Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 35 РЕЧЬ НА ЗАСЕДАНИИ ПЕТРОГРАД. СОВЕТА РАБ. И СОЛД. ДЕПУТАТОВ СОВМЕСТНО С ФРОНТ. ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ

РЕЧЬ НА ЗАСЕДАНИИ ПЕТРОГРАДСКОГО СОВЕТА РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ СОВМЕСТНО С ФРОНТОВЫМИ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ

4 (17) НОЯБРЯ 1917 г.

ГАЗЕТНЫЙ ОТЧЕТ

Не могу сделать большого доклада, могу лишь в кратких словах сообщить о положении нового правительства, его программе и его задачах.

Вы знаете, как единодушно было требование политики мира, требование предложить немедленно мир. Нет ни одного буржуазного министра во всей Европе и у нас, который не обещал бы мира; в лживости этих речей убедились российские солдаты; им обещали политику мира, но мира не предлагали и вместо этого гнали в наступление. Мы считали первым долгом нашего правительства предложить мир немедленно, и это сделано.

Тов. Ленин излагает, на каких условиях был предложен мир новым правительством, и продолжает: если государства сохранят за собой колонии, то это будет означать, что эта война никогда не кончится. Какой же выход? Выход один: победа рабочей и крестьянской революции над капиталом. Мы никогда не обещали, что войну можно кончить одним ударом, воткнув штык в землю. Война происходит потому, что столкнулись миллиардные капиталы, поделившие между собой весь мир, и, не уничтожив власти капитала, нельзя кончить войну. Останавливаясь на переходе власти в руки Советов, тов. Ленин заявляет, что он сейчас наблюдает новое явление: крестьяне отказываются верить, что вся власть принадлежит Советам, они еще чего-то ждут от прави-


РЕЧЬ НА ЗАСЕДАНИИ ПЕТРОГРАДСКОГО СОВЕТА 4 (17) НОЯБРЯ 63

тельства, забывая, что Совет это не частное учреждение, а государственное. Мы заявляем, что мы хотим нового государства, что Совет должен заменить старое чиновничество, что всему народу следует учиться управлять. Станьте во весь рост, выпрямьтесь, и тогда нам не страшны угрозы. Юнкера попробовали устроить восстание, но мы справились с ними; они в Москве устроили бойню и расстреливали на кремлевской стене солдат. Но когда уже народ победил, он сохранил врагам не только воинскую честь, но и оружие.

Викжель нам угрожает забастовкой, но мы обратимся к массам и спросим у них, хотите ли вы забастовкой обречь на голод солдат на фронте и народ в тылу, и, я не сомневаюсь, железнодорожные пролетарии на это не пойдут. Нас упрекают, что мы арестовываем. Да, мы арестовываем и сегодня мы арестовали директора Государственного банка. Нас упрекают, что мы применяем террор, но террор, какой применяли французские революционеры, которые гильотинировали безоружных людей, мы не применяем и, надеюсь, не будем применять. И, надеюсь, не будем применять, так как за нами сила. Когда мы арестовывали, мы говорили, что мы вас отпустим, если вы дадите подписку в том, что вы не будете саботировать. И такая подписка дается. Наш недостаток в том, что советская организация еще не научилась управлять, мы слишком много митингуем. Пусть Советы разделятся на отряды и возьмутся за дело управления. Наша задача состоит в том, чтобы идти к социализму. На днях рабочие получили закон о контроле над производством31. Согласно этому закону, фабрично-заводские комитеты составляют государственное учреждение. Рабочие должны немедленно претворить этот закон в жизнь. Рабочие дадут крестьянам ткани, железо, а крестьяне дадут хлеб. Я видел сейчас товарища из Иваново-Вознесенска, и он мне сказал, что это главное. Социализм — это учет. Если вы хотите взять на учет каждый кусок железа и ткани, то это и будет социализм. Для производства нам нужны инженеры, и мы очень ценим их труд. Мы их будем охотно оплачивать. Мы не собираемся лишать их пока


64 В. И. ЛЕНИН

их привилегированного положения. Всякий, кто хочет работать, нам ценен, но пусть он работает не как начальник, но как равный под контролем рабочих. У нас нет ни тени озлобления против лиц, и мы приложим усилия, чтобы помочь им перейти на новое положение.

Что касается крестьян, то мы говорим: трудовому крестьянину надо помочь, среднего не обидеть, богатого принудить. После революции 25 октября нам угрожали, что мы будем уничтожены. Есть люди, которые испугались этого и хотели бежать от власти, но уничтожить нас не удалось. Не удалось потому, что наши враги могут опираться только на юнкеров, за нас народ. Если бы не было поголовного подъема солдат и рабочих, власть никогда бы не выпала из рук ее державших. Власть перешла к Советам. Советы — это организация полной свободы народа. Мы, Советское правительство, получили свои полномочия от съезда Советов и будем действовать, как действовали до сих пор, уверенные в вашей поддержке. Мы никого не исключали. Если меньшевики и эсеры ушли, то это преступление с их. стороны. Мы предлагали левым эсерам участвовать в правительстве, но они отказались. Мы не хотим торговаться о власти, мы не хотим торгов с переторжками. Городскую думу, этот центр корниловцев, мы не допустим к власти. Говорят, что мы изолированы. Буржуазия создала вокруг нас атмосферу лжи и клеветы, но я еще не видал солдата, который бы не приветствовал с восторгом переход власти к Советам. Я не видал крестьянина, который бы высказался против Советов. Необходим союз беднейшего крестьянства с рабочими, и тогда социализм победит во всем мире. (Члены Совета поднимаются со своих мест, провожают Ленина бурными овациям и.)

«Правда» № 181, 18 (5) ноября 1917 г. Печатается по тексту газеты «Правда»