Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 29 А. ДЕБОРИН. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ

А. ДЕБОРИН. «ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ»218

неточно

не к чему «чужие» слова употреблять!

[39—411 Как мировоззрение, диалектический материализм дает ответ — не абсолютный, разумеется — на вопрос о строении материи, мира; он служит основой самой блестящей исторической теории; на почве диалектического материализма политика и мораль становятся в известном смысле точными науками. Диалектический материализм — правильно понятый, разумеется, — повсюду вносит свежую струю теоретико-познавательного критицизма, будучи чужд всякого догматизма.
1)

2)

теоретико-познавательной | стороне диалектического материализма, который в этом случае, как метод, как руководящий принцип исследования, дает не абсолютные решения проблем, а способствует прежде всего их правильной постановке. Диалектический материализм, как теория познания, распадается на формальную или логическую и реальную или материальную части.

Для первобытного, примитивного познания переживание тождественно с предметом переживания, явление с бытием, с вещью в себе. Мир внутренних переживаний составляет [для первобытного человека] и мир вещей. Он не знает различия между внутренним и внешним миром. Эта примитивная форма познания на известной ступени развития культуры вступает в противоречие с стремлением общественного человека овладеть силами природы, с новой высшей ступенью культуры. С расширением человеческих потребностей, с увеличением и накоплением | опытного | материала, с учащением столкновений между восприятиями и внешним миром обнаруживается все больше


527

контраст между восприятиями и вещами, между миром внутренних переживаний и миром вещей. Тогда то назревает необходимость в новых познавательных формах.... Непосредственно нас интересует тот логический процесс, который в новейшей философии привел к диалектическому материализму. — [Психологизм Юма, Беркли и прочих орудует, главным образом, психически — чувственным миром. Чувственные образы суть предметы познания. Результат, к которому привело развитие [ английского эмпиризма,] гласит: Esse = percipi, — существует то, что дано в восприятии, и все, что дано в восприятии, имеет объективное бытие, существует... ?
Кант понял, что истинно научное познание возможно лишь при посредстве «математического созерцания». Чувственное созерцание не включает в себе условий, необходимых для общеобязательного познания. Чувственные образы не в состоянии охватить всей совокупности подлежащих познанию явлений. И Кант совершает переход от психологизма к трансцендентализму…  ?

[43] Гегелевская философия представляет последнее и заключительное звено этой цепи. Мы видели, что у Юма, Канта, Фихте субъект был поставлен над объектом, который был объявлен чем-то не отделимым от субъекта...

[48—58] Категории, т. е. чистые универсальные понятия, как время, пространство, причинность, суть с точки зрения диалектического материализма, с одной стороны, логические определения, с другой стороны, реальные формы вещей...

Ограниченность трансцендентализма состоит в том, что он не распространяет своих прав на реальную сферу вещей и считает категории лишь субъективными, да к тому еще и априорными, формами сознания. Феномены же трансцендентализм обнимает категориальными, т. е. логически всеобщими формами, дающими возможность формулировать строго математические законы природы, придать им универсальный характер.

Но трансцендентализм, как и сенсуалистический феноменализм, имеют дело лишь с явлениями. Для них бытие, вещи в себе недоступны... эк его!

«Безусловности» и всеобщности познания диалектический материализм достигает тем, что формы он объявляет универсальными, объективно реальными «созерцаниями». На этом покоится возможность математического или, если угодно, «геометрического», т. е. точного познания действительности. «Геометрическое» пространство и «чистое время» суть универсально реаль-


528

ные созерцания и представляют предпосылку «математического» познания чувственного мира...

Но вместе с тем диалектическое сознание обнаруживает способность подняться до «созерцания» природы, как «целого», до созерцания необходимости, внутренней обусловленности универсального порядка природы...

Человек познает в той мере, в какой он действует и в какой он подвергается сам воздействию внешнего мира. Диалектический материализм учит, что человек побуждается к размышлению главным образом теми ощущениями, которые он испытывает в процессе своего воздействия на внешний мир... Диалектический материализм, исходя из того соображения, что господствовать над природой возможно лишь подчиняясь ей, предписывает нам согласовать нашу деятельность с универсальными законами природы, с необходимым порядком вещей, с всеобщими законами развития мира...

уф! Парменид видел, таким образом, истинную сущность вещей («единое») в том, что может быть познаваемо мышлением или разумом и что лежит позади текучих и изменчивых явлений. Этим самым он оторвал чувственные восприятия от их основы, феноменальный мир от метафеноменалистического...

Если для метафизиков-рационалистов истинная реальность дана в понятии, то для сенсуалистов реально то, что дано в чувственном восприятии или созерцании. То, что лежит за пределами чувств, познанию недоступно. Предметом познания являются феномены, которые возводятся в абсолютную действительность. Содержание эмпирического сознания изменчиво и текуче. Реальный субстрат качеств | феноменализмом | отвергается. Дано разнообразие, дана множественность явлений, но нет субстанциального единства...

&

&

Кант ухитрился сочетать учение феноменализма о непознаваемости вещей самих по себе с учением рационалистов-метафизиков о существовании абсолютно реального бытия, «вещей в себе».
вранье! Французские материалисты с Гольбахом во главе противопоставляли природу, как метафизическую сущность вещи, ее свойствам. Это противопоставление означает в известном смысле тот же дуализм, что между «вещью в себе» и «явлениями» у Канта...

Мы были бы, однако, несправедливы к французскому материализму, если бы отождествили


529

его с кантианизмом. Материализм восемнадцатого столетия все же признает относительную познаваемость даже сущности вещей... до nес plus ultra * неуклюже!
Французский материализм, исходя из того же соображения, что материя действует на наши внешние чувства, признает, однако, что некоторые свойства вещей самих по себе познаваемы.Но французский материализм недостаточно последователен, поскольку он учит, что познавая мы лишь некоторые свойства вещей, между тем как сама «сущность» или «природа» их скрыта от нас и не вполне познаваема... Это — каша
Это противопоставление свойств вещи «природе» их заимствовано Кантом у агностиков, у феноменалистов-сенсуалистов (непосредственно у Юма)... X
В противоположность феноменализму и сенсуализму материализм рассматривает впечатления, получаемые нами от вещей самих по себе, как имеющие объективное значение. В то время как феноменализм (и кантианизм) не видит никаких точек соприкосновения между свойствами вещей и «природой» их, т. е. внешним миром, французские материалисты уже определенно подчеркивают, что вещи сами по себе, по крайней мере отчасти, познаваемы именно на основании производимых ими на нас впечатлений, что свойства вещей до известной степени объективно реальны... X

X

[60—62] Диалектический материализм кладет в основу бытия материальную субстанцию, реальный субстрат. Диалектический материализм взглянул на мир «как на процесс, как на вещество, которое находится в непрерывном развитии» (Энгельс). Неизменное и безусловное бытие метафизиков превращается в изменяющееся бытие. Субстанциальная реальность признается изменчивой; изменения и движения — реальными формами бытия. Диалектический материализм преодолевает дуализм «бытия» и «небытия», метафизически абсолютное противопоставление «имманентного» «трансцендентному», свойств вещей самой вещи. На почве диалектического материализма создается возможность научно связать вещь в себе с феноменами, имманентное — с трансцендентным и преодолеть непознаваемость вещей в себе — с одной — X

X NB

________

* — до самой крайнее степени. Ред.


530

и «субъективизм» качеств — с другой стороны, так как «природа вещи, как вполне справедливо замечает Плеханов, обнаруживается именно в ее свойствах».Именно на основании впечатлений, получаемых нами от вещей самих по себе, мы имеем возможность судить о свойствах вещей самих по себе, об объективно-реальном бытии...

Верные истины изложены в дьявольски вычурном, abstrus *виде. Отчего Энгельс не писал таким тарабарским языком? «Имманентное» приобретает характер объективно-реальный; «трансцендентное», лежащее поту сторону феноменов в сфере «непознаваемого», превращается из недоступной нашим чувствам таинственной сущности в «имманентное» содержание нашего сознания, в предмет чувственного восприятия. «Имманентное» становится «трансцендентным», поскольку оно приобретает объективно-реальное значение, поскольку оно дает возможность по впечатлениям судить о свойствах вещей; «трансцендентное» становится «имманентным», поскольку оно объявляется лежащим в сфере познаваемого, хотя и по ту сторону субъекта. В таком же смысле высказывается и Бельтов. «Согласно этой теории, говорит он, природа есть, прежде всего, совокупность явлений. Но так как вещи в себе составляют необходимое условие явлений, иными словами, так как явления вызываются действием объекта на субъект, то мы вынуждены признать, что законы природы имеют не только субъективное, но и объективное значение, т. е. что взаимное отношение идей в субъекте соответствует, когда человек не ошибается, —взаимному отношению вещей вне его»**. Так разрешается единственно правильным и научным образом вопрос о взаимоотношении явлений и вещей в себе — этот наиболее важный вопрос познания, над которым так бились Кант, метафизики и феноменалисты...
NB [62] Единство бытия и небытия есть становление — учит диалектика. Переведенное на конкретный материалистический язык, это положение означает, что в основании всего сущего лежит вещество, материя, которая находится в процессе непрерывного развития...

[64—65] Тело, стало быть, не исчерпывается его воспринимаемостью, как полагают феноменалисты-сенсуа-

_______

* — темном. Ред.

** Н. Бельтов. «Критика наших критиков», стр. 199.


531

листы, ] а существует совершенно независимо от наших восприятий, существует «для себя», в качестве «субъекта».

Но если тело существует независимо от наших восприятий, то восприятия зато всецело зависят от действующего на нас тела. Без последнего нет восприятий, нет представлений, понятий и идей. Наше мышление определяется бытием, т. е. теми впечатлениями, которые мы получаем от внешнего мира. Вследствие этого и наши идеи и понятия имеют объективно-реальное значение... NB
Тело, действующее на наши чувства, рассматривается как причина произведенного им действия, т. е. восприятия. Феноменалисты оспаривают самую возможность такой постановки вопроса. Внешний мир, полагают [имманентики], не только недоступен восприятию, но и немыслим, если бы такой мир и существовал...  !
интуитивно | нам недоступен... NB

~*

[69—75] Вещь в себе с точки зрения диалектического материализма составляет предмет, как он существует сам по себе, «для себя». В этом смысле Плеханов и определяет материю «как совокупность вещей в себе, поскольку эти вещи являются источником наших ощущений» **. Эта вещь в себе или материя не есть отвлеченное понятие, которое находится позади конкретных свойств вещей, а «конкретное» понятие. Бытие материи не отделяется от ее сущности или, наоборот, сущность ее не отделяется от ее бытия...

Предмет, лишенный всяких качеств или свойств, не может даже мыслиться нами, не может существовать, не имеет никакого бытия. Внешний мир [конструируется] нами из наших восприятий, на основании тех впечатлений, которые в нас вызываются внешним миром, предметами самими по себе... Между внешним и внутренним миром существует известное различие, но вместе с тем и определенное сходство, так что к познанию ??

________

* Этот значок указывает, что слова «непосредственно, интуитивно» следовало бы поменять местами. Ред.

* * «Das Bild dieses Seins auВer dem Denken ist die Materie, das Substratder Realitat!», L. Feuerbacb. «Werke», Bd. 2, S. 289.


532

внешнего мира мы приходим на основании впечатлений, но именно впечатлений, вызванных предметами внешнего мира. На основании полученных нами от действия на нас предмета впечатлений мы приписываем последнему определенные свойства. Впечатление есть равнодействующая двух факторов и как таковое неизбежно обусловливается природой этих двух факторов и заключает в себе нечто такое, что составляет природу того и другого фактора, что им обще...

неуклюжее и нелепое слово! Только на почве диалектического материализма с его признанием внешнего мира и представляется возможным построить чисто научную теорию познания. Кто отвергает внешний мир, тот отвергает также и причину наших ощущений и приходит к идеализму. Но внешний мир составляет также и принцип закономерности. И если мы в наших восприятиях имеем перед собой определенно упорядоченную связь их, то это происходит только от того, что причина наших ощущений, т. е. внешний мир, составляет основу этой закономерной связи...

Без возможности предвидения нет возможности научно познавать явления природы и человеческой жизни.... Но предметы внешнего мира стоят в отношении причинной связи не только к нам, но и друг к другу, т. е. между самими предметами внешнего мира существует определенное взаимодействие, знание условий которого опять таки дает возможность предвидеть и предсказать не только действие предметов на нас, но и их объективные, от нас независимые, отношения и действия, т. е. объективные свойства вещей...

Ага! Плеханов молчит об этом «новом течении», не знает его. Диалектический материализм вовсе не предрешает вопроса о строении материи в смысле непременного признания атомистической, или корпускулярной теории, или какой-либо третьей гипотезы. И если восторжествуют новые учения о строении атомов, то диалектический материализм не только не потерпит крушения, а, напротив того, получит самое блестящее свое подтверждение. В чем, в самом деле, заключается сущность нового течения в области естествознания? Прежде всего, в том, что атом, который физики представляли себе неизменным и наиболее простым, т. е. элементарным и неразложимый

533

«телом», оказывается состоящим из еще более элементарных единств, или частиц. Предполагают, что в электронах мы имеем перед собой последние элементы бытия. Но разве диалектический материализм утверждает, что атом есть абсолютная граница бытия?.. Деборин не ясно его представляет.

Верно!

Ошибочно было бы думать, подобно нашим махистам, что вместе с признанием электронной теории падает материя как реальность, а вместе с последней таким образом и диалектический материализм, который считает материю единственной реальностью и единственно годным для систематизации опыта... Состоят ли все атомы из электронов — это вопрос не решенный, это — гипотеза, которая может и не подтвердиться. Но помимо этого, разве электронная теория устраняет атом; она только доказывает, что атом относительно устойчив, неделим и неизменен... Но атом, как реальный субстрат, электронной теорией не устраняется... Глупый термин!

Подведем итоги. С формальной стороны диалектический материализм, как мы видели, дает возможность общеобязательного и объективного познания благодаря тому, что формы бытия с его точки зрения суть также и формы мышления, что каждому изменению в объективном мире соответствует изменение в сфере восприятий. Что же касается материального момента, то диалектический материализм исходит из признания вещей в себе или внешнего мира или материи. «Вещи в себе» познаваемы. Безусловное и абсолютное диалектическим материализмом отвергаются. Все в природе находится в процессе изменения и движения, в основании которых лежат определенные сочетания материи. Один «вид» бытия переходит согласно диалектике в другой посредством скачков. Новейшие физические теории не только не опровергают, но, наоборот, всецело подтверждают правильность диалектического материализма.

Замечания написаны не ранее 1909 г.

Частично напечатаны в 1930 г. в Ленинском сборнике XII

Полностью впервые напечатаны в 1958 г. в 4 издании Сочинений В. И. Ленина, том 38 Печатаются по подлиннику