Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 22 РАСКОЛ В ПОЛЬСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

РАСКОЛ В ПОЛЬСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

Нынешний раскол в польской социал-демократии является плодом конфликта, начавшегося уже несколько лет тому назад. Уже на VI съезде партии в 1908 году162 между Главным правлением — с одной стороны, и организациями варшавской и Домбровско-го района — с другой, проявилось до того острое противоречие, что съезд отверг предложение выразить Главному правлению доверие. Конфликт был организационный, но имел большое политическое значение. Периферия требовала возможности влиять на политическую позицию партии, домогалась широкого обсуждения всех ее шагов организациями.

Главное правление осталось все-таки в руках тех же людей. И большинство его с небезызвестным Тышкой во главе — не изменило своей тактике, пользуясь ослаблением партии, провалами и условиями контрреволюции. В РСДРП Тышка хозяйничал и интриговал от имени СДКПиЛ, ничуть не справляясь с волей последней. В политике партии пошла эра беспринципности и шатаний, например, по вопросу о профессиональных союзах, об отношении к ППС, о тактике ПСД внутри РСДРП. Товарищам, вскрывавшим противоречия в политике Главного правления, требовавшим последовательной принципиальной линии, Главное правление зажимало рот, не допуская дискуссий в прессе и, что еще хуже, постоянно обещая открыть дискуссию «в ближайшее время», а тогда за один раз отпечатать и протесты товарищей против этой тактики. Противники Тышки в самом Главном правлении, все старые, хорошо


РАСКОЛ В ПОЛЬСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ 289

известные всей партии работники, вытеснялись поодиночке. Один отказался от переизбрания уже на VI съезде, объявляя работу невозможной с Тышкой, другой был вытеснен в 1909 году, третий отказался от участия в Главном правлении в 1911 году163.

Но по мере подъема движения и оживления с начала 1911 года недовольство стало проявляться и на местах. Во главе «бунта» стала варшавская организация, самая важная и сильная и, главное, самая выдержанная в революционном отношении и с 1905 года по сей день занимавшая левое крыло в польской социал-демократии.

Главное правление, конечно, заволновалось и готовилось «пресечь». Сигналом к атаке послужила декабрьская 1911 года Варшавская междурайонная конференция164. Эта конференция осмелилась требовать на ближайшей партийной конференции более сильного представительства «края», т. е. тем самым — безбожная мысль — ослабления влияния Главного правления на конференции. Но это бы еще ничего: такую резолюцию приняла и Лодзинская конференция165. Варшава поступила преступнее: она показала, что требует этого не зря, а с политической целью. Она приняла несколько не понравившихся Тышке политических резолюций: между прочим, выразила неудовольствие по поводу того, что Главное правление не предъявило ей отчета о своей деятельности, потребовала, чтобы Главное правление ознакомило партию со своей деятельностью внутри РСДРП и не делало «российской» политики тайком от польских рабочих и т. п.

Пошла открытая борьба. Тышка разразился рядом «циркуляров» и «разъяснений». Он «разъяснил», что 1) варшавская организация попрала ногами партийный устав и пошла на раскол; 2) что ее резолюции — проявление бойкотизма, отзовизма и анархизма; 3) что у нее нет никаких идейных разногласий с Главным правлением и, значит, раскол лишен всякой политической почвы; 4) что варшавская организация не существует, конференция была фиктивная, стало быть, никакого раскола нет и не было; 5) что варшавская организация не сумела издать самостоятельно ни одного


290 В. И. ЛЕНИН

листка, предоставляя всю литературную работу Главному правлению; что она беззаконно создала собственную раскольную технику и издает свои листки. Он также охарактеризовал лично, с фамильными подробностями, пару варшавских «интеллигентов-вархолов* » и пояснил, что они сделали раскол, а в организации не работали и не работают.

Наконец, видя, что варшавская организация стоит на своем, Тышка решил пойти на... «героические» средства. Он решил созвать фиктивную конференцию и не допустить на нее оппозиции — т. е. огромного большинства действующих в крае товарищей. Для этого самая сильная — варшавская организация объявлена Тышкой... «распущенной», и из двух-трех агентов Тышки создана отдельная раскольническая «варшавская организация».

Но самое возмутительное это — «мотивировка», по которой Тышка «распустил» варшавскую организацию. Тышка объявил, что эта непокорная ему организация является не чем иным, как орудием полицейской провокации. Ни одного, хотя бы самомалейшего, серьезного факта, подтверждающего это, Тышка до сих пор не привел. Ни одного имени хотя бы одного подозреваемого лица он не опубликовал. Более того: чтобы оставить себе дорогу к отступлению, Тышка в заявлении в Международное бюро трусливо писал, что в Варшаве, как и во всякой организации, действующей при нынешних условиях, очень легко могла гнездиться провокация.

Однако варшавскую организацию Тышка признал за благо «распустить» и даже объявить ее вне пределов РСДРП. Как видит читатель, это уж не фракционная борьба, а прямо какая-то уголовщина.

Понятно, что, зарвавшись, Тышка этим шагом вызвал еще вдесятеро большее возмущение. Комиссия, которую Тышка сам назначил для расследования провокации, выступила против него. Тышка ответил исключением из партии трех ее долголетних и пользующихся общим доверием членов — деятелей ПСД. 44 старых работника опубликовали самый горячий протест против унижаю-

__________

*- склочников. Ред.


РАСКОЛ В ПОЛЬСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ 291

щих всякого революционера действий «Главного правления». И в крае и за границей повсюду требуют к ответу «Главное правление». Варшавская организация, разумеется, не распустилась в угоду Тышке, а продолжает вести свою работу, столь трудную при создавшихся условиях. Выборы от рабочей курии по Варшаве блестяще проведены именно «оппозицией». Выборы дали с.-д. абсолютное большинство над всеми остальными партиями. Из 34 с.-д. уполномоченных 31 — сторонники оппозиции, 2 — колеблющиеся и лишь один сторонник Тышки. Зато в провинции, где «работа» ведется Главным правлением и его сторонниками, избирательная кампания повсеместно проиграна.

Мелкая, недостойная грызня, вызванная поведением Тышки, надо надеяться, скоро отойдет в прошлое, и яснее наметятся принципиальные разногласия. Конкретнее выразится также и желание польских с.-д. рабочих теснее организационно связаться с русскими товарищами. Поведение Тышки в РСДРП привело Главное правление к тому, что оно совершенно оторвалось от общепартийной жизни, что оно не имеет ни одного союзника в РСДРП и обе стороны (ликвидаторы и антиликвидаторы) одинаково пожимают плечами по поводу странной и безыдейной «тактики» Тышки и его «Главного правления».

Польская социал-демократия переживает тяжелое время. Но исход уже наметился. Все здоровые элементы ПСД сплачиваются. И недалеко уже время, когда ПСД явится организацией партийных с.-д. рабочих, имеющих свои принципы и свою тактику, а не игрушкой в руках беспринципного интригана.

Считаем нужным дополнить сообщение о расколе в ПСД некоторыми сведениями о дальнейшей истории обвинения в «провокации». Об этом нам сообщают следующее:

Роза Люксембург (член Международного социалистического бюро от ПСД) написала в МСБ бумажку, что-де Варшавский комитет — раскольники и в руках охраны, сообщив, что это не для публикации!


292 В. И. ЛЕНИН

А в то же время Тышка сам опубликовал эту мерзость в польской с.-д. литературе! !

Ленин, получив от секретаря МСБ, Гюисманса, копию бумажки Тышки, послал, конечно, письмо Гюисмансу, что это «вероломнейший» акт мести, что Малецкий и Ганецкий, бывшие члены ЦК, всем известные в партии; — что следственная комиссия, назначенная самим Тышкой, не нашла никакой провокации; — что печатать о провокации среди политических противников, не приводя имен, вещь самая грязная и подлая*.

Главное правление ответило голой руганью.

Состоялся Базельский конгресс. Делегацию Варшавского комитета единогласно признали все делегаты РСДРП, и ликвидаторы, и латыши, и впередовцы, и бундовцы, и троцкисты!

Выборы от Варшавы дали обоих рабочих выборщиков с.-д. сторонников Варшавского комитета, противников Тышки и К0.

Фиктивность параллельной организации Тышки доказана перед всеми. Честный путь — взять назад обвинение в провокации — не по плечу Тышке с его Главным правлением.

Но лучше всех наши ликвидаторы и их OK, любящие «единство». «Луч», официально примыкающий к августовской конференции, два раза напечатал мерзкую ложь Тышки!!

Первый раз это сделал господин, спрятавшийся под инициалами. Второй раз — господин Августовский.

И каковы храбрецы! Они распространяют мерзость и — прячутся за спину Главного правления. Мы-де ни при чем, мы не в ответе, мы не распространяем мерзости, мы «только» сообщаем о факте напечатания (мерзости) от имени Главного правления! !

Мартов, Троцкий, Либер, латыши и К анонимно распространяют тышкинскую мерзость, прячась за спиною Тышки — в легальной печати, где документов привести нельзя!!

«Социал-Демократ» № 30, 12 (25) января 1913 г.

Печатается по тексту газеты «Социал-Демократ»

__________

* См. настоящий том, стр. 45—46. Ред.