Павлов Дмитрий Васильевич/Ленинград в блокаде/Военные действия на северо-западном направлении (июнь-сентябрь 1941 года)

Ленинград в блокаде
автор Павлов Дмитрий Васильевич

Военные действия на северо-западном направлении (июнь-сентябрь 1941 года)

Весной 1941 года в Восточной Пруссии, на границе с Советским Союзом, фашистское правительство Германии сосредоточило крупную группировку войск. В ее состав входили 31 пехотная, танковая и моторизованная дивизии и 4-я танковая группа. Общая численность войск достигала более 500 тысяч человек. Войска были отлично вооружены и оснащены наиболее совершенными средствами связи. Командование группой «Норд» Гитлер возложил на фельдмаршала фон Лееба.

Лееб, рождения 1876 года, перед приходом Гитлера к власти занимал должность командующего VII военным округом в чине генерал-лейтенанта. Гитлер, как об этом свидетельствуют документы, относился к Леебу сдержанно за его религиозные убеждения, острый язык и недоброжелательные высказывания о национал-социалистах. Но учитывая его деловые качества, а также то, что Лееб пользовался поддержкой офицерского корпуса как представитель «старой гвардии императорских кадровых офицеров», Гитлер назначает его командующим 2-й армейской группой. В 1938 году Лееб участвует в оккупации Судетской области. В 1940 году он выдвигается на пост командующего армейской группой «Ц». Под его командованием немецкие войска осуществляют прорыв «линии Мажино». За одержанную победу во Франции в июле 1940 года Лееб торжественно производится в чин генерал-фельдмаршала и награждается рыцарским крестом. Оценивая Лееба как способного генерала, Гитлер решается доверить ему осуществление плана нападения на Советский Союз на северо-восточном направлении.

У солдат и офицеров немецкой армии было приподнятое состояние духа. Они смотрели на себя, на свою армию, как на могучих голиафов, свергающих на пути все преграды. Буйные силы реваншистов всячески поддерживались и разжигались печатью, радио, речами фашистских государственных деятелей, которые толкали свою армию на обширные пространства Востока к новым победам, грабежам и насилиям.

23 июня, на второй день войны, линия фронта, занимаемая 8-й и 11-й советскими армиями, была прорвана танковыми частями противника. Управление войсками со стороны штабов нарушилось, части начали в беспорядке отходить. Действия советских войск осложнялись тем, что все дороги оказались забитыми огромными людскими толпами. Строительные рабочие укрепполосы (более 80 тысяч человек) и беженцы приграничных районов двинулись в глубь страны, преграждая путь войсковым соединениям. Рабочим, семьям военнослужащих, многим колхозникам пришлось покинуть свои дома внезапно; большинство из них не успело захватить даже верхней одежды. Немало взрослых и детей погибло в пути от вражеских бомб и пулеметов. Через несколько дней войска фон Лееба, захватив Литву и Латвию, вступили в пределы Российской Социалистической Федеративной Советской Республики. Передовые моторизованные части устремились к Пскову. Действия вражеских полевых войск активно поддерживал их 1-й воздушный флот. С северной стороны на Ленинград наступали через Карельский перешеек финские войска в составе 7 пехотных дивизий.

С первого дня войны Прибалтийский военный округ был преобразован в Северо-Западный фронт, имевший в своем составе 12 стрелковых, две мотострелковые и четыре танковые дивизии. По количеству войск силы Северо-Западного фронта были меньше наступающей группировки Лееба, кроме того, немцы имели превосходство в танках, автоматах и особенно в авиации. Но главное преимущество врага заключалось в том, что он имел возможность наносить удары нашим войскам по частям, пользуясь тем, что советские дивизии были разбросаны и находились далеко от границы. Строительство Либавского, Шауляйского и других укрепрайонов не было закончено к моменту нападения гитлеровских полчищ. Против концентрированных сил противника вначале сражались части прикрытия Северо-Западного фронта, потом моточасти, затем резервы, которые подходили на пятые-седьмые сутки с начала войны с дальних мест своего расположения. При такой дислокации наших частей немецко-фашистские войска имели явное превосходство в силах и одерживали победы, хотя и несли при этом тяжелые потери.

* * *

Отжимая советские части, фашистские войска с каждым днем все ближе и ближе подходили к своей заветной цели. Их путь освещался пожарами, порывы ветра доносили пепел и дым в предместья Ленинграда. С болью в сердце, с глубокой печалью население покидало рабочие поселки, города, села, уничтожая при этом посевы, угоняя скот, и по многочисленным полевым и шоссейным дорогам двигалось на восток. Главная масса беженцев остановилась в Ленинграде.

Опираясь на активную помощь населения, советское командование форсировало строительство оборонительных полос вокруг Ленинграда, бросало в бой все имевшиеся резервы, чтобы остановить продвижение врага. По призыву правительства ленинградцы в короткий срок сформировали десять дивизий народного ополчения, сыгравших выдающуюся роль в защите города. Личный состав этих дивизий был крайне пестрым: молодежь, впервые взявшая винтовки, и люди зрелого возраста, имевшие опыт гражданской войны; одни — физически крепкие и выносливые, другие — слабые здоровьем. На скорую руку проходили ополченцы обучение и спешно направлялись на фронт. Скороспелая подготовка новых формирований принесла немало жертв, но она была вызвана суровой необходимостью боевой обстановки.

20 августа собрался партийный актив города. С сообщением о положении на фронте выступил К. Е. Ворошилов. Он показал на карте расположение противника и наших войск. Линия фронта была ломаная, на Красногвардейском (Гатчинском) участке враг подошел довольно близко к Ленинграду. Все свои ударные силы немцы сосредоточили на передней линии. На это обстоятельство обратили внимание актива К. Е. Ворошилов и А. А. Жданов. Затаив дыхание слушали коммунисты каждое слово о мерах борьбы с врагом, намечаемых командованием. «Положение, как видите, довольно трудное, — говорил К. Е. Ворошилов, — но у нас есть возможность не только задержать продвижение противника, но разбить его и уничтожить. Имейте в виду, что враг разовьет бешеную атаку, будет применять и авиацию, и артиллерию. Артиллерии у нас хватит. Поединок мы с ним организуем неплохой. Надо производить больше снарядов, мин и минометов. Врага мы не только не пустим в Ленинград, но и расколотим его здесь. Ленинград станет для него могилой».

Выступая на этом же активе, А. А. Жданов сказал: «Наступил момент, когда все большевистские качества должны быть приведены в действие. Без всякой фразеологии готовиться к защите Ленинграда. Здесь должно быть организовано тесное взаимодействие между подступами к городу и самим городом. Задача состоит в том, чтобы накоротке обучить людей самым главным, самым необходимым приемам борьбы: стрельбе, бросанию гранаты, уличному бою, рытью окопов, переползанию. Молодежь и подростков необходимо привлечь на вспомогательные работы в рабочих батальонах: подноска снарядов, воды, для связи и т. д. Надо сделать так, чтобы никто не был простым наблюдателем, и провести в самое минимальное время такую же мобилизацию трудящихся Ленинграда, как это было сделано в 1918—1919 годах. Нужно побороть в себе элементы неорганизованности и благодушия. Враг у ворот. Вопрос стоит о жизни и смерти. Либо рабочий класс Ленинграда будет превращен в рабов и лучший его цвет будет истреблен, либо соберем все в кулак и ответим двойным ударом, устроим фашизму могилу под Ленинградом. Все зависит от нас. Будем крепкими, организованными, сильными, и победа будет за нами» [1].

Файл:Воины народного ополчения. Июль 1941 г..jpg

Воины народного ополчения. Июль 1941 г.

Партийная организация развернула в помощь командованию энергичные действия по отбору волевых и физически сильных добровольцев для партизанской борьбы. Военный совет направил в тыл неприятельской армии несколько отрядов численностью до тысячи человек каждый. Давая указания командирам партизанских отрядов, К. Е. Ворошилов говорил: «Противник дерзок, нахален, рассчитывает на нашу неорганизованность, продвигаясь вперед небольшими группами без разведки, полагая, что Советская власть никому не нужна и бояться некого, мер предосторожности принимает мало, нужно этим воспользоваться. У нас мало сил, требуется некоторое время, пока окрепнем. Противника надо задержать ударами по тылам, по коммуникациям, главным образом в ночное время. Этого зарвавшегося врага надо крепко бить с тыла. У вас в отрядах будут потери, но враг потеряет в десять раз больше. Вас будет поддерживать население в этом благородном деле».

Райкомы партии установили постоянное наблюдение за бесперебойной работой важнейших промышленных предприятий. Между заводами была полная взаимосвязь и хорошо поставленная кооперация, что обеспечивало высокую производительность. Заводы и фабрики, выпускающие предметы ширпотреба, на две трети своей мощности переключились на выпуск боеприпасов, средств связи, электротехнического оборудования и других предметов войны. По призыву городского комитета партии все трудоспособное население вышло на строительство оборонительных сооружений вокруг Ленинграда и второй защитной полосы, проходившей по линии: Финский залив — поселок № 3 — станция Предпортовая — Окружная железная дорога — Рыбацкое — Уткина заводь — Сосновка — станция Ржевская — Новая деревня — Старая деревня — Финский залив. Вся зона разбивалась на шесть секторов. Во внутренней оборонительной полосе, так же как и на подступах к городу, были созданы противотанковые рвы и стрелковые окопы полного профиля с развитой системой ходов сообщения. Укрепрайоны вооружались артиллерией, им придавались морские орудия как стационарные, так и корабельные. Каждое орудие и батарея имели заранее отведенные для них полосы ведения огня. Руководство строительством оборонительных полос было возложено на комиссию из пяти человек во главе с членом Военного совета секретарем горкома партии А. А. Кузнецовым. Комиссия имела право мобилизовать людей и материальные ресурсы, привлекать ученых и специалистов для проведения необходимых работ и фортификационных сооружений.

Файл:Ленинградцы строят противотанковые укрепления. Сентябрь 1941 г..jpg

Ленинградцы строят противотанковые укрепления. Сентябрь 1941 г.

Кузнецов обладал редкой работоспособностью, за порученное дело брался с желанием и верой в успех. И в данном случае в считанные дни, решающие успех обороны, он со всей силой пылкой натуры, с юношеским задором организует массы на сооружение защитного опоясывающего город вала. Большую часть времени Кузнецов проводил на строительстве, вникая в детали незнакомых ему сооружений, неустанно следя за поставкой материалов для строительства необозримой защитной полосы. Он, хорошо знавший производственные возможности крупнейших предприятий и широкий круг директоров, инженеров, мастеров, сообразуясь со знанием и опытом людей, привлекал их к выполнению заказов для необычной стройки. И. В. Сталин неоднократно непосредственно давал поручения Кузнецову по строительству оборонительных полос и подготовке населения к защите города. И надо сказать, что Кузнецов умело и быстро проводил их в жизнь. Его постоянная жизнерадостность, несмотря на трудности, привлекала к нему людей различных профессий. Ему верили и охотно выполняли его поручения. Быстрые, энергичные и продуманные меры, принятые ленинградцами, обеспечили строительство оборонительных полос на высоком современном инженерном уровне, что сыграло исключительную роль в защите Ленинграда.

...В апреле 1920 года В. И. Ленин говорил: «...всякий раз, когда наступал трудный момент в войне, партия мобилизовала коммунистов, и в первую голову они гибли в первых рядах, тысячами они погибли на фронте Юденича и Колчака; гибли лучшие люди рабочего класса, которые жертвовали собой, понимая, что они погибнут, но они спасут поколения, спасут тысячи и тысячи рабочих и крестьян» [2]. И на этот раз партия была на страже, 70% состава партийной организации Ленинграда и 90% комсомольской организации взяли в руки оружие. Коммунисты и комсомольцы шли на смерть первыми, преграждая путь врагу, проявляя беспримерный героизм. Родина и завоеванная кровью рабочих свобода были в опасности, и население по призыву партии дружно встало на защиту родной земли. Любовь к Отечеству всегда имела большую притягательную силу, но она с особой силой проявилась во время войны с фашистскими захватчиками.

На подступах к городу, на заводах и фабриках, на улицах и площадях — всюду шла кипучая работа многих сотен тысяч людей с сознанием полезности и необходимости своего труда. С задором и верой в победу они превращали город в крепость. Горожане и колхозники пригородных районов не покладая рук работали на строительстве укрепленной полосы. В короткий срок они создали оборонительный пояс противотанковых рвов длиной 626 километров, построили 15 тысяч дотов и дзотов, 35 километров баррикад. Гром артиллерийской канонады приближался, но он не пугал защитников, а торопил закончить начатое дело.

Солдаты и население были готовы к тому, чтобы не допустить врага в Ленинград, но если все же неприятелю и удалось бы ворваться в город, то и на этот случай был детально разработан план по уничтожению войск противника. Заводы, мосты, общественные здания были заминированы и по сигналу взлетели бы на воздух, груды камня и железа обрушились бы на головы вражеских солдат, завалы преградили бы путь их танкам. Гражданское население, не говоря уже о солдатах и матросах, было подготовлено к уличным боям. Идея борьбы за каждый дом не была актом самопожертвования, а ставила целью уничтожение вражеской армии. И как подтвердил позднее опыт Сталинграда, упорное сопротивление большого города может привести к поражению сильнейшей группировки противника.

* * *

Август оказался месяцем крайнего напряжения, особенно для тех, кто нес полную ответственность за военные усилия. В эти горячие дни работники штаба почти не смыкали глаз. Шли тяжелые бои на ближайших подступах к Ленинграду. Все, кто имел оружие, были брошены в бой. Как никогда требовалось неослабное руководство боевыми действиями. И в то же время опасность вторжения неприятеля в город отнимала много времени у командования на осуществление плана защитных мероприятий. Желая усилить оборонные меры, Военный совет Северо-Западного направления образовал 20 августа Военный совет обороны Ленинграда, возложив на этот орган: а) руководство работами по строительству оборонительной полосы вокруг и внутри города; б) обучение взрослого населения самым необходимым приемам ведения войны; в) увеличение выпуска вооружения и боеприпасов для нужд фронта и рабочих батальонов и ряд других функций.

Однако этот план Военного совета претерпел изменения.

21 августа товарищи К. Е. Ворошилов и А. А. Жданов были вызваны к проводу для переговоров со Ставкой. И. В. Сталин выразил недовольство, что без его разрешения создали Совет обороны города, и считал неправильным отсутствие Ворошилова и Жданова в этом органе, раз уж его образовали. Доводы Ворошилова и Жданова, что Военный совет обороны города создан, сообразуясь с реальной обстановкой, как сугубо вспомогательный орган для проведения некоторых защитных работ в помощь до крайности перегруженному Военному совету Северо-Западного направления и что они не вошли в Совет обороны города лишь потому, чтобы иметь больше времени для руководства боевыми действиями, от исхода которых зависела судьба Ленинграда, были отклонены. И. В. Сталин предложил пересмотреть персональный состав Совета обороны. Указание было тут же выполнено. Военный совет обороны города возглавил К. Е. Ворошилов, а в его состав вошли Жданов, Кузнецов, Субботин, Попков. В самые горячие дни сражений больших армий образовалось два органа, возглавляемые по существу одними и теми же лицами. Это было правильно, может быть, с точки зрения единства руководства, но практически приводило к путанице и смешиванию функций Военного совета направления и Военного совета обороны города, а также к чрезмерной загрузке Главнокомандующего вопросами, которые могли с успехом решаться другими сведущими людьми.

События развернулись так, что деятельность этого неудачно организованного органа ограничилась всего шестью днями.

Государственный Комитет Обороны, учитывая сложившуюся на северо-западном направлении обстановку, а именно занятие финнами северного берега Ладожскрго озера, в связи с чем управление войсками от Ладоги до Мурманска стало невозможным из Ленинграда, 23 августа принимает решение разделить Северный фронт на два: Карельский и Ленинградский, а Северо-Западный фронт непосредственно подчинить Верховному Главнокомандованию. В связи с этим 30 августа Военный совет обороны Ленинграда упраздняется, а все его функции передаются Военному совету Ленфронта. Эти решения ГОКО имели чрезвычайно важное значение и позволили:

а) командованию фронтов (Карельского, Ленинградского, Северо-Западного) руководить боевыми действиями войск на более коротком протяжении фронта и тем самым уделять больше внимания боевым операциям отдельных соединений и частей;

б) образовать более четкую систему руководства обороной Ленинграда.

* * *

Между тем немецкие дивизии, используя превосходство своих сил, вторгались все глубже и глубже в пределы нашей земли, терзая ее гусеницами тяжелых танков. 21 августа неприятельские части заняли станцию Чудово, перерезали Октябрьскую железную дорогу и через восемь дней овладели Тосно, развивая наступление на станцию Мга, район Ям-Ижора и Ивановское. После упорных боев 39-й моторизованный корпус противника 30 августа захватил крупный железнодорожный узел Мга. Последняя железная дорога, соединяющая Ленинград со страной, оказалась перерезанной.

Преследуя цель взломать нашу оборону и штурмом овладеть городом, немецко-фашистское командование ввело в бой более тысячи танков, до тысячи самолетов, большое количество минометов и артиллерии; враг превосходил советские войска в боевой технике в пять— шесть раз. Противник охватил Ленинград со всех сторон, нанося концентрические удары с юга, юго-запада и севера. Наибольшего успеха добились части 16-й армии противника. 8 сентября они вышли на южный берег Ладожского озера и захватили расположенный в устье Невы город Шлиссельбург (Петрокрепость). С этого дня Ленинград был блокирован с суши, а движение судов с Ладожского озера по Неве парализовано. В ночь на 9 сентября противник на участке Пороги—Шереметьевка пытался на плотах переправиться через Неву, но, понеся большие потери от огня рабочих отрядов, охранявших правый берег, от переправы отказался. Этот естественный рубеж полноводной и широкой реки явился надежным щитом для осажденных, под прикрытием которого они уверенно отбивали атаки противника.

Усилия неприятельских войск прорваться к Ленинграду с юга успеха не имели. На 21 августа в районе Луга наши части удерживали занимаемые оборонительные рубежи. Но в результате выхода противника к Гатчине с западной стороны и наступления 16-й армии немцев через Чудово к Колпино советские войска, находившиеся в районе Луги, оказались в крайне тяжелом положении. Им грозило полное окружение, и они вынуждены были с тяжелыми боями отойти на север (см. схему 1). 12 сентября немцы захватили Пушкин, Красное Село, Слуцк. Несмотря на многочисленные потери, они продолжали продвигаться вперед и 17 сентября вышли на южный берег Финского залива.


Файл:павловm1.gif


Схема 1. Положение сторон на Ленинградском фронте на 21 августа 1941 г.

С северной стороны наступающие финские войска 4 сентября заняли Белоостров, однако на другой день были выбиты из города, и до 11 сентября Белоостров находился в руках советских войск. 5 сентября неприятель овладел городом Олонец, через два дня финны подошли к реке Свирь. После упорных боев им удалось форсировать реку и 12 сентября захватить Подпорожье. Гигантские клещи, охватившие Ленинград, сжимались. Оставалось преодолеть небольшое пространство, чтобы передовые части немецкой армии, наступавшие с юга, соединились с финнами. Близость желанной цели придавала неприятельским войскам силу и упорство для яростных атак оборонительных линий советских войск.

Фашистская пропаганда, подогревая наступательный дух своих солдат, широко оповещала о том, что из Ленинграда эвакуируются учреждения, заводы, население и что город под ударами немецких войск и их союзников финнов не устоит и несколько дней.

* * *

Ленинград переживал тяжелые дни. Артиллерийские обстрелы города, налеты авиации, пожары участились. Эти предвестники наступающей фашистской армии повышали нервное напряжение людей. Немцы нажимали со всех сторон, но наиболее крупные силы танков и артиллерии они сосредоточивали на подступах к Урицку и в районе Пулковских высот. Штурм укрепленных позиций с небольшими перерывами продолжался до конца сентября. Вражеские солдаты, сопровождаемые танками, смело бросались в атаки, но каждый раз наталкивались на убийственный огонь осажденных, который косил их и сжигал танки. Сопротивление врагу возрастало с каждым днем, а силы неприятеля истощались. Не удалось немцам овладеть и Пулковскими высотами, господствующими над значительным районом сражения и позволяющими просматривать оборонительные полосы города. На северо-востоке обессиленные финны перешли к обороне на рубеже реки Свирь.

К 29 сентября линия фронта вокруг Ленинграда образовалась в виде трех огромных дуг, упиравшихся своими концами в водные пространства (см. схему 2). Две дуги замыкали город с юга и севера, образуя большое кольцо с общей площадью внутри него 2850 квадратных километров. Передний край местами проходил так близко, что фашисты имели возможность производить артиллерийский обстрел города. Третья дуга общим протяжением около 60 километров охватила приморское побережье с южной стороны, прижимая обороняющие части к морю. Защита приморского плацдарма была крайне тяжелой. Снабжение боеприпасами, снаряжением, продовольствием, медикаментами производилось морем, причем морской путь, пролегающий вдоль побережья, обстреливался противником, грузы приходилось завозить «а мыс Лисий Нос и оттуда в обход опасной зоны морем везти в Ораниенбаум. Глубина плацдарма составляла в, самом широком месте (Лубаново — Черная Лахта) 25 километров. Немцы предпринимали многочисленные атаки, стремясь сбросить советские части с оставшегося клочка земли в море, захватить мощные форты Балтийского флота Красную Горку и Серую Лошадь и при их помощи овладеть Кронштадтом и направить дула его пушек в грудь осажденной цитадели. Моряки-балтийцы и солдаты своей стойкостью и боевой отвагой удержали этот маленький клочок суши, столь необходимый для защиты города. (С этого плацдарма войска Ленфронта в 1944 году нанесли поражение противнику и сняли блокаду.)


Файл:павловm2.gif


Схема 2. Линия фронта под Ленинградом к 21 сентября 1941 г.

Неприятельские части, продвинувшись клином к Финскому заливу, захватили береговую полосу протяжением 20 километров от Петергофа до юго-западной окраины Ленинграда и причиняли ущерб обороняющимся, особенно войскам, расположенным на приморском участке. В свою очередь и фашистские войска в этом районе находились в незавидном положении. От мощного огня корабельной артиллерии и дальнобойных орудий фортов они несли большие потери.

Убедившись в бесплодности атак своих войск, штаб верховного командования гитлеровских вооруженных сил издает специальное распоряжение:

С 123
Верховное главнокомандование
вооруженными силами № 44
1675/41 тайн.
канц. начальника штаба
(отд. Л/1 опер.)
Гл. квартира фюрера
7.Х.41 г.
ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ АРМИЕЙ (операт. отд.)

Фюрер снова решил, что капитуляция Ленинграда, а позже Москвы не должна быть принята даже в том случае, если она была бы предложена противником.

Моральная правомерность этого мероприятия ясна всему миру. Если в Киеве взрывы мин замедленного действия создали величайшую опасность для войск, то еще в большей мере надо считаться с этим в Москве и Ленинграде. О том, что Ленинград заминирован и будет защищаться до последнего человека, сообщило само русское радио.

Следует ожидать больших опасностей от эпидемий. Поэтому ни один немецкий солдат не должен вступать в эти города. Кто покинет город против наших линий, должен быть отогнан назад огнем.

Небольшие неохраняемые проходы, делающие возможным выход населения поодиночке для эвакуации во внутренние районы России, следует только приветствовать. И для всех других городов должно действовать правило, что перед их занятием они должны быть превращены в развалины артиллерийским огнем и воздушными налетами, а население обращено в бегство.

Недопустимо рисковать жизнью немецкого солдата для спасения русских городов от огня, точно так же как нельзя кормить их население за счет германской родины.

Хаос в России станет тем больше, а наше управление и использование оккупированных восточных областей тем легче, чем больше население городов Советской России будет бежать во внутренние области России.

Эта воля фюрера должна быть доведена до сведения всех командиров.

По поручению начальника штаба верховного
командования вооруженными силами — Иодль.
[3]


Данная директива, не говоря о ее предельной циничности, характерна тем, что Гитлер и его штаб признали, что взять Ленинград штурмом нельзя. Командирам войсковых соединений предлагалось изменить тактику боя— вместо штурма начать осаду, воздушными бомбардировками и артиллерийскими обстрелами уничтожить город, а заодно и население, которое, по их признанию, будет защищаться до последнего человека.

Армии Лееба к концу сентября 1941 года вторглись в глубину Советского Союза на северо-западе более чем на 900 километров, нависнув черной тучей над Ленинградом. Важнейший город страны и войска Ленинградского фронта оказались в кольце окружения, а Балтийский флот прижат в угол Финского залива. Все это давало основание фашистской армии высоко держать голову и рассчитывать на победу.

Однако была и другая сторона этих успехов гитлеровской армии. Захват значительного пространства не был закреплен стратегическим результатом. Ленинград оставался в руках советских войск, и в связи с этим оказалась скованной более чем 300-тысячная армия неприятеля вокруг города. Временно завоеванная земля от Немана до Невы была обильно полита кровью. На 25 сентября 1941 года было убито и ранено более 190 тысяч немецких солдат и офицеров, потеряно 500 орудий и 700 танков. Коммуникации, связывавшие Восточную Пруссию с войсками действующей армии, чрезвычайно растянулись. Советское население, оставшееся на занятой врагом территории, находилось под постоянным наблюдением недремлющего ока гестапо и других нацистских органов, и все же в меру своих сил мужчины и женщины наносили фашистской армии удары в спину. Активно действовали партизаны. А впереди зима...

Войска Ленфронта, хотя и понесли тяжелые потери и находились в тисках блокады, не были разбиты, более того, они оказались в положении сжатой спирали, отчего становились более опасными и грозными.

Первый, наиболее острый период сражений за Ленинград не дал фашистской Германии желанного результата, цель не была достигнута, а время безвозвратно потеряно. И эту весьма неприятную сторону своих успехов Гитлер учитывал. Недовольный и встревоженный, он нервно выкрикивал: «Этот выживший из ума католик не способен понять и осуществить мой замысел быстрого захвата Ленинграда. Он носится со своим планом — занять оборону на северо-западном направлении — и предлагает наступление развивать в центре. Ему надо богу молиться, а не воевать». Никто не посмел перечить фюреру. В декабре 1941 года Лееб отстраняется от командования группой «Норд». Но, чтобы не вызвать за границей и внутри страны нежелательных разговоров и подозрений о неблагополучии на фронте, официально объявляется, что фон Лееб в связи с болезнью временно, по его просьбе, освобождается от командования, о чем Гитлер очень сожалеет и надеется на скорое выздоровление фельдмаршала. Поднятый на щит за победу на западе, Лееб исчез с политического горизонта через пять месяцев войны на Восточном фронте.

На пост командующего группой «Норд» Гитлер выдвинул генерал-полковника Кюхлера, который с большим рвением служил фашизму. В мае 1940 года под командованием Кюхлера 18-я немецкая армия вторглась в нейтральную страну Голландию. Сломив сопротивление ее немногочисленных, но храбрых войск, 18-я армия вступила в Бельгию. Преодолев сопротивление бельгийских вооруженных сил и овладев Антверпеном, Кюхлер вместе с другими немецкими армиями вступил во Францию, где и закончил войну выходом вверенных ему войск на побережье Па-де-Кале у Дюнкерка. За французскую кампанию Кюхлер был произведен в чин генерал-полковника.

Гитлер надеялся, что новый командующий группой «Норд» поправит дела своего незадачливого предшественника.

Пребывая в должности командующего более двух лет (с декабря 1941 года по январь 1944 года), Кюхлер также не изменил положения под Ленинградом и ни на шаг не продвинулся к победе. Осуществляя блокаду, он топил суда, доставлявшие продовольствие, сбрасывал на парашютах мины большой взрывной силы, с дальнего расстояния обстреливал город крупнокалиберными снарядами, не имея представления, куда они попадут. Все его действия доказывали, что Кюхлер стремился терроризировать население. Этот тиран прибегал к всевозможным хитрым и жестоким средствам. Вряд ли в летописях истории войн найдется еще такой генерал, который умертвил бы столько мирных людей, сколько Кюхлер. 30 июня 1942 года Гитлер специальным приказом отметил эти «высокие» заслуги Кюхлера перед фашистской империей и произвел его в чин генерал-фельдмаршала, что, впрочем, не помешало Гитлеру немедленно убрать Кюхлера с поста командующего и уволить его в отставку, как только советские войска в январе 1944 года полностью сняли блокаду Ленинграда.

Немецкая пропаганда, возглавляемая фанатически преданным Гитлеру Геббельсом, не замечала крушения стратегических планов верховного главнокомандования и продолжала на все лады восхвалять высокое полководческое искусство Гитлера, предвещая скорое падение окруженного. Ленинграда. Но, как известно, окружение не всегда означает победу. Фашистская пропаганда бесстыдно забегала вперед и хватала через край.

Все надежды на захват Ленинграда ставка Гитлера теперь возлагала на успешное проведение осады, на окружение города двойным кольцом, чтобы взять его голодом. Расстояние между правым флангом финских войск на реке Свирь и немецкими частями на рубеже восточнее Мга составляло 120—130 километров. Для воздействия на обороняющихся командование группы «Норд» решило предпринять глубокий обход Ленинграда с востока, выделив для этой цели 39-й моторизованный корпус, укомплектованный большим количеством танков. Командующему корпусом генералу Шмидту ставятся задачи:

а) закрыть доступ в город через Ладожское озеро;

б) соединиться с финнами на реке Свирь;

в) захватить Тихвин и далее двинуть войска на Вологду, перерезать коммуникации Карельскому фронту.

Битва в начале октября приняла острую форму борьбы за овладение коммуникациями: со стороны немцев — за ликвидацию последней артерии, питающей осажденных; со стороны советских войск — за прорыв блокады, за овладение потерянными дорогами.


Примечания

  1. Слова К. Е. Ворошилова и А. А. Жданова приведены по записям автора.— Прим. ред.
  2. В. И. Ленин. Соч., т. 30, стр. 464.
  3. Подписавший приведенный документ Йодль через пять лет был повешен как военный преступник.— Прим. авт.