Штанько Виктор Николаевич/Комментарии к Акиму Арутюнову Ленин. Досье без ретуши/Глава 20. ТАЙНЫ БОЛЕЗНИ И СМЕРТЬ

Комментарии к Акиму Арутюнову
автор Штанько Виктор Николаевич

Глава 20.

ТАЙНЫ БОЛЕЗНИ И СМЕРТЬ

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников.
(Мат. 23, 29)


Почти 30 лет Ленин вынашивал заветную мечту осуществить государственный переворот в России и захватить власть. Однако, узурпировав власть в России, Ленин правил государством практически чуть более 5 лет. Но за эти годы он причинил народам России столько горя и страданий, сколько они не пережили за 500-летнюю историю российского государства. Даже будучи серьезно больным и беспомощным, он все же продолжает вредничать и ехидничать.

No comment.

Накануне “похорон”, 25 января, в “Известиях” появилась статья наркома здравоохранения H.A. Семашко, в которой он пространно описывает причины болезни и смерти Ленина. Ссылаясь на протокол вскрытия тела, автор статьи, в частности, писал, что “склероз поразил прежде всего мозг, то есть тот орган, который выполнял самую напряженную работу за всю жизнь Владимира Ильича, болезнь поражает обыкновенно “наиболее уязвимое место” (Abnutzungssclerose), таким “уязвимым” местом у Владимира Ильича был головной мозг: он постоянно был в напряженной работе, он систематически переутомлялся, вся напряженная деятельность и все волнения ударяли прежде всего по мозгу.

Читатель, даже отдалённо знакомый с творчеством Арутюнова, может смело предположить, с минимальной вероятностью ошибиться, что будет писать этот истошный человек. Естественно, Аким доказывает, что Ленин умер от сифилиса. Хочу сразу сделать несколько замечаний. Даже если это и так, то речь идёт о сифилисе головного мозга, который мог быть последней стадией бытового или наследственного сифилиса. На мой взгляд, ничего постыдного в этой болезни нет, - такое несчастье может произойти с каждым. Кроме того, в России в конце XIX - начале ХХ в. сифилис был широко распространен, в том числе и наследственный и бытовой. Знаменитый терапевт С.П. Боткин, лейб-медик Александра II, говорил: "В каждом из нас есть немного татарина и сифилиса".

Позволю себе, не без оснований, поставить под сомнение объективность описания Семашко причины болезни и смерти Ленина, а также выводы и заключения, сделанные учеными и врачами в протоколах патологоанатомического и микроскопических исследований.

Мои сомнения возникли не сразу и не на пустом месте, а из собранной за многие годы информации.

Так, известный русский ученый, невропатолог и психиатр Г.И. Россолимо в доверительной беседе со своим старым приятелем профессором Лечебно-санитарного управления Кремля В.А. Щуровским высказал свои соображения по поводу болезни Ленина…

Если прислушиваться ко всяким сплетням, то можно доказать всё что угодно. Например, я слышал, как М.Н.Задорнов, в доверительной беседе со зрительным залом сообщил, что Ленин был… женщиной! Странно, что эта информация прошла мимо «профессионального учёного».

Спустя год с небольшим после публикации Б.В. Петровским своей статьи учеными-медиками были произведены новые научные исследования останков Ленина, в частности его мозга. Результаты исследования с научной достоверностью показали, что Ленин в молодости болел венерической болезнью. Этот факт получил отражение в средствах массовой информации. Быть может, подумалось мне, эту болезнь молодой Ульянов подцепил летом 1895 года, во время первой заграничной поездки, когда он, по собственному признанию, “многонько пошлялся и попал... в один швейцарский курорт” для лечения?

Судите сами, что могло «подуматься» НОРМАЛЬНОМУ человеку после прочтения такого текста:

«18 juillet 95.

Я писал последнее письмо, если не ошибаюсь, восьмого. С того времени я многонько пошлялся и попал теперь... в один швейцарский курорт: решил воспользоваться случаем, чтобы вплотную приняться за надоевшую болезнь (желудка), тем более, что врача-специалиста, который содержит этот курорт, мне очень рекомендовали как знатока своего дела. Живу я в этом курорте уже несколько дней и чувствую себя недурно, пансион прекрасный и лечение видимо дельное, так что надеюсь дня через 4—5 выбраться отсюда».

И, что показательно, выбрался. Следующее письмо своей матери Владимир Ильич отправил уже из Берлина:

«Berlin, den 10. August 95.

Не знаю, получила ли ты мое предыдущее письмо, которое я отправил отсюда с неделю тому назад. На всякий случай повторяю свой адрес: Berlin, Moabit, Flensburgerstrasse, 12II (bei Frau Kurreick) Herrn W. Ulianoff…»


Впрочем, какое имеет значение, где и когда он прихватил эту заразную болезнь.

А и действительно: какое может иметь значение кастрированная Арутюновым цитата? Акимовское дело – прокукарекать, а там, хоть не рассветай.

Важно сказать о другом: Ленин был не таким уж безгрешным ангелочком и чистоплотным человеком, как об этом писали и говорили все годы его ученики, соратники и поклонники. Все это, как говорится, из области абстрактных декларативных суждений и высказываний. Нам же нужны факты.

Уделив внимание своим излюбленным сплетням, Аким перешёл к «фактам». Яркий пример: какие-то учёные-медики произвели научные исследования, в результате которых с научной достоверностью доказали, что Ленин болел венерической болезнью. Казалось бы, дело за малым: привести имена учёных-медиков и факты убеждающие в «научной достоверности». Но Аким не ищет лёгких путей! Разгром подлых кремлёвских фальсификаторов он ведёт с самого начала.

Документ №I [ 175 ] (протокол патологоанатомического исследования).

“Пожилой мужчина, правильного телосложения, удовлетворительного питания. На коже переднего конца правой ключицы линейный рубец, длиной 2 сантиметра. На наружной поверхности левого плеча еще один рубец неправильного очертания 2х1 сантиметр (первый след пули). На коже спины под углом левой лопатки кругловатый рубец 1 сантиметр (след второй пули)…

Заключение: “Основой болезни умершего является распространенный атериосклероз сосудов на почве преждевременного их изнашивания (Abnutzyngssclerose). Вследствие сужения просвета артерий мозга и нарушения его питания от недостаточности подтока крови наступали очаговые размягчения ткани, объясняющие все предшествовавшие симптомы болезни (параличи, расстройства речи). Непосредственной причиной смерти явилось 1) усиление нарушения кровообращения в годовном мозгу и 2) кровоизлияние в мягкую мозговую оболочку области четверохолмия.

Горки, 22 января 1924 года”.
Протокол патологоанатомического исследования (вскрытия) подписали: А.И. Абрикосов, В.В. Бунак, Б.В. Вейсброд, Ф.А. Гетье, А.А. Дешин, П.И. Елистратов, В.П. Осипов, В.Н. Розанов, Н.А. Семашко (нарком здравоохранения), О. Ферстер. Двое из них (А.И. Абрикосов и А.А. Дешин) в лечении Ленина не принимали участия.

Всего же в лечении Ленина и консилиумах приняли участие 8 иностранных и 19 советских врачей.

Вызывает удивление, что от этого ответственного исследования были отстранены лечащие врачи — профессор В.В. Крамер и приват-доцент Л.М. Кожевников. Особенно настораживает и тот факт, что в этом чрезвычайно важном исследовании не принимает участие видный ученый, директор института мозга В.М. Бехтерев. Что же касается профессора О. Ферстера (единственного иностранного врача, подписавшего протокол), то это высокооплачиваемый специалист подписал протокол не глядя, поскольку не владел русским языком. К тому же содержание протокола его не интересовало: его вполне удовлетворяли те десятки тысяч фунтов стерлингов, которые он получил из государственной казны по указанию ЦК РКП(б). Немало получили и другие иностранные профессора.

Почему же тогда тоже не подписали? Или проявили частичную принципиальность: «немалые деньги возьмём, но не подпишем»? На чём основывается убеждённость Арутюнова, что О.Ферстер подписывал документ «не глядя»? Неужели большевики не раскошелились на переводчика?

Про «Институт мозга», «директором» которого был В.М.Бехтерев см. ниже.

Документ № 2

(протокол микроскопического исследования)

…“Таким образом, — пишет А.И. Абрикосов, — микроскопическое исследование подтвердило данные вскрытия, установив, что единственной основой всех изменений является атеросклероз артериальной системы, с преимущественным поражением артерий мозга.

Никаких указаний на специфический характер процесса (сифилис и др.) ни в сосудистой системе, ни в других органах не обнаружено” .

Ничуть не ставя под сомнение авторитет и компетентность ученого столь высокого ранга, произведшего микроскопическое исследование, должен отметить, что создается впечатление, будто профессор А.И. Абрикосов единолично занимался исследованием. Вот этому как раз трудно поверить. Напрашивается вопрос: почему исследованием мозга умершего не занимался Институт мозга по изучению мозга и психической деятельности, возглавляемый академиком В.М. Бехтеревым? Ведь в заключении патологоанатомического исследования однозначно говорится, что непосредственной причиной смерти Ленина явилось “усиление нарушения кровообращения в головном мозгу и кровоизлияние в мягкую мозговую оболочку области четверохолмия”.

Напрашивается ответ: исследованием мозга Владимира Ильича Ленина вышеозначенный институт не занимался по той простой причине, что в тот момент попросту не существовал. Институт был основан в 1928 году, причём, путём преобразования из лаборатории по изучению мозга Ленина.

Что касается личности самого Абрикосова, то вот что пишет Ада Горбачева в статье «Властвовать на Руси вредно для мозга. История болезни и смерти Ленина» (журнал «Субботник» № 30 июня 2001): «Разумеется, в заключении о смерти можно написать что угодно, вернее, что прикажут. Но в 1924 г. медики еще могли себе позволить без смертельного риска высказывать собственное мнение. Заключение о причине смерти Ленина было опубликовано в газетах. Его и подписал глава патологоанатомической школы академик Алексей Абрикосов. Один из крупнейших современных отечественных патологов академик Виктор Серов, лично знавший Абрикосова, говорит, что заставить его написать неправду было невозможно. В начале 20-х годов понятия о профессиональной чести еще не размылись. А Абрикосов к тому же даже не был членом партии».

Между тем и вскрытие тела, и микроскопическое исследование, как явствует из публикаций, поручается только (?) патологоанатому А.И. Абрикосову.

Может быть потому, что Владимир Ильич Ленин умер?

Воздержимся от комментария по этому факту и, как договорились, представим читателю возможность ознакомиться с последним документом. Но прежде хотелось бы ознакомить читателя с краткой историей нахождения этого, на мой взгляд, ценного и чрезвычайно важного документа.

Этот документ был найден профессором русской истории университета Западного Онтарио (Канада) Д. Песпеловским. Документ принадлежит перу доктора Владимира Михайловича Зернова. Его отец, Михаил Степанович Зернов, до большевистского переворота был знаменитым московским врачом, филантропом и общественным деятелем, создателем бесплатных медицинско-санаторных учреждений в Ессентуках и Сочи.

Автор документа, В.М. Зернов, родился в Москве в 1904 году. После октября 1917 года эмигрировал с семьей в Югославию. Окончил в Белграде медицинский факультет, работал в Париже. Специализировался по иммунитету и физиологии изолированных органов. Вот полное содержание документа:
Документ № 3.

“Медицинские показания о болезни В.И. Ленина прогрессивным параличом”.

Дина Михайловна Мазе, занимавшаяся переводами книг по психиатрии и неврологии, рассказывала мне, что в начале 30-х годов она видела в Париже ее старого друга и сотрудника по России проф. Моск. Университета Залкинда 1411 (работавшего раньше у Бехтерева). Он остановился в Париже проездом в Америку на научный съезд. Проф. Залкинд, убежденный коммунист, рассказывал ей, что он был одним из тех, кому было поручено исследование мозга Ленина. Мозг Ленина, по его словам, представлял из себя характерную ткань, переродившуюся под влиянием сифилистического процесса. Через некоторое время в России был научный конгресс психиатрии и неврологии. Д.М. Мазе поручила ее знакомым французам, ехавшим на этот конгресс, разыскать проф. Залкинда и передать ему какое-то поручение. Французы никак не могли его найти. Наконец, кто-то из московских ученых сказал им: «Не ищите Залкинда, его уже нет в Москве». По-видимому, он был ликвидирован.

Проф. Павлов лично знал ученых, которым было поручено исследование мозга Ленина, и он подтвердил, что они нашли изменения, характерные для последствий сифилиса и прогрессивного паралича. Им под угрозой смерти было запрещено об этом говорить.

Париж, 6 декабря 1964 года.
Д-р Владимир Зернов
Прошу не опубликовывать этот документ в течение 10 лет. Вл. Зернов”.

На мой субъективный взгляд – обыкновенная эмигрантская сплетня, только отложенная на 10 лет. Сведений о том, что А.Б.Залкинду «было поручено исследование мозга Ленина», я не нашёл. Да и специализация у него была немного другая (об этом ниже).

Конечно, можно усомниться в достоверности завещания доктора Владимира Михайловича Зернова, но имеются принципиальные вопросы, которые не позволяют это сделать. Например, почему известный врач и ученый А.Б. Залкинд в начале 30-х неожиданно исчезает, и после 1933 года его имя в справочной литературе перестает упоминаться?

Сначала всё-таки о специализации «известного врача и учённого». А.Б.Залкинд внёс свой вклад в сокровищницу мировой науки следующими научными исследованиями: «Революция и молодежь», «Половой вопрос в условиях советской общественности» «Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата» и т.п. Очень сомневаюсь, что автор столь специфических исследований очень уж уместно смотрелся бы у патологоанатомического стола.

Теперь о загадочном исчезновении автора «Двенадцати половых заповедей». Собственно, Арутюнов и сам с лёгкостью разгадал эту загадку. В конце книги (в примечаниях) он пишет: «Залкинд Арон Борисович (1889-?). Расстрелян большевиками в начале 30-х годов». «Убеждённый коммунист» «расстрелян большевиками»… Наверное, не Акиму Арутюнову проливать здесь слёзы.

Правда, по поводу трагической кончины А.Б.Залкинда есть и несколько другая информация: «Залкинд Арон Борисович (1886-1936) - Российский психолог, один из лидеров отечественной педологии, главный редактор журнала "Педология" (1928) и председатель комиссии по планированию исследовательской работы по педологии при Наркомпроссе (1928). Окончил медицинский ф-т МГУ (1911), директор Петроградского психотерапевтического института (1917-1920), Московского Психологического института (1930). Развивая идеи психоанализа, Залкинд впоследствии являлся инициатором перестройки психологии на основе марксизма, возглавив в 1920 году социогенетическое направление в детской психологии. В центре его исследовательских интересов были проблемы детских коллективов, в том числе проблема лидерства (вожачества), периодизация психического развития, вопросы детской сексуальности. Будучи одним из лидеров отечественной детской психологии З. пережил вместе с ней все ее взлеты и падения, в том числе постановление 1936 года ЦК ВКП (б) "О педологии", объявлявшем о директивном закрытии педологии, которая была объявлена "лженаукой". Инфаркт, полученный им при чтении этого постановления, привел Залкинда к скоропостижной смерти. Рассматривая в своих работах "Педология в СССР" (1929), "Основные вопросы педологии"(1930) "Половое воспитание" (1928) закономерности развития детской психики, З. не отрицал большой роли биологических факторов, так как сама идея построения психологии на основе материализма исключала возможность игнорирования материальных основ психики».

Неплохую комбинацию провернули большевистские изуверы! Для устранения говорливого профессора, они объявили «лженаукой» целую отрасль психологии, чем спровоцировали у него инфаркт.

Почему на публикацию завещания В.М. Зернова не отреагировало Министерство здравоохранения СССР?

А зачем реагировать на всякий бред? Этим можно только поощрить других идиотов на подобные же выходки.

Не думаю, что, публикуя свою статью о ранении и болезни Ленина, академик Б.В. Петровский не был осведомлен о документе, опубликованном в журнале “Посев” в январе 1984 года. Я более чем уверен, что такой крупный ученый, как академик Б.В. Петровский, был знаком с выводами консилиума врачей, который проходил 21 марта 1923 года, а также с публикацией записей в дневниках профессора А. Штрюмпеля, содержанием книги профессора М. Нонне и статей доктора В. Флерова. Но поскольку мнения и выводы упомянутых выше врачей не нашли отражения в работах Б.В. Петровского, то мне самому придется ознакомить читателя с ними. Начну с профессора А. Штрюмпеля, и вот почему: мне давно хотелось ознакомиться с первоисточником, а не ограничиться информацией, дошедшей до меня из третьих рук. И это, к счастью, удалось. Так, в начале октября 1997 года, находясь во Франкфурте-на-Майне, я ознакомился с содержанием дневниковых записей профессора Штрюмпеля, которые были опубликованы в газете “Frankrurter Allgemeine Zeitung”.

Как мало нужно человеку для счастья! Всего лишь «узнать», что человек в мучениях умер семьдесят лет назад именно от сифилиса головного мозга. Кстати, сам Штрюмпель пережил Владимира Ильича всего на один год. От чего он скончался, я, честно сказать, не знаю. Скажу только, что когда именитый профессор обследовал Ленина, ему было ровно 70 лет.

Все, что записывал Штрюмпель, конечно, интересно, особенно специалистам. Но я проявлял повышенный интерес к диагнозу болезни Ленина, который был поставлен этим знаменитым, всемирно признанным неврологом и невропатологом. Вот дословное содержание диагноза: “Эндартериит люеса” с вторичными очагами размягчения, вероятнее всего. Но люес несомненен. (Вассерман в крови и спинномозговой жидкости негативный. Спинномозговая жидкость нормальная.) Лечение, если вообще возможно, должно быть специфическим” (выделено мной. — А.А.).

Во-первых, «негативный» значит «отрицательный». Но не это главное, так как на поздних стадиях развития сифилиса головного мозга, реакция Вассермана часто «не срабатывает». Дело в том, что трудность в постановке диагноза в случае с сифилисом состоит в том, что его симптомы относятся и к другим болезням, в связи с чем сифилис иногда называют «великим имитатором».

Снова обращусь к статье Ады Горбачёвой:

«Как ни странно, сифилис оказался бы меньшим из зол. При нем возможно лечение. Профессор Г.И. Россолимо сказал А.И. Ульяновой: "Положение крайне серьезное, и надежда на выздоровление явилась бы в том случае, если бы в основе мозгового процесса лежали бы сифилитические изменения". В конце мая Ленина консультировал профессор А.М. Кожевников - специалист по сифилитическим поражениям мозга. Он взял у больного кровь и спинномозговую жидкость для исследования на реакцию Вассермана. Затем Ленину назначили инъекции мышьяка и сальварсана - средств, которыми тогда лечили сифилис. Поняв, от чего его лечат, он грустно пошутил: "Может быть, это и не прогрессивный паралич, но, во всяком случае, паралич прогрессирующий".

Из Германии приехали крупнейшие специалисты по нейросифилису профессора Штрюмпель и Нонне, психиатр Бумке, из Швеции - Геншен, специалист по болезням головного мозга. Высокий консилиум, в котором принимали участие также Семашко и Кожевников, пришли к заключению, что, возможно, болезнь сифилитического происхождения. Хотя реакция Вассермана в крови и спинномозговой жидкости была отрицательная, Штрюмпель ставит диагноз: сифилитическое воспаление внутренней оболочки артерий с вторичным размягчением мозга. Ленину снова стали проводить противосифилитическое лечение».

Теперь о том, как работал этот консилиум (Александр Грудинкин «В поисках тайны Ленина»): «Девятого марта 1923 года, после третьего, очень тяжелого инсульта, болезнь Ленина перешла в критическую стадию. Он потерял речь; правая сторона его тела была парализована. Советское правительство обратилось за помощью еще к четырем известным немецким врачам: терапевтам и неврологам Максу Нонне, Оскару Минковски, Освальду Бумке и Адольфу Штрюмпелю. Вместе со шведскими и российскими коллегами они составили международный консилиум, заседавший под руководством Семашко с марта по апрель 1923 года. Его участники обсуждали диагноз и способы излечения Ленина.

В ту пору во всех сомнительных случаях врачи следовали правилу "In dubio suspice luem" ("В сомнительных случаях ищите сифилис"). Не случайным было и приглашение Макса Нонне, автора классического справочника "Сифилис и нервная система" (1902) и одного из авторитетных специалистов в этой области, умевшего как никто другой диагностировать поздние формы сифилиса.

Однако догадка была опровергнута. "Абсолютно ничто не свидетельствовало о сифилисе" - записал впоследствии Нонне. Впрочем, само присутствие этого врача породило слухи о сифилисе у Ленина. В биографиях Ленина все еще можно встретить отголосок этих слухов.

Участники консилиума "прилагали всяческие усилия сохранить жизнь Ленину, поскольку... после его смерти ожидались: приход к власти радикального крыла [партии], отмена новой экономической политики, разрыв любых торговых отношений с заграницей и полный экономический крах России", - вспоминал смятение умов во время болезни Ленина психиатр Освальд Бумке. Он же приводит такую выразительную психологическую зарисовку: "Как правило, ежедневно в приемной Ленина... дежурили восемь врачей, шесть русских и два немца... Русские врачи были необычайно хорошо подготовлены в медицинском отношении, все они были хорошими диагностами и блестящими исследователями, некоторых осеняли великолепные научные идеи. Одного им недоставало - способности действовать. Во время многочасовых дискуссий мне часто казалось, что я вижу перед собой точную копию российского генштаба, который в самые тревожные моменты Мировой войны пускался в такие же длинные дебаты в поисках лучшей стратегической идеи... Нередко мы часами спорили о мерах, которые у нас принимают помощник врача или медсестра. Когда же эти переговоры, подчас прерываемые рассуждениями... о русской и немецкой душе, о каком-нибудь научном труде или вопросе мировоззрения, приносили хоть какой-то результат, внезапно один из русских врачей вновь заводил ту же волынку: "А вы не думаете, что лучше бы сделать то-то и то-то?"

В конце концов, кто-нибудь из немецких врачей брал на себя смелость, выписывал рецепт и заботился о том, чтобы бумажка с рецептом была не позабыта на столе, а отдана в аптеку"».

А теперь предоставим возможность сделать как бы резюме доктору В. Флерову.

“...В медицинской литературе, — пишет Флеров, — описано немало случаев, когда первая и вторая стадии (сифилиса. — А.А.) протекали незаметно и только явления третьей стадии вели к установлению диагноза. Вероятно, так могло бы быть с Лениным: замедленный наследственный или приобретенный сифилис прошел незаметно, а поскольку обе формы ведут к одинаковым изменениям мозга, то для диагноза их дифференциация не важна.

Симптоматика болезни Ленина более походит на сифилис сосудов мозга, чем на прогрессивный паралич. Диагноз профессора Штрюмпеля, неопубликование микроскопического исследования мозга и подбор врачей (Штрюмпель, Бумке, Нонне и Осипов), а также множество косвенных данных делают сифилис гораздо более вероятным, чем артеросклероз. Отсюда следует, что советские органы фальсифицировали диагноз и результат вскрытия”.

Отсюда следует только одно: доктору Флерову очень хотелось, чтобы у Ленина диагностировалось именно это заболевание. Достаточно сравнить робкие: «вероятно, так могло бы быть» и «делают гораздо более вероятным» с решительным: «отсюда следует». На самом деле, это только доктор Флеров может с лёгкостью заочно «диагностировать» сифилис. Менее продвинутые доктора обычно воздерживаются от этого и в менее сложных случаях. «Подбор врачей» и прочие «косвенные данные» говорят исключительно об одном: врачи обязаны были считаться с возможностью сифилиса.

Что касается других возможных диагнозов, снова приведу цитату из статьи Ады Горбачёвой: «Автор книги о болезни, смерти и бальзамировании Ленина академик Юрий Лопухин подробно проанализировал акт вскрытия. В мозгу обнаружены многочисленные очаги омертвения, преимущественно в левом полушарии. Картина поражения мозга объясняет течение заболевания: правосторонний паралич, трудности со счетом (сложение, умножение), что свидетельствует об утрате в первую очередь непрофессиональных навыков. Интеллектуальная сфера пострадала мало. Лопухин приводит такой пример. Когда Ленину в качестве успокаивающего средства врачи предложили играть в шашки, притом со слабым противником, он возмутился: "Что они, за дурака, что ли, меня считают?"

Типичных сифилитических изменений (гумм), особых опухолеподобных разрастаний, характерных для сифилиса мозга, не найдено. Мозг Ленина, который хранится в Институте мозга (созданном, кстати, когда-то специально для его изучения), много раз исследовался, в том числе крупными патологами. Все они считают, что никаких признаков сифилитического поражения нет.

В 1924 г. тогдашний нарком здравоохранения Семашко в статье "Что дало вскрытие тела Владимира Ильича" писал: "Основная артерия, которая питает примерно две трети всего мозга, "внутренняя сонная артерия" при самом входе в череп оказалась настолько затверделой, что стенки ее при поперечном разрезе не спадались, значительно закрывали просвет, а в некоторых местах были пропитаны настолько известью, что пинцетом ударяли по ним, как по кости".

Что же привело к такому сильному атеросклерозу всего в 54 года? Юрий Лопухин считает, что роковую роль сыграло ранение во время покушения в августе 1918 г. Одна из пуль, выпущенных Каплан (или не Каплан?), попала в верхнюю треть левого плеча и, разрушив плечевую ость, застряла в мягких тканях надплечья. Другая пуля, войдя в левое надплечье, зацепила ость лопатки и сквозь шею вышла с правой стороны под кожу вблизи соединения ключицы с грудной костью. С уже расщепившейся от удара об ость лопатки зазубренной головкой она прошла через верхушку левого легкого, разорвав покрывающую ее плевру и повредив легочную ткань. В этом участке шеи расположена густая сеть кровеносных сосудов и проходит общая сонная артерия. Это главная артерия, питающая мозг. По мнению Лопухина, пуля не могла не разрушить густую сеть артерий и вен в этой области и не повредить или не контузить стенку сонной артерии. Затем пуля проскользнула позади глотки, столкнувшись с позвоночником и, изменив направление, попала на правую сторону шеи.

После ранения Ленин довольно быстро поправился. Но через полтора года у него начались головные боли, бессонница, частичная потеря работоспособности. Эти явления были связаны с недостаточностью кровоснабжения мозга.

В 1922 г. пуля из шеи была удалена. В операции принимал участие хирург В.Н. Розанов. По его воспоминаниям, никаких признаков атеросклероза у Ленина в то время не было.

Лопухин пишет, что дальше происходило постепенное сужение левой сонной артерии в связи с рассасыванием и рубцеванием тканей вокруг нее. В этой травмированной пулей артерии началось также формирование внутрисосудистого тромба. Тромб без всяких внешних проявлений постепенно увеличивался в размерах, пока не перекрыл просвет сосуда на 80%. Видимо, это произошло в 1921 г. Атеросклероз, который к этому времени был у Ленина, больше всего поразил наиболее уязвимое место - травмированную левую сонную артерию. Лопухин подкрепляет свое предположение мнением известного отечественного невропатолога З.Л. Лурье, который считал, что у Ленина "…была сужена левая сонная артерия не вследствие атеросклероза, а из-за стягивающих ее рубцов, оставленных пулей, прошедшей через ткани шеи вблизи артерии при покушении на его жизнь в 1918 году"».

Трудно не согласиться с доктором Флеровым, выводы которого, по сути дела, основаны на свидетельствах видных медицинских светил. Что же касается фальсификаций фактов, то это не вызывает у меня сомнения. В этом у идеологов большевиков имелся опыт.

И последнее по диагнозу болезни Владимира Ульянова.

Как известно, у Ленина с Крупской не было наследников. А прожили они вместе более четверти века. У Ленина не было и побочных детей, хотя известно, что у него было несколько любовниц. В чём же причина его бездетности? О ней вроде бы никто не писал. Этот вопрос относительно недавно привлёк внимание известного немецкого специалиста по истории медицины Гюнтера Гессе. По мнению доктора Гессе, причиной бездетности Ленина «могла стать смешанная инфекция – сифилис плюс гонорея».

Это вообще – полный бред! Г-н Гессе такой же «доктор», как Арутюнов – «историк».

Исключительно для примера приведу найденную в Интернете информацию (мне наплевать, насколько она достоверна, - суть не в этом): «Детей у революционной четы, как известно, не было. Последняя надежда рухнула в Шушенском. «Надежды на прилет маленькой пташки не оправдались»,— пишет Надежда Константиновна своей свекрови из ссылки. Выкидыш был вызван возникновением у Крупской базедовой болезни».

Следует отметить, что на публикацию Гессе российские врачи-ленинцы никак не отреагировали. Должно быть, не нашли аргументы, опровергающие мнение немецкого учёного.

А чего тут реагировать? Даже если принять во внимание доводы чудо-специалиста, то «могла стать», а могла и не стать. Мне вот что интересно: жена Ленина - Надежда Константиновна Крупская умерла в 1939 году в возрасте 70 лет без всяких признаков заболевания сифилисом.

Вот так врали большевистские лидеры и под угрозой смерти заставляли делать это всех, кто по воле судьбы оказывался под их властью. Исключением не являлись и врачи. Одни на лжи делали себе карьеру, а другие, не способные воспринять ложь как средство улучшения своего благополучия, погибали. К их числу относится А.Б. Залкинд.

К сожалению, врачи и ученые, подписавшие протоколы вскрытия и микроскопических исследований, не смогли перешагнуть барьер страха и пошли на сделку со своей совестью. Они прекрасно понимали, что их может ожидать, если в материалах экспертизы окажутся хотя бы незначительные факты или предположения, бросающие тень на авторитет вождя.

За этим особенно следил большевик Семашко. Я уже не говорю о Сталине. Именно по его указанию засекречивалось все, что было связано с болезнью Ленина. И самое ужасное то, что в этих омерзительных акциях принимали деятельное участие люди самой гуманной профессии — врачи, в их числе титулованные.

Переформулирую изречение известного историка-паппараци Акима Арутюнова: сохранение докторами врачебной тайны является акцией омерзительной.

Исследуя мозг Ленина, профессор Фохт на основе анатомического анализа выдвинул механистическую теорию гениальности. Суть этой теории аргументировалась наличием в мозге большого числа и своеобразно расположенных пирамидальных клеток. От этой теории в Кремле были в восторге. Но их радость и ликование были непродолжительными. Дело в том, что вскоре после сенсационного “открытия” профессора Фохта в немецкой Энциклопедии душевных болезней и в других изданиях выступил профессор Шпильмейер с утверждением, что такого рода большое число пирамидальных клеток имеются и у... слабоумных.

Возможно, радость и ликование Акима тоже преждевременны. Ещё неизвестно, сколько пирамидальных клеток имеется в его собственном мозгу.