Мельгунов Сергей Петрович/Красный террор в Россiи/II. Террор навязан

II. Террор навязан
автор Мельгунов Сергей Петрович


"Пролетарское принужденiе во всeх своих формах,начиная от разстрeлов... является методом выработки коммунистическаго человeка из человeческаго матерiала капиталистической эпохи". Бухарин.

Террор в изображенiи большевицких дeятелей нерeдко представляется, как слeдствiе возмущенiя народных масс. Большевики вынуждены были прибeгнуть к террору под давленiем рабочаго класса. Мало того, государственный террор лишь вводил в извeстныя правовыя нормы неизбeжный самосуд. Болeе фарисейскую точку зрeнiя трудно себe представить и нетрудно показать на фактах, как далеки от дeйствительности подобныя заявленiя. В запискe народнаго комиссара внутренних дeл и в то же время истиннаго творца и руководителя "краснаго террора" Дзержинскаго, поданной в совeт народных комиссаров 17-го февраля 1922 г., между прочим, говорилось: "В предположенiи, что вeковая старая ненависть революцiоннаго пролетарiата против поработителей поневолe выльется в цeлый ряд безсистемных кровавых эпизодов, причем возбужденные элементы народнаго гнeва сметут не только врагов, но и друзей, не только враждебные и вредные элементы, но и сильные и полезные,я стремился провести систематизацiю карательнаго аппарата революцiонной власти. За все время "Чрезвычайная комиссiя была не что иное, как разумное {55} направленiе карающей руки революцiоннаго пролетарiата".[1]

Мы покажем ниже, в чем заключалась эта "разумная" систематизацiя карательнаго аппарата государственной власти.Проект об организацiи Всероссiйской Чрезвычайной комиссiи, составленный Дзержинским еще 7-го декабря 1917 г. на основанiи "историческаго изученiя прежних революцiонных эпох", находился в полном соотвeтствiи с теорiями, которыя развивали большевицкiе идеологи. Ленин еще весной 1917 г. утверждал, что соцiальную революцiю осуществить весьма просто: стоит лишь уничтожить 200 -- 300 буржуев. Извeстно, что Троцкiй в отвeт на книгу Каутскаго "Терроризм и коммунизм" дал "идейное обоснованiе террора", сведшееся впрочем к чрезмeрно простой истинe: "враг должен быть обезврежен; во время войн это значит -- уничтожен". "Устрашенiе является могущественным средством политики, и надо быть лицемeрным ханжой, чтобы этого не понимать".[2]

И прав был Каутскiй, сказавшiй, что не будет преувеличенiем назвать книгу Троцкаго "хвалебным гимном во славу безчеловeчности". Эти кровавые призывы по истинe составляют по выраженiю Каутскаго "вершину мерзости революцiи". "Планомeрно проведенный и всесторонне обдуманный террор нельзя смeшивать с эксцессами взбудораженной толпы.Эти эксцессы исходят из самых не культурных, грубeйших слоев населенiя, терpop {56} же осуществлялся высококультурными, исполненными гуманности людьми". Эти слова идеолога нeмецкой соцiал-демократiи относятся к эпохe великой французской революцiи.[3]

Они могут быть повторены и в XX вeкe: идеологи коммунизма возродили отжившее прошлое в самых худших его формах. Демагогическая агитацiя "высококультурных", исполненныхяко-бы "гуманностью" людей безстыдно творила кровавое дeло. Не считаясь с реальными фактами, большевики утверждали, что террор в Россiи получил примeненiе лишь послe первых террористических покушенiй на так называемых вождей пролетарiата. Латыш Лацис, один из самых жестоких чекистов, имeл смeлость в августe 1918 г. говорить об исключительной гуманности совeтской власти:"нас убивают тысячами (!!!),амы ограничиваемся арестом" (!!). А Петерс, как мы уже видeли, с какой-то исключительной циничностью публично даже утверждал, что до убiйства, напр., Урицкаго, в Петроградe не было смертной казни. Начав свою правительственную дeятельность в цeлях демагогических с отмeны смертной казни [4],

большевики немедленно ее возстановили. Уже 8-го января 1918 г. в объявленiи Совeта народных комиссаров говорилось о "созданiи батальонов для рытья окопов из состава буржуазнаго класса мужчин и женщин, под надзором красногвардейцев". "Сопротивляющихся разстрeливать" и дальше: контр-революцiонных агитаторов "разстрeливать намeстe преступленiя".[5]

Другими словами, возстанавливалась смертная казнь на мeстe без суда и разбирательства.Через {57}мeсяц появляетсяобъявленiезнаменитой впослeдствiи Всероссiйской Чрезвычайной Комиссiи: ..."контр-революцiонные агитаторы... всe бeгущiе на Дон для поступленiя в контр-революцiонныя войска... будут безпощадно разстрeливаться отрядом комиссiина мeстe преступленiя". Угрозы стали сыпаться, как из рога изобилiя: "мeшечники разстрeливаются на мeстe"(в случаe сопротивленiя),расклеивающiе прокламацiи "немедленно разстрeливаются" [6]

и т. п. Однажды совeт народных комиссаров разослал по желeзным дорогам экстренную депешу о каком-то спецiальном поeздe, слeдовавшем из Ставки в Петроград: "если в пути до Петербурга с поeздом произойдет задержка, то виновники ея будут разстрeлены". "Конфискацiя всего имущества и разстрeл" ждет тeх, кто вздумает обойти существующiе и изданные совeтской властью законы об обмeнe, продажe и куплe. Угрозы разстрeлом разнообразны. И характерно, что приказы о разстрeлах издаются не одним только центральным органом, а всякаго рода революцiонными комитетами: в Калужской губ. объявляется,что будут разстрeлены за неуплату контрибуцiй, наложенных на богатых; в Вяткe "за выход из дома послe 8 часов"; в Брянскe за пьянство; в Рыбинскe -- за скопленiе на улицах и притом "без предупрежденiя". Грозили не только разстрeлом: комиссар города Змiева обложил город контрибуцiей и грозил, что не уплатившiе "будут утоплены с камнем на шеe в Днeстрe".[7]

Еще болeе выразительное: главковерх Крыленко, будущiй главный обвинитель в Верховном Революцiонном Трибуналe, хранитель законности в совeтской Россiи, 22-го января объявлял: "Крестьянам Могилевской губернiи предлагаю расправиться с насильниками по своему разсмотрeнiю". Комиссар Сeвернаго раiона и Западной Сибири в свою {58} очередь опубликовал: "если виновные не будут выданы, то на каждые 10 человeк по одному будут разстрeлены, нисколько не разбираясь, виновен или нeт". Таковы приказы, воззванiя, объявленiя о смертной казни... Цитируя их, один из старых борцов против смертной казни в Россiи, д-р Жбанков писал в "Общественном врачe" [8]:

"Почти всe они дают широкiй простор произволу и усмотрeнiю отдeльных лиц и даже разъяренной ничего не разбирающей толпe", т. е. узаконяется самосуд. Смертная казнь еще в 1918 г. была возстановлена в предeлах, до которых она никогда не доходила и при царском режимe. Таков был первый результат систематизацiи карательнаго аппарата "революцiонной власти". По презрeнiю элементарных человeческих прав и морали центр шел впереди и показывал тeм самым примeр. 21-го февраля в связи с наступленiем германских войск особым манифестом "соцiалистическое отечество" было провозглашено в опасности и вмeстe с тeм дeйствительно вводилась смертная казнь в широчайших размeрах: "непрiятельскiе агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контр-революцiонные агитаторы, германскiе шпiоны разстрeливаются на мeстe преступленiя".[9] {59}


Не могло быть ничего болeе возмутительнаго, чeм дeло капитана Щаснаго, разсматривавшееся в Москвe в маe 1918 г. в так называемом Верховном Революцiонном Трибуналe. Капитан Щасный спас остаток русскаго флота в Балтiйском морe от сдачи нeмецкой эскадрe и привел его в Кронштадт. Он был обвинен тeм не менeе в измeнe. Обвиненiе было формулировано так: "Щасный, совершая геройскiй подвиг, тeм самым создал себe популярность, намeреваясь впослeдствiи использовать ее против совeтской власти". Главным, но и единственным свидeтелем против Щаснаго выступил Троцкiй. 22-го мая Щасный был разстрeлен "за спасенiе Балтiйскаго флота". Этим приговором устанавливалась смертная казнь уже и по суду. Эта "кровавая комедiя хладнокровнаго человeкоубiйства" вызвала яркiй протест со стороны лидера соцiал-демократов-меньшевиков Мартова, обращенный к рабочему классу. На него не получалось однако тогда широких откликов, ибо вся политическая позицiя Мартова и его единомышленников в то время сводилась к призыву работать {60} с большевиками для противодeйствiя грядущей контр-революцiи [10].

Смертную казнь по суду или в административном порядкe, как то практиковала Чрезвычайная Комиссiя на территорiи совeтской Россiи и до сентября 1918 года, т. е. до момента как бы оффицiальнаго объявленiя "краснаго террора", далеко нельзя считать проявленiем единичных фактов. Это были даже не десятки, а сотни случаев. Мы имeем в виду только смерть по тому или иному приговору. Мы не говорим сейчас вовсе о тeх разстрeлах, которые сопровождали усмиренiя всякаго рода волненiй, которых было так много и в 1918 г., о разстрeлах демонстрацiй и пр., т. е. об эксцессах власти, о расправах послe октября (еще в 1917 г.) с финляндскими и севастопольскими офицерами. Мы не говорим о тeх тысячах, разстрeленных на территорiи гражданской войны, гдe в полной степени воспроизводились в жизни приведенныя выше постановленiя, объявленiя и приказы о смертной казни. Позднeе, в 1919 г., исторiограф дeятельности чрезвычайных комиссiй Лацис в рядe статей (напечатанных ранeе в Кiевских и Московских "Извeстiях", a затeм вышедших отдeльной книгой "Два года борьбы на внутреннем фронтe") подвел итоги оффицiальных свeдeнiй о разстрeлах и без стeсненiя писал, что в предeлах тогдашней совeтской Россiи (т. е. 20 центральных губернiй) за первую половину 1918 г., т.е. за первое полугодiе существованiя чрезвычайной комиссiи, было разстрeлено всего 22 человeка. "Это длилось бы и дальше, -- заявлял Лацис, -- если бы не широкая волна заговоров и самый {61} необузданный бeлый террор (?!) со стороны контр-революцiонной буржуазiи"[11].

Так можно было писать только при полной общественной безгласности. 22 смертных казни!Я также пробовал в свое время производить подсчет разстрeленных большевицкой властью в 1918 году, при чем мог пользоваться преимущественно тeми данными, которыя были опубликованы в совeтских газетах. Отмeчая, что появлялось в органах, издававшихся в центрe, я мог пользоваться только сравнительно случайными свeдeнiями из провинцiальных газет и рeдкими провeренными свeдeнiями из других источников. Я уже указывал в своей статьe "Голова Медузы", напечатанной в нeскольких соцiалистических органах Западной Европы, что и на основанiи таких случайных данных в моей картотекe, появилось не 22, а 884 карточки![12]

"Здeсь среди нас много свидeтелей и участников тeх событiй и тeх годов, которых касается казенный исторiограф чрезвычайки" -- писал берлинскiй "Голос Россiи" (22-го февраля 1922 г.) по поводу заявленiя Лациса: "Мы, быть может, так же хорошо, как Лацис, помним, что оффицiально Вечека была создана постановленiем 7-го декабря 1917 г. Но еще лучше мы помним, что "чрезвычайная" дeятельность большевиков началась раньше. Не большевиками ли был сброшен в Неву послe взятiя Зимняго Дворца помощник военнаго министра кн. Туманов? Не главнокомандующiй ли большевицким фронтом Муравьев отдал на другой день послe взятiя Гатчины оффицiальный приказ расправляться "намeстe самосудом" с офицерами, оказывавшими противодeйствiе? Не большевики ли несут отвeтственность за убiйство Духонина, Шингарева и Кокошкина? Не по личному ли разрeшенiю Ленина были разстрeлены студенты {62} братья Ганглез в Петроградe за то лишь, что на плечах у них оказались нашитыми погоны? И развe до Вечека не был большевиками создан Военно-Революцiонный комитет, который в чрезвычайном порядкe истреблял врагов большевицкой власти? Кто повeрит Лацису, что "всe они были в своем большинстве из уголовнаго мiра", кто повeрит, что их было только "двадцать два человeка?..." Оффицiальная статистика Лациса не считалась даже с опубликованными ранeе свeдeнiями в органe самой Всер. Чрез. Комиссiи; напр.,в "Еженедeльнике Ч. К." объявлялось, что Уральской областной Че-Ка за первое полугодiе 1918 г. разстрeлено 35 человeк. Что же значит больше разстрeлов не производилось в то время? Как совмeстить с такой совeтской гуманностью интервью руководителей ВЧК Дзержинскаго и Закса (лeв. с.-р.), данное сотруднику горьковской "Новой Жизни" 8-го iюня 1918 г., гдe заявлялось; по отношенiю к врагам "мы не знаем пощады" и дальше говорилось о разстрeлах, которые происходят яко-бы по единогласному постановленiювсeх членов комитета Чрезвычайной Комиссiи. В августе в "Извeстiях" (28-го) появились оффицiальныя свeдeнiя о разстрeлах в шести губернских городах 43 человeк. В докладeчлена петроградской Ч.К. Бокiя, замeстителя Урицкаго,на октябрьской конференцiи чрезвычайных комиссiй Сeверной Коммуны общее число разстрeленных в Петербурге с момента переeзда Всер. Чрез. Комиссiи в Москву, т. е. послe 12-го марта, исчислялось в 800 человeк, при чем цифра заложников в сентябрe опредeлялась в 500, т. е. другими словами за указанные мeсяцы по исчисленiю оффицiальных представителей петроградских Ч. К. было разстрeлено 300 человeк.[13]

Почему же послe этого не вeрить записи Маргулiеса в дневникe: "Секретарь датскаго посольства Петерс разсказывал... как ему хвастался {63} Урицкiй, что подписал в один день 13 смертных приговора".[14]

A вeдь Урицкiй был один из тeх, которые будто бы стремились "упорядочить" террор... Может быть, вторая половина 1918 г. отличается от первой лишь тeм, что с этого времени открыто шла уже кровавая пропаганда террора.[15]

Послe покушенiя на Ленина urbi et orbi объявляется наступленiе времен "краснаго террора", о котором Луначарскiй в совeтe рабочих депутатов в Москвe 2-го декабря 1917 г. говорил: "Мы не хотим пока террора, мы против смертной казни и эшафота". Против эшафота, но не против казни в тайниках! Пожалуй, один Радек высказался как-бы за публичность разстрeла. Так в своей статьe "Красный Террор" [16]

он пишет: ..."пять заложников, взятых у буржуазiи, разстрeленных на основанiи публичнаго приговора пленума мeстнаго Совeта, разстрeленных в присутствiи тысячи рабочих, одобряющих этот акт -- болeе сильный акт массоваго террора, нежели разстрeл пятисот человeк по рeшенiю Ч. К. без участiя рабочих масс". Штейнберг, вспоминающiй "великодушiе", которое царило в трибуналах "первой эпохи октябрьской революцiи", должен признать, что "нeт сомнeнiй" в том, что-бы перiод от марта до конца августа 1918 был перiод фактическаго, хотя и не оффицiальнаго террора". Террор превращается в разнузданную кровавую бойню, которая на первых порах возбуждает {64} возмущенiе даже в коммунистических рядах. С первым протестом еще по дeлу капитана Щаснаго выступил небезызвeстный матрос Дыбенко, помeстившiй в газетe "Анархiя" слeдующее достаточно характерное письмо от 30-го iюля: "Неужели нeт ни одного честнаго большевика, который публично заявил протест против возстановленiя смертной казни? Жалкiе трусы! Они боятся открыто подать свой голос -- голос протеста. Но если есть хоть один еще честный соцiалист, он обязан заявить протест перед мiровым пролетарiатом... мы не повинны в этом позорном актe возстановленiя смертной казни и в знак протеста выходим из рядов правительственных партiй. Пусть правительственные коммунисты послe нашего заявленiя-протеста ведут нас, тeх, кто боролся и борется против смертной казни, на эшафот, пусть будут и нашими гильотинщиками и палачами". Справедливость требует сказать, что Дыбенко вскорe же отказался от этих "сентиментальностей", по выраженiю Луначарскаго, а через три года принимал самое дeятельное участiе в разстрeлах в 1921 г. матросов при подавленiи возстанiя в Кронштадтe: "Миндальничать с этими мерзавцами не приходится",[17]

и в первый же день было разстрeлено 300. Раздались позже и другiе голоса. Они также умолкли. А творцы террора начали давать теоретическоеобоснованiетому, что неподдается моральному оправданiю... Извeстный большевик Рязанов, единственный, выступившiй против введенiя института смертной казни формально в новый уголовный кодекс, разработанный совeтской юриспруденцiей в 1922 г., в ленинскiе дни прieзжал в Бутырскую тюрьму и разсказывал соцiалистам, что "вожди" пролетарiата струдом удерживают рабочих, рвущихся к тюрьмe послe покушенiя на Ленина, чтобы отомстить и расправиться с "соцiалистами-предателями". Я слышал то же при допросe в сентябрe от самого Дзержинскаго и от многих {65} других. Любители и знатоки внeшних инсценировок пытались создать такое впечатлeнiе, печатая заявленiя разных групп с требованiем террора. Но эта обычная инсценировка никого обмануть не может, ибо это только своего рода агитацiонные прiемы, та демагогiя, на которой возрасла и долго держалась большевицкая власть. По дирижерской палочкe принимаются эти фальсифицированныя, но запоздалыя однако постановленiя -- запоздалыя, потому что "красный террор" объявлен, всe лозунги даны на митингах [18],

в газетах, плакатах и резолюцiях и их остается лишь просто повторять на мeстах. Слишком уже общи и привычны лозунги, под которыми происходит расправа: "Смерть капиталистам", "смерть буржуазiи". На похоронах Урицкаго уже болeе конкретные лозунги, болeе соотвeтствующiе моменту: "За каждаго вождя тысячи ваших голов", "пуля в грудь всякому, кто враг рабочаго класса", "смерть наемникам англо-французскаго капитала". Действительно кровью отзывается каждый лист тогдашней большевицкой газеты. Напр., по поводу убiйства Урицкаго петербургская "Красная Газета" пишет 31-го августа: "За смерть нашего борца должны поплатиться тысячи врагов. Довольно миндальничать... Зададим кровавый урок буржуазiи... К террору живых... смерть буржуазiи -- пусть станет лозунгом дня". Та же "Красная Газета" писала по поводу покушенiя на Ленина 1-го сентября: "Сотнями будем мы убивать врагов. Пусть будут это тысячи, пусть они захлебнутся в собственной крови. За кровь Ленина и Урицкаго пусть прольются потоки крови -- больше крови, столько, сколько возможно".[19]

"Пролетарiат отвeтит на пораненiе Ленина так, -- писали "Извeстiя", -- что вся буржуазiя содрогнется от ужаса". Никто {66} иной, как сам Радек, пожалуй, лучшiй совeтскiй публицист, утверждал в "Извeстiях" в спецiальной статьe,посвященной красному террору (No. 190), что красный террор, вызванный бeлым террором, стоит на очереди дня: "Уничтоженiе отдeльных лиц из буржуазiи, поскольку они не принимают непосредственно участiя в бeлогвардейском движенiи, имeет только значенiе средства устрашенiя в момент непосредственной схватки, в отвeт на покушенiя. Понятно, за всякаго совeтскаго работника, за всякаго вождя рабочей революцiи, который падет от руки агента контр-революцiи, послeдняя расплатится десятками голов". Если мы вспомним крылатую фразу Ленина: пусть 90% русскаго народа погибнет, лишь бы 10% дожили до мiровой революцiи, -- то поймем в каких формах рисовало воображенiе коммунистов эту "красную месть": "гимн рабочаго класса отнынe будет гимн ненависти и мести" -- писала "Правда". "Рабочiй класс совeтскойРоссiиподнялся"-- гласит воззванiе губернскаго военнаго комиссара в Москвe 3-го сентября -- и грозно заявляет, что за каждую каплю пролетарской крови... да прольется поток крови тeх, кто идет против революцiи, против совeтов и пролетарских вождей. За каждую пролетарскую жизнь будут уничтоженысотни буржуазных сынков бeлогвардейцев... С нынeшняго дня рабочiй класс (т. е. губернскiй военный комиссар г.Москвы)объявляетна страх врагам, что наединичный бeлогвардейскiй террор, он отвeтит массовым, безпощадным, пролетарским террором". Впереди всeх идет сам Всероссiйскiй Центральный Исполнительный Комитет, принявшiй в засeданiи 2-го сентября, резолюцiю: "Ц. И. К. дает торжественное предостереженiе всeм холопам россiйской и союзной буржуазiи, предупреждая их, что за каждое покушенiе на дeятелей совeтской власти и носителей идейсоцiалистической революцiи будут отвeчатьвсe контр-революцiонерыи всe вдохновители их". Набeлый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочiе {67} (?) и крестьяне (?) отвeтят: "массовым красным террором против буржуазiи и ея агентов". В полном соотвeтствiи с постановленiем этого высшаго законодательнаго органа 5-го сентября издается постановленiе совeта народных комиссаров в видe спецiальнаго одобренiя дeятельности Ч. К., по которому "подлежат разстрeлу всe лица, прикосновенный к бeлогвардейским организацiям, заговорам и мятежам". Народным комиссаром внутренних дeл Петровским одновременно разослан всeм совeтам телеграфныйприказ, которому суждено сдeлаться историческим и по своей терминологiи и по своей санкцiи всякаго возможнаго произвола. Он помeщен был в No. 1 "Еженедeльника" под заголовком: "Приказ о заложниках" и гласил: "Убiйство Володарскаго, убiйство Урицкаго, покушенiе на убiйство и раненiе предсeдателя совeта народных комиссаров Владимiра Ильича Ленина, массовые, десятками тысяч разстрeлы наших товарищей в Финляндiи, на Украинe и, наконец, на Дону и в Чехо-Словакiи, постоянно открываемые заговоры в тылу нашихармiй,открытоепризнанiе(?)правыхэс-эрови прочей контр-революцiонной сволочи в этих заговорах, и в то же время чрезвычайно ничтожное количествосерьезныхрепрессiйимассовых разстрeлов бeлогвардейцев и буржуазiи со стороны совeтов, показывает, что, несмотря на постоянныя слова омассовом террорe против эсэров, бeлогвардейцев и буржуазiи, этого террора на дeлe нeт. С таким положенiем должно быть рeшительно покончено. Расхлябанности и миндальничанiю [20] должен быть немедленно положен конец. Всe извeстные мeстным совeтам правые эсэры должны быть немедленно арестованы. Из буржуазiи и офицерства должны быть взяты значительныя количества {68} заложников. При малeйших попытках сопротивленiя или малeйшем движенiи в бeлогвардейской средe должен приниматься (?) безоговорочно массовый разстрeл. Мeстные губисполкомы должны проявлять в этом направленiи особую иницiативу. Отдeлы управленiя через милицiю и чрезвычайныя комиссiи должны принять всe мeры к выясненiю и аресту всeх, скрывающихся под чужими именами и фамилiями лиц, с безусловным разстрeлом всeх замeшанных в бeлогвардейской работe. Всe означенныя мeры должны быть проведены немедленно. О всяких нерeшительных в этом направленiи дeйствiях тeх или иных органов мeстных совeтов Завотуправ обязан немедленно донести народному комиссарiату Внутренних Дeл. Тылнаших армiй должен быть,наконец, окончательно очищен от всякой бeлогвардейщины и всeх подлых заговорщиков против власти рабочаго класса и бeднeйшаго крестьянства. Ни малeйших колебанiй, ни малeйшей нерeшительности в примeненiи массоваго террора. Полученiе означенной телеграммы подтвердите передать уeздным совeтам". А центральный орган В. Ч. К. "Еженедeльник", долженствовавшiй быть руководителем и проводникам идей и методов борьбы чрезвычайной комиссiи, в том же номерe писал "К вопросу о смертной казни": "Отбросим всe длинныя, безплодныя и праздныя рeчи о красном террорe... Пора, пока не поздно, не на словах, а на дeлe провести самый безпощадный, строго организованный массовый террор"... Послe знаменитаго приказа Петровскаго едва ли даже стоит говорить на тему о "рабочем классe", выступающем мстителем за своих вождей, и о гуманности цeлей, которыя яко-бы ставили себe Дзержинскiй и другiе при организацiи такназываемыхЧрезвычайныхКомиссiи.Толькополная безотвeтственностьбольшевицких публицистов позволяла,напр.,Радеку утверждать в "Извeстiях" 6-то сентября, что {69} "если бы не увeренность рабочих масс в том, что рабочая власть сумeет отвeтить на этот удар, то мы имeли бы на-лицо массовый погром буржуазiи". Какое в дeйствительности может имeть значенiе заявленiе нeких коммунистов Витебской губ., требовавших 1000 жертв за каждаго совeтскаго работника? или требованiе коммунистической ячейки какого-тоавтопоeзда -- за каждагопавшаго разстрeлять100 заложников, за каждаго краснаго 1000 бeлых, или заявленiе Комячейки Западной Областной Чрезвычайной Комиссiи, требовавшей 13-го сентября "стереть с лица землигнусныхубiйц", или резолюцiякрасноармейскойчастиохраны Острогородской Ч. К. (23-го сентября): "За каждаго нашего коммуниста будем уничтожать по сотням, а за покушенiе на вождей тысячи и десятки (?!) тысяч этих паразитов". Мы видим, как по мeрe удаленiя от центра, кровожадность Ч. К. увеличивается -- начали с сотен, дошли до десятков тысяч. Повторяются лишь слова гдe-то сказанныя; но и эти повторенiя, насколько они оффицiально опубликовывались, идут в сущности почти исключительно от самих чекистов. И через год та же аргументацiя на там же разнузданном и безшабашном жаргонe повторяется на другой территорiи Россiи, захваченной большевиками -- в царствe Лациса, стоящаго во главe Всеукраинской Чрезвычайной Комиссiи. В Кiевe печатается "Красный Меч" -- это орган В. У. Ч. К., преслeдующiй тe же цeли, что и "Еженедeльник В. Ч. К.". В No. 1 мы читаем в статьe редактора Льва Крайняго: "У буржуазной змeи должно быть с корнем вырвано жало, а если нужно, и разодрана жадная пасть, вспорота жирная утроба. У саботирующей, лгущей,предательски прикидывающейсясочувствующей(?!) внeклассовой интеллигентской спекулянтщины и спекулянтской интеллигенцiи должна быть сорвана маска. Для нас нeт и не может быть старых устоев морали и гуманности, выдуманных буржуазiей для угнетенiя и эксплоатацiи низших классов". {70} "Объявленный красный террор -- вторит ему тут же нeкто Шварц -- нужно проводить по пролетарски"... "Если для утвержденiя пролетарской диктатуры во всем мiрe нам необходимо уничтожить всeх слуг царизма и капитала, то мы перед этим не остановимся и с честью выполним задачу, возложенную на нас Революцiей". "Наш террор был вынужден, это террор не Ч. К., а рабочаго класса" -- вновь повторял Каменев 31-го декабря 1919 г. "Террор был навязан Антантой" -- заявлял Ленин на седьмом съeздe совeтов в том же году. Heт, это был террор именно Ч. К. Вся Россiя покрылась сeтью чрезвычайных комиссiй для борьбы с контр-революцiей, саботажем и спекуляцiей. Не было города, не было волости,гдeне появлялись быотдeленiявсесильнойвсероссiйской ЧрезвычайнойКомиссiи,котораяотнынeстановитсяосновнымнервом государственнаго управленiя и поглощает собой послeднiе остатки права. Сама "Правда", оффицiальный орган центральнаго комитета коммунистической партiи в Москвe, должна была замeтить 18-го октября: "вся власть совeтам" смeняется лозунгом: "вся власть чрезвычайкам". Уeздныя, губернскiя, городскiя (на первых порах волостныя, сельскiя и даже фабричныя) чрезвычайныя комиссiи, желeзнодорожныя, транспортный и пр., фронтовыя или "особые отдeлы" Ч. К. по дeлам, связанным с армiей. Наконец, всякагорода"военно-полевые", "военно-революцiонные"трибуналы и "чрезвычайные" штабы, "карательныя экспедицiи" и пр. и пр. Всеэто объединяется для осуществленiя краснаго террора. Нилостонскiй, автор книги: "Der Blutrausch des Bolschewismus" (Берлин) насчитал в одном Кiевe 16 самых разнообразных Чрезвыч. Комиссiй, в которых каждая выносила самостоятельные смертные приговоры. В дни массовых разстрeлов эти "бойни", фигурировавшiя во внутреннем распорядкe Ч. К. под простыми No.No., распредeляли между собой совершенiе убiйств. {71}


Примечания

  1. 1Очевидно, первый комиссар юстицiи при большевиках лeвый с.-р. Штейнберг, выпустившiй недавно книгу против террора "Нравственный лик революцiи" и всемeрно обeляющiй свою партiю в участiи в кровавом дeлe террора, неправ, утверждая, что Ч. К. возникли из "хаотическаго состоянiя первых горячих дней октябрьской революцiи".
  2. 2Из книги Троцкаго Дзержинскiй заимствовал и аргументацiю о "народном гнeвe": "В обстановкe классоваго рабства -- писал Троцкiй -- трудно обучить угнетенныя массы хорошим манерам. Выведенныя из себя онe дeйствуют полeном, камнем, огнем и веревкой".
  3. 3Каутскiй. "Терроризм и коммунизм", стр. 139.
  4. 4В No. 1 "Газеты Временнаго Рабочаго и Крестьянскаго Правительства" от 28-го октября было опубликовано: "Всероссiйскiй съeзд совeтов постановил: возстановленная Керенским смертная казнь на фронтe отмeняется".
  5. 5"Изв." No. 30.
  6. 6"Изв." No. 27.
  7. 7Ср. ниже с рeчью большевицкаго главкома Муравьева в Одессe.
  8. 8 1918 г. No. 9 -- 10.
  9. 9Штейнберг в своей книгe "Нравственный лик революцiи", замeчает: "Мы единогласно с негодованiем в своих отвeтственных кругах заклеймили это вновь вытащенное на чистую (!?) арену заржавленное орудiе варварства. Мы энергично протестовали в центрe власти... мы единодушно отвергали там всe проекты жалостливых большевиков, (как Луначарскiй), пытавшихся установить "надзор" за смертью... Мы не шли ни на какiя сдeлки в этом вопросe". Но "когда большинством голосов наши предложенiя были отвергнуты, мы больше ничего не дeлали" -- с опозданiем кается бывшiй комиссар юстицiи. "Мы не замeтили, что этими вначалe узкими воротами к нам вернулся с своими чувствами и орудiями тот же самый старый мiр". "Волею революцiонной власти создавался слой революцiонных убiйц, которым суждено было вскорe стать убiйцами революцiи". Это произошло раньше, когда лeвые с.-р. принимали участiе в организацiи Ч. К. И запоздалыми были позднeйшiя смягченiя, которыя бывшiй большевицкiй комиссар юстицiи пытался вводить в практику Ч. К. Представители лeвых с.-р. не шли ни на какiя сдeлки, а в лицe помощника Дзержинскаго, л. с.-р. Закса, говорили о разстрeлах!
    • Не лeвые ли с.-р. в день обсужденiя вопроса о террорe в Петроградском
    совeтe8-го сентябрявысказались за"необходимостьклассоваго, организованнаго террора"? Не лeвые ли с.-р. в "Волe Труда" 10-го октября заявляли, что "в отношенiи контрреволюцiи Ч. К. вполнe оправдала свое назначенiе, "доказала свою пригодность"? Эта партiя "октябрьской революцiи" стояла тогда "на платформe совeтской власти". И с полным правом предсeдатель суда во время процесса лeвых с.-р. в iюнe 1922 г. заявил: лeвые с.-р. "берут на себя отвeтственность за октябрьскую революцiю и созданiе Ч. К."
  10. 10См. ниже статью "Почему"? Штейнберг вновь вольно или невольно дeлает хронологическую ошибку, относя предоставленiе трибуналам оффицiальнаго права вынесенiя смертных приговоров ко времени "учредиловскаго движенiя правых с.-р.", возстанiя, организованнаго Савинковым в Ярославлe. По словам бывшаго комиссара юстицiи, эти контр-революцiонныя выступленiя "утвердили власть в необходимости этих прiемов принужденiя".
  11. 11Кiевск. "Извeстiя", 17-го мая 1919 г.
  12. 12"Justice", Juin 28, 1923; "La France libre" 13-го iюля;
  13. 13"Еженедeльник", No. 6.
  14. 14М. С. Маргулiес "Год интервенцiи" II, 77.
  15. 15В сущности, конечно, проповeдь шла открыто и раньше. Кокошкина и Шингарева 6-го января 1918 г., непосредственно убила не власть, но она объявила партiю к.-д. "внe закона". "Стрeляли матросы и красноармейцы, но по истинe ружья заряжали партiйные политики и журналисты", как замeчает в своей книгe Штейнберг. Он же приводит характерный факт, свидeтельствующiй о том, что ростовскiй исполком в мартe 1918 г. обсуждал вопрос о поголовном разстрeлe лидеров мeстных меньшевиков и правых с.-р. Для рeшенiя не набралось только большинства голосов. ("Нравственный лик революцiи, стр. 42.)
  16. 16"Изв." 1918 No. 192.
  17. 17Рев. Россiя, No. 16.
  18. 18В Москвe, напр., во всeх раiонах устраиваются митинги о красном террорe, на которых выступают Каменев, Бухарин, Свердлов, Луначарскiй, Крыленко и др.
  19. 19Не имeя под руками подлинника, беру эту цитату в переводe.
  20. 20Обратим вниманiе на то, что этот термин впервые употреблен в оффицiальном документe, вышедшем из центра.



»