Гросул Владислав Якимович/Образование СССР (1917–1924 гг.)/Движение на местах

< Гросул Владислав Якимович | Образование СССР (1917–1924 гг.)
Версия от 13:19, 7 января 2010; Каа (Обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)


ДВИЖЕНИЕ НА МЕСТАХ

Работа Комиссии 6 октября проходила, однако, не в келейных условиях. Она тесно была связана с общим движением за создание СССР, движением, конечно, организованным, но, тем не менее, заслуживающим самостоятельного изучения. В каждой республике, при всех общих чертах этого движения, были и свои особенности и при внимательном исследовании сохранившихся документов можно заметить определенные нюансы не характерные для других республик. Очень сложные национальные отношения в Закавказье, все-таки удалось заметно урегулировать и в этом результате нельзя не видеть особой роли компартии. Еще 14 апреля 1921 г. в письме к коммунистам Кавказа В. И. Ленин подчеркивал: «Горячо приветствуя Советские республики Кавказа, я позволяю себе выразить надежду, что их тесный союз создаст образец национального мира, невиданного при буржуазии и невозможного в буржуазном строе»[1].

У каждой закавказской республики были свои проблемы и свои преимущества. Мы уже кратко останавливались на положении в Грузии, в связи с так называемым «грузинском делом». Обратимся к ее соседке Армении. Маленькой Армении в 1918–1920 гг. пришлось вынести две войны с Турцией и два вооруженных конфликта-с Азербайджаном и Грузией, которые вполне могут быть названы войнами. По Батумскому договору летом 1918 г. территория Армении была ограничена лишь Эриванским и Эчмиадзинским уездами. Во время второй армяно-турецкой войны Армения оказалась на грани катастрофы, поскольку турецкие войска подошли вплотную к Эриваню. 18 ноября 1920 г. армянское дашнакское правительство вынуждено было заключить перемирие, а через 11 дней, 29 ноября в Армении устанавливается Советская власть. Советская власть была для Армянской республики спасением, поскольку обеспечила поддержку Советской России[2]. Граница Армении и Турции была определена Советско-турецким договором, подписанным 16 марта 1921 г. Вообще, благодаря Советской власти крупные кровавые конфликты в Закавказье прекратились. Армянский народ это прекрасно осознавал. Без учета этих событий, невозможно понять настроения в Армении, где народ хотел успокоения и элементарной охраны личности. Поэтому соответствующие резолюции, принятые на съездах уездных и городских советов были, несомненно, искренними и отражали настроения большинства.

В ноябре 1922 г. состоялся II съезд Советов Эриванского уезда, на котором доклад о Союзе Советских Социалистических республик сделал секретарь ЦК Компартии Армении Г. Меграбян. По этому докладу 27 ноября была принята резолюция, где, среди прочего можно прочитать: «Съезд находит, что только тесный союз советских республик даст быстрое их возрождение и успешное строительство Великой Советской Федерации, Да здравствует Великая Советская Федерация!» Через несколько дней, 30 ноября подобную резолюцию принимает II съезд Каркалисского уезда Армении. Съезд послал приветствие Союзному Совету Закавказской Федерации и просил в нем «ускорить окончательное осуществление идеи союза вхождением Закавказской Федерации в единую федерацию советских республик в полной уверенности, что недалек день, когда союз федеративных республик станет совершившимся фактом». В тот же день приветствие Союзному Совету Закавказской Федерации посылает и Эриванский городской совет, подписанное председателем Горсовета Д. Тер-Симоняном. В нем писалось: «Эриванский Горсовет выражает непоколебимую уверенность в победе объединенных в одну общую революционную семью трудящихся Закавказья и убежден, что путь общего строительства идет через союз советских республик»[3].

Конечно, эти съезды Советов были организованы партийными органами Армении, а также Заккрайкомом, но они явно не писались под копирку и не встречали противодействия участников этих съездов. Да и сами резолюции по своим формулировкам отличались, свидетельствуя о самостоятельной работе их составителей. Подобные же съезды прошли в то время и в Азербайджане. Азербайджанский народ тоже прошел через полосу серьезнейших испытаний.

Еще 31 октября (13 ноября) 1917 г. Бакинский совет первым в Закавказье вынес постановление о переходе власти к Совету. Вскоре образовалась первая в Закавказье Советская республика. Но летом 1918 г. под напором внутренних и внешних ее противников Советская власть в Баку и других районах Азербайджана пала. Восстановлена она была в условиях армяно-азербайджанского конфликта 1919–1920 гг. и, как и в Армении принесла мир, положив конец массовым убийствам[4].

В конце ноября 1922 г. состоялся съезд Советов Сальянского уезда Азербайджана. Из 85 его участников членами компартии было 25 человек, остальные 60-беспартийные. Съезд приветствовал весть об объединении закавказских республик. Вскоре подобный же съезд прошел и в Нухинском уезде Азербайджана. Интересно, что почетными председателями съезда были избраны Ленин, Нариманов и Агамали оглы. Последний вступил в компартию только в 1920 гг., но в 1922 г. избирается Председателем ЦИК Азербайджана[5]. На этом съезде присутствовал 81 делегат и доклад о федерации советских республик сделал Г. Г. Султанов, входивший в апреле 1920 г. в состав Революционного комитета Азербайджана, возглавившего восстание против мусаватского правительства. Доклад Султанова был единодушно одобрен. То есть федерация советских республик на этом съезде была поддержана[6]. Однако в резолюции не говорилось о какой федерации идет речь. В резолюции Сальянского уезда шла речь о Закавказской республике. Здесь же говорилось о федерации в целом. Но такие формулировки, отнюдь, не свидетельствуют об отрицании создания СССР в Азербайджане. Известно, например, что Бакинский горсовет принял решение, одобрявшее образование СССР[7].

Что касается Грузии, где ситуация была сложнее чем в других закавказских республиках, то и там были собрания в поддержку создания СССР. Еще 10 ноября была принята резолюция III съезда профсоюзов Абхазии о текущем моменте. Среди прочего, там прямо писалось о том, что идея создания единого и мощного Союза Советских Социалистических Республик «назрела и вполне осознана трудящимися Закавказья». В этой резолюции выражалась уверенность в проведении в жизнь в кратчайший срок идеи создания союза на договорных началах, в который войдут РСФСР, Украина, Белоруссия и Закавказская Федерация. Несколькими днями позднее подобную резолюцию принимает на своем собрании комсомольская организация г. Ахалциха Грузинской ССР. Как там писалось, резолюция был принята единогласно и она содержала призыв к срочному проведению в жизнь идеи союза советских республик с тем, «чтобы навсегда покончить с тщательно культивируемыми меньшевиками и дашнаками национальными перегородками»[8].

Несколько позднее, 26 ноября 1922 г. на своем собрании трудящиеся Драндской волости Гумистинского уезда Абхазии также принимают свою резолюцию о поддержке политики Компартии «в смысле создания союза советских республик. Одновременно с этим клеймим позором тех, которые агитируют против такой политики!»[9] В этой волости, довольно далекой от Тифлиса видимо знали о борьбе вокруг создания СССР, хотя кто проводил агитацию против создания СССР ими не назывались. Вряд ли речь шла о руководителях грузинской компартии, видимо были другие силы противные идее создания союза республик. В другой автономной республике, тоже входившей в состав Грузии, Аджарии, поддержка создания союза республик была получена на собраниях рабочих главного города автономии Батума – металлистов, строителей, грузчиков, народного питания, транспортников. Речь шла о собраниях, на которых рабочие «с громадным воодушевлением вынесли резолюции о необходимости создания союза совреспублик».

Поступила информация и из грузинского города Душета, где, как в ней сообщалось 3 декабря в тифлисской газете «Заря Востока», состоялся многолюдный митинг рабочих служащих и красноармейцев, на котором также принимается резолюция в поддержку союза РСФСР, Украины, Белоруссии и Закавказской Федерацию. В самом Тифлисе 4 декабря 1922 г. состоялся Пленум Тифлисского Совета рабочих и красноармейских депутатов. Доклад на этом пленуме сделал И. Д. Орахелашвили, в то время председатель Совнаркома ЗСФСР, член президиумов ЦК и ЦКК Закавказского краевого комитета РКП (б). По его докладу также была принята резолюция в поддержку образования СССР, специально подчеркивалось, что в его состав войдут четыре республики, в том числе и Закавказская Республика и подчеркивалось: «Этот братский союз послужит к дальнейшему укреплению власти трудящихся масс советских республик, вынужденных вести борьбу против еще сильного буржуазного мира»[10].

Параллельно шла работа по подготовке I Закавказского съезда Советов и выработке Конституции Закавказской Федерации. 14 ноября 1922 г. на совещании представителей исполнительных комитетов кавказских республик была отмечена жизнеспособность Закавказской Федерации и необходимость более тесной связи между народами Закавказья и другими советскими республиками. С этой целью было решено созвать 10 декабря в г. Баку Закавказский съезд Советов. Была предусмотрена норма представительства и то, что Нахичевань, Аджаристан и Южно-Осетинская область могут делегировать своих представителей непосредственно. Уже тогда была разработана и повестка дня этого съезда и соответствующий оргкомитет. Постановление подписали председатели ЦИК трех закавказских республик С. Агамали оглы, С. Амбарцумян и Ф. Махарадзе[11].

27 ноября 1922 г. в Тифлисе состоялось первое заседание Комиссии Заккрайкома по выработке Конституции Закавказской Федерации. Присутствовали члены Комиссии – Ломинадзе, Михайлов, Мясников, Нариманов, Орахелашвили и Элиава. Прежде всего обсудили вопросы общего характера Конституции, выработки ее текста, а также о различных органах Закавказской Федерации. В тот же день было поручено Элиаве и Михайлову в шестидневный срок выработать текст Конституции и представить его на рассмотрение Комиссии[12]. Совместную работу вели азербайджанцы, армяне, грузины, русские и это в регионе, где еще недавно имели место острейшие межнациональные конфликты. Создание федерации, несомненно, помогло ликвидировать наиболее острые противоречия и поэтому роль ее можно рассматривать как положительную.

Мероприятия в пользу создания СССР прошли также во всех регионах Украины. 21 октября 1922 г. состоялось пленарное заседание Винницкого городского Совета рабочих и красноармейских депутатов, на котором доклад сделал председатель Подольского губисполкома В. И. Порайко, доложивший о работе 3-ей сессии ЦИК Украины VI созыва. Совет поддержал постановление сессии по вопросу о взаимоотношениях между советскими республиками в виде проектируемого Союза Советских Социалистических республик, отметил громадное политическое и экономическое значение этого постановления для советских республик и подчеркнул необходимость скорейшего проведения в жизнь этого постановления, поскольку оно «является залогом укрепления первых в мире социалистических советских республик»[13]. 22 ноября состоялся V съезд Советов Николаевского уезда Одесской области. Был заслушан доклад о внешнем и внутреннем положении советских республик и отмечено организованное наступление международного капитала на рабочий класс. Ответом на это наступление, как отмечалось в принятой резолюции, должен стать единый фронт рабочих и крестьян. И первым шагом этого фронта будет Союз Советских Социалистических республик. В этой резолюции также содержится поддержка создания СССР[14].

1 декабря резолюцию о поддержке союза социалистических республик принимает VII съезд советов Екатеринославской губернии. Съезд поручил своим делегатам на Всеукраинском съезде Советов добиваться утверждения этого постановления и перенесения его на Всероссийский съезд Советов[15]. В тот же день подобную резолюцию принимает съезд Советов Ахтырского уезда Харьковской губернии. В ней также акцентировалось внимание на действиях международной контрреволюции и в заключении писалось: «Исходя из интересов создания мощи пролетарских республик, съезд считает, что вопрос объединения советских республик в единый союзный центр является назревшим, и настаивает на его немедленном проведении в жизнь»[16]. Опубликованы также материалы III съезда Советов Волынской губернии, который проходил в Житомире с 19 ноября по 1 декабря 1922 г. По вопросу об очередных задачах внутренней и международной политики Советской власти выступил председатель Губисполкома Харламов. В нем, вообще, говорилось об угрозе новой мировой войны. И, опять-таки, в резолюции фигурируют следующие аргументы: «В целях достижения максимальных успехов, как в области хозяйственного строительства, так равно и в защите интересов советских республик от возможных покушений капиталистических государств, съезд считает своевременно и крайне необходимо поставить перед предстоящими съездами Советов вопрос об установлении более тесной связи советских республик...»[17]

VII съезд Советов Харьковской губернии работал в Харькове с 5 по 9 декабря 1922 г. На съезде присутствовало 345 делегатов с решающим голосом и 9 с совещательным. Подавляющее большинство делегатов было членами компартии. Доклад «Наше внутреннее и международное положение» сделал М. В. Фрунзе, в то время заместитель председателя украинского Совнаркома. На съезде также был заслушан отчет о работе губернского исполнительного комитета и другие доклады и выступления. В специальной резолюции о советском строительстве писалось: «Наша крепость не только в нашей мощности, но и в мощности братских нам республик» и в дальнейшем поддерживалась как правильная мысль о создании СССР, говорилось об объединенном правительстве и даже подчеркивалось, какие наркоматы должны быть ему подчинены. Перечислялись наркоматы промышленности, финансов, военных и морских дел, путей сообщения, почт и телеграфов, внешторг, внутренней торговли, иностранных дел. Харьковской делегации на Всеукраинском съезде поручалось «всемерно поддержать идею свободного по воле самих республик объединения...»[18]

III съезд Советов Подольской губернии работал с 1 по 5-е декабря 1922 г. На съезде присутствовал 321 человек и по инициативе делегата от Брацлавского уезда Самойленко, предложившего поддержать постановление 3-й сессии ВУЦИК о взаимоотношениях советских республик, была принята резолюция съезда. Это была резолюция поддержки постановления «об образовании великого единого Союза Советских Социалистических Республик». Среди прочего в резолюции посчитали отметить и следующий момент: «В великом союзе свободных социалистических советских республик Украинская Советская Социалистическая Республика, сохраняя свою государственную целостность, решительно пойдет к окончательному освобождению рабочих и крестьян всего мира от позорных пут капитала»[19].

Мероприятия по поддержке образования СССР прошли и во всех районах Белоруссии. В канун IV Всебелорусского съезда Советов прошло 116 волостных съездов Советов, 6 уездных съездов Советов, а также многочисленные делегатские собрания и уездные партийные конференции, обсудившие вопросы образования СССР[20]. 10 декабря 1922 г. свое решение о будущем союзе республик приняла конференция беспартийных рабочих и служащих г. Минска. На конференции выступил А. Г. Червяков, бывший, как уже отмечалось, одновременно и председателем ЦИК, и председателем СНК БССР. В своем докладе он большое внимание уделил хозяйственным делам, но особо выделил также вопросы создания СССР. В специально принятой резолюции обращенной будущему IV Всебелорусскому съезду Советов, кроме прочего, содержался также наказ съезду по необходимости более тесной связи всех советских республик, «сохраняя в то же время влияние каждой советской республики на дела всего Союза Советских Республик»[21]. Резолюция была принята по докладу руководителя республики и, конечно, при его непосредственном участии и последняя фраза очень о многом говорит. Составители резолюции, отстаивая идею сплочения республик, хотели также сохранить влияние Белоруссии на дела всего будущего Союза.

Через три дня, 13 декабря 1922 г. подобную же резолюцию принимает и Минский городской Совет. Что касается фразы о сохранении влияния каждой советской республики на дела всего Союза Советских Республик, то она дословно повторялась[22], свидетельствуя об участии в ее составлении одних и тех же сил. Вместе с тем, это, отнюдь, не свидетельствовало о безразличии народных масс к происходящим в стране событиям. Один из отчетов Центрального бюро Компартии Белоруссии, видимо, не шел против истины, когда в нем писалось, что «не только в партии, но и в рядах широких масс населения трудящихся нет абсолютно противников создания союза республик»[23]. Действительно, в самом конце 1922 г. ситуация в стране стала заметно лучше, нежели это было в его начале или даже в середине. Сказывалось влияние хорошего урожая, а также окончание Гражданской войны не только в основном, но и в целом. Возвращение Владивостока и всего Приморья имело и немалое психологическое значение. Вообще было объединено более 90 % территории старой России и, поскольку Польше и Финляндии была предоставлена независимость, то претензии советского государства ограничивались лишь отдельными территориями, например Бессарабией, с отрывом которой от Страны Советов советское правительство никогда не соглашалось.

Уже в дополнительном информационном письме к краткому обзору политико-экономического состояния РСФСР за октябрь-ноябрь 1922 г., составленном 2 декабря ГПУ давало картину «весьма быстро прогрессирующего изживания продналогового кризиса и недовольства в деревне и не менее быстро прогрессирующего замедления, а местами даже остановки октябрьского экономического кризиса в городе»[24]. В следующем кратком обзоре социально-экономического состояния РСФСР за декабрь того же года, оформленном в январе 1923 г. отмечалось прогрессирующее улучшение настроений рабочих. Там писалось, «случаи проявления влияния антисоветских элементов, как на рабочих, так и на крестьян в декабре становятся еще более редкими, чем в ноябре, несмотря на то, что в работе контрреволюционных партий и группировок, окрыленных было общим сентябрьско-октябрьским экономическим кризисом, все еще продолжает наблюдаться некоторое оживление...». В этом же отчете говорилось и о том, что все усиливающееся успокоение деревни способствует окончательной ликвидации бандитизма даже на окраинах. Речь, впрочем, шла о политическом бандитизме[25]. Улучшение настроения масс, как в городе, так и в деревне способствовали созданию благоприятной обстановки для завершающейся работы по созданию СССР. Хотя с 1922 увеличивается безработица, и имели место стачечные выступления, в которых в этом году участвовало 200 тыс. человек[26].

В целом, прошедшие по всей стране мероприятия по созданию СССР свидетельствовали об одной организующей и направляющей силе, силе компартии. Велась активная пропаганда в средствах массовой информации и свою, особую роль, играла пресса. С 14 ноября газета «Известия» начала регулярную публикацию ответов руководящих работников национальных республик на «Анкету „Известий“ об СССР». «Правда» постоянно помещала обзоры местной печати по вопросам образования СССР, перепечатывала статьи из «Правды Грузии», «Зари Востока» и других местных газет, освещавших процесс создания СССР[27].

18 ноября 1922 г. Сталин поместил интервью в «Правде», где рассказал о работе по подготовке образования СССР, акцентируя особое внимание на сближении республик. По его словам инициатива объединения исходила от республик, прежде всего закавказских, а также Украины и Белоруссии. Основным мотивом объединительного движения он назвал хозяйственные – необходимость помощи крестьянским хозяйствам, поднятие промышленности, улучшение средств сообщения и связи, а также финансовые и внешнеэкономические вопросы. Среди прочего, Сталин подчеркнул, что объединительное движение уже прошло две фазы – 1918–1921 гг. и конец 1921 – начало 1922 гг. и в момент интервью, как он подчеркнул, начинается третья фаза. На вопрос о слиянии республик Сталин ответил следующей репликой: «... упразднение национальных республик явилось бы реакционным абсурдом, требующим упразднения нерусских национальностей, их обрусения, т. е. реакционным донкихотством, вызывающим возражения даже со стороны таких мракобесов русского шовинизма, как черносотенец Шульгин». Далее Сталин остановился на вопросе создания будущих общесоюзных органов и их прерогативах, а также на функциях республиканских комиссариатов и подчеркнул международное значение будущего Союза[28].

Несколько позднее, комментируя это интервью, Раковский подчеркнул, что воспринял его как передачу безраздельной власти союзным комиссариатам и лишение отдельных ЦИКов или Совнаркомов какой-либо законодательной или административной инициативы. Раковский сообщал о своем письменном предложении, которое он внес с тем, чтобы союзные комиссариаты в области употребления языка подчинялись местным законам. Раковский вспоминал о предложении Пятакова, которое им самим было поддержано, чтобы в резолюциях национальных съездов имелись различные варианты «во избежание казенного единообразия»[29].

О том, что не было единообразия в различных резолюциях, нами уже было замечено, но лишь недавно, с публикацией этого материала Раковского, получено документальное подтверждение специальной линии поведения на различных собраниях и съездах в той или иной республике. Съезды в союзных республиках, проведенные в декабре 1922 г. стали важным этапом по подготовке главного мероприятия по созданию нового государства – I съезда Советов СССР. Три съезда – украинский, закавказский и белорусский состоялись почти одновременно, всероссийский съезд пройдет несколько позднее, и на нем уже будут присутствовать представители указанных союзных республик.

VII Всеукраинский съезд Советов проходил в Харькове с 10 по 14 декабря 1922 г. Участниками его являлись 829 делегатов, из которых 785 с решающим голосом и 44 с совещательным. Беспартийных было всего 90 человек, остальные, то есть подавляющее большинство являлись членами компартии. Интерес представляет и национальный состав съезда. Украинцев на нем было 363, русских-304, евреев-130, поляков-12 и 20 человек представляли другие национальности. Следовательно, украинцев на съезде было только около 44 % делегатов. 10 декабря Ленин послал съезду письмо, где, прежде всего, остановился на вопросе об объединении республик. «От правильного решения этого вопроса, – писал он, – зависит дальнейшая организация нашего государственного аппарата, вопиющие недостатки которого так выпукло и наглядно обнаружены последней переписью советских служащих, произведенной в Москве, Питере и Харькове». Второй вопрос, на которой по Ленину съезд должен обратить свое особое внимание, это вопрос о тяжелой промышленности[30].

Примечательно, что в ответе на это послание Ленина всеукраинский съезд Советов 11 декабря послал Ленину свое приветствие. В этом приветствии, среди прочего, писалось: «Следуя Вашим указаниям, съезд уделит особое внимание вопросам советского строительства, сельского хозяйства и промышленности и в тесном союзе и единении с прочими советскими республиками будем работать для осуществления принципов коммунизма»[31]. Интересна фраза, «следуя Вашим указаниям», и то, что сельское хозяйство поставлено перед промышленностью. В телеграмме Ленина о сельском хозяйстве не говорилось и писалось не о промышленности вообще, а о тяжелой промышленности. Впрочем, о сельском хозяйстве и промышленности Ленин писал раньше неоднократно.

Открыл съезд председатель Всеукраинского ЦИКа Г. И. Петровский, подчеркнувший внимание рабочих и крестьян к усовершенствованию форм советского государства как внизу, то есть в массах крестьянства, так и наверху, на сессии ВУЦИК. По его словам, созрело убеждение в необходимости более тесного сплочения советских республик в единый могущественный союз. Петровский сообщил также о поступлении на имя съезда более 300 приветственных телеграмм, в том числе из самых глухих сел Украины, чем давал понять крайнюю заинтересованность народов Украины в успешной работе съезда. Именно Петровский огласил телеграмму Ленина. Съезд образовал несколько своих секций, в том числе и секцию по советскому строительству.

В повестке дня съезда стояло 9 вопросов, каждый из которых, в той или иной степени, имел отношение к образованию СССР, но, прежде всего к нему относились 5-ый, 6-ой и 9-ый пункты, соответственно о советском правительстве; о союзном объединении советских республик и выборах делегатов на I съезд Советов СССР. Важнейшим в деле образования СССР являлся 6-ой вопрос, по которому делал доклад Фрунзе. До этого Фрунзе как заместитель председателя Совнаркома Украины сделал отчетный доклад правительства, поскольку Раковский в это время участвовал в Лозаннской конференции[32], откуда в адрес съезда пришла приветственная телеграмма членов советской делегации во главе с Чичериным.

Доклад Фрунзе об образовании СССР пронизан идеей сближения республик, но, вместе с тем, там говорится и о необходимости правильного сочетания интересов центра и союзных республик и одновременной борьбы, как против великодержавного шовинизма, так и буржуазного национализма[33]. Фрунзе поведал об основных этапах развития связей между УССР и РСФСР и подчеркнул, что правительство, рабочий класс и крестьянство могут гордиться решениями ВУЦИК от 16 октября, где были выработаны основы образования СССР и они, таким образом, явились инициаторами великого дела объединения. Кстати, Фрунзе хорошо знал о национальных отношениях на Украине и, в частности, занимался этими проблемами в армии, о чем писал в своих сочинениях. В связи с переходом на территориальную систему, он выступал за украинизацию ряда украинских воинских частей в целях борьбы против националистического шовинизма[34].

Все выступавшие в прениях по докладу Фрунзе приветствовали идею образования Советского Союза и затем единодушно поддержали соответствующие базовые документы, достаточно красноречиво свидетельствующие о подлинных устремлениях участников съезда, несомненно совпадавших с мнением большинства населения республики.

13 декабря Всеукраинский съезд Советов принял два специальных документа по вопросам образования СССР. Первый носил название «Декларация VII всеукраинского съезда Советов об образовании Союза Социалистических Советских Республик». В этом документе приводились и уже известные аргументы в пользу создания союза как внутреннего, так и внешнеполитического характера. Но были и некоторые нюансы, прежде всего учет уроков первого этапа нэпа. Отмечался быстрый рост мелкобуржуазных элементов и возрастание в этой связи опасности националистических настроений, причем как в форме возрождения великодержавно-российских тенденций, так и сепаратистско-шовинистических. Одобрялась позиция украинского правительства и постановление сессии ВУЦИК от 16 октября 1922 г. и содержалось обращение к другим республикам «немедленно приступить к оформлению уже ныне фактически существующего союза советских республик и образованию этим путем единого социалистического рабоче-крестьянского фронта против фронта мировой буржуазии». Далее выражалась надежда на то, что единый СССР будет построен на принципах взаимного равенства и обеспечит тесную экономическую и политическую связь республик и в то же время «самостоятельность национально-культурного строительства и необходимые гарантии проявления хозяйственной инициативы каждого из членов Союза». Выражалась также надежда на создание будущей Всемирной Советской Республики Труда[35].

Второй документ, имевший прямое отношение к проблемам объединения республик носит название «Постановление VII всеукраинского съезда Советов об основах Конституции Союза Социалистических Советских Республик». В основу его были положены материалы Комиссии 6 октября и решения Пленума ЦК РКП (б) от 18 декабря 1922 г. В преамбуле, однако, прослеживаются и некоторые отличия, поскольку, как и в предыдущем документе, подчеркивая необходимость теснейшего единства политики советских республик в области международной и хозяйственной, опять обращалось внимание на проявление хозяйственной самостоятельности, как и самостоятельности развития национально-культурного строительства. Были и некоторые другие моменты, отсутствовавшие в постановлениях центральных партийных органов. Так, в одном из примечаний писалось: «Декреты и постановления СССР издаются на всех языках, признанных государственными в республиках, входящих в его состав»[36]. Но в предыдущих документах о государственных языках в республиках ничего не говорилось.

Съезд также избрал представительную украинскую делегацию в количестве 352-х человек, которая первоначально должна была участвовать в работе X Всероссийского Съезда Советов, а затем в I съезде Советов СССР, призванном оформить новое государство. Уже при закрытии съезда Г. И. Петровский отметил в качестве важнейшей заслуги съезда его решение об объединении советских республик в Союз ССР.

14 декабря 1922 г. VII Всеукраинский съезд Советов, оканчивая свою работу, послал еще одно приветствие Ленину, где говорилось об инициативах съезда по созданию нового государственного объединения. Ленин назывался там идейным вождем и выражалась надежда видеть его на посту руководителя общесоюзного советского правительства. Вновь подчеркивалась мысль о новом Союзе Советских Республик как мощном оплоте трудящихся всего мира и первый шаг на пути создания будущей всемирной республике Советов[37]. Два послания Ленину одного съезда, конечно, не были случайностью. Украинское руководство, готовившее эти документы, еще раз подтверждало тем самым верность именно ленинскому плану построения СССР, в противовес любым другим планам. Не случайно, получив письмо Ленина в адрес своего съезда, еще в первом приветствии Ленину от 11 декабря писалось о намерении послать приветствие еще до ленинской телеграммы. Два послания Ленину, конечно, не были просто данью уже складывавшейся процедурной традиции.

В один день с украинским съездом, 10 декабря открылся и I Закавказский съезд Советов, работавший в Баку до 13 декабря. На съезде присутствовало 582 делегата, из которых 503 были членами компартии, 2 федералиста и 64 беспартийных. То, что из других партий, кроме коммунистической, были только федералисты нельзя считать случайным. Все-таки федералисты, задолго до коммунистов являлись сторонниками России как федерации и в определенной степени они идейно подготовили начинавшийся съезд. По национальному составу раскладка была следующей: 175 азербайджанцев, 131 армянин, 160 грузин, 83 русских, 12 евреев и 21 один представитель других национальностей. По национальному составу этот съезд был более пестрым, чем украинский и это понятно. Само присутствие на кавказском съезде разных национальностей, когда еще недавно между ними были острейшие конфликты, было явлением знаменательным и иначе как заслугой правильной советской политики его не объяснишь.

На этом съезде было поставлено несколько меньше вопросов, чем на украинском. Здесь их было семь, там, как отмечалось, – девять. Но, как и там, напрямую к вопросам образования СССР выходило три: 3-й, 4-ый и 7-ой. Доклад о внешнем и внутреннем положении Советской Федерации сделал С. М. Киров. С докладом о Союзе Советских Республик выступил Орджоникидзе. Он акцентировал внимание на экономической и политической целесообразности, а также жизненной необходимости объединения советских республик в союзное государство. Особое место он уделил полемике со своими грузинскими оппонентами, что свидетельствовало о неурегулированности «грузинского дела» и продолжавшихся дискуссиях.

При всем том, что у этого съезда с украинским съездом было больше общего, чем отличного, обратим внимание еще на некоторые особенности этого съезда. Он тоже послал свое приветствие Ленину, в котором видны некоторые восточные черты. Там содержался не только «братский пламенный южный привет», но и выражалась уверенность в силе советского примера для «распространения советского влияния на весь пробуждающийся Восток». Приветствие ВЦИК и Совнаркому РСФСР было несколько более коротким и, прежде всего там подчеркивалось намерение Закавказья войти в великую семью советских республик. Более короткой, чем на украинском съезде оказалась Резолюция по докладу о Союзе Советских Социалистических Республик с соответствующим пожеланием образовать союз республик, в том числе и Закавказской Федерации, в которую входят Грузия, Азербайджан и Армения. Этот нюанс сочли необходимым подчеркнуть, как и представительство в общесоюзных органах пропорционально населению с гарантией прав меньшинства[38].

Но в отличие от украинского съезда закавказский съезд принимает не постановление об основах Конституции СССР, а саму «Конституцию (Основной закон) Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики». Это был уже большой законодательный документ, отражавший заметную дополнительную работу по сравнению с материалами известных партийных инстанций. На основании этой Конституции в состав Закавказского Центрального Исполнительного Комитета избирается 150 человек и 50 кандидатов, а в закавказскую делегацию на I Всесоюзный Съезд Советов было избрано 75 членов и 10 кандидатов.

IV Всебелорусский съезд Советов проходил в Минске с 14 по 18 декабря 1922 г. На нем присутствовало 250 делегатов, в том числе с решающим голосом -207. Подавляющее большинство из них были членами компартии. Национальный состав съезда был следующий: белорусов-120, евреев-66, русских-39, поляков-12, латышей-5, представителей других национальностей-8. Вопрос о Союзе Социалистических Советских Республик стоял пятым пунктом повести дня. Доклад по нему сделал А. Г. Червяков[39]. Но этому докладу предшествовало специальное обращение съезда под названием «Обращение IV Всебелорусского съезда Советов к братским республикам». Этот документ принимается в самый первый день работы съезда и был пронизан идеей сближения советских республик. Среди прочего там писалось: «Советские республики, несмотря на свое право самостоятельных выступлений, никогда не выступали разрозненными перед лицом мирового капитала»[40].

По докладу Червякова 18 декабря принимаются два постановления. Первое из них носило название «Об образовании Союза Социалистических Советских Республик» особое внимание уделяло международному фактору и роли мирового капитализма, стремящемуся свергнуть Советскую власть. Выражалась поддержка Всеукраинскому съезду Советов о немедленном оформлении уже фактически существующего Союза Советских Республик на основах взаимного равенства. Собственно, таковы некоторые нюансы белорусского постановления, отличающие его от постановлений других съездов. В остальном содержание его ничем не отличается от украинского и закавказского. Тот же подход замечается и во втором постановлении съезда касавшегося основных пунктов Конституции Союза республик. Не только в основу, но и в деталях были взяты известные партийные постановления, вытекавшие из работы Комиссии 6 октября[41].

Анализ работы съездов Советов трех республик свидетельствует о далеко зашедшем процессе сближения республик и о том, что основные вопросы построения будущего государства уже были поставлены и в значительной степени апробированы. Работа шла по заранее выработанному плану и следующим его этапом должен был стать российский съезд, где не предвиделось каких-либо серьезных проблем. 17 декабря 1922 г. «Известия» публикуют статью М. И. Калинина «К X съезду Советов», где он писал об инициативе республик по созданию СССР и что эта инициатива встретит в РСФСР живой отклик. Среди прочего, Калинин там писал, что «по вполне понятным причинам правительство РСФСР до решающего момента официально не высказывается, пока не поступит конкретное предложение от союзных с нами республик»[42].

X Всероссийский съезд Советов проходил в Москве с 23 по 27 декабря 1922 г. На нем присутствовало 2215 делегатов, причем из них 1727 представляли РСФСР и 488 были посланцами других трех республик, которые должны были войти в состав СССР. Членов и кандидатов компартии было 2092, беспартийных-118, а другие партии представляли 5 человек. Последние представляли анархистов-универсалистов, грузинских федералистов и поалейционистов. Съезд открыл М. И. Калинин и, по его предложению была одобрена повестка дня, состоявшая из 7 пунктов. Собственно к образованию СССР они все имели то или иное отношение. На это накладывал отпечаток самого съезда, своеобразного съезда национальностей. Были заслушаны доклады о промышленности (докладчик Богданов), народном просвещении (Луначарский), финансах (Сокольников), сельскому хозяйству (Месяцев) и приняты соответствующие резолюции и постановления[43]. Но прямо образованию СССР посвящался 6-ой пункт повестки дня, который звучал следующим образом – «Предложение договорных советских республик о создании Союза Советских Социалистических республик».

Интересна была сама постановка этого вопроса. Получалась, что инициатива исходила от других республик и российский съезд должен был на нее откликнуться. Доклад по этому вопросу сделал Сталин, и он подвел итог, действительно, большой работы проделанной по сближению советских республик и вступлению их в союз нового типа. Союз подавался как добровольный и, собственно, здесь получила отражение ленинская идея, выдвинутая им в известном письме 26 сентября 1922 г. Доклад Сталина во многом перекликается с его интервью «Правде» от 18 ноября 1922 г. Он остановился на трех группах обстоятельств, которые определили неизбежность объединения советских республик в одно союзное государство. Первая группа касалась хозяйственных вопросов, вторая – определялась внешним фактором и третья, по словам Сталина, была связана с классовой природой Советской власти. При этом Сталин подчеркивал: «Советская власть построена так, что она, интернациональная по своей внутренней сущности, всячески культивирует в массах идею объединения, сама толкает их на путь объединения»[44].

Сталин в своем докладе противопоставлял советскую политику в области национальных отношений политике буржуазных государств и показывал их принципиальное отличие. Он остановился также на форме объединения республик и разделении полномочий центральных органов власти и органов республиканских. В заключении Сталин зачитал текст проекта резолюции, одобренной Президиумом ВЦИК, и выразил надежду на то, что создаваемое союзное государство «послужит новым решительным шагом по пути к объединению трудящихся всего мира в Мировую Советскую Социалистическую Республику»[45].

От Украины на этом съезде выступил М. В. Фрунзе, сообщивший о единогласном постановлении VII Всеукраинского съезда Советов по немедленному образованию союза советских социалистических республик (в его докладе эти слова написаны с маленькой буквы). Фрунзе подчеркнул, что формально Украина из самостоятельных наркоматов утрачивает только наркомат по иностранным делам, а в остальном все остается по-старому и акцентировал внимание делегатов не на форму, а на существо вопроса. Он обратился к истории русско-украинских отношений и отметил фундамент этих отношений еще в совместной борьбе народов против царизма, окрепший и закалившийся в процессе Гражданской войны. Он также отметил стремление рабочих и крестьян Украины к союзу с Россией и кратко остановился на истории Украинской республики как самостоятельной советской страны. Уроки действий украинского буржуазного правительства по ликвидации завоеваний Советской власти еще больше укрепили украинский народ в сближении с Россией, и настала пора не только фактического укрепления этого союза, но и его юридического оформления. На Украине, как подчеркнул Фрунзе, ни на одном из съездов, начиная с волостных и уездных и кончая Всеукраинским «не раздалось ни единого голоса, направленного против идеи создания союза советских республик. Напротив, везде и всюду отмечалось, что этот вопрос уже давно было нужно поставить, давно уже следовало разрешить положительно, как наилучшую гарантию интересов труда...»[46]

После приветствия Фрунзе последовали приветствия от других республик вступавших в Союз. Интересно, что от Закавказья выступил не один представитель от Закавказской Федерации, а по одному докладчику от каждой закавказской республики. Выступили соответственно от Азербайджана – Мусабеков, от Грузии – Цхакая, а от Армении – Лукашин. После этого последовало приветствие от Белоруссии, которое произнес Червяков[47].

Съезд принял специальное постановление, которое датируется 27 декабря, где признавалось своевременным объединение республик и в основу объединения предлагалось положить принцип добровольности и равноправия республик с сохранением за каждой из них права свободного выхода. Далее российской делегации предлагалось выработать совместно с делегациями трех остальных республик проекты декларации и договора. В этом постановлении предусматривались и некоторые другие меры, собственно, уже намеченные прежде партийными инстанциями. Выбиралась также и делегация России на объединительный съезд[48]. Список официальных членов российской делегации выглядел следующим образом: 1) Калинин, 2) Троцкий, 3) Сталин, 4) Рыков, 5) Каменев, 6) Цюрупа, 7) Молотов, 8) Сокольников, 9) Сапронов, 10) Пятаков, 11) Рудзутак, 12) Богданов, 13) Енукидзе, 14) Курский, 15) Хыдыралиев, 16) Мендешев, 17) Коркмасов, 18) Саид-Галиев, 19) Мухтаров, 20) Халиков, 21) Янсон, 22) Мансуров, 23) Рахимбаев[49].

Во время X съезда были проведены и некоторые другие мероприятия объединительного характера. Проводится совещание коллегии Наркомпросса РСФСР с наркомами договорных и автономных республик, на котором председательствовал А. В. Луначарский, а с докладом выступал В. П. Затонский. На этом совещании было решено усилить координацию в области просвещения и для этого создается специальная комиссия, собравшаяся 23 декабря 1922 г. и получившая одобрение на совещании наркоматов 29 декабря[50]. Итоги X съезда получили довольно широкое отражение в периодической печати, а также в специальных печатных материалах, предназначенных для широкого читателя[51].

Накануне I съезда Советов СССР, имело место еще одно мероприятие, специально посвященное его подготовке. Речь идет о конференции полномочных делегаций РСФСР, УССР, ЗСФСР и БССР», состоявшейся 29 декабря в Андреевском зале Кремлевского дворца. В Конференции участвовали полномочные делегации республик избранные на соответствующих съездах. Был определен президиум будущего съезда из четырех представителей по одному от каждой республик. В состав президиума вошли: от РСФСР – М. Калинин, от УССР – Г. Петровский, от ЗСФСР – М. Цхакая и от БССР – А. Червяков. Председателем единогласно избрали Калинина, а секретарем Енукидзе.

Конференция также рассмотрела вопросы о декларации и договоре, порядке дня и сроке открытия съезда. Текст проекта декларации и договора был оглашен и это несмотря на то, что они рассматривались предварительно в отдельных делегациях. Состоялся обмен мнениями, и затем конференция утвердила проекты этих двух документов. Было утверждено место и время проведения будущего съезда – Большой театр и 11 часов утра, а открытие съезда было поручено старейшему члену делегации РСФСР П. Г. Смидовичу, а докладчиком назначили И. В. Сталина.

Кроме того, на этой конференции обсудили проект постановления съезда Советов, предусматривавший порядок осуществления заключенного договора[52]. Порядок проведения будущего съезда, таким образом, был продуман до мельчайших деталей. Его планировали провести как крупнейшее событие общественно-политического характера, не забывая о неизбежном его международном резонансе. Действительно, за событиями в Стране Советов за границей следили с большим вниманием не только в различных правительственных кругах, но в кругах общественных. Внимательно наблюдала за переменами в прежней своей стране и тогда еще довольно многочисленная эмиграция, активно комментировавшая планы по созданию государства нового типа. У них были свои надежды на возвращение и по поводу того, какой будет желаемая ими Россия, у них не было единого мнения. Разные подходы к будущему устройству страны, которую они считали своей, раздирали представителей различных партий и направлений. Примечательно, что такого устройства, которое наметили создать в самом конце 1922 г. никто из деятелей эмиграции не предполагал.

Примечания
  1. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.43, с. 198.
  2. См.: Агаян Ц. П. Великий Октябрь и борьба трудящихся Армении за победу Советской власти. Ереван, 1962.
  3. Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 321–322; Подробнее см.: Хармандарян С.В. Ленин и становление Закавказской федерации. 1921–1923. Ереван, 1969.
  4. См.: Гулиев Д. Б. оглы. Под знаменем ленинской национальной политики. Баку, 1972.
  5. Известия ЦК КПСС. 1989, № 9, с.216.
  6. Создание Союза Советских Социалистических Республик, с. 325, 498.
  7. Якубовская С.И. Указ. соч., с.23.
  8. Образование Союза Советских Социалистических Республик, с.318.
  9. Там же, с. 320.
  10. Борьба за упрочение Советской власти в Грузии (Сборник документов и материалов. 1921–1925 гг.). Тбилиси, 1959, с. 124–125.
  11. Создание Союза Советских Социалистических Республик, с. 334–335.
  12. На пути к «социалистическому унитаризму», с. 107.
  13. Коммунистическая партия вдохновитель и организатор объединительного движения украинского народа за образование СССР. Сборник документов и материалов. Киев, 1962, с. 279–280.
  14. Там же, с.319.
  15. Создание Союза Советских Социалистических Республик, с. 323.
  16. Коммунистическая партия – вдохновитель и организатор объединительного движения, с. 323.
  17. Создание Союза Советских Социалистических Республик, с. 324–325, 498.
  18. Коммунистическая партия-вдохновитель и организатор, с. 285–286.
  19. Там же, с. 287.
  20. Пентковская В. Первый съезд Советов СССР. М., 1953, с. 58–59.
  21. Создание Союза Советских Социалистических Республик, с. 328.
  22. Там же, с. 329.
  23. Многонациональное советское государство, с. 155.
  24. Совершенно секретно, с.482.
  25. Там же, с. 484–485, 488.
  26. Бокарев Ю. П. Экономические преобразования в СССР во второй половине 20-х-начале 30-х годов и мировое социально-экономическое развитие // НЭП: завершающая стадия. Соотношение экономики и политики. М., 1998, с.33; Сироткин В. Г. Вехи отечественной истории. М., 1991, с.170.
  27. Пентковская В. Указ. соч., с.60.
  28. Сталин И. В. Сочинения. Т. 5. М.,1947, с. 138–144.
  29. На пути к «социалистическому унитаризму», с. 108.
  30. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.45, с. 341–342.
  31. Съезды Советов в документах. 1917–1936. Т.П. М., 1960, с. 148.
  32. Волковинський В. М., Кульчипький СВ. Христиан Раковський, с. 193.
  33. Образование СССР. Сб. док. 1917–1924. М., 1949, с. 69.
  34. Фрунзе М. В. Избранные произведения. М., 1977, с.111.
  35. Съезды Советов... Т. II, с. 151–152.
  36. Там же, с. 152–155.
  37. Создание Союза Советских Социалистических Республик, с. 360.
  38. Съезды Советов, с. 478–482.
  39. Создание Союза Советских Социалистических Республик, с.501.
  40. Там же, с. 360.
  41. Съезды Советов... Т. II, с. 304–307.
  42. Цит. по: Пентковская В. Указ. соч., с.75.
  43. X съезд Советов и I Союзный съезд Советов (Доклады и резолюции). М., 1923, с. 10–85.
  44. Сталин И. В. Сочинения. Т.5, с. 149–150.
  45. Там же, с. 155.
  46. Фрунзе М. В. Неизвестное и забытое. Публицистика, мемуары, документы, письма. М., 1991, с. 239–242.
  47. X Всероссийский съезд Советов. Бюллетень № 6. М., 1923, с. 192–196.
  48. Съезды Советов... T. I. M., 1959, с. 216–217.
  49. X съезд Советов и I Союзный съезд Советов, с.92.
  50. Ненароков А. П. К единству равных, с. 171–173.
  51. Попов Н. Н. Итоги Х-го Всероссийского съезда Советов. С приложением резолюций съезда. М., 1923.
  52. Образование Союза Советских Социалистических Республик, с.370.