лучше, но он устал лежать всё в одном положении; лихорадка, как и вчера, небольшая — 38.4. Вл. Никол. Деревенко находит, что такая темп [ература] необходима, так как она способствует рассасыванию опухоли.

5 апреля. Четверг

Отличный день, полдня у меня окно оставалось открытым. Алексей спал с перерывами, боль по временам беспокоила его, когда он менял положение в постели и садился. Но, в общем, он был весел и разговорчив. Темп[ература] — 37.8. 6 апреля. Пятница Сегодня Алексей больше страдал и спал немного. День стоял отличный; около 5 часов прошёл хороший весенний дождь. Окончил историю Англии Green и начал читать романы Всев. Соловьева.

7 апреля. Суббота

Алексей спал хорошо, боли появлялись гораздо реже. Утро было тёплое и солнечное, а днём с 2 часов пошёл мокрый снег и к вечеру начало морозить. В 9 час. была всенощная, бас пел отличный.

8 апреля. Воскресенье

Двадцать четвертая годовщина нашей помолвки! День простоял солнечный, с холодным ветром, весь снег стаял. В 111/2 была обедница. После нее Кобылинский показал мне телеграмму из Москвы, в которой подтверждается постановление отрядного комитета о снятии мною и Алексеем погон! Поэтому решил на прогулки их не надевать, а носить только дома. Этого свинства я им не забуду! Работал в саду два часа. Вечером начали читать вслух “Волхвы” — тоже Всеволода Соловьёва.

9 апреля. Понедельник

Узнали о приезде чрезвычайного уполномоченного Яковлева из Москвы; он поселился в Корниловском доме. Дети вообразили, что он сегодня придёт делать обыск, и сожгли все письма, а Мария и Анастасия даже свои дневники. Погода была отвратительная, холодная и с мокрым снегом. Алексей себя чувствовал лучше и даже поспал днём часа два-три.

10 апреля. Вторник

В 101/2 часов утра явились Кобылинский с Яковлевым и его свитой. Принял его в зале с дочерьми. Мы ожидали его к 11 часам, поэтому Аликс не была ещё готова. Он вошёл, бритое лицо, улыбаясь и смущаясь, спросил, доволен ли я охраной и помещением. Затем почти бегом зашёл к Алексею, не останавливаясь, осмотрел остальные комнаты и, извиняясь за беспокойство, ушёл вниз. Так же спешно он заходил к другим в остальных этажах. Через полчаса он снова явился, чтобы представиться Аликс, опять поспешил к Алексею и ушёл вниз. Этим пока ограничился осмотр дома. Гуляли по обыкновению; погода стояла переменная, то солнце, то снег.

11 апреля. Среда

День был хороший и сравнительно тёплый. Много сидел на любимой крыше оранжереи, там славно пригревает солнце. Работал у горы и над расчисткой глубокой канавы вдоль внутренней изгороди.

12 апреля. Четверг

После завтрака Яковлев пришёл с Кобылинским и объявил, что получил приказание увезти меня, не говоря, куда? Аликс решила ехать со мною и взять Марию; протестовать не стоило. Оставлять остальных детей и Алексея — больного да при нынешних обстоятельствах — было более чем тяжело! Сейчас же начали укладывать самое необходимое. Потом Яковлев сказал, что он вернется обратно за О.[льгой], Т.[атьяной], Ан.[астасией] и А.[лексеем] и что, вероятно, мы их увидим недели через три. Грустно провели вечер; ночью, конечно, никто не спал.

13 апреля. Пятница

В 4 часа утра простились с дорогими детьми и сели в тарантасы: я — с Яковлевым, Аликс — с Марией, Валя — с Боткиным. Из людей с нами поехали: Нюта Демидова, Чемодуров и Седнев, 8 стрелков и конный конвой (Красной Армии) в 10 человек. Погода была холодная с неприятным ветром, дорога очень тяжёлая и страшно тряская от подмерзшей колеи. Переехали Иртыш через довольно глубокую воду. Имели четыре перепряжки, сделав в первый день 130 верст. На ночлег приехали в село Иевлево. Поместили в большом чистом доме; спали на своих койках крепко.

14 апреля. Суббота

Встали в 4 часа, так как должны были ехать в 5 часов, но вышла задержка, пот[ому] что Яковлев разоспался и, кроме того, он ожидал потерянный пакет. Перешли Тобол пешком по доскам, только у другого берега пришлось переехать сажень 10 на пароме. Познакомились с помощником Яковлева — Гузаковым, кот[орый] заведовал всей охраной пути до Тюмени. День настал отличный и очень тёплый, дорога стала мягче; но всё-таки трясло сильно, и я побаивался за Аликс. В открытых местах было очень пыльно, а в лесах грязно. В селе Покровском (4) была перепряжка, долго стояли как раз против дома Григория и видели всю его семью, глядевшую в окна. Последняя перепряжка была в селе Борки. Тут у Е. С. Ботк[ина] сделались сильные почечные боли, его уложили в доме на полтора часа, и затем он отправился вперед не торопясь. Мы пили чай и закусывали с нашими людьми и стрелками в здании сельского училища. Последний перегон сделали медленно и со всякими мерами военных предосторожностей. Прибыли в Тюмень в 91/4 при красивой луне с целым эскадроном, окружившим наши повозки при въезде в город. Приятно было попасть в поезд, хотя и не очень чистый; сами мы и наши вещи имели отчаянно грязный вид. Легли спать в 10 часов не раздеваясь, я — над койкой Аликс, Мария и Нюта в отделении рядом.

15 апреля. Воскресенье

Все выспались основательно. По названиям станций догадались, что едем по направлению на Омск. Начали догадываться: куда нас повезут после Омска? На Москву или на Владивосток? Комиссары, конечно, ничего не говорили. Мария часто заходила к стрелкам — их отделение было в конце вагона, тут помещалось четверо, остальные в соседнем вагоне. Обедали на остановке, на станции Вагай в 11 часов очень вкусно. На станциях завешивали окна, так как по случаю праздника народу было много. После холодной закуски с чаем легли спать рано.

16 апреля. Понедельник

Утром заметили, что едем обратно. Оказалось, что в Омске нас не захотели пропустить! Зато нам было свободнее, даже гуляли два раза, первый раз вдоль поезда, а второй — довольно далеко в поле вместе с самим Яковлевым. Все находились в бодром настроении.

17 апреля. Вторник

 Тоже чудный тёплый день. В 8.40 прибыли в Екатеринбург. Часа три стояли у одной станции. Происходило сильное брожение между здешними и нашими комиссарами. В конце одолели первые, и поезд перешёл к другой — товарной станции. После полуторачасового стояния вышли из поезда. Яковлев передал нас здешнему областному комиссару, с кот[орым] мы втроем сели в мотор и поехали пустынными улицами в приготовленный для нас дом — Ипатьева. Мало-помалу подъехали наши и также вещи, но Валю не впустили. Дом хороший, чистый. Нам были отведены четыре большие комнаты: спальня угловая, уборная, рядом столовая с окнами в садик и с видом на низменную часть города и, наконец, просторная зала с аркою без дверей. Долго не могли раскладывать своих вещей, так как комиссар, комендант и караульный офицер всё не успевали приступить к осмотру сундуков. А осмотр потом был подобный таможенному, такой строгий, вплоть до последнего пузырька походной аптечки Аликс. Это меня взорвало, и я резко высказал своё мнение комиссару. К 9 часам, наконец, устроились. Обедали в 41/2 из гостиницы, а после приборки закусили с чаем. Разместились след[ующим] образом: Аликс, Мария и я втроём в спальне, уборная общая, в столовой — Н. Демидова, в зале — Боткин, Чемодуров и Седнев. Около подъезда комната кар[аульного] офицера. Караул помещался в двух комнатах около столовой. Чтобы идти в ванную и W. С., нужно было проходить мимо часового у дверей кар[аульного] помещения. Вокруг дома построен очень высокий досчатый забор в двух саженях от окон; там стояла цепь часовых, в садике тоже.

18 апреля. Среда

Выспались великолепно. Пили чай в 9 часов. Аликс осталась лежать, чтобы отдохнуть от всего перенесенного. По случаю 1 мая слышали музыку какого-то шествия. В садик сегодня выйти не позволили! Хотелось вымыться в отличной ванне, но водопровод не действовал, а воду в бочке не могли привезти. Это скучно, так как чувство чистоплотности у меня страдало. Погода стояла чудная, солнце светило ярко, было 15° в тени, дышал воздухом в открытую форточку.

19 апреля. Четверток великий

День простоял отличный, ветреный, пыль носилась по всему городу, солнце жгло в окна. Утром читал книгу Аликс “La sagesse et la destinee” Maeterlinck. Позже продолжал чтение Библии. Завтрак принесли поздно — в 2 часа. Затем все мы, кроме Аликс, воспользовались разрешением выйти в садик на часок. Погода сделалась прохладнее, даже было несколько капель дождя. Хорошо было подышать воздухом. При звуке колоколов грустно становилось при мысли, что теперь Страстная и мы лишены возможности быть на этих чудных службах и, кроме того, даже не можем поститься. До чая имел радость основательно вымыться в ванне. Ужинали в 9 часов. Вечером все мы, жильцы четырех комнат, собрались в зале, где Боткин и я прочли по очереди 12 Евангелий, после чего легли.

20 апреля. Пяток великий

За ночь стало гораздо холоднее; вместо дождя перепадал изредка снег, но стаивал сейчас же. Солнце показывалось по временам. Двое суток почему-то наш караул не сменялся. Теперь его помещение устроено в нижнем этаже, что для нас безусловно удобнее — не приходится проходить перед всеми в W. С. или ванную и больше не будет пахнуть махоркой в столовой. Обед очень запоздал из-за предпраздничного наплыва в город жизненных припасов; сели за него в 31/2 ч. Потом погулял с Марией и Боткиным полчаса. Чай пили в 6 час. По утрам и вечерам, как все эти дни здесь, читал соответствующие Св. Евангелия вслух в спальне. По неясным намекам нас окружающих можно понять, что бедный Валя не на свободе и что над ним будет произведено следствие, после которого он будет освобожден! И никакой возможности войти с ним в какое-либо сношение, как Боткин ни старался. Отлично поужинали в 91/2 час.

21 апреля. Великая суббота

Проснулись довольно поздно; день был серый, холодный, со снежными шквалами. Всё утро читал вслух, писал по несколько строчек в письма дочерям от Аликс и Марии и рисовал план этого дома. Обедали в час с 1/2. Погуляли 20 минут. По просьбе Боткина, к нам впустили священника и дьякона в 8 час. Они отслужили заутреню скоро и хорошо; большое было утешение помолиться хоть в такой обстановке и услышать “Христос воскресе”. Украинцев, помощник коменданта, и солдаты караула присутствовали. После службы поужинали и легли рано.

22 апреля. Светлое Христово воскресение

Весь вечер и часть ночи слышен был треск фейерверка, кот[орый] пускали в разных частях города. Днём стоял мороз около 3°, и погода была серая. Утром похристосовались между собою и за чаем ели кулич и красные яйца, — пасхи не могли достать. Обедали и ужинали в своё время. Гуляли полчаса. Вечером долго беседовали с Украинцевым у Боткина (5).

23 апреля. Понедельник

 Встали поздно морозным серым утром. Второй раз взаперти провели именины дорогой Аликс, но этот раз не всей семьей. Узнали от коменданта, что Алексей уже выходил на воздух пять дней тому назад — слава Богу! Гуляли и при солнце и при (снежной — РН) крупе. Мороз держался около 3-4°. Перед обедом хотели затопить камин в столовой, но повалил такой дым, что пришлось загасить огонь, а в комнатах стало прохладно.

24 апреля. Вторник

День простоял лучше и немного теплее. Сегодня довольствие получили из собрания, но какого, не знаю? И обед и ужин опоздали на час. Гуляли подольше, так как было солнце. Авдеев (6), комендант, вынул план дома, сделанный мною для детей третьего дня на письме, и взял его себе, сказав, что этого нельзя посылать! Вечером выкупался в ванне. Поиграл с Аликс в безик.

25 апреля. Среда

Встали к 9 час. Погода была немного теплее — до 5°. Сегодня заступил караул, оригинальный и по свойству и по одежде. В составе его было несколько бывших офицеров, и большинство солдат были латыши, одетые в разные куртки, со всевозможными головными уборами. Офицеры стояли на часах с шашками при себе и с винтовками. Когда мы вышли гулять, все свободные солдаты тоже пришли в садик смотреть на нас; они разговаривали по-своему, ходили и возились между собой. До обеда я долго говорил с бывшим офицером, уроженцем Забайкалья; он рассказывал о многом интересном, также и маленький кар[аульный] начальник, стоявший тут же — этот был родом из Риги. Украинцев принёс нам первую телеграмму от Ольги перед ужином. Благодаря всему этому в доме почувствовалось некоторое оживление. Кроме того, из дежур[ной] комнаты раздавались звуки пения и игры на рояле, кот[орый] был на днях перетащен туда из нашей залы. Еда была отличная и обильная и поспевала вовремя.

26 апреля. Четверг

Сегодня около нас, т. е. в деж[урной] комнате и в карауле, происходило с утра какое-то большое беспокойство, всё время звонил телефон. Украинцев отсутствовал весь день, хотя был дежурный. Что такое случилось, нам, конечно, не сказали; может быть, прибытие сюда какого-нибудь отряда привело здешних в смущение! Но настроение караульных было весёлое и очень предупредительное. Вместо Украинцева сидел мой враг — “лупоглазый”, кот[орый] должен был выйти гулять с нами. Он всё время молчал, так как с ним никто не говорил. Вечером, во время безика, он привел другого типа, обошёл с ним комнаты и уехал.

27 апреля. Пятница

В 81/2 должны были встать и одеться, чтобы принять вчерашнего заместителя коменданта, передавшего нас новому — с добрым лицом, напоминающим художника. Утром шёл густой снег, а днём вышло солнце. Гулять было хорошо. После чаю опять приехал “лупоглазый” и спрашивал каждого из нас, сколько у кого денег? Затем он попросил записать точно цифры и взял с собою лишние деньги от людей для хранения у казначея Областного Совета! Пренеприятная история. За вечерней игрой добрый маленький кар[аульный] начальник сидел с нами, следил за игрой и много разговаривал.

28 апреля. Суббота

Сегодня неприятностей не было. Погода была потеплее, гуляли два раза. Познакомились с новым комендантом № 5. Получили телеграмму из Тобольска, там всё хорошо, письма наши доходят. Когда они приедут сюда, не знаем. До 91/2 вечера ожидали ужина. Играл в безик.

29 апреля. Воскресенье

Хорошая солнечная погода, довольно прохладная. В эту ночь караульный начальник отлучался часа на три, чтобы потанцовать на балу! Поэтому он весь день ходил смешной и сонный. Аликс просидела в садике на скамейке во время нашей прогулки. Обед и ужин были принесены вовремя.

30 апреля. Понедельник

День простоял отличный, безоблачный. Утром погуляли час. Обед бессовестно опоздал — вместо часа его принесли в 31/2! Поэтому вторично вышли гулять около 4 час. только. Какая-то старуха, а затем мальчик лезли к забору — смотреть на нас через щель; их всячески отгоняли, но все при этом смеялись. Поганец Авдеев приходил в сад, но держался вдали. Ужинали в 81/2 час. Днём много читал вслух хорошие рассказы Лейкина “Неунывающие россияне”. Вечером — безик с Аликс.

1 мая. Вторник

Были обрадованы получением писем из Тобольска; я получил от Татьяны. Читали их друг у друга всё утро. Погода стояла отличная, тёплая. К полудню сменился караул из состава той же особой команды фронтовиков — русских и латышей. Кар[аульный] начальник — представительный молодой человек. Сегодня нам передали через Боткина, что в день гулять разрешается только час; на вопрос: почему? исп. долж[ность] коменданта ответил: “Чтобы было похоже на тюремный режим”. Еда была вовремя. Нам купили самовар — по крайней мере, не будем зависеть от караула. Вечером во время игры имел четыре безика.

2 мая. Среда

Применение “тюремного режима” продолжалось и выразилось тем, что утром старый маляр закрасил все наши окна во всех комнатах известью. Стало похоже на туман кот[орый] смотрится в окна. Вышли гулять в 31/2, а в 4.10 нас погнали домой. Ни одного лишнего солдата в саду не было. Караульный начальник с нами не заговаривал, так как всё время кто-нибудь из комиссаров находился в саду и следил за нами, за ним и за часовым! Погода была очень хорошая, а в комнатах стало тускло. Одна столовая выиграла, так как ковёр снаружи окна сняли! У Седнева простуда с лихорадкой.

3 мая. Четверг

День простоял серый, но тёплый. В комнатах, особенно наших двух, ощущалась сырость; воздух, входивший через форточку, был теплее комнатного. Научил Марию играть в трик-трак. У Седнева лихорадка меньше, но он пролежал весь день. Гуляли днём ровно час. Порядок в карауле значительно прибавился, больше шляющихся в саду при нас не было. Днём получили от Эллы из Перми кофе, пасхальные яйца и шоколад. Электричество в столовой погасло, ужинали при двух свечках, вставленных в банки. В зале тоже не всё горело. Принял ванну после Марии в 71/2 час.

4 мая. Пятница

Целый день шёл дождь. Узнали, что дети выехали из Тобольска, но когда, Авдеев не сказал. Он же днём открыл дверь в запертую комнату, предназначенную нами для Алексея. Она оказалась большою и светлее, чем мы полагали, так как имеет два окна; наша печка хорошо её отапливает. Гуляли полчаса из-за дождя. Еда была обильная, как всё это время, и поспевала в своё время. Комендант, его помощ[ник], кар[аульный] нач[альник] и электротехники бегали по всем помещениям, исправляя провода, но тем не менее ужинали в темноте.

5 мая. Суббота

 Погода стояла сырая и дождливая. Свет в комнатах тусклый и скука невероятная! Во время игры с Марией у меня вышел настоящий трик-трак, — так же редко, как четыре безика. Гуляли полчаса днём. Ужина дожидались с 8 до 9 час. Электрическое освещение в столовой поправили, а в зале ещё нет.

6 мая. Воскресенье

 Дожил до 50 лет, даже самому странно! Погода стояла чудная, как на заказ. В 111/2 тот же батюшка с диаконом отслужил молебен, что было очень хорошо. Прогулялся с Марией до обеда. Днём посидели час с четвертью в саду, грелись на тёплом солнце. Не получаем никаких известий от детей и начинаем сомневаться, выехали ли они из Тобольска?

7 мая. Понедельник

Спокойный день с хорошей погодой. Утром погуляли полчаса, а днём полтора. Сменился караул. Вчера начал читать вслух книгу Аверченко “Синее с золотом”. До ужина принял ванну. Вечером электр [ическое] освещение опять пошаливало; пока Седнев исправлял его, играли в безик при свете огарка в банке.

8 мая. Вторник

Утром слышали гром; в стороне от города прошла [гроза], но у нас было несколько ливней. Читал до обеда 4-ю часть “Войны и мир”, которую не знал раньше. Погулял час с Марией. Авдеев предложил нам осмотреть две комнаты рядом со столовой; караул теперь помещен в подвальном этаже. Более получаса ожидали обед и ужин. Получили поздрав[ительную] телегр[амму] от Ольги к 6-му мая (7). 9 мая. Среда Полуясный день с несколькими дождями. И Мария и я зачитывались “Войной и миром”, а перед чаем увлекались в трик-трак. Гуляли час. Всё ещё не знаем, где находятся дети и когда они все прибудут? Скучная неизвестность!

10 мая. Четверг

Утром нам в течение одного часа последовательно объявляли, что дети в нескольких часах от города, затем что они приехали на станцию и, наконец, что они прибыли к дому, хотя их поезд стоял здесь с 2 час. ночи! Огромная радость была увидеть их снова и обнять после четырехнедельн[ой] разлуки и неопределенности. Взаимным расспросам и ответам не было конца. Очень мало писем дошло до них и от них. Много они, бедные, перетерпели нравственного страдания и в Тобольске и в течение трёхдневного пути. За ночь выпал снег и лежал целый день. Из всех прибывших с ними впустили только повара Харитонова и племянника Седнева. Днём вышли минут на 20 в сад — было холодно и отчаянно грязно. До ночи ожидали привоза с вокзала кроватей и нужных вещей, но напрасно, и всем дочерям пришлось спать на полу. Алексей ночевал на койке Марии. Вечером, как нарочно, он ушиб себе колено и всю ночь сильно страдал и мешал нам спать.

11 мая. Пятница

С утра поджидали впуска наших людей из Тобольска и привоза остального багажа. Решил отпустить моего старика Чемодурова для отдыха и вместо него взять на время Труппа. Только вечером дали ему войти и Нагорному, и полтора часа их допрашивали и обыскивали у коменданта в комнате. Хотя мы все сидели вместе в спальне, я много читал; начал “Неоконченную повесть” Апухтина.

12 мая. Суббота

Спали все хорошо, кроме Алексея, кот[орого] вчера под вечер перенесли в его комнату. Боли у него продолжались сильные, стихая периодически. Погода вполне соответствовала общему нашему настроению, шёл мокрый снег при 3° тепла. Вели переговоры через Евг.[ения] С.[ергеевича] с председат [елем] Областного Совета о впуске к нам m-r Gilliard. Дети разбирали некоторые свои вещи после невообразимо продолжительного осмотра их в ком [ендантской] комнате. Гуляли минут 20. Ужин опоздал почти на час.

13 мая. Воскресенье

Спали отлично, кроме Алексея. Боли у него продолжались, но с большими промежутками. Он пролежал в кровати в нашей спальне. Службы не было. Погода была та же, снег лежал на крышах. Как все последние дни, В. Н. Деревенко приходил осматривать Алексея; сегодня его сопровождал чёрный господин, в кот[ором] мы признали врача. После короткой прогулки зашли с ком[ендантом] Авдеевым в сарай, в кот[орый] свезен весь наш большой багаж. Осмотр некоторых открываемых сундуков продолжался. Начал читать сочинения Салтыкова (Щедрина) из шкафа хозяина дома. Вечером поиграли в безик.

14 мая. Понедельник.

Погода простояла тёплая. Много читал. Алексею, в общем, было полегче. Погуляли днём час. После чаю Седнева и Нагорного вызвали для допроса в Обл[астной] Совет. Вечером продолжался осмотр вещей дочерей при них. Часовой под нашим окном выстрелил в наш дом, потому что ему показалось, будто кто-то шевелился у окна (после 10 час. вечера) — по-моему, просто баловался с винтовкой, как всегда часовые делают.

15 мая. Вторник

Сегодня месяц нашему пребыванию здесь. Алексею всё по-прежнему (тяжело — РН), — только промежутки отдыха были больше. Погода была жаркая, душная, а в комнатах прохладно. Обедали в 2 часа. Гуляли и сидели в садике час с 1/4. Аликс стригла мне волосы удачно.

16 мая. Среда

 День стоял отличный. Погуляли утром и днём долго и грелись на солнце. Алексею было лучше. Вл. Ник. ему сделал гипсовую повязку. Ужинали в 8 час. при дневном свете. Аликс легла пораньше, из-за мигрени. О Седневе и Нагорном ни слуха ни духа!

17 мая. Четверг

Очень тёплый день. Всё утро, после уборки комнат, зачитывались книгами до обеда. Еда приходила аккуратно. Алексей был гораздо спокойнее, боли у него были только к вечеру недолго. Гуляли перед чаем. Купался до ужина.

18 мая. Пятница

Ночью шёл дождь и днём тоже. Начал читать второй том Салтыкова “Господа Головлёвы”. В комнатах было серо и скучно. Гуляли полчаса. Перед окнами Алексея забор ещё приподняли.

19 мая. Суббота Погода была серая и тёплая. Читал всё утро. Гуляли час с минутами до чая. У Алексея болей почти не было. Зелень понемногу подвигается. Ужин опять принесли за два часа — Харитонов его разогрел к 8 час. Поиграл с Марией в трик-трак.

20 мая. Воскресенье

В 11 час. у нас была отслужена обедница; Алексей присутствовал, лёжа в кровати. Погода стояла великолепная, жаркая. Погуляли после службы и днём до чая. Несносно сидеть так взаперти и не быть в состоянии выйти в сад когда хочется, и провести хороший вечер на воздухе! Тюремный режим!

21 мая. Понедельник.

Чудный тёплый день. Гуляли два раза. Внизу в кар [аульном] помещении снова был выстрел; комендант пришёл справиться, не прошла ли пуля через пол? У Алексея совсем не было болей; как всегда, он проводит день в постели в нашей комнате. Окончил второй том Салтыкова. Вечером играли в безик.

22 мая. Вторник

Жара и духота в комнатах. Гуляли только днём. Около 5 часов прошла сильная гроза и другая вечером. Алексею гораздо лучше, и колено очень уменьшилось в объёме. У меня болели ноги и поясница. И спал плохо.

23 мая. Среда

Перевели часы на два часа вперёд. Сегодня Алексей оделся и был вынесен на воздух парадным ходом. Погода стояла чудная. Аликс и Татьяна посидели с ним полтора часа. Гуляли в садике в своё время. У меня самочувствие было кислое. Легли спать, когда ещё было светло.

24 мая. Четверг

Весь день страдал болями от гем[орроидальных] шишек, поэтому ложился на кровать, потому что удобнее прикладывать компрессы. Аликс с Алексеем пробыли полчаса на воздухе, а мы после них час. Погода стояла чудная.

25 мая. Пятница

 День рождения дорогой Аликс провел в кровати с сильными болями в ногах и в др[угих] местах. Следующие два дня стало лучше, мог есть, сидя в кресле (8).

27 мая. Воскресенье

Наконец, встал и покинул койку. День был летний. Гуляли в две очереди: Аликс, Алексей, Ольга и Мария до обеда; я, Татьяна и Анастасия до чая. Зелень очень хорошая и сочная, запах приятный. Читаю с интересом 12-й т[ом] Салтыкова: “Пошехонская старина”.

28 мая. Понедельник

Очень тёплый день. В сарае, где находятся наши сундуки, постоянно открывают ящики и вынимают разные предметы и провизию из Тобольска. И при этом без всякого объяснения причин. Всё это наводит на мысль, что понравившиеся вещи очень легко могут увозиться по домам и, стало быть, пропасть для нас! Омерзительно! Внешние отношения также за последние недели изменились: тюремщики стараются не говорить с нами, как будто им не по себе, и чувствуется как бы тревога или опасение чего-то у них. Непонятно!

29 мая. Вторник

Дорогой Татьяне минул 21 год! С ночи дул сильный ветер и прямо в форточку, благодаря чему воздух в нашей спальне был, наконец, чист и довольно прохладный. Много читали. Гуляли опять в две очереди. К завтраку Харитонов подал компот, к большой радости всех. Вечером, по обыкновению, безик.

31 мая. Вознесение

Утром долго, но напрасно ожидали прихода священника для совершения службы; все были заняты по церквам. Днём нас почему-то не выпускали в сад. Пришёл Авдеев и долго разговаривал с Евг. Серг. По его словам, он и Областной Совет опасаются выступлений анархистов и поэтому, может быть, нам предстоит скорый отъезд, вероятно — в Москву! Он просил подготовиться к отбытию. Немедленно начали укладываться, но тихо, чтобы не привлекать внимания чинов караула, по особой просьбе Авдеева. Около 11 час. вечера он вернулся и сказал, что ещё останемся несколько дней. Поэтому и на

1 июня

 мы остались по-бивачному, ничего не раскладывая. Погода простояла хорошая; прогулка состоялась, как всегда, в две очереди. Наконец, после ужина Авдеев, слегка навеселе, объявил Боткину, что анархисты схвачены и что опасность миновала и наш отъезд отменён! После всех приготовлений даже скучно стало! Вечером поиграли в безик.

3 июня. Воскресенье

Опять службы у нас не было. Всю эту неделю читал и сегодня окончил историю “Имп. Павла I” Шильдера — очень интересно. Всё поджидаем Седнева и Нагорного, кот[орых] нам обещали выпустить сегодня.

5 июня. Вторник

 Дорогой Анастасии минуло уже 17 лет. Жара и снаружи и внутри была великая. Продолжаю чтение Салтыкова III тома — занимательно и умно. Гуляли всей семьей перед чаем. Со вчерашнего (дня — РН) Харитонов готовит нам еду, провизию приносят раз в два дня. Дочери учатся у него готовить и по вечерам месят муку, а по утрам пекут и хлеб! Недурно!

9 июня. Суббота

Последние дни погода стояла чудная, но очень жаркая; в наших комнатах духота была большая. Особенно по ночам. По письменной просьбе Боткина, нам разрешили полуторачасовые прогулки. Сегодня во время чая вошло 6 человек, вероятно — Областного Совета, посмотреть, какие окна открыть? Разрешение этого вопроса длится около двух недель! Часто приходили разные субъекты и молча при нас оглядывали окна. Аромат от всех садов в городе удивительный.

10 июня. Троицын день

 Ознаменовался разными событиями: у нас утром открыли одно окно, Евг. Серг. заболел почками и очень страдал, в 111/2 была отслужена настоящая обедня и вечерня, и в конце дня Аликс и Алексей ужинали с нами в столовой. Кроме того, гуляли два часа! День стоял великолепный. Оказывается, что вчерашние посетители были комиссары из Петрограда. Воздух в комнате стал чистый, к вечеру даже и прохладнее.

12 июня. Вторник.

Вчерашний и сегодняшний день были изумительно жаркие. В комнатах тоже, несмотря на открытое всё время окно! Гуляли днём два часа. За обедом прошло две сильных грозы, освежившие воздух! Евг. Серг. гораздо лучше, но он ещё лежит.

14 июня. Четверг

Нашей дорогой Марии минуло 19 лет. Погода стояла та же тропическая, 26° в тени, а в комнатах 24°, даже трудно выдержать! Провели тревожную ночь и бодрствовали одетые...(9) Всё это произошло от того, что на днях мы получили два письма, одно за другим, в кот[орых] нам сообщали, чтобы мы приготовились быть похищенными какими-то преданными людьми! Но дни проходили, и ничего не случилось, а ожидание и неуверенность были очень мучительны.

21 июня. Четверг

 Сегодня произошла смена комендантов — во время обеда пришли Белобородов (10) и др. и объявил, что вместо Авдеева назначается тот, кот[орого] мы принимали за доктора — Юровский (11). Днём до чая он со своим помощником составляли опись золотым вещам — нашим и детей; большую часть (кольца, браслеты и пр.) они взяли с собой. Объяснили тем, что случилась неприятная история в нашем доме, упомянули о пропаже наших предметов. Так что убеждение, о кот[ором] я писал 28 мая, подтвердилось. Жаль Авдеева, но он виноват в том, что не удержал своих людей от воровства из сундуков в сарае.

23 июня. Суббота

Вчера комендант Ю[ровский] принес ящичек со всеми взятыми драгоценностями, просил проверить содержимое и при нас запечатал его, оставив у нас на хранение. Погода стала прохладнее, и в спальне легче дышалось. Ю[ровский] и его помощник начинают понимать, какого рода люди окружали и охраняли нас, обворовывая нас. Не говоря об имуществе — они даже удерживали себе большую часть из приносимых припасов из женского монастыря. Только теперь, после новой перемены, мы узнали об этом, потому что всё количество провизии стало попадать на кухню. Все эти дни, по обыкновению, много читал; сегодня начал VII том Салтыкова. Очень нравятся мне его повести, рассказы и статьи. День был дождливый, погуляли полтора часа и воротились домой сухими.

25 июня. Понедельник

Наша жизнь нисколько не изменилась при Ю[ровском]. Он приходит в спальню проверять целость печати на коробке и заглядывает в открытое окно. Сегодня всё утро и до 4 час. проверяли и исправляли электр[ическое] освещение. Внутри дома на часах стоят нов[ые] латыши, а снаружи остались те же — частью солдаты, частью рабочие! По слухам, некоторые из авдеевцев сидят уже под арестом! Дверь в сарай с нашим багажом запечатана. Если бы это было сделано месяц тому назад! Ночью была гроза, и стало ещё прохладнее.

28 июня. Четверг

 Утром около 101/2 час. к открытому окну подошло трое рабочих, подняли тяжелую решетку и прикрепили ее снаружи рамы — без предупреждения со стороны Ю [ровского]. Этот тип нам нравится все менее! Начал читать VIII том Салтыкова.

30 июня. Суббота

 Алексей принял первую ванну после Тобольска; колено его поправляется, но совершенно разогнуть его он не может. Погода тёплая и приятная. Вестей извне никаких не имеем.



ПРИМЕЧАНИЯ:

  • 1. Деда Николая II императора Александра II.
  • 2. Годовщина отречения Николая II от престола.
  • 3. Далее датировка записей ведется только по старому стилю.
  • 4. Григорий Распутин был родом из этого села.
  • 5. На этой странице дневника был нарисован план дома, в котором содержался под стражей последние дни жизни Николай II и его семья. Здесь же надпись его рукою: “Дом Ипатьева в Екатеринбурге“.
  • 6. Воспоминания Авдеева “Николай Романов в Тобольске и Екатеринбурге“ были опубликованы в журнале “Красная новь“ (1928. № 5).
  • 7. День рождения Николая II.
  • 8. Далее каждодневный характер записей нарушается. Нет записей и за три последние дня жизни (с 1/14 по 3/16 июля)
  • 9. Многоточие в подлиннике.
  • 10. Председатель Уральского облисполкома.
  • 11. Сотрудник Чрезвычайной комиссии.