Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 24 АГРАРНЫЙ ВОПРОС И СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ

АГРАРНЫЙ ВОПРОС И СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ

(ЗАМЕТКИ ПУБЛИЦИСТА)

Две интересные статьи появились недавно в журналах на указанную тему. Одна — в «Нашей Заре» ликвидаторов (1913 г., № 6 — Н. Рожкова), другая в «Русской Мысли»65 правых кадетов (1913 г., № 8 — Я. Я. Полферова). Нет сомнения, что оба автора писали, совершенно не зная друг о друге, и исходят из совершенно различных посылок.

А между тем сходство между обеими статьями поразительное. Воочию можно наблюдать здесь — и это придает особую ценность обеим статьям — принципиальное родство идей либеральных рабочих политиков и идей контрреволюционных либеральных буржуа.

Материал у Н. Рожкова — точь-в-точь одинаков, что и у г. Полферова, только у последнего обширнее. Капитализм растет в сельском хозяйстве России после революции 1905 года. Растут хлебные цены и цены на землю, растет ввоз сельскохозяйственных машин и удобрительных туков, а равно внутреннее производство тех и других. Растут учреждения мелкого кредита; растет число выходящих на отруба. Растет заработная плата (на 44,2 проц. с 1890 по 1910 год — сообщает Н. Рожков, забывая об увеличении дороговизны жизни за это время!). Растет торговое животноводство, маслоделие, травосеяние, сельскохозяйственное учебное дело.

Все это очень интересно, слов нет. С точки зрения марксизма, не могло быть и сомнения в том, что развитие капитализма приостановить нельзя. Если бы авторы


162 В. И. ЛЕНИН

только пояснили это новыми данными, их нельзя было бы не поблагодарить.

Но вся суть в оценке данных, в выводах из них. Н. Рожков скоропалителен при этом... до умилительности. «Совершилось перерождение помещичьего крепостнического хозяйства в буржуазное, капиталистическое... переход к буржуазным порядкам в сельском хозяйстве — факт совершившийся, совершенно несомненный... Аграрный вопрос в прежней форме сошел с очереди в России... Не надо пытаться гальванизировать труп — аграрный вопрос в старой форме».

Выводы, как видит читатель, вполне ясные и вполне... ликвидаторские. Редакция ликвидаторского журнала снабдила статью (как давно уже водится в торгово-беспринципных редакциях) оговорочкой: «в очень многом-де несогласны... не считаем возможным так решительно утверждать, как это делает Н. Рожков, что Россия пойдет именно по пути, начертанному законом 9/XI—14/VL..».

Ликвидаторы «не так» решительны, как Н. Рожков! Глубокое, принципиальное отношение к делу !

Н. Рожков еще и еще раз доказал своей статьей, что он заучил ряд положений марксизма, но не понял их. От этого они так легко «выскочили» из него.

Развитие капитализма в сельском хозяйстве России шло и в 1861—1904 гг. Все признаки, указанные теперь Рожковым и Полферовым, имели место уже тогда. Развитие капитализма не устранило буржуазно-демократического кризиса в 1905 году, а подготовило и обострило его. Почему? Потому, что старое, натуральное, полукрепостническое хозяйство было подмыто, а условия для нового, буржуазного, не созданы. Отсюда — необычайная острота кризиса 1905 года.

Почва для подобных кризисов исчезла — говорит Рожков. Разумеется, это возможно, если говорить абстрактно, т. е. если говорить о капитализме вообще, a не о России, не о 1913 годе. Марксисты, разумеется, только при особых условиях (не всегда, не везде) признают наличность буржуазно-демократического аграрного вопроса.


АГРАРНЫЙ ВОПРОС И СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ 163

Но у Рожкова нет даже понимания того, какие положения он должен доказать, если желает подтвердить свой конкретный вывод.

Крестьяне недовольны своим положением? — «Но ведь нигде крестьяне им не довольны», — пишет Рожков.

Сравнить и отождествить недовольство западноевропейских крестьян, при вполне буржуазном строе их деревни и их юридического быта, при образовании ими «партии порядка» — с голодовками в России, с полной сословной приниженностью деревни, с полным крепостническим режимом в области права и т. д., это просто ребячески смешно. Рожков за деревьями не видит леса.

Растет капитализм, падает барщина (отработки) — пишет он. «Огромное большинство помещиков, — пишет либерал Полферов, — ... все больше и больше развивает задаточную и испольную систему, которая является исключительно результатом денежной и земельной нужд крестьянина».

Либерал из «Русской Мысли» — менее наивный оптимист, чем бывший марксист из ликвидаторской «Нашей Зари» !

Н. Рожков даже и не прикоснулся к данным о степени распространения испольщины, отработков, барщины, кабалы в современной деревне. Рожков с поразительным легкомыслием обошел тот факт, что распространенность их все еще широка. А отсюда следует, что кризис буржуазно-демократический еще более обострился.

Не гальванизируйте трупа — пишет ликвидатор, вторя вполне либералу, который иными словами объявляет «трупом» требования пятого года.

Мы отвечали на это: Марков и Пуришкевич — не трупы. Экономика, породившая их и порождающая доныне, не труп. Борьба с этим классом — живая задача живых рабочих, с живым пониманием своих классовых целей.

Отречение от этой задачи — признак трупного разложения ликвидаторов, которые не все говорят «так решительно», как Рожков, но все забывают или затирают


164 В. И. ЛЕНИН

борьбу с пуришкевичевщиной земельной (землевладельческой — особенно) и пуришкевичевщиной политической.

Господство Пуришкевичей в нашей жизни — другая сторона той же медали, которая в деревне называется отработками, кабалой, барщиной, крепостничеством, отсутствием элементарнейших общих условий буржуазного хозяйства. Если ропщут миллионеры-хозяева (Гучковы и К0) наверху, — значит, совершенно невозможны условия миллионов мелких хозяйчиков (крестьян) внизу.

Ставя своей задачей борьбу с корнями пуришкевичевщины, рабочие вовсе не идут куда-то в сторону от «своих» задач, чтобы «гальванизировать» нечто чуждое им. Нет. Они тем самым выясняют себе демократические задачи своей борьбы, своего класса, они тем самым учат демократизму и азбуке социализма широкие массы. Ибо только «королевски-прусский социализм» (как выразился Маркс против Швейцера)66 способен оставлять в тени крепостническое всевластие пуришкевичевщины вообще и землевладельческой пуришкевичевщины в частности.

Рожков скатился, сам того не замечая, к Полферову, который говорит: «простая прирезка земли» не «спасла» бы без интенсификации! Точно интенсификация не пошла бы во сто раз быстрее от устранения пуришкевичевщины! Точно речь идет об одних крестьянах, — «прирезать» им или нет, — а не о всем народе, всем развитии капитализма, уродуемом и задерживаемом пуришкевичевщиной!

Рожков выболтал суть ликвидаторства, указав связь всеобъемлющего лозунга «свободы коалиций» (сравните постановку этого лозунга в либеральной речи Тулякова и марксистской речи Бадаева в Государственной думе 23/Х 1913 г.)67, — указав связь этого лозунга с успокоением на теперешнем положении аграрного вопроса.

Эта связь — объективный факт; «оговорочками» «Наша Заря» не устранит его.

Брось думать о всем народе, о пуришкевичевщине во всей жизни, о голодовках крестьян, об отработках,


АГРАРНЫЙ ВОПРОС И СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ 165

барщине, крепостничестве — борись «за легальность», за «свободу коалиций», как одну из реформ, — вот те мысли, которые воспитывает в рабочих буржуазия. Рожков и ликвидаторы, не сознавая этого, лишь плетутся за ней.

Мы же думаем, что пролетарий, передовой представитель всех трудящихся масс, и к своему освобождению не может идти иначе, как через всестороннюю борьбу с пуришкевичевщиной во имя и в интересах борьбы с буржуазией, — вот те мысли, которые отличают марксиста от либерального рабочего политика.

«За Правду» № 36, 15 ноября 1913 г. Подпись: В. Ильин

Печатается по тексту газеты «За Правду»