Михайлов Андрей/Катынский подлог/Зачем немцы раздули Катынское дело?

КАТЫНСКИЙ ПОДЛОГ
автор Михайлов Андрей


Зачем немцы раздули Катынское дело?

Прежде всего следует рассказать о подоплеке этой битвы….и отметить, что «находка» в Козьих Горах пришлась нацистам в 1943 году уж очень кстати.

После разгрома под Сталинградом и высадки союзных войск в Северной Африке, стало очевидно, что могущество Третьего Рейха уже явно клонилось к закату – и поэтому нацисты были крайне заинтересованы в «идеологическом обеспечении» предстоящей летней кампании 1943 года.

Поэтому весной 1943 года нацистам очень хотелось:

Во-первых - добиться максимального разлада среди стран антигитлеровской коалиции

Во-вторых - добиться максимального поднятия боевого духа как самого вермахта, так и армий стран «оси».

Разумеется, немцы могли бы для очередного пропагандистского шоу выбрать и любые другие массовые захоронения… да только кто бы им в 1943 году поверил? Однако картина вполне могла измениться, если бы очередная пропагандистская кампания получила бы поддержку с другой стороны фронта.

Эту поддержку нацисты, как ни странно, получили – причем со стороны Лондонского (эмигрантского) правительства Польши. В частности польский «министр национальной обороны» генерал М. Кукель уже 17 апреля 1943 года опубликовал коммюнике, которое, в частности, гласило:


http://katyn.codis.ru/mackiew.htm

«...учитывая точность немецкой информации, касавшейся обнаружения нескольких тысяч тел польских офицеров вблизи Смоленска и ввиду категорического заявления, что офицеры были убиты советскими властями весной 1940 г. - мы считаем необходимым, чтобы обнаруженные братские могилы были обследованы и факты установлены компетентными международными органами, такими, как МКК. Польское правительство обращается к вышеназванному учреждению с просьбой направить делегацию на место убийства польских военнопленных.» [1]


Кстати сказать – ни о какой «точности» немецкой информации говорить не приходится: 13 апреля нацисты объявили о нахождении захоронений на 10 000 человек, а накопать в итоге сумели (точнее – осмелились) только 4 000 с небольшим. Более того – когда в октябре-ноябре 1941 года офицеры армии Андерса вспоминали – кого же из встреченных ими в плену сослуживцев они найти не смогли, то составили список «недостающих» из … 229 фамилий!

Впрочем – это детали. Главное же в том, что Красный Крест, будучи уважающей себя международной организацией, заявил, что примет польское предложение об участии в расследовании только в том случае, если к нему будут допущены представителей всех сторон, включая СССР. Реакция Геббельса на это заявление МККК последовала 24 апреля 1943 года и была вполне предсказуемой (Цит.по В.Абаринов «Катынский лабиринт», М.1991):


http://katynbooks.narod.ru/vizh/goebbels.html

“По вопросу ответа Международному Красному Кресту господин министр (Геббельс) желает, чтобы действия были согласованы с фюрером. По предложению господина министра следует сказать, что передачу телеграммы с ответом рекомендуется дать не полным текстом, а только краткими выдержками в косвенной речи. Так же в косвенной речи следовало бы затем дать официальное весьма краткое изложение в комментарии. Последняя фраза этого комментария должна была бы примерно звучать так: не годится большевиков привлекать в качестве экспертов, т.к. это примерно означало бы, что уличенного убийцу привлекают в качестве эксперта на совещании при вынесении ему приговора. Таким образом, участие Советов может быть допущено только в роли обвиняемого”.[2]


В результате Международный Красный Крест своих представителей в Катынь прислать отказался. Но… в апреле 1943 года нацисты на полном серьезе обсуждали еще более перспективную идею о том, что неплохо было бы пригласить на раскопки… премьер-министра эмигрантского правительства Польши генерала Сикорского:


http://katyn.codis.ru/abarinov.htm

14 апреля 1943 года, Берлин.

Бооль- Гиммлеру

по вопросу приглашения генерала Сикорского в Катынь в качестве частного лица.

Совершенно секретно.

Касается: убийства польских офицеров около Смоленска.

….Кроме того, стоит рассмотреть вопрос о том, чтобы предоставить господину Сикорскому — также при гарантии безопасности — возможность участвовать в качестве частного лица в идентификации убитых польских офицеров.

Не подлежит сомнению, что правительства вражеских стран не примут этого предложения и не разрешат также поехать господину Сикорскому, который, по всей вероятности, захотел бы это сделать. Полагаю, однако, что пропагандистское воздействие такого предложения на мировое общественное мнение было бы чрезвычайно велико, тем более, что господин Сикорский, несмотря на все его попытки выяснить местопребывание взятых в плен польских офицеров, не получил от Кремля никакого ответа. Кроме того, это принесло бы большую пропагандистскую удачу с точки зрения воздействия на родственников убитых, значительное число которых, несомненно, бежало заграницу: идентификация личности убитых дала бы уверенность в судьбе их близких.

Во всяком случае, не считаю возможным пренебречь изложенными здесь мыслями и не передать их вам.

Подпись: Боль

22 апреля 1943 года,

полевая ставка.

Гиммлер - Риббентропу по вопросу

приглашения Сикорского в Катынь.

Касательно Катынского леса — меня не оставляет мысль, что мы можем поставить поляков в ужасное положение, если пригласим через Испанию, дав гарантии неприкосновенности, господина Сикорского и выбранных им лиц прилететь в Катынь, чтобы лично убедиться в фактах.

Это лишь моя идея, которую, возможно, нельзя реализовать. Однако я хотел сообщить тебе о ней.

Подпись: Гиммлер

26 апреля 1943 года, Фушль.

Риббентроп - Гиммлеру

по вопросу приглашения генерала Сикорского в Катынь.

Секретно.

Сердечно благодарю за твое письмо от 22 апреля, в котором ты задаешься мыслью, не должны ли мы пригласить господина Сикорского слетать в Катынь. Должен признать, что эта мысль с точки зрения пропаганды поначалу выглядит соблазнительно. Однако существует принципиальная позиция по вопросу о том, как рассматривать польскую проблему, и позиция эта, исключающая какой бы то ни было контакт с главой польского эмигрантского правительства, настолько важна, что не может не быть принята во внимание даже в случае такой кажущейся ныне соблазнительной пропагандистской акции.


Честно сказать, я сперва просто глазам своим не поверил, когда впервые это прочел.

Вторая Мировая война в разгаре, Польша оккупирована нацистами, крематории Освенцима и Майданека вовсю дымят… а нацисты уверены, что пан Сикорский сразу поверит нацистской версии и непременно захочет прокатиться в Катынь …

Уж не знаю, стало ли тогда, в 1943 году, английской разведке известно о такой затейке нацистов… но только вскоре (4 июля 1943 года) пан Сикорский при невыясненных до конца обстоятельствах погиб в авиакатастрофе над Гибралтаром, а СССР еще 26 апреля 1943 года разорвал дипломатические отношения с «лондонским правительством».

Но это было только началом политической битвы.

Англичане и американцы прекрасно понимали, что СССР хотел бы установить в послевоенной Польше просоветский режим – и попытались отстоять «своих людей в Варшаве», добившись примирения СССР с «лондонским правительством». Средством для давления на Сталина союзники избрали поставки по ленд-лизу, которые в мае-октябре 1943 года неуклонно сокращались. [3]

Что, строго говоря, нацистам и требовалось.

Впрочем, Гитлеру этот успех уже не помог – летом 1943 года Красная Армия в Курской битве сломала вермахту хребет и без ленд-лиза. А в ноябре 1943 года на Тегеранской конференции самый серьезный за всю войну кризис в межсоюзнических отношениях был окончательно преодолен, а и англо-американцы просто махнули рукой на авантюристов из «лондонского правительства».

Стоит добавить, что «катынское дело» уже и весной 1943 года обернулось не совсем так, как планировали нацисты – в черепах убитых поляков обнаружились пули немецких калибров (7,65 мм., 6,35 мм. и 9 мм.), а в раскопах – гильзы с немецкой маркировкой. Это обстоятельство сильно нервировало Геббельса, но скрыть его было невозможно - и нацисты запустили версию о том, что-де сотрудники НКВД расстреляли поляков из импортных немецких пистолетов, поставлявшихся будто бы в СССР в 20-х годах и при помощи патронов, произведенных до 1931 года.

Вот что гласила эта нацистская справка:


Стр. 1.

Копия.

Институт криминалистики полиции безопасности

при Имперском управлении криминальной полиции.

Регистрационный № 3243 g KTI

Берлин C2, 4 июня 1943 Заказное

Судебному медику-консультанту

при враче группы армий «Центр»

штабс-врачу Мюллеру (вручить лично)

Смоленск – Катынь

Касательно: Находки патронов в Катыни

На: Устные переговоры

Приложения: 1 патрон, 2 гильзы, 1 пуля калибра 7,65

1 оригинал письма с завода Геншов и Ко. со светокопией

В соответствии с Вашей просьбой пересылаем как приложение полученный нами ответ от фирмы Геншов и Ко. Из-за сильной коррозии металла уже невозможно установить, были ли обе гильзы использованы в одном и том же оружии.

Подпись – д-р Хеес (д-р Хеес)

Регирунгсдиректор [старший государственный чиновник]

Печать

______________________________________________________

Стр. 2-3.

Копия.

Печать: Имперское управление криминальной полиции

Институт криминалистики. 2.6.43

Геко

основано 1887

Густав Геншов и Ко. Акционерное общество

Заводы: оружие – Трептов, боеприпасы и дробь – Дурлах,

охотничьи и спортивные товары – Хахенбург

Институт криминалистики

полиции безопасности

при Имперском управлении криминальной полиции

Берлин С 2

Вердершер Маркт 5/6.


На Ваше письмо: -118-/43

KTI от 26.5...

Наше обозначение: G/D

Берлин [SW 68 ?], 31.5.43

Маркграфенштрассе 77


Касательно: Пистолетные боеприпасы калибра 7,65.

Возвращая переданные нам материалы (1 патрон, 2 гильзы и 1 пуля), сообщаем, что, судя по маркировке на донышках гильз, эти патроны должны были быть произведены нашим заводом в Дурлахе в 1922-1931 гг.

Прилагаем эскизный чертеж, на котором Вы можете увидеть маркировку [чеканку, штамповку] на донышках гильз, использовавшуюся в последние десятилетия для наших пистолетных патронов.

Установить, куда поставлялись пистолетные патроны, о которых идет речь, не представляется возможным. В рассматриваемые годы наши пистолетные патроны поставлялись практически во все европейские страны – во всяком случае, пистолетные патроны калибра 7,65. До 1928 года имели место поставки в больших объемах и в Россию, в том числе поставки патронов указанного калибра. После 1928 года поставки в Россию продолжались, но, как правило, в небольших объемах.

До 1930 года осуществлялись поставки и в Польшу – возможно, также в небольших объемах.

Как правило, пистолетные патроны такого типа постоянно поставлялись и в прибрежные государства Эстонию, Латвию, Литву.

[Примечание переводчика. "Randstaaten" (в немецком тексте опечатка - "Randstatten") я перевел как "прибрежные государства", но существует и другой термин для обозначения указанных стран в довоенное время - "лимитрофы".]

В настоящее время подробности поставок установить невозможно, поскольку документация заказчиков вследствие сокращенного до 5 лет срока ее хранения уже уничтожена.

Хайль Гитлер!

Густав Геншов и Ко.,

Акционерное общество.

Подпись (неразборчиво).

Приложение 1

_______________________________________________________

Стр. 4.

Рукописные надписи на эскизном чертеже:

Справа от рисунков: до 1922

до 1931

с 1932

Справа внизу: Густав Геншов и Ко., А.О.

Отделение - завод боеприпасов

Карлсруэ Дурлах

28/5.43. подпись

Слева сбоку: к письму Института криминалиcтики, Берлин,

от 26.5.43, рег. № 118/…

А вот как выглядело в натуре это самое приложение №1 с «эскизными чертежами»:

Файл:подлог2.jpg


Однако тот же Густов Геншов в 1952 году эту справочку опроверг:

http://katyn.ru/forums/viewtopic.php?id=71

Dassie

  1. 18 09-04-2006 22:43:00

Патроны Geco 7.65 D (Катынь) производились с 1934-35 гг. и, в частности, экспортировались в Восточную Европу (из допроса свидетеля, президента компании "Gustav Genschow & Co.", представителями комиссии американского конгресса, апрель 1952 года, эти материалы можно найти в Сети).

http://talks.guns.ru/forummessage/36/075992-2.html

ill

posted 11-1-2007 23:58

Есть такой креатифф "House of Representatives Report Concerning the Katyn Forest Massacre' выпущеный по материалам раследования Палатой представителей США "случаев резни в Катыни", в ходе следствия установлено что использовали боеприпас 'GECO' серии D калибра 7.65 но сам по себе этот отчет он 'не интересен'.

По этой теме лучше подними (если тебе это интересно конечно) материалы общественных слушаний "палаты представителей" по этому делу (а именно часть 5 опубликованных материалов слушания ). Они по любому есть в библиотеке конгресса США. Там Тов. Genschow, президент Gustav Genschow & Cо., как свидетель под присягой во Франкфурте дает показания. Он подтверждает, что маркировка на гильзах - такая же, как на выпускаемых его заводиком с 33-34 года боеприпасах калибра 7.65. Также он подтверждает, что до ВВ2 эти боеприпасы поставлялись в СССР и страны Балтики.

Вот такая история: в справочке 1943 года нацист Геншов написал, что патроны с маркировкой Geco 7.65 D производились ДО 1931 года, а в 1952 году тот же Геншов заявляет что такие патроны производились ПОСЛЕ 1934 года. Хоть стой, хоть падай! Но… на эту нацистскую справочку катыноведы и по сей ссылаются на полном серьезе, ничуть не задаваясь вопросом о том чего это ради сотрудникам НКВД взбрело в голову пользоваться в 1940 году патронами с давно истекшим сроком хранения… Кстати сказать документов, подтверждающих поставки из Германии в СССР патронов калибра 7,65 мм. тоже так никто и не предъявил (хотя документы 20-х годов о закупках в Германии «Маузеров» калибра 7,63 мм. известны и сохранились).

Что, впрочем, и неудивительно: зачем бы СССР вдруг потребовалось закупать в Германии патроны к пистолетам совершенно экзотического для нашей страны калибра? Пистолетов, сконструированных под «браунинговский» патрон калибра 7,65 мм., во всем СССР набиралось в 20-30х годах всего несколько тысяч – и использовались они как личное оружие летчиков (которых тогда было немного), дипкурьеров (которых было еще меньше), заграничной резидентуры советской разведки – и еще как наградное оружие (Маяковский, например, из такого застрелился). Но, как бы ни были редки в СССР пистолеты такого калибра, а тратить валюту на закупку патронов к ним Сталин не стал бы – поскольку «пиратское» (безо всяких лицензий) производство таких патронов было уже в 20-х налажено на Подольском механическом заводе - причем отличительной особенностью таких патронов было как раз ОТСУТСТВИЕ маркировки:

Файл:подлог1.jpg

Фото из журнала «Оружие» №5, 2002 г. с.28-29

Но, так или иначе, а только в начале июня 1943 года, немцы внезапно свернули раскопки, даже не раскопав до конца одну из могилу (т.н. могилу №8).

Когда в сентябре 1943 года Смоленск был освобожден от немецкой оккупации, советские представители смогли – довести раскопки до конца… и обнаружили в той самой могиле №8 аж 925 тел – а на них документы с датами после мая 1940 года.

Вот их перечень[4]

1. На трупе № 92: Письмо из Варшавы, адресованное Красному Кресту в Центральное Бюро военнопленных — Москва, ул. Куйбышева, 12. Письмо написано на русском языке. В этом письме Софья Зигонь просит сообщить местопребывание ее мужа Томаша Зигоня. Письмо датировано 12 сент. 40 г. На конверте имеется немецкий почтовый штамп — "Варшава, сент.—40" и штамп — "Москва, почтамт 9 экспедиция, 28 сент. 40 года" и резолюция красными чернилами на русском языке: "Уч. установить лагерь и направить для вручения. 15 нояб.—40 г." (подпись неразборчива).

2. На трупе № 4: Почтовая открытка, заказная № 0112 из Тарнополя с почтовым штемпелем "Тарнополь 12 нояб. — 40 г." Рукописный текст и адрес обесцвечены.

3. На трупе № 101: Квитанция № 10293 от 19 дек. — 1939 г., выданная Козельским лагерем о приеме от Левандовского Эдуарда Адамовича золотых часов. На обороте квитанции имеется запись от 14 марта 1941 г. о продаже этих часов Ювелирторгу.

4. На трупе № 46: Квитанция (№ неразборчив), выданная 16 дек. 1939 г. Старобельским лагерем о приеме от Арашкевича Владимира Рудольфовича золотых часов. На обороте квитанции имеется отметка от 25 марта 1941 г. о том, что часы проданы Ювелирторгу.

5. На трупе № 71: Бумажная иконка с изображением Христа, обнаруженная между 144 и 145 страницами католического молитвенника. На обороте иконки имеется надпись, из которой разборчива подпись — "Ядвиня" и дата "4 апреля 1941 г."

6. На трупе № 46: Квитанция от 6 апреля 1941 г., выданная лагерем № 1-ОН о приеме от Арашкевича денег в сумме 225 рублей.

7. На том же трупе № 46: Квитанция от 5 мая 1941 г., выданная лагерем № 1-ОН о приеме от Арашкевича денег в сумме 102 рубля.

8. На трупе № 101: Квитанция от 18 мая 1941 г., выданная лагерем № 1-ОН о приеме от Левандовского Э. денег в сумме 175 рублей.

9. На трупе № 53: Неотправленная почтовая открытка на польском языке в адрес: Варшава, Багателя 15 кв. 47 Ирене Кучинской. Датирована 20 июня 1941 г. Отправитель Станислав Кучинский.

Кроме того, в распоряжении советской комиссии оказался ежедневник немецкого бургомистра Смоленска Меньшагина, в котором, в частности, обнаружились такие записи:[5]

“... 4. Весь город, кроме евр[ейского] квартала, должен быть до 16 часов 5.8 освобожден евреями.

5. Все евреи, которые после этого срока останутся в городе, будут арестованы и расстреляны.

6. Из района поселения евреи не имеют права выходить без особого разрешения, выдаваемого комендантом города или полицией.

7. Район евр[ейского] поселения должен быть огражден проволокой, и в дальнейшем должно быть выстроено массивное ограждение.

8. Квартиры, освобожденные от евреев, поступают в распоряжение начальника города для заселения...

11. Всем евреям Смоленска запрещено иметь непосредственное сношение с Управлением начальника города и равно и с русским населением. Эти отношения осуществляются лишь через Еврейский комитет.

12. Все евреи, достигшие 10-летнего возраста, обязаны нашить на одежду круглый знак из желтой материи диаметром 10 см. Эти знаки помещаются с правой стороны груди и на правой стороне спины. Евреи, обнаруженные после 16 часов 5.8 без указанных знаков, должны быть задержаны и препровождены в немецкую полицию (здание бывшей НКВД) для расстрела.

Объявить населению, что все жители старше 16 лет по указаниям комендатуры и Управления города подлежат трудовой повинности до распоряжения, причем отказ преследуется по законам военного времени.

VI. Немцев и лиц немецкого происхождения командировать в полицию.

VIII. О большевиках, комиссарах немедленно сообщить полиции.

О работе суда, прокуратуры, адвокатуры.

Всех бежавших поляков-военнопленных задерживать и доставлять в комендатуру.

Завод № 2. Анищенков Андрей — коммунист. Костенко Ефим — кандидат ВКП(б) и жена — депутат.

11. Борьба с партизанами и наблюдение за ними....

13. Ходят ли среди населения слухи о расстреле польских военнопленных в Коз[ьих] Гор[ах] (Умнову).

3. Священников, старосту, Алферчика и др[угих] командировать в СД и Буевича, ком. 218”.


Но… Катынская битва на этом не закончилась. В 1946 году на Нюрнбергском процессе «катынский эпизод» не был включен в приговор трибунала. Почему?

Во-первых, рассмотрение вопроса о Катыни в трибунале роковым образом совпало с началом “холодной” войны, идеологию которой в своей знаменитой речи в Фултоне сформулировал 5 марта 1946 г. бывший премьер-министр Великобритании У. Черчилль. В ситуации нарастающей враждебности в отношениях между странами Запада и СССР советский обвинитель полковник Ю. Покровский, отвыкший от реальной состязательности в судебных процессах и не ожидавший серьезных политических подвохов от недавних союзников по анти­гитлеровской коалиции, по выражению западных журналистов, выглядел “жалко”.

Вторым важным обстоятельством явилось то, что незадолго до рассмотрения “катынского эпизода” польское эмигрантское правительство распространило среди участников Нюрнбергского процесса и журналистов “Отчет о кровавом убийстве польских офицеров в Катынском лесу” (более 450 стр.), подготовленный польским юристом В. Сукенницким и активным участником поиска поляков в СССР М. Хейтцманом. В этом документе вина за катынское преступление возлагалась на СССР. [6]

Вопрос о Катыни в Нюрнберге рассматривался 1—3 июля 1946 г. Советские свидетели повторили уже давно известные из Сообщения комиссии Бурденко факты. Немецким свидетелям при явном попустительстве председателя трибунала удалось формально опровергнуть или поставить под сомнение целый ряд небрежных утверждений советских прокуроров (к примеру, немецкий 537-й полк связи ошибочно именовался в советских документах “537-м строительным батальоном”, оберст-лейтенант (подполковник) Аренс — “оберлейтенантом Арнесом” и т. д.).

Сыграл свою роль и серьезный правовой просчет комиссии Бурденко, которая обвинила немецких военнослужащих 537-го полка связи во главе с оберст-лейтенантом Аренсом непосредственно в расстреле польских пленных. Тогда как с формально-юридической точки зрения их следовало обвинять лишь в пособничестве такому расстрелу.[7]

Эти мелкие, на первый взгляд, ошибки и неточности дали основания членам трибунала от трёх западных держав выступить единым фронтом и, вопреки протестам члена МВТ от СССР генерал-майора юстиции И. Т. Никитченко, принять по “катынскому эпизоду” двусмысленное решение. Суть его заключалась в том, что, не снимая с руководства нацистской Германии юридического обвинения в катынском преступлении, трибунал по формальным поводам исключил “катынский эпизод” из приговора!

А в 1952 году комиссия американского конгресса (т.н. «комиссия Мэддэна») устроила еще одно разбирательство - и пришла к выводу, что 5 тысяч поляков в Козьих Горах были расстреляны сотрудниками НКВД, а еще 10000 злые НКВД-ники погрузили на баржи и утопили в Белом море. Об этом идиотском выводе нынешние катыноведы предпочитают не вспоминать… Как и о многом другом. …


Примечания

  1. Цитируется по электронному варианту : В.Абаринов «Катынский лабиринт», М, 1991
  2. «Военно-исторический журнал», № 12, 1990, с. 35
  3. Подробнее см.: Ю.В.Борисов СССР-США: союзники в годы войны, М. Политиздат, 1983
  4. Приводится по: «Правда», 26 января 1944
  5. Приводится по «ВИЖ» ,1990, №4 с. В тексте ссылка на: ЦГАОР СССР, ф. 7021. on. 114, д. 6. лл. 1 — 53
  6. И. С. Яжборовская, А.Ю. Яблоков, B.C. Парсаданова. Катынский синдром в советско-польских и российско-польских отношениях отношениях. М., РОССПЭН, 2001, с.193
  7. С. Стрыгин, В. Швед - "Тайны Катыни", "Наш современник", №4, 2007 г.