Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 22 РАБОЧИЙ КЛАСС И ЕГО ПАРЛАМЕНТСКОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО 3

РАБОЧИЙ КЛАСС И ЕГО «ПАРЛАМЕНТСКОЕ» ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО

СТАТЬЯ III

Третьедумская социал-демократическая фракция в России была первой с.-д. фракцией, которой довелось просуществовать несколько лет и выдержать долгий «искус» совместной работы с партией рабочего класса. По понятным причинам, мы не можем здесь рассказывать истории этой работы. Мы можем и должны отметить лишь самое главное: как отражалось на думской фракции развитие партии? как изменялись отношения фракции к партии?

Прежде всего приходится установить тот факт, что первые шаги деятельности третьедумской с.-д. фракции вызывали решительное недовольство и резкое осуждение большинства партии. Во фракции значительно преобладали меньшевики, бывшие в оппозиции к решениям партии 1907 года117 , и эту «оппозицию» продолжала или переняла с.-д. фракция III Думы.

Между партией и фракцией началась своего рода борьба. Декларацию фракции обвиняли — и вполне справедливо — за оппортунизм. Органы печати, представлявшие мнение большинства партии или всей партии в целом, многократно критиковали оппортунистические шаги фракции и отмечали, что по различным вопросам фракция не досказала или неверно изложила взгляды партии.

Длинный список подлежащих исправлению ошибок и неправильных шагов третье-думской фракции был


236 В. И. ЛЕНИН

официально признан в декабре 1908 года118. Разумеется, при этом было точно указано, что вина падает здесь не на одну фракцию, а и на всю партию, которая должна больше работать над своим думским представительством и совместно с ним.

Результаты этой работы у всех перед глазами. С 1908 по 1912 год в партии шло развитие правого крыла меньшевизма в ликвидаторство. Четырехлетнюю борьбу с ликвидаторством и большевиков и партийных меньшевиков119 нельзя вычеркнуть из истории, как бы «Лучу» этого ни хотелось.

И за эти 4 года думская с.-д. фракция из оппозиционной к партии, из фракции, критикуемой партией и защищаемой (а иногда и прямо поощряемой в оппортунизме) меньшевиками, — стала фракцией антиликвидаторской.

Распределение третьедумской фракции по газетам к 1912 году документально доказало это. Астраханцев и Кузнецов были в «Живом Деле» ликвидаторов. Белоусов — тоже, но он скоро совсем ушел из фракции, послав ей крайнее ликвидаторское послание с сочувственными ссылками на Мартова и «Нашу Зарю» (это историческое послание г. Белоусова скоро, вероятно, появится в печати).

Далее, Шурканов был и в ликвидаторской и в антиликвидаторской газете. Гегечкори и Чхеидзе ни в той ни в другой. Остальные 8 членов фракции (Воронин, Войлошников, Егоров, Захаров, Покровский, Предкальн, Полетаев и Сурков) были сотрудниками антиликвидаторских органов.

«Наша Заря» в 1911—1912 гг. многократно выражала свое неудовольствие с.-д. фракцией: ликвидаторам не мог нравиться переход меньшевистской фракции на сторону антиликвидаторов.

Опыт работы в черной Думе и опыт борьбы с правым крылом меньшевизма, скатившимся в болото ликвидаторства, — все это толкало с.-д. фракцию III Думы влево, к партии, прочь от оппортунизма.

Эту замечательную историю 4-летней борьбы партии за партийность фракции (речь идет, конечно, здесь


РАБОЧИЙ КЛАСС И ЕГО «ПАРЛАМЕНТСКОЕ» ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО 237

лишь об идейном направлении, о линии работы) очень многие склонны забывать, — особенно те, кому она неприятна. Но эта история есть факт. Его надо помнить. Из него надо исходить в оценке четверодумской фракции; о ней в следующей статье.

Написано в первой половине декабря 1912 г.

Впервые напечатано в 1954 г.

в журнале «Коммунист» № б Печатается по рукописи

Подпись: В. И.