Ноябрь, 1914

1-го ноября (14 ноября). Суббота. [1]

Дневники Николая [2]

В 10 час. утра прикатил в Гродну*. Принял начальствующих лиц и депутации от губерний. В 10 1/2 приехала Аликс с Ольгой и Татьяной. Радостно было встретиться. Поехали вместе в собор, а затем в два лазарета с ранеными. Погода была холодная и дождливая. Завтракали в поезде. В 2 1/4 отправился с коменд. Кайгородовым через город по Осовецкому шоссе. Доехал до форта № 4-й на холме. Выслушал доклад о работах по усилению обороны крепости.

Осмотрел форт и дальше батарею № 19. Вернулся в поезд около 5 час. По дороге вне города стояли войска, пришедшие с разных укреплений. Читал до обеда. В 10 1/2 тронулись на север.

  • Гродно.


Дневники в.к. Романова А.В. [3]

1 ноября вечером весь штаб переехал в Варшаву и разместился в Лозенках в здании бывшей школы подхорунжих. Как помещение, так и удобства для штаба превосходные. Желать лучшего нельзя. Но то, что мы все ожидали, а именно, что пребывание штаба в таком большом городе, где еще кроме того центр всех политических веяний, вызовет массу неудобств. Во-первых, стали все кому надо и кому не надо ездить в штаб представляться ген<ералу> Рузскому. Старику и без того много дела, да еще его тревожат. Кроме того, присутствие штаба вызвало в городе массу сплетен и толков, которые, без сомнения, имели исходной точкой штаб. Было еще одно неудобство, а именно, что из Варшавы не так легко переехать назад в случае необходимости. Вперед, конечно, сколько угодно, но назад вызовет панику. А что именно назад, может, нужно будет уехать, покажет последующее.

К нашему приезду дела на фронте представлялись в следующем виде. По общей директиве 2 ноября оба фронта должны были начать наступление на линию Ченстохов — Краков — Карпаты. Долго наш Северный фронт ждал этот день, как просил он ускорить его, указывая, что задержка даст противнику возможность окопаться и вывести главные силы и затем перебросить их на Торнское направление. Но штаб Верховного остался глух к нашим мольбам, ссылаясь главным образом на Южный фронт, который запоздал в своих операциях и не дошел до намеченной линии. Наш фронт возражал, что операции Южного фронта должны быть выделены в совершенно особую операцию, не связанную с Северным фронтом, иначе оба будут лишь друг другу мешать. Но ничего не повлияло, и мы стояли две недели друг против друга.



2-го ноября (15 ноября).Воскресенье.

Дневники Николая
Ночью дождь барабанил по крыше вагона. В 9 час. приехали в Двинск. После обычной встречи уехали с самого вокзала в моторе вчетвером в крепость. По всей дороге стояли запасные войска и ополченские дружины. В крепостном соборе были у обедни и затем осмотрели военный госпиталь. Видели там в 2-х палатах германских раненых. Оттуда поехали в город и посетили бараки местного земства. Вернулись в поезд с опозданием в 50 мин. Завтракали на ходу. В Пскове на остановке Мария П[авловна] вошла к нам на 10 мин. Читал все время. Мы нагнали потерянное время и прибыли в назначенный срок в 10 1/2 час. в Царское Село. Обнял Мари, Анастасию и Алексея, кот. проснулся, когда я к нему вошел. Вернулся очень довольный из своей интересной поездки.


Дневники в.к. Романова А.В.
Когда же 2 ноября, согласно общей директиве, наш фронт начал наступление, то со стороны Торно появились 3 корпуса, идущие вдоль Вислы, сметающие по дороге наши слабые линии I армии на правом фланге.



3-го ноября (16 ноября). Понедельник.

Дневники Николая

Сегодня дорогой Ольге минуло 19 лет. Читал, принял Боткина, погулял, принял доклады Григоровича и Кривошеина. В 12 ч. поехали к молебну в пещерном храме. Элла приехала к нам на один день. Днем погулял с Татьяной. Погода была отличная. До чая простились с Эллой, она уехала в Львов. Обедали семейно. Вечером успел даже почитать для себя.


Дневники в.к. Романова А.В.
Неприятель оказался к 3 ноября уже в 60 верстах за нашим правым флангом. Пришлось спешно переправить на левый берег Вислы 2[-й] корпус I армии. А затем, что и было самое трудное, повернуть на север II и V арм<ии>. Не имея железных дорог, было трудно быстро выполнить всю ломку фронта, и вот вся драма заключалась в том, успеют ли войска к 4 ноября вечером стать на свои места, чтоб принять бой.

Именно в этот день я выехал в Петроград, и Орановский дал мне карту для Государя, где было показано, как войска стояли для наступления и как их пришлось повернуть для опережения наступления со стороны Торна.



4-го ноября (17 ноября). Вторник.

Дневники Николая

Погулял отличным солнечным утром. До завтрака принял только Сухомлинова. Завтракал Дмитрий Шерем[етев]. Сделали большую прогулку по Баболовскому парку. Дядя Павел пил чай. В 6 час. принял Сазонова. Вечером имели утешение беседы Григория перед его отъездом на родину.



5-го ноября (18 ноября). Среда.

Дневники Николая

Тихий с небольшим морозом день. В 11 час. принял сербского посланника Спалайковича, доклад Маркова и в полдень нового посланника в Сербии кн. Трубецкого. Завтракал и обедал Мордвинов (деж.). Сделали большую прогулку вокруг всего Баболова. В 6 ч. принял Маклакова. Читал весь вечер.



6-го ноября (19 ноября). Четверг.

Дневники Николая

Поехал в город и в 11 час. прибыл в Морской корпус. Оба батальона были собраны в большом зале; там было отслужено молебствие по случаю корпусного праздника. Затем произвел 188 кораб. гардемарин в мичманы и назначил Алексея шефом корпуса. Состоялся парад, они молодецки прошли дважды церем. марш. Посетил больных в лазарете и осмотрел новый большой бассейн для обучения плаванию. На лестнице мне представились все вновь произведенные. Уехал в 12 1/2 и вернулся в Царское Село в 1.10.

Завтракал и обедал Саблин (деж.). Погулял с ним, Марией и Анастасией. Выпал снег при 1° мороза. В 4 часа принял Мамантова, а после чая Саблера.



7-го ноября (20 ноября). Пятница.

Дневники Николая

Утро было занятое до часа. Завтракали Андрей и Николай Михайлович. Погуляли всей семьей. Погода была тихая с легким морозом. После чая принял доброго Горемыкина. Читал. Вечером писал графу Воронцову о предположении моем поехать на Кавказ.


Дневники в.к. Романова А.В.
у Государя был 7 ноября к завтраку. Николай Михайлович, вернувшийся от Южного фронта, тоже был приглашен к завтраку. По лицу его видно было, что мое появление было для него очень неприятным. Он, вероятно, хотел за столом много говорить и по обыкновению все критиковать, но все время молчал или говорил вещи (простые), до войны не относящиеся. После завтрака я передал Ники карту и объяснил ему расположение армии. В углу кабинета стояло знамя австрийского полка, привезенное с Южного фронта.



8-го ноября (21 ноября). Суббота.

Дневники Николая

С утра шел снег, было 2° мороза. После короткой прогулки принял доклады Сухомлинова, Кочубея и гр. Нирода, т. к. Фредерикс опять нездоров.

Принял Гирса из Константинополя. После завтрака явилась депутация Л.-Гв. Московского полка по случаю полк. праздника. Командир полка Михельсон контужен, ротный ком. ранен 7 пулями и подпоручик тоже ранен. Погулял с детьми. В 4 ч. у меня был франц. посол Палеолог. В 6 1/2 поехали ко всенощной. Весь вечер занимался.



9-го ноября (22 ноября). Воскресенье.

Дневники Николая

Последние дни были тревожные вследствие очень неясных и кратких сведений о прорыве между нашими 1-ю и 2-ю армиями и о глубоком наступлении германцев именно в это пространство в направлении на Петроков. Слава Богу, к вечеру пришли более успокоительные донесения! Наши войска с разных сторон атакуют неприятеля. Дай Бог, чтобы наши успехи оказались решительными.

Утром принял Д. С. Арсеньева и брата Боткина. Были у обедни. После завтрака у меня сидел Воейков. Погуляли; тихо, 3° мороза. В 4 ч. посетили раненых офицеров в мал [ом] Дворц[овом] госп[итале]. Поехали вдвоем в Павловск. Пили чай с т. Ольгой, Костей и Маврой. Занимался до и после обеда.



10-го ноября (23 ноября). Понедельник.

Дневники Николая

Весь день ожидал известий, которые наконец пришли вечером: главные силы немцев отходят перед 2-ю и 5-ю армиями, но другими своими частями наступают еще на линию Лович — Сохачев.

Утром принял ген.-ад. кн. Васильчикова, вернувшегося из 9-й армии после раздачи георгиевских крестов от моего имени. Дмитрий

Шер[еметев] (деж.) завтракал и обедал. После прогулки заехали в Больш. дв., где лежат раненые офицеры. Вечер был посвободнее.



11-го ноября (24 ноября). Вторник.

Дневники Николая

В 9 1/2 поехали на павильон и осмотрели новый поезд-баню, очень практично оборудованный несколькими жел. дорогами. Вернулся домой до 10 ч. и принял Алека и затем Енгалычева. Погулял 1/4 часа. От 11 ч. принял доклады: Сухомлинова, Куломзина и Ермолова. Завтракал и обедал Мордвинов (деж.).

Погуляли в Баболове. Был серый день на ноле! В 6 час. принял Сазонова. Вечер тоже был свободный.


12-го ноября (25 ноября). Среда.

Дневники Николая

До 10 час. явился добрый Нилов и задержал меня почти до 11 час. Затем принял флиг.-ад. Михеева, вернувшегося из Феодосии, Юсупова из командировки в северные губернии, ген. Добронравова и Танеева. Завтракал и обедал Лейхтенбергский Коля (деж.). Приняли вдвоем молодого подпоручика и прапорщика 1-го пех. Невского полка, нашедших полковое знамя закопанным в Вост. Пруссии недалеко от границы. Сделали прогулку в Баболове.

До обеда усиленно читал.

Известия пришли очень хорошие.



13-го ноября (26 ноября). Четверг.

Дневники Николая

Немного погулял и затем принимал до часа с 1/4. После завтрака поехали на освящение поезда имени Аликс на 360 раненых. Погулял еще полчаса и в 3.50 отправились в Петроград. У Аликс в Зимнем происходило заседание Верховного Совета; а я поехал в Аничков и пил чай с Мама и т. Ольгой.

Около 6 ч. Аликс приехала с О[льгой] и Т[атьяной]. Мы вернулись в Ц. С. к 7 час. Читал до и после обеда.



14-го ноября (27 ноября). Пятница.

Дневники Николая

Не верится, что сегодня двадцатилетие нашей свадьбы! Редким семейным счастьем Господь благословил нас; лишь бы суметь в течение оставшейся жизни оказаться достойным столь великой Его милости!

В 10.20 поехали в город в Аничков по случаю дня рождения дорогой Мама. Были у обедни и завтракали с немногими членами семейства. В 3 ч. вернулись в Ц. С. Погулял. Таяло, было темно. В 6 ч. принял Барка. До этого приняли вместе трех солдат Георг. кавал., которые собственноручно взяли два австр. знамени. Один Томского пех., а два Колыванского полков.



15-го ноября (28 ноября). Суббота.

Дневники Николая

Принял полк. Гартмана, командующего Л.-Гв. Конным полком. После завтрака — гр. А. Д. Шереметева, вернувшегося из 3-й армии ген. Радко Дмитриева — для раздачи отличившимся георгиевских крестов.

Завтракал Фредерикс после своего доклада. Погуляли вокруг всего парка. От 4 до 5 ч. у меня был Маклаков. Поехали ко всенощной. Вечером занимался.



16-го ноября (29 ноября). Воскресенье.

Дневники Николая

Встал поздно. В 10 1/2 поехали к обедне. Завтракал и обедал

Н. П. Саблин (деж.). Сделали хорошую прогулку в Баболовском парке. Была оттепель и дул сильный SW. Читал и писал до 8 час. Особых известий из-за Вислы не было.



17-го ноября (30 ноября). Понедельник.

Дневники Николая

Погулял четверть часа; был занят до завтрака и после него до 3 час. Поехал в город к Сергею, кот. все еще болен суставным ревматизмом. Посетил раненых небольшого лазарета устроенного Георгием в большой зале. От них поехал к Мама и пил чай с т. Ольгой и Ксенией. Простился с ними и вернулся в Ц. С. в 7 час. Читал и укладывался после обеда.


Дневники в.к. Романова А.В.
15 ноября я выехал обратно в Варшаву и 17 ноября прибыл туда с мамá к 11 [ч.] 40 [м.] утра. Положение на фронте сильно изменилось за эти 14 дней. Был прорыв у «Бруина», правый фланг отодвинут назад, и на всем фронте отчаянные бои все время. Потери огромные. В личном составе тоже произошли большие перемены. Генерал Рузский 16 ноября ездил в Седлец на свидание с Верховным и Ивановым, и там было решено командующего I армией Ренненкампфа сменить за старые грехи ко всеобщей радости. Командующего II армией Шейдемана за целый ряд ослушаний, крайнюю нераспорядительность и даже панический ужас тоже сменить.

Командующим I армии назначили генерала Литвинова, а для II армии предложили генерала Куропаткина. Он сам очень просил ему дать хоть корпус. Но так как генерал Куропаткин с прошлым, решили обождать приезда Ники в Ставку. Ответ получился отрицательный, без объяснений. Временно назначили генерала Алиева, командира IV корпуса.

Перед своим отъездом я условился с Орановским, что буду у него каждый день в 9 ½ [ч.], чтобы читать телеграммы и быть в курсе дела.



18-го ноября (1 декабля). Вторник.

Дневники Николая

В 9 1/2 поехали к молебну и затем в поезд. В 10 час. отправился в путь. Была оттепель, дуло, шел дождь. Много читал. Со мною едут: Бенкендорф, Нилов, Воейков, Орлов, Дрентельн, Дм[итрий] Шереметев, Саблин и Федоров. Вечером поиграл в домино и лег рано.


Дневники в.к. Романова А.В.
Вот и 18 ноября>я и приехал к нему. Читали сводку, отмечали расположение всех войск, затем последние донесения.

Неприятель в итоге собрал 11 ½ корпусов на правом берегу Вислы. Сила, конечно, огромная, но и нас немало. 12 корпусов. Но вот где драма. Состав всего фронта (около 18 корпусов) равнялся 16 ноября 175 000 вместо 600 000. То есть ¼ и пополнения не идут. Вопрос теперь сводится к тому: удержать свои позиции до подхода пополнений, привести войска в порядок и затем лишь мыслить о наступлении. Вот почему был отдан приказ укрепить весь фронт усиленным профилем. Провести проволочные заграждения и держаться. Противник каждый день усиленно атакует наши позиции у Ловича и Лодзи и старается обойти наш левый фланг.



19-го ноября (2 декабля). Среда.

Дневники Николая

Выспался отлично. После чая читал. В 12 час. приехал в Барановичи, где вошел Николаша. В 12 1/2 поезд дошел до Ставки. Завтракал со всеми старшими из Штаба. Затем был доклад по боевым действиям. В 2 1/2 пошел гулять и сделал весь круг. Было тепло с небольшим дождиком. До обеда читал бумаги. Обедали в числе других четыре иностранные генерала. Вечером разговаривал с Николашей и Янушкевичем. Известий с фронтов не было; узнал сегодня только подробности ранее происходящего.



20-го ноября (3 декабля). Четверг.

Дневники Николая

Встал около 9 час. Погода была мягкая; на остановках было приятно поразмять ноги. В 2 часа прибыл в Смоленск. Обычная встреча на станции. Поехал с Бенкендорфам в собор. Шпалерами стояла масса войск — около 36 тыс. чел. Посетил четыре лазарета и видел около 1 тысячи раненых и больных. Опоздал с отъездом на час 3/4. Настроение в Смоленске бодрое, хорошее. Читал вечером для своего удовольствия.



21-го ноября (4 декабля). Пятница.

Дневники Николая

В 9 час. приехал в Тулу. После встречи на станции поехал с Бенкендорф [ом], как всегда в моторе, в собор. По окончании архиерейской обедни отправился на Оружейный Имп. Петра Великого завод. Подробно осмотрел его и обошел все мастерские, работавшие полным ходом. Вспомнил о пребывании там в 1887 г. Посетил лазарет для раненых при заводе, на его средства содержимый, вернулся в поезд к завтраку. В 3 1/2 осмотрел в городе еще три лазарета и около 6 1/2 ч. покинул Тулу, очень довольный приемом. Всю ночь простояли на ст. Мценск.



22-го ноября (5 декабля). Суббота.

Дневники Николая

Сегодня все мы встали рано, ибо в 8 час. утра подъехали на ст. Орел. После обычного приема должностных лиц и депут. с хлебом-солью, поехал по знакомой дороге в город. Много войск и учащихся стояло шпалерами. Посетил собор и несколько лазаретов. В 11 1/4 сел в поезд и прибыл в Курск в 2.20. Погода стояла серая, но не холодная. Вокзал в 6 верстах от города. Тоже много войск и новобранцев. Заехал в собор и затем в три лазарета. Уехал из Курска усталый в 7 1/2 час. Обедал с аппетитом.

Вечером читал бумаги. Ночь поезд простоял на известной станции Сажное.


Дневники в.к. Романова А.В.
Этот обход был сегодня, 22 ноября, взят в тиски, и мы ждем отступления обходной колонны. На самом правом фланге, в районе Илова, были частичные отступления, но с возвращением на старые места. Конечно, будь наши корпуса в полном составе, вопрос обстоял бы иначе, и мы могли бы перейти в наступление, но, имея лишь ¼ всего состава, трудно что-либо предпринять. Конечно, не следует забывать, что и противник понес большие потери и его корпуса не в блестящем виде. Он до сих пор наступает густыми колоннами, неся при этом большие потери.

Итак, мы теперь стоим на месте, закапываемся, и лишь левый фланг придется отвести за Лодзь на линию Тоглашова. Но это последнее наше предположение зависит от Ставки, и мы очень боимся, что не дадут. А это крайне необходимо, ибо V армия имеет ужасно изломанную линию, благодаря чему корпуса растянуты. Осадка назад сокращает боевую линию на ?, что, принимая во внимание слабый состав корпусов, крайне необходимо и, главное, выгодно. Линию предполагаемого отхода укрепляют усиленно. Наша гвардейская кавалерия имела блестящее дело под Петраковым, где ей пришлось удержать наступление целого корпуса, что и было выполнено. К сожалению, командир пехотных гренадеров ... был тяжело ранен и привезен к нам в госпиталь. Сегодня, 22 ноября, положение его было безнадежное.

По поводу вакансии на должность командующего II армией у нас имелось предположение, что туда назначить Алексеева, начальника штаба Южного фронта, а на место Алексеева назначить Данилова (Черного). Все это подтверждает предположение, что хотят избавиться в Ставке Верховного от Данилова. Уже давно на него была масса нареканий, и даже Ники об этом знает. Многое о нем я уже писал выше, но за последнее время подобные факты стали вновь повторяться и, главное, он мешает всем операциям.



23-го ноября (6 декабля). Воскресенье.

Дневники Николая

В 9 час. прибыл в Харьков. В знакомой большой зале был прием. Затем поехал в собор, где арх. Антоний отслужил обедню, кот. продолжалась час и 3/4. Посетил раненых в трех клиниках университета и в доме дамского комитета. Завтракал в поезде. В 2 1/2 продолжал объезд лазаретов и окончил его посещением распределительного пункта около вокзала. Ровно в 4 часа уехал из Харькова дальше на юг, очень довольный встречей и порядком в городе и внешним видом войск.

После обеда поиграл в кости.


Дневники в.к. Романова А.В.

Сегодня при разборе бумаг между прочими было сообщение генерала Сиверса, командующего X армией, что за последнее время наблюдалась массовая сдача в плен, даже целыми ротами в 84[-й] пехотной дивизии. В одном случае сдалось целых три роты. Генерал Сиверс, давая оценку этому печальному случаю, просит провести законодательным путем закон, по которому всякий пленный теряет право в будущем возвращаться на родину и фактом сдачи в плен считается выбывшим из русского подданства. Я возразил Орановскому, что такую меру юридически трудно обосновать. Можно карать за сдачу в плен, включительно до смертной казни, но огульно признавать всех попавших в плен выбывшими из русского подданства повлечет много несправедливостей, ибо не все же добровольно попадают в плен. Смешивать же всех вместе не есть решение задачи. Положение на фронте за день успокоительное. Атаки прекратились, и даже заметно отступление неприятеля почти по всей линии. Неприятель понес весьма чувствительные потери. В некоторых полках в ротах не более 20–40 человек, а XXV корпус почти целиком уничтожен. О каких-либо наступательных действиях с нашей стороны и речи быть не может. Надо пополнить убыль. Освежить материальную часть, пополнить запасы, а на все это потребуется немало времени.



24-го ноября (7 декабля). Понедельник.

Дневники Николая

Выспался отлично. В Ростове сел в поезд Граббе, а в Тихорецкой наказный атаман ген. Бабич. В час дня прибыл в Екатеринодар. На станции поч. кар. — отдельная Кубанская сотня. В зале были депутации. Поехал с Баб[ичем] в моторе, с конвоем другой сотни, в войсковой собор. По обе стороны дороги стояли регалии. После молебна посетил несколько лазаретов с ранеными с турецкого фронта, а также Кубанский институт и большой войсков. приют для сирот. Уехали на полчаса позже назначенного срока — в 4 1/2 ч. Остался под прекрасным впечатлением приема и вида казаков и населения. Город Екатеринодар очень изменился к лучшему с 1888 г. Вечером до обеда выходил на ст. к массе школьников ближайшей станции. Погода была теплая и ночь лунная.


Дневники в.к. Романова А.В.
Бой на фронте затих. Лишь в некоторых местах шла легкая артиллерийская перестрелка. Атак нигде не было. Отход левого фланга исполнен благополучно. Трудно пришлось лишь гвардейской кавалерии под Петраковым, но и то к концу вчерашнего дня немцы отошли. Разведывательное отделение очень жаловалось на беспорядки в г. Варшаве, и приписывает это слабости военного губернатора генерала Турбина, и предлагает заменить его Енгалычевым. Разговор был также об секвестрации Варшавского газового завода, находящегося всецело в руках немцев. В других городах отделы этого общества были секвестрованы. Вероятно, так и будет сделано.



25-го ноября (8 декабля). Вторник.

Дневники Николая

Проснулся чудным светлым утром. Проезжали новыми для меня местами мимо хребта вдали, дивно освещенного теплым солнцем. Выходил на некоторых станциях и гулял. Во время завтрака увидели Каспийское море у Петровска. В Дербенте и Баладжарах были большие встречи и настоящие кавказские лица. На второй ст. было все начальство из Баку и почет, караул от Каспийской флотской роты.

Все мы пришли в благодушное настроение от теплой погоды. Вечером поиграл в домино как всегда с Ниловым, Дрент[ельном] и Саблиным.



26-го ноября (9 декабля). Среда.

Дневники Николая

Встал чудным солнечным утром. Оба хребта гор видны были отчетливо справа и слева. Утром вошел в поезд ген. Мышлаевский, кот. я принял. В 11 час. прибыл в Тифлис. Граф Вор(онцов) был нездоров и потому графиня встретила на станции с придворными дамами. Почетный караул от Тифлисского воен. уч. и начальство. Поехал с Бенкендорфом в моторе; в одной черкеске было тепло. Народа на улицах была масса. Конвой Наместника сопровождал впереди и сзади. Посетил древний Сионский собор, Ванский армянский собор и Суннитскую и Шиитскую мечети. Там пришлось подыматься и спускаться по крутым узким извилистым улицам старого живописного Тифлиса. Порядок большой. Приехал во дворец после часа. Побывал у графа и позавтракал с графиней, Бенкендорфом, Воейк[овым], Дм[итрием] и Павлом Шереметевыми. Днем посетил три лазарета с ранеными: армянского благотворительного общ., купеческого общ. и судебного ведомства. Вернулся во дворец около 6 час.

Писал телеграммы. Обедал в том же составе. Около 10 час. вошли с улицы грузины с инструментами и проплясали несколько танцев; один из них принес корзину фрукт.


Дневники в.к. Романова А.В.
За эти два дня замечено было по агентурным сведениям прибытие IV немецкого корпуса. Итого на левом берегу Вислы в итоге 13 ½ корпусов. Неприятель усилил атаки на нашем правом фланге, но безрезультатно. На левом фланге за вчерашний день наша гвардейская кавалерия одержала успех, не допустив противника вперед, причем особенно отличилась наша 5 батарея. Мы все ожидаем яростных атак неприятеля в центре и правом фланге, где обнаружено присутствие тяжелой артиллерии. Мы тоже подводим к Илову 120-пудовые орудия из Ново-Георгиевска. Движение корпуса на Цеханов — Млаву приостановлено. В X армии заметнее идет осадная война в траншеях и минами. Укомплектование идет, но очень медленно.



27-го ноября (10 декабля). Четверг.

Дневники Николая

Праздник Нижегородского полка провел в Тифлисе, а полк проводит его в Польше! В 10 час. начался большой прием военных, гражданских чинов, дворянства, городской думы, купечества и депутации крестьян Тифлисской губ. Погулял в красивом саду 1/4 часа. Принял двух раненых офиц.-Нижегородцев и подп. кн. Туманова 4-го стр. И. Ф. полка. После завтрака посетил больницу Арамянца — 180 раненых и лазарет в зданиях не открытой губ. тюрьмы — свыше 600 раненых. Вернулся после 6 час., и пил чай, и сидел с Воронцовыми. После обеда воспитанники гимназий прошли с фонарями и пропели гимн перед окнами дворца. Вечером читал бумаги.



28-го ноября (11 декабля). Пятница.

Дневники Николая

Утром усиленно дочитывал бумаги. В 10 час. поехал в военный собор, оттуда в Храм Славы, в Закавказский институт и в женское заведение Св. Нины.

После завтрака зашел в склад имени Аликс тут же в залах, где работала масса дам. Затем посетил Тифлисский кадетский корпус и реальное училище, в котором были собраны ученики и ученицы других заведений. Вернулся во дворец в 4 1/4; а в 5 час. отправился в дом умершего купца Сараджева на чашку чая дворянства. Видел много старых знакомых дам и несколько очень красивых. Пел и играл грузинский хор. Пробыл там час с четвертью и приехал домой около 6 1/2. Принял Воейкова и занимался. После обеда слушал с большим удовольствием замечательный хор певчих казаков конвоя наместника с старым Колотилиным. Была короткая пляска.



29-го ноября (12 декабля). Суббота.

Дневники Николая

Утром принял всевозможные кавказские депутации. Посетил епархиальное училище и Тифлисское военное училище. Батальон юнкеров видел на плацу. Погода была дивная и теплая. После завтрака принял католикоса Кеворка всех армян. Затем у гр. Воронцова был доклад по военным действиям.

Погулял полчаса в саду. В 5 час. поехал на чашку чая к городскому управлению; все происходило по вчерашней программе. Масса очень любезных дам наперерыв старались угощать меня. В 6 1/2 вернулся и посидел с Воронцовыми до обеда. В 9.20 выехал из дворца с конвоем. Очень тепло проводил меня Тифлис; графиня Воронцова с дамами на станции. В 9.45 поезд тронулся дальше.

Пил чай со спутниками. Ночью поезд начал подыматься и качало как на судне из стороны в сторону.



30-го ноября (13 декабля). Воскресенье.

Дневники Николая

В 9.40 прибыл в Каре. Морозу было 4°, тихо, но к сожалению туман. На станции начальство и отличный поч. кар. 1-я рота нового 10-го Кавказского стрелкового полка. На улицах шпал[ерами] 3-я Кавк. стр. бригада, Карсская креп. арт. и запасные батальоны. Был у обедни в креп. соборе; служил добрый экзарх. Завтракал в поезде. Затем выехал с Бенкендорфом осматривать крепость.

Посетил военный лазарет — немного раненых. Поехал на форты: Бучкиев, Рыдзовский и новый Южный, на противоположной стороне. Очень основательно и много сделано за время войны; но туман совершенно не давал возможности ориентироваться и видеть окружающую местность. Возвратился в поезд с наступлением сумерек. После чая все мы поспали. Обедало высшее и крепостное начальство. Вечером поиграл с Н[иловым], Др[ентельном] и С[аблиным] в кости.

Примечания

  1. Здесь и далее в скобках указана дата по новому стилю.
  2. Император Николай II Дневники
  3. Военный дневник