Михайлов Андрей/Катынский подлог/Так на чем же все-таки основывается утверждение о вине СССР?

КАТЫНСКИЙ ПОДЛОГ
автор Михайлов Андрей

Так на чем же все-таки основывается утверждение о вине СССР?

И тут надо честно сказать – прежде всего на длительном молчании СССР и советских историков.

В советское время катынская тема была закрытой даже для членов Политбюро и секретарей ЦК КПСС – и, соответственно, число публикаций на эту тему (о которой часто говорили по зарубежным радио-голосам) было равно нулю.

Соответственно, у «человека с улицы» возникало самое элементарное в СССР умозаключение – «раз у нас о Катыни ничего не говорят – значит что-то скрывают, а если что-то скрывают, значит есть что скрывать»… При этом (знаю это по своему опыту общения на Интернет-форумах) когда люди узнавали самые элементарные факты (например – о немецких гильзах, их количестве и маркировке), то это вызывало изумление, буквально граничащее с шоком. Но… кое-какие аргументы у «серьезных» катыноведов все же есть.

В книге “Катынский синдром” отмечается, что

“Весомым доказательством роли НКВД в уничтожении поляков в 1940 г.” явилось совпадение очередности фамилий при “выборочном сравнении списков-предписаний на отправку пленных из Козельского лагеря в УНКВД по Смоленской области и эксгумационных списков из Катыни в немецкой “Белой книге”, которое обнаружил военный историк Ю. Зоря . [1]

Дело в том, что Юрий Зоря сравнил этапные списки НКВД на отправку поляков из Козельска с немецким эксгумационным списком. Вот пример того, что из этого сопоставления получилось (в скобках рядом с фамилиями из советского этапного списка за 7 апреля 1940 года – номера в списке немецком):

(37) Гимпель Людвиг Матэушевич - 1903 г.р.

(51) Данилюк Иван Базылевич - 1914 г.р.

(52) Марецкий Фердинанд Влажевич - 1896 г.р.

(59) Аксамитовский Стефан Мечиславович - 1912 г.р.

(113) Мартин Петр-Борис Вильгельмович - 1893 г.р.

(114) Снегоцкий Станислав Северинович - 1902 г.р.

(157) Корона Францишек Иванович - 1905 г.р.

(162) Годзишевский Владислав Янович - 1895 г.р.

(165) Двораковский Владимир Михайлович - 1895 г.р.

(217) Домагал Тадеуш Станиславович - 1912 г.р.

(236) Мазур Станислав Янович - 1914 г.р.

(240) Каминский Тадеуш Михайлович - 1906 г.р.

(245) Мазур Станислав Матеушевича - 1909 г.р.

Всего из 78 содержавшихся в этапном списке НКВД за 7.04.1940 фамилий Юрий Зоря нашел в «Амтлихес» 48 фамилий и очень эффектно начал тыкать всех в близкорасположенные номера 51-52-59, 113-114, 157-162-165, 236-240-245 и другие. Дескать, ехали в одном этапе - и лежат рядом в могиле!

Действительно, “потрясающие совпадения”, выявленные Ю. Зорей, производят на несведущего человека сильное впечатление… Однако никто до сих пор не попытался задуматься над смыслом таких результатов эксгумации.

Ведь в могиле №1 было около 2500 трупов, лежавших в 10-12 слоях . Это означает, что в одном слое находилось примерно 210-250 трупов . Если бы польских офицеров расстреливали сотрудники НКВД в апреле 1940 г., то ВСЕ люди из первого-второго этапов лежали бы рядом друг с другом в В САМОМ НИЖНЕМ СЛОЕ могилы №1 – и просто обязаны были иметь эксгумационные номера свыше ДВУХ ТЫСЯЧ .

Так каким же, спрашивается, образом немцы в 1943 г. ухитрились эксгумировать трупы офицеров из первого этапа среди первых 200 тел ??!

Каким образом из могилы №1 немцами среди первых 20 тел были эксгумированы трупы двух генералов , которые должны были находиться в 3-4 слое снизу ??!

При таких обстоятельствах близкое расположение нескольких фамилий в советских списках НКВД 1940 г. на отправку и в немецком эксгумационном списке 1943 г. означают прямо противоположное тому, что утверждал Ю.Зоря.

Однако выводы, сделанные этим историком, на самом деле далеко не так хорошо обоснованы, как кажется на первый взгляд.

Кроме того, Ю.Зоря не учел того элементарного обстоятельства, что формирование рабочих бригад и расселение по жилым баракам шло по мере поступления военнопленных в лагеря, что обусловливало сохранение тех компактных групп, в составе которых они ехали по этапу. Немцы, будучи большими любителями порядка, предпочли, очевидно, не менять четко налаженную систему. Поэтому, кто бы ни расстрелял пленных поляков — сотрудники НКВД весной 1940 г. или нацисты осенью 1941 г., — на расстрел польских военнопленных должны были вести практически теми же группами, в составе которых они ехали по этапу, спали в бараках и ходили на работу.

При таких обстоятельствах совпадения последовательностей из нескольких фамилий в списках с одинаковой очевидностью свидетельствовали как о возможной вине в расстреле поляков НКВД СССР, так и о возможной вине немцев (документы Политбюро из “закрытого пакета” в то время не были известны). Однако в 1990 г. не вполне корректные выводы Ю. Н. Зори стали одним из основных аргументов при установлении виновности сотрудников НКВД в расстреле польских военнопленных.

Другим косвенным доказательством вины советских органов госбезопасности в бессудном расстреле тысяч польских граждан считаются документы конвойных войск об этапировании поляков из лагерей для военнопленных в областные управления НКВД. Историк Н. С. Лебедева выдвинула гипотезу, что термин “исполнено” в шифровках областных управлений НКВД о прибытии этапов пленных поляков означает “расстреляны”. По её мнению, начальник Калининского УНКВД Токарев, посылая шифровки заместителю Берии Меркулову “14/04. Восьмому наряду исполнено 300. Токарев” и “20/IV исполнено 345”, информировал о расстреле 300 и 345 польских военнопленных (Катынь. Пленники. С. 561, 564).

Данная гипотеза опровергается тем фактом, что начальник Осташковского лагеря Борисовец после каждой отправки в распоряжение Калининского УНКВД очередного этапа с живыми поляками направлял шифровки Токареву “10 мая исполнено 208. Борисовец”, “11 мая исполнено 198. Борисовец”. Это означало, что из Осташковского лагеря в адрес Калининского УНКВД отправлено 208 и 198 военнопленных поляков (Катынь. Расстрел. С. 142). Так что термин “исполнено” означал как подтверждение прибытия этих этапов, так и отправку этапов военнопленных или заключенных. Возможно, он имел ещё какое-то значение, но свидетельств этому нет.

Кроме того, следует учесть, что сопоставление списков, проведенное катыноведом Ю.Зорей является заведомо неполным. Дело в том, что из «списка опознанных тел» немцы в 1943 г. по каким-то загадочным причинам в последний момент выкинули 91 фамилию: с одной стороны в их «Официальных материалах» говорится про 2815 опознанных тел, а с другой в самом списке таких тел можно насчитать только 2724. Причем некоторые из выкинутых из списка опознанных тел фамилии определяются предельно легко – по текстам и фотоснимкам в самих же немецких «Официальных документах». Так, например, на их страницах можно найти фотокопии документов на имена Стефана Козлинского и Франциска Бирнацкого (которых в списке опознанных нет), а в отчете Герхарда Бутца о раскопках прямо говорится об опознании извлеченного из могилы №8 тела Владислава Чернушевича (которого в списке опознанных тоже нет). Кроме того, польские эксперты и отечественные катыноведы всегда настаивали, что в Катыни (Козьих Горах) расстреливались только офицеры и исключительно из Козельского лагеря. В частности, уже упоминавшийся тут А. Памятных (Dassie) особенно настаивает на том, что в Катыни “захоронены только узники Козельского лагеря” (“Новая Польша”. № 7—8, 2005). В действительности же и это утверждение не выдерживает критики – хотя бы потому, что в немецких же «Официальных материалах» на странице 46 фигурирует запись о найденном в могиле №8 жетоне с надписью данной в немецкой транслитерации:

T. K. UNKWD K. O.
9 4 2 4
Stadt Ostaschkow .

То есть опять-таки сами же НАЦИСТЫ нашли в Козьих Горах жетон из тюремной кладовой Осташковского лагеря. Причем именно нашли, а не подбросили, поскольку город Осташков ими оккупирован никогда не был. Стало быть - попасть этот жетон в Козьи Горы только в том случае, если часть пленных поляков была из Осташкова перевезена в Смоленск «с вещами».

Для немцев такая находка ничего особенного не значила – а вот для современных катыноведов такой жетончик – как нож вострый: ведь его присутствие в Козьих Горах с их нынешней версией о поголовном расстреле «осташковских» поляков в Твери ну никак не стыкуется.


Примечания

  1. И. С. Яжборовская, А.Ю. Яблоков, B.C. Парсаданова. Катынский синдром в советско-польских отношениях. М., РОССПЭН, 2001, с.291