Михайлов Андрей/Катынский подлог/Так что же произошло в Козьих Горах?

КАТЫНСКИЙ ПОДЛОГ
автор Михайлов Андрей

Так что же произошло в Козьих Горах?

Вместо заключения.

В общем же из того, что уже сейчас известно из «катынских» дискуссий можно сделать вывод о том, что события в 1939-1941 гг. развивались так…

1. Численность поляков, находившихся в сфере внимания НКВД в 1939 -1940 гг. непрерывно росла: зимой 1939-1940 гг. их было 14 589 (такая цифра называется в «списках Горбачева»), в марте – 14 736 (цифры из «записки Сопруненко от 3 марта 1940 года), а в ноябре - 18 297 (цифры из записки Берии от 2 ноября 1940 г.)

2. «Разгрузка» лагерей для военнопленных весной 1940 года означала не физическое их истребление, а осуждение по приговорам ОСО и отправку в обычные трудовые лагеря. При этом под Смоленск были отправлены поляки не только из Козельского, но и из Осташковского лагеря.

3. Прекращение переписки между польскими пленными и их родственниками в апреле 1940 года объяснялось не их гибелью, а изменением «юридического статуса» поляков.

4. Несколько таких лагерей находилось в окрестностях Смоленска – и общее их население составляло около 8 тысяч человек, и сейчас есть еще живые свидетели, видевшие поляков, занятых на дорожных работах летом 1941 года.

5. После того, как 7 июня 1941 года Наркомат обороны принял решение о формировании в составе РККА польской дивизии из числа польских пленных, полякам было выдано новое обмундирование, доставшееся РККА в 1939 гг. в виде трофеев.

6. После этого пленным полякам была разрешена и переписка – об этом свидетельствует найденное в 1944 году в могиле №8 письмо ротмистра Кучиньского с датой 20 июня 1940

7. После неожиданно неудачного для СССР начала советско-германской войны советские власти пытались организовать эвакуацию этих лагерей (свидетеля этой попытки нашел даже катыновед В.Абаринов).

8. Попытка этой эвакуации оказалась неудачной – на восток было вывезено около 3 тысяч польских пленных, остальные предпочли открыто поднять бунт против лагерной администрации и остаться на территории, занятой немцами.

9. В период «безвластия» (когда советских властей уже не было, а немецких – еще не было) поляки вскрыли кладовые лагерей и разобрали свои ценные вещи, которые впоследствии и были найдены на трупах.

10. Командование формировавшейся в СССР «армии Андерса» получило от советских властей сведения о том, что часть польских офицеров осталась на территории, занятой немцами еще 16 августа 1941 года.

11. В августе-сентябре-октябре 1941 нацисты расстреляли доставшихся им «по наследству» поляков. Большая часть (по-видимому, около 2000) поляков была убита в Козьих Горах, а остальные – еще в нескольких местах в 20-40 км. от Смоленска.

12. Расстрел поляков в Козьих Горах производился под непосредственным руководством оберстлейтенанта Аренса.

12. Расстрел поляков немцами был произведен без какой-либо маскировки под «почерк НКВД» - из немецких пистолетов калибров 7,65 мм., 6,35 мм. и 9 мм.

13. Про захоронение поляков в Козьих Горах нацисты вспомнили весной 1943 года, когда озаботились задачей внесения раскола в ряды антигитлеровской коалиции.

14. В процессе подготовки Катынской провокации нацисты произвели раскопки тех захоронений, что уже были в Козьих Горах – и свезли туда дополнительно трупы из мест других захоронений 1941 года. В результате к 18 апреля 1943 года в Козьих Горах набралось всего свыше 5000 тел (об этом написано в мемуарах смоленского бургомистра Меньшагина).

15. Перед перезахоронением тел польских офицеров нацисты производили тщательный осмотр тел и не только изымали документы с датами после апреля-мая 1940 года, но и подкладывали в карманы трупов документы с «нужными» датами, которые остались в гестапо не только от расстрелянных в 1939-1941 гг. поляков, но и от людей, оказавшихся впоследствии живыми: Ремигиуша Бежанека, Францишека Бирнацкого...

16. При этом нацисты допустили прокол: подложили в карманы документы с теми фамилиями, которые впоследствии сами вынуждены были выкинуть из списка опознанных тел. Установить эти «выкинутые» фамилии катыноведы за прошедшие 65 лет так и не удосужились.

17. Кроме того, нацисты (вследствие неожиданного быстрого для них приезда в Козьи Горы комиссии Польского Красного Креста) были вынуждены закопать часть тел в могиле №8 «неподготовленными» к дальнейшему предъявлению. В дальнейшем нацисты вспомнили об этом обстоятельстве и, добравшись до могилы №8 спешно свернули раскопки .

18. Комиссия Польского Красного Креста в течении недели после приезда в Козьи Горы (19-20 апреля 1943 г.) еще в течении недели не допускалась немцами на раскопки и к работе приступила только 28-29 апреля 1943 года.

19. Комиссия Польского Красного Креста работала целиком и полностью под контролем нацистов – и даже не вела своего списка опознанных тел.

20. Но даже такая послушная комиссия не смогла пройти мимо факта обнаружения в могилах гильз с немецкой маркировкой.

21. Чтобы как-то «объяснить» это обстоятельство нацисты запустили версию о том, что сотрудники НКВД расстреляли поляков из немецких пистолетов и при помощи патронов, поставленных в СССР не позднее в 1922-1931 года. При этом нацисты никак не объяснили - зачем НКВД потребовалось в 1940 году расстреливать поляков при помощи патронов с истекшим сроком хранения (который составляет обычно 5-7 лет).

22. Документов, свидетельствующих о поставках из Германии в СССР пистолетов «Вальтер» калибра 7,65 мм. и патронов к ним ни нацисты, ни позднейшие катыноведы не предъявили, а факт производства таких патронов в СССР просто проигнорировали.

23. В начале 1990-х годов сами катыноведы нашли в архивах конвойных войск НКВД неопровержимые свидетельства того, что по крайней мере 26 «жертв катынского расстрела» были живы и после апреля 1940 года.

24. Обвинения в адрес СССР со стороны польских и российских катыноведов в целом строятся либо на повторении сказанного Геббельсом, либо на очень косвенных «доказательствах» (вроде совпадения этапных списков из Козельска со списками опознанных тел).

25. Версии об участи поляков из Старобельского и Осташковского лагерей в 1952-1989 гг. несколько раз менялись – если американская «комиссия Мэддэна» утопила их в Белом море, то фальсификаторы, соорудившие «рапорт Тартакова» захоронили их в Бологом и Дергачах. Кроме того, в 1992 году катыноведы отказались от версии о расстреле поляков по приговорам ОСО и придумали новую – о расстреле по приговору «особой тройки».

26. Пропагандистская кампания в пользу версии о виновности СССР в Катынском деле проведенная «демократическими» СМИ в 1989-1991гг., была основана на использовании совершенно идиотских фальшивок и кухонных сплетен 60-х годов.

27. Решение Горбачева о признании вины СССР не было основано на каких-либо прямых доказательствах такой вины и было чисто политическим «жестом доброй воли».

28. «Прямые документальные доказательства» вины СССР, обнародованные в 1992 гг. также оказались фальшивками, сфабрикованными по заказу А.Н.Яковлева в 1989-1992 годах и не выдерживающими никакого сопоставления с подлинными документами.

29. В ходе раскопок, проведены поляками и ГВП 1991 в Медном и Пятихатках не только не было обнаружено захоронений ожидаемой массовости, но и обнаружились факты явно противоречащие версии о расстреле поляков из импортных «Вальтеров» (поскольку в Пятихатках обнаружились следы применения типично советских патронов).

30. В ходе польских раскопок 1994-1995 гг. в Козьих Горах сами поляки обнаружили 79 стальных гильз, которые не могли быть произведены ранее начала 1941 года – и никак не могли использоваться в 1940 г.

31. Ныне считающаяся «общепризнанной» версия о советской вине в Катынском расстреле решительно ни на чем не основана, а ее распространенность является результатом воздействием массированной пропаганды, а не следствием открытой научной и исторической дискуссии.

32. «Катынское дело» в современной Польше раздуто до своего рода «культа», и служит одним из главных элементов в формировании «образа врага» из России. Что в условиях официального признания Россией виновности СССР в Катынском расстреле делает невозможным нормальное обсуждение его обстоятельств на чисто академическом уровне.

33. Представители ГВП по-прежнему придерживаются геббельсовско-польско-горбачевско-яковлевской версии и препятствуют ознакомлению с результатами «расследования» проведенного ГВП в 1990-2004 гг.. Такая позиция не может измениться «изнутри» (поскольку фальсификация «Катынского дела» следователями ГВП прямо подпадает под целый ряд статей УК) – и может стать только следствием давления со стороны общественного мнения России. Которое, в свою очередь, может заставить руководство нашей страны принять, наконец, политическое решение о новом и всестороннем расследовании обстоятельств «Катынского дела». Что тем более необходимо в нынешней ситуации – когда ушлые поляки собираются потребовать от Росси многомиллиардных компенсаций…

На что автор этих строк (составивший данную компиляцию из, в общем-то, хорошо уже известных материалов) и надеется…

Андрей Михайлов. Ярославль, апрель- декабрь 2007 года.