Кольцов А.В. В.И. Ленин и Академия наук

Журнал "Природа" №4, 1971 г.

А. В. Кольцов

В.И. ЛЕНИН И АКАДЕМИЯ НАУК

Основанная 250 лет тому назад Академия наук СССР прошла большой и славный путь развития. Она внесла выдающийся вклад в отечественную и мировую науку. Новая эпоха в истории Академии наступила после победы Великой Октябрьской социалистической революции. Становление и развитие Академии наук как высшего научного учреждения Советского государства неразрывно связано с именем В. И. Ленина. Начавшаяся в первые послеоктябрьские годы постепенная перестройка деятельности Академии являлась одним из важнейших направлений государственной политики в области организации науки.

Содержание

Академия наук накануне Великого Октября

В конце XIX-начале XX в. Академия наук включала в свой состав три отделения - Отделение физико-математических наук, Отделение исторических наук и филологии, Отделение русского языка и словесности. В 1917 г. в системе Академии функционировали 1 институт (Кавказский историко-археологический), 10 лабораторий, станций и музеев, 21 академическая и приакадемическая комиссии. Среди академических учреждений находились библиотека, архив, типография, словолитня и книжный склад.

Общая численность научных и технических сотрудников Академии наук в 1917 г. достигала 220. В ее учреждениях работали 44 академика. Среди них были математики А.М. Ляпунов, А.А. Марков, В.А. Стеклов, А.Н. Крылов, астроном А.А. Белопольский, геофизик М.А. Рыкачев, физики Б.Б. Голицын и П.П. Лазарев, химик Н.С. Курнаков, геологи В.И. Вернадский, А.П. Карпинский, А.П. Павлов, физиолог И.П. Павлов, зоолог Н.В. Насонов, ботаники А.С. Фаминцын, И.П. Бородин, В.И. Палладии, историки М.А. Дьяконов, В.С. Иконников, А.С. Лаппо-Данилевский, Ф.И. Успенский, востоковеды В.В. Бартольд, П.К. Коковцов, С.Ф. Ольденбург, В.В. Радлов, языковеды и литературоведы В.М. Истрин, Е.Ф. Карский, Н.А. Котляревский, Н.Я. Марр, Н.К. Никольский, А.А. Шахматов и другие ученые[1].

Во главе Академии наук стояли президент академик А.П. Карпинский, вице-президент академик И.П. Бородин и непременный секретарь академик С.Ф. Ольденбург.

Входившие в состав Академии ученые добились замечательных результатов во многих областях знаний, в особенности по естественным наукам. Вместе с тем необходимо отметить, что в конце XIX-начале XX в. деятельность Академии протекала в неблагоприятных условиях. Экономическая отсталость России, самодержавно-помещичий строй были тормозом развития отечественной науки. Царизм преследовал передовых ученых, которые нередко изгонялись из научных учреждений и высшей школы. Научные учреждения и высшие учебные заведения постоянно испытывали материальные затруднения.

Показательны следующие факты. В 1910 г. Министерство народного просвещения отклонило ходатайство Академии о выделении 800-900 рублей для организации экспедиции по исследованию месторождений радиоактивных минералов. Выступая на заседании Физико-математического отделения в сентябре 1910 г., академик В.И. Вернадский говорил, что отказ в ничтожной сумме на важные исследования "необычайно резко выясняет ненормальность положения высшего ученого сословия" России[2].

Характеризуя условия научной работы в Академии, заведующий Физическим кабинетом академик Б.Б. Голицын писал в июне 1912 г.: "Положение ученых учреждений и всего хозяйства Академии, ожидающей новых штатов уже пять лет, таково, что промедление даже на полгода введения этих штатов поставит Академию в безвыходное положение и задержит и затормозит ряд важных научных предприятий. В частности, положение вверенного мне Физического кабинета теперь таково, что покупка одного сколько-нибудь значительного прибора поглощает бюджет целого года"[3].

Заботясь о развитии отечественной науки, ученые Академии неоднократно выступали с предложениями о создании новых исследовательских учреждений. В 1908 г., в связи с приближавшимся 200-летием со дня рождения М.В. Ломоносова, ученые выдвинули предложение об организации Ломоносовского института. Была разработана структура института, определены его штаты. В институте намечалось создать три отдела-химический, физический и минералогический. Как говорилось в одной из подготовленных учеными записок о задачах института, "создание Ломоносовского института не только придаст жизнь старинным академическим учреждениям, оно даст России новое орудие умственной работы, увеличит ее значение в общей культуре"[4]. Но равнодушное к науке царское правительство не поддержало ученых. Та же участь постигла проекты В.И. Вернадского о создании новых научных учреждений, изложенные в его записке "О государственной сети исследовательских институтов", которую он в декабре 1916 г. огласил в Академии наук.

Стремление ученых расширить деятельность Академии проявилось в организации в 1915 г. Комиссии по изучению естественных производительных сил России (КЕПС). Эту Комиссию возглавлял В.И. Вернадский, ее членами являлись Н.И. Андрусов, И. П. Бородин, А. П. Карпинский, Н. С. Курнаков, М. А. Рыкачев и другие ученые. КЕПС начала исследования природных богатств, но в условиях царской России эти исследования не получили государственной поддержки.

Определяя характерные особенности развития русской науки в конце XIX.-начале XX в., академик С.И. Вавилов отмечал, что "разрыв между возможностями, заложенными в народе, между стремлением широких масс к науке, с одной стороны, и отсутствием правительственной поддержки, с другой, особенно обострился в последние предреволюционные десятилетия русской науки"[5]. Этот разрыв был ликвидирован после победы Великой Октябрьской социалистической революции и создания первого в мире пролетарского государства.

В.И. Ленин о методах привлечения ученых к социалистическому строительству

Ленин, Коммунистическая партия отводили науке почетное место в борьбе за создание нового общества. Ленин глубоко и всесторонне разработал вопрос о роли науки в строительстве социализма и коммунизма. Выступая в октябре 1920 г. с речью на III Всероссийском съезде комсомола, Ленин говорил: "Мы знаем, что коммунистического общества нельзя построить, если не возродить промышленности и земледелия, причем надо возродить их не по-старому. Надо возродить их на современной, по последнему слову науки построенной, основе"[6].

Без широкого развития всех отраслей науки и техники невозможно было преодолеть унаследованную от прошлого технико-экономическую отсталость страны, возродить народное хозяйство, обеспечить неуклонный подъем производительных сил. Возрастало мировоззренческое значение науки. Естественные и общественные науки призваны были содействовать формированию марксистско-ленинского мировоззрения трудящихся.

Важнейшей задачей, вставшей перед молодым пролетарским государством, была задача привлечения старой научной интеллигенции к активному участию в социалистическом строительстве. Еще накануне Октябрьской революции в труде "Удержат ли большевики государственную власть?" Ленин писал: "...нам нужны в большем и большем, против прежнего, числе инженеры, агрономы, техники, научно-образованные специалисты всякого рода,-скажет пролетарское государство... А организационную форму работы мы не выдумываем, а берем готовой у капитализма, банки, синдикаты, лучшие фабрики, опытные станции, академии и прочее..."[7].

Ленин особое внимание обращал на необходимость установления сотрудничества Советского государства с учеными Академии. Начало такому сотрудничеству было положено в январе 1918 г., когда Академию посетил представитель Наркомпроса и вел переговоры с ее руководством о работе ученых на благо народа.

Отвечая на предложение Наркомпроса - активно включиться в работу по выполнению заданий Советской власти, - Общее собрание Академии 20 февраля 1918 г. приняло постановление, в котором указывалось, что "Академия всегда готова, по требованию жизни и государства, приняться за посильную научную и теоретическую разработку отдельных задач, выдвигаемых нуждами государственного строительства, являясь при этом организующим и привлекающим ученые силы страны центром"[8].

Крупнейшие ученые высказывались за укрепление сотрудничества с Советской властью. В частности, 15 февраля 1918 г. академик А.Н. Крылов писал академику П.П. Лазареву: "...жизнь теперь будет строиться на новых началах, и способствовать ее скорейшему устроению следует всем, и надо стремиться к тому, чтобы наука заняла должное положение, а это проще всего достигается взаимным содействием, а не чуранием"[9].

В ходе переговоров Наркомпроса с Академией, проходивших в марте-апреле 1918 г., ученые разработали конкретные предложения, касающиеся организации исследований в области естественных производительных сил страны. Ленин внимательно следил за развитием переговоров Наркомпроса с Академией. 4 апреля 1918 г. нарком по просвещению А.В. Луначарский информировал Ленина о результатах этих переговоров. В интервью с А.В. Луначарским, которое было опубликовано 5 апреля 1918 г. в московской вечерней газете "Новости дня", сообщалось: "Вчера народный комиссар по просвещению Луначарский был приглашен Председателем Совета Народных Комиссаров Лениным, с которым имел весьма продолжительное собеседование... Между прочим, народный комиссар Луначарский... представил Ленину обращение Академии наук, где говорится, что представители Академии наук готовы работать с Советской властью"[10].

Помимо того, что Наркомпрос в январе-марте наладил сотрудничество с Академией, в апреле 1918 г. по поручению Ленина в непосредственный контакт с ее руководством вступил секретарь Совнаркома Н.П. Горбунов. Впоследствии Н.П. Горбунов писал, что в апреле-июле 1918 г. он "согласно общим директивам Владимира Ильича вел переговоры с Академией наук и отдельными академиками о привлечении Академии наук к работе по восстановлению хозяйства страны"[11].

9 апреля 1918 г. Н.П. Горбунов посетил Академию. В беседе с академиком С.Ф. Ольденбургом он сообщил, что Совнарком считает "крайне желательным возможно широкое развитие научных предприятий Академии"[12] Н.П. Горбунов просил С.Ф. Ольденбурга информировать Совнарком о неотложных нуждах как самой Академии, так и связанных с ней научных учреждений, с тем чтобы помочь ученым в их работе.

12 апреля 1918 г. в повестке дня эаседания Совнаркома, проходившем под председательством Ленина, стоял доклад А.В. Луначарского "О предложении Академией наук ученых услуг Советской власти по исследованию естественных богатств страны". Совнарком одобрил предложение Академии, признал необходимым выделить средства для проведения соответствующих исследований и поставил перед ней в качестве неотложной задачи "разрешение проблем правильного распределения в стране промышленности и наиболее рациональное использование ее хозяйственных сил"[13].

В распоряжение Академии предоставлялись необходимые средства. Так, 31 мая 1918 г. Совнарком выделил на ее нужды 350 тыс. рублей.

Когда Ленину стало известно, что в Наркомпросе ведутся разговоры о реформе Академии, он немедленно принял меры против преждевременных попыток ее реорганизации. "...Я прекрасно помню две-три беседы, в которых он буквально предостерегал меня, чтобы кто-нибудь не озорничал вокруг Академии"[14] - писал впоследствии А.В. Луначарский. Выслушав информацию А.В. Луначарского о взаимоотношениях Наркомпроса с Академией, Ленин говорил ему: "Нам сейчас вплотную Академией заняться некогда, а это важный общегосударственный вопрос. Тут нужна осторожность, такт и большие знания, а пока мы заняты более проклятыми вопросами. Найдется у вас какой-нибудь смельчак, наскочит на Академию и перебьет там столько посуды, что потом с вас придется строго взыскивать"[15].

Для понимания ленинских методов работы со старыми учеными представляет интерес следующее свидетельство А.В. Луначарского: "Владимир Ильич на мой доклад об Академии наук ответил, что необходимо обеспечить ее средствами, необходимо побудить ее к шагам, которые практически связали бы ее работу с нашими задачами, необходимо найти там опору среди более прогрессивных ученых. «Вообще, - говорил мне тогда Владимир Ильич, - не беритесь сейчас за какое-нибудь резкое реформирование этого учреждения, придет время подумать и об этом»"[16].

Ленин глубоко верил в творческие силы передовых русских ученых. Он прекрасно понимал, что старым ученым, сформировавшимся в условиях дореволюционной России, нужны время и факты, чтобы убедиться в огромных преимуществах социалистического строя для судеб отечественной науки. Когда специалисты увидят на практике, говорил Ленин, что пролетариат вовлекает в строительство новой жизни все более широкие массы, "...они будут побеждены морально, а не только политически отсечены от буржуазии"[17] Замечательные ленинские методы работы со старой научной интеллигенцией, методы, основанные на убеждении и бережном отношении к деятелям науки, определили сравнительно быстрый переход ученых Академии на путь строительства новой жизни. По свидетельству А.В. Луначарского, Академия наук "была первым высоким ученым учреждением, согласившимся добровольно работать вместе с нами в разрешении стоящих перед нами проблем"[18].

Ленинский план научно-технических работ

После того как Академия заявила о своем согласии сотрудничать с Советской властью и развернуть работы по изучению естественных производительных сил страны, возникла необходимость определить главнейшие направления научных исследований.

В период между 18 и 25 апреля 1918 г. Ленин написал "Набросок плана научно-технических работ". В этом выдающемся труде Ленин указывал: "Академии наук, начавшей систематическое изучение и обследование естественных производительных сил России, следует немедленно дать от Высшего совета народного хозяйства поручение образовать ряд комиссий из специалистов для возможно более быстрого составления плана реорганизации промышленности и экономического подъема России"[19].

К словам "систематическое изучение и обследование естественных производительных сил" В. И. Ленин делает следующее примечание: "Надо ускорить издание этих материалов изо всех сил, послать об этом бумажку и в Комиссариат народного просвещения, и в союз типографских рабочих, и в Комиссариат труда".

Рациональное размещение промышленности, "слияние и сосредоточение производства в немногих крупнейших предприятиях", обеспечение социалистического государства "всеми главнейшими видами сырья и промышленности" - такие задачи поставил Ленин перед учеными. Особое внимание он обращал на проблемы электрификации промышленности, транспорта и сельского хозяйства.

"Набросок плана научно-технических работ" - документ огромной политической важности. Он убедительно свидетельствует, насколько глубоко вникал Ленин в работу Академии, выдвигая перед ней такие задачи, выполнение которых гарантировало подлинный расцвет науки в Советской стране и постепенное превращение самой Академии в крупнейший мировой научный центр. Широта теоретических обобщений гармонически сочетается в ленинском плане научно-технических работ с постановкой конкретных задач науки, продиктованных насущными потребностями народного хозяйства.

Примечательно, что выполнение важнейших государственных заданий в области науки и техники Ленин считал необходимым поручить Академии - ведущему центру отечественной науки. "Ленинские идеи, сформулированные в "Наброске", наложили глубокий отпечаток на последующую деятельность Академии и на развитие всей советской науки"[20] - отмечает президент АН СССР академик М.В. Келдыш.

Академия наук выполняет поручение Ленина

В июне 1918 г. Академия по поручению Ленина подготовила "Записку о задачах научного строительства". В протоколе заседания совета КЕПС от 14 июня 1918 г. сказано: "Ученый секретарь[21] доложил пожелание Председателя Совнаркома выяснить те взгляды, которых придерживаются представители науки и научные общества по вопросу о ближайших задачах русской науки. Н.С. Курнаков, С.Ф. Ольденбург и Н.И. Андрусов подчеркнули всю важность вопроса, тесно связанного с современными принципами и устоями науки"[22].

29 июня 1918 г. совет КЕПС обсуждал представленную А.Е. Ферсманом "Записку о задачах научного строительства" и одобрил ее.

В начале "Записки" говорится о большой роли науки в экономическом и культурном возрождении страны, о необходимости укрепления связей науки с жизнью. "...Русская наука в лице ее многочисленных научных органов, - отмечается в Записке", - не может оставаться чуждой запросам времени и оторванной от потребностей жизни"[23].

В качестве "общих задач экономическо-статистического характера" в "Записке" выдвигались: создание научного института хозяйственного изучения страны, выработка мер по охране природных богатств, "разработка твердых основ государственной статистики и планомерная ее организация", учет природных богатств. В числе "общих мероприятий по изучению производительных сил страны" указывались "создание центрального государственного института по изучению свойств русских природных тел", организация физико-технического института, проведение планомерных работ по прикладной химии.

Подробное освещение в "Записке" получили "отдельные мероприятия по различным отраслям народного хозяйства": создание органов для учета полезных ископаемых, исследование соляных озер, организация института и показательной станции по керамическим производствам, изучение животноводства, обследование лесного дела, создание института питательных веществ и т.д.

В "Записке" выдвигались предложения, касающиеся создания широкой научной основы мелиорации земель, изучения вопросов дорожного дела, объединения картографических работ, пропаганды "идеи необходимости чистого положительного знания для цели практической жизни"[24].

"Записку" от начала до конца пронизывает идея подчинения научных исследований задачам развития экономики и культуры страны. Многие конкретные мероприятия по изучению производительных сил страны, по организации новых научных центров, заключенные в "Записке", говорили о стремлении ученых отдать свои силы и знания благородному делу возрождения России. Так, выполняя поручение Ленина, Академия сделала важный шаг в приближении своей работы к практическим потребностям пролетарского государства.

"Обращайтесь прямо ко мне"

Как известно, в период гражданской войны Советская республика испытывала острый недостаток в самом необходимом: сырье, топливе, продовольствии. Многие заводы и фабрики остановились. Страна голодала. Огромные трудности, с которыми столкнулся народ, вставший на защиту завоеваний Великого Октября, естественно, сказывались и на положении Академии.

Для отапливания зданий Академии недоставало топлива, и ученым приходилось работать в холодных помещениях. Был жестко лимитирован расход электрической энергии. Нехвата-ло лабораторного оборудования. Тяжело переносили ученые трудности, вызванные недостатком продовольствия.

Чтобы помочь ученым, 28 декабря 1919 г. Совнарком по инициативе Ленина принял декрет "Об улучшении положения научных специалистов"[25]. В январе 1920 г. была создана Петроградская комиссия по улучшению быта ученых (ПетроКУБУ), во главе которой стоял М. Горький. В ноябре 1921 г. стала функционировать Центральная комиссия по улучшению быта ученых (ЦеКУБУ). "Можно с уверенностью сказать, что в нашем Союзе нет ни одного ученого, который бы не имел дела с ЦеКУБУ"[26] - отмечал впоследствии председатель комиссии А. Б. Халатов.

Ленин оказывал действенную помощь ЦеКУБУ и ПетроКУБУ. Он стремился удовлетворить все просьбы, с которыми Горький обращался в Совнарком по делам ПетроКУБУ[27]. Были введены академические пайки. Принимались меры к налаживанию медицинского обслуживания деятелей науки, к улучшению их жилищных условий. По словам президента Академии наук академика А.П. Карпинского, помогавшая ученым ЦеКУБУ "буквально спасла ряд из них от голодной смерти в 1918-1920 гг."[28].

Руководство Академии не раз обращалось за содействием в разрешении различных вопросов непосредственно к Ленину. И Ленин всегда шел навстречу просьбам ученых.

В мае 1920 г. руководство Академии - А.П. Карпинский, В.А. Стеклов и С.Ф. Ольденбург направило Ленину телеграмму с просьбой помочь в получении дров для отапливания академических зданий[29]. Вскоре эта просьба была удовлетворена.

1 ноября 1920 г. Ленин подписал удостоверение члену-корреспонденту Академии наук В.И. Срезневскому на право вывоза из Саратова академических рукописей, эвакуированных туда во время первой мировой войны.

В распоряжение Академии был предоставлен специальный поезд. "Владимир Ильич лично следил за прохождением этого поезда"[30],- писал впоследствии В.Д. Бонч-Бруевич, бывший в те годы управляющим делами Совнаркома. В 1920-1921 гг. рукописи Академии были постепенно возвращены в Петроград.

"Ленин всегда делал все возможное, чтобы оградить ученых от трудностей гражданской войны"[31]-писал академик А.П. Карпинский.

В ноябре 1920 г. Академия направила в Совнарком записку с конкретными предложениями об улучшении условий научной работы в стране. В записке речь шла о необходимости восстановить международные научные связи, своевременно публиковать труды ученых, укрепить материальную базу науки.

О записке Академии стало известно Ленину. 27 января 1921 г. Ленин принял Горького, вице-президента Академии наук В.А. Стеклова[32], ее непременного секретаря С.Ф. Ольденбурга и президента Военно-медицинской академии В.Н. Тонкова.

Ленин говорил с учеными о выдающейся роли научных исследований в строительстве нового общества. По свидетельству С.Ф. Ольденбурга, Ленин особое внимание обращал на те науки, которые "помогают нам выявлять и применять наши естественные богатства, нужные разоренной войнами стране, т. е. науки математические, естественные и экономические"[33].

Участники беседы смогли убедиться в том, насколько большое значение Ленин придавал вопросам подготовки научной смены, укрепления материальной базы исследований, создания самых благоприятных условий для творческой деятельности ученых. Вспоминая о встрече с Лениным, С.Ф. Ольденбург писал: "...«Я лично, - закончил Владимир Ильич беседу, - глубоко интересуюсь наукой и придаю ей громадное значение. Когда вам что нужно будет, обращайтесь прямо ко мне»"[34]. После беседы Ленина с учеными были осуществлены крупные государственные мероприятия в области организации науки.

1 февраля 1921 г. Совнарком обсуждал вопрос об обеспечении нормальной работы научно-учебных и научно-технических учреждений РСФСР. Заседание проходило под председательством Ленина[35]. Ранее, 24 января 1921 г., Ленин подписал постановление Совнаркома "Об условиях, обеспечивающих научную работу академика И.П. Павлова и его сотрудников"[36].

В 1921-1923 гг. Советское правительство отпустило на нужды Академии значительные средства. Расширялись рабочие площади академических учреждений. В 1922-1923 гг. в новых помещениях разместились Пушкинский дом, Геологический и минералогический музей Академии наук.

По личному указанию Ленина в 1921 г. Академии было возвращено здание ее Библиотеки, занятое в годы первой мировой войны военным госпиталем. "Академия будет всегда помнить, - сказано в отчете о ее деятельности за 1923 г., - что лишь благодаря энергичному личному участию Владимира Ильича ей было возвращено столь необходимое для нее здание Библиотеки"[37].

Характеризуя заботу Ленина об Академии, А.П. Карпинский отмечал: "С самого начала революции Владимир Ильич уделял очень много внимания расширению деятельности Академии. По его распоряжению почти сразу после установления Советской власти были приняты специальные меры по защите всех научных ценностей. По его инициативе, а также по инициативе покойного А.В. Луначарского ряд новых зданий, образующих ныне так называемый академический центр на Васильевском острове, был передан Академии, имевшей до революции в своем распоряжении только три здания"[38].

Расширение деятельности Академии наук

В первые послереволюционные годы развернулся созидательный процесс формирования государственной системы организации советской науки. Одним из выражений этого процесса стало расширение деятельности Академии наук.

В 1918 г. в составе КЕПС были организованы Институт физико-химического анализа, Институт по изучению платины и других благородных металлов, а также ряд новых отделов (Отдел по редким элементам и радиоактивным веществам. Отдел нерудных ископаемых, Отдел каменных строительных материалов, Отдел оптотехники и др.).

В 1921 г. в системе Академии был создан Физико-математический институт во главе с академиком В.А. Стекловым, в 1922 г.- Радиевый институт во главе с академиком В.И. Вернадским (в 1924 г. этот Институт перешел в ведение Наркомпроса). В 1924 г. Академия пополнилась Химическим институтом, директором которого стал академик Н.С. Курнаков. В 1925 г. возникли Физиологический институт (директор академик И.П. Павлов) и Почвенный институт им. В.В. Докучаева (директор академик Ф.Ю. Левинсон-Лессинг).

О росте численности академических учреждений говорят следующие данные. В 1925 г. в Академии имелось 62 учреждения, в том числе 42 научных. В числе научных учреждений находились 8 институтов, 2 самостоятельные лаборатории и 8 лабораторий при отделах учреждений. В Академии работали 8 самостоятельных музеев, 35 комиссий и комитетов[39].

Увеличивался личный состав Академии. Выборы новых академиков и членов-корреспондентов Академии наук проводились ежегодно. Всего в 1918- 1925 гг. было избрано 25 новых академиков, среди них - физик А.Ф. Иоффе, химик Д.П. Коновалов, геологи Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, Е.С. Федоров и А.Е. Ферсман, биологи В.Л. Комаров, С.П. Костычев, С.Г. Навашин, В.Л. Омелянский, А.Н. Северцов, П.П. Сушкин и В.М. Шимкевич, историки М.М. Богословский, В.П. Бузескул, Н.П. Лихачев и С.Ф. Платонов, востоковеды И.Ю. Крачковский, Б.А. Тураев и Ф.И. Щербатской, славяновед П.А. Лавров, литературовед М.Н. Розанов и другие ученые.

В 1925 г. число научных и научно-технических сотрудников Академии составляло 924. Налицо очень значительный рост ее личного состава.

Количественный рост Академии сопровождался постепенной перестройкой ее деятельности. В июле 1919 г. академики А.П. Карпинский, А.Н. Крылов, Н.Я. Марр, С.Ф. Ольденбург, В.А. Стеклов, А.А. Шахматов и А.Е. Ферсман подготовили "Соображения о некоторых желательных преобразованиях строя Российской Академии наук" - обширный документ, в котором содержались предложения о реорганизации сети академических учреждений, в частности их укрупнении. Авторы "Соображений" высказывались за укрепление контактов Академии с научными учреждениями и вузами страны. Они предлагали установить такой порядок выборов новых академиков, который гарантировал бы активное участие научной общественности страны в выдвижении и обсуждении кандидатов в академики[40]. Как видно, авторы "Соображений" стремились перестроить деятельность Академии на демократических началах, что оказало положительное влияние на последующее ее развитие, повышение ее роли в научном потенциале страны.

"За последние два года деятельность Академии наук расширилась до чрезвычайности и не только в области чисто ученого труда, но и особенно в организации и устройстве новых предприятий и учреждений ученого и просветительного характера, новых правил и форм внутренней жизни, вызываемых современными условиями и требованиями"[41] - писал в феврале 1919 г. академик В.А. Стеклов.

Роль Академии наук в изучении естественных производительных сил страны

После победы Великого Октября Академия наук активно включилась в исследование естественных производительных сил страны.

Знаменательно, что уже в апреле-мае 1918 г. на заседаниях совета и отделов КЕПС регулярно обсуждались вопросы, касающиеся организации работ по изучению природных богатств страны. Выступая на заседании Отдела по изучению Севера, состоявшемся 31 мая 1918 г., президент Академии А.П. Карпинский говорил: "...мы должны обратить особое внимание на изучение Северного края с его неисчерпаемыми и все еще малоисследованными богатствами, и нам нужно возможно шире популяризировать знания о его жизненных и естественных ресурсах, дабы продуктивно их использовать, а следовательно, и поднять культуру и благосостояние всего отечества"[42].

В мае 1918 г., по докладу Ф.Ю. Левинсона-Лессинга, совет КЕПС рассматривал вопрос об исследовании сапропелей для использования их в качестве удобрений. Соляной отдел КЕПС, которым руководил академик Н.С. Курнаков, в мае 1918 г. принял решение о необходимости проведения геологических разведок пермских соляных отложений. В Отделе нерудных ископаемых продолжались исследования по графиту, селену, мрамору, кварцевым материалам, плавиковому шпату и т.д.

При активном участии ученых Академии развернулись работы по исследованию Курской магнитной аномалии. В 1918 г. при Московском отделении КЕПС была образована Комиссия по исследованию Курской магнитной аномалии, которой руководил академик П.П. Лазарев. К разработке проблем, связанных с исследованием Курской аномалии, привлекались академики А.Н. Крылов, А.Ф. Иоффе, В.А. Стеклов и др.

22 апреля 1922 г. Ленин беседовал с П.П. Лазаревым о работах в районе Курской аномалии[43]. Оценивая роль Ленина в организации этих работ, П.П. Лазарев писал впоследствии: "Мы можем с полным правом утверждать, что без Ленина не было бы предпринято это грандиозное комплексное исследование"[44].

Начиная с 1920 г. Академия приступила к изучению природных богатств Кольского полуострова. В результате многолетних исследований, которыми руководил академик А.Е. Ферсман, ученые смогли открыть богатейшие запасы апатито-нефелиновых месторождений.

Как известно, в феврале 1920 г. в соответствии с указаниями Ленина была образована Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО). В работе Петроградской группы ГОЭЛРО участвовали сотрудники КЕПС. Им принадлежали значительные заслуги в подготовке плана электрификации Северного района[45].

Академия не прошла мимо изучения природных богатств Кара-Богаза. В 1921 г. Институт физико-химического анализа совместно с ВСНХ направил экспедицию на Кара-Богаз для проведения там гидрологических, метеорологических и химических наблюдений. В последующие годы масштабы исследований в районе Кара-Богаза становились все более значительными. Показательно следующее высказывание академика Н.С. Курнакова: "Я работал над проблемой Кара-Богаза (залива в Каспийском море) с 90-х годов. Однако все наши усилия, направленные на то, чтобы обеспечить применение биллионов тонн глауберовой соли, залегающей на дне залива, при царской власти были бесплодны"[46]. Как отмечал Н.С. Курнаков, "Ленин понял огромную важность этой проблемы для развития химической промышленности нашей страны... и, благодаря его личному вмешательству, сразу же после окончания гражданской войны мы получили средства для продолжения исследований в этой области"[47].

О расширении фронта исследований в области естественных производительных сил страны свидетельствует возрастание масштабов экспедиционной деятельности Академии. Только в 1924 г. Академия наук направила в различные районы СССР 46 экспедиций[48].

Первые годы после победы Великого Октября - замечательный период в истории отечественной науки и ее ведущего центра - Академии наук. Забота внимание и помощь со стороны Ленина определили быстрый рост Академии, постепенную её перестройку на новых началах, помогли ученым подойти к решению важнейших народнохозяйственных проблем, "Академия наук всегда пользовалась неизменной и постоянной поддержкой Советской власти и В.И. Ленина, - писал академик А.Е. Ферсман. - Благодаря этому, несмотря на тяжелые годы мировой и гражданской войн, наша Академия необычайно сильно увеличила свою деятельность"[49].

Уделяя большое внимание работам по изучению естественных производительных сил, Академия тем самым осуществляла замечательную ленинскую программу, изложенную в "Наброске плана научно-технических работ".


В 1925 г. в нашей стране отмечалось 200-летие Академии наук. Юбилей Академии превратился в подлинное торжество советской науки. Мероприятия партии и правительства, осуществленные в связи с юбилеем, большой размах юбилейных торжеств наглядно убеждали ученых в том,, какие замечательные перспективы открываются перед советской наукой. Юбилей имел большое международное значение. Участвовавшие в юбилейных торжествах иностранные ученые увидели, как выросла в послеоктябрьские годы Академия и каких значительных успехов добились советские ученые во многих областях науки. Международные связи Академии после юбилея расширились, авторитет советской науки за рубежом значительно возрос.

Накануне этого юбилея произошло знаменательнее событие в истории Академии. 27 июля 1925 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление "О признании Российской Академии наук высшим ученым учреждением Союза CCР". Отныне Академия наук стала высшим всесоюзным ученым учреждением, состоящим при Совнаркоме СССР (раньше Академия наук находилась в ведении Главнауки Наркомпроса РСФСР). Она получила наименование: Академия наук Союза Советских Социалистических Республик[50]. Таким образом, Академия наук выделялась из все разраставшейся сети научных учреждений страны как главный центр советской науки.

Академик С.Ф. Ольденбург в речи, посвященной 200-летию АН СССР, говорил о выдающейся роли Ленина в организации советской науки: "В самые трудные дни нашей жизни, когда казалось временами, что никакая работа уже невозможна, его личное вмешательство, его помощь словом и делом создавали возможность работы... И если мы теперь можем говорить о действительно возродившейся научной работе, то этим мы в самой полной степени обязаны ему и тому, что заветы его исполняются в такой же мере и его преемниками"[51].



А. В. Кольцов - кандидат исторических наук.
"Природа", ежемесячный естественнонаучный популярный иллюстрированный журнал. Информирует о достижениях естественных наук, проблемах философии и истории естествознания, организации науки. Публикует материалы "из первых рук" (авторы статей — исследователи, видные советские и иностранные учёные). В "П." печатаются обзоры, гипотезы, дискуссии, очерки об учёных, воспоминания, текущая научная хроника и др. Издается с января 1912 года.

Примечания

  1. Сведения составлены на основании "Отчета о деятельности Российской Академии наук по отделениям физико-математических наук и исторических наук и филологии за 1917 год". П., 1917.
  2. История Академии наук СССР, т. 2 (1803-1917). Л., "Наука", 1964, стр. 460.
  3. Там же, стр. 460-461.
  4. Архив АН СССР, ф. 2, on. 1-1911, № 42, л. 3.
  5. С.И. Вавилов. Тридцать лет советской науки. В кн.: Собрание сочинений, т. III. Работы по философии и истории естествознания. М., Изд-во АН СССР, 1956, стр. 735.
  6. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 307.
  7. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 312.
  8. Протоколы Общего собрания Российской академии наук. Приложение к протоколу экстраординарного заседания Общего собрания от 20 февраля 1918 г. Архив АН СССР, ф. 1, оп. 1а, № 165.
  9. "Вестник АН СССР". 1967, № 8, стр. 70.
  10. "Новости дня", 1918, 5 апреля, № 9, стр. 1.
  11. Н.П. Горбунов. Великие планы развития науки и техники. В кн.: В.И. Ленин во главе великого строительства. М., Госполитиздат, 1960, стр. 174.
  12. "Вестник АН СССР", 1957, № 10, стр. 158.
  13. Декреты Советской власти, т. II. М., Госполитиздат, 1959, стр. 94.
  14. А. В. Луначарский. К 200-летию Всесоюзной Академии наук. "Новый мир", 1925, № 10, стр. 110.
  15. Там же.
  16. А. В. Луначарский. Академия наук в Москве. "Экономическая газета", 1931, 21 июня, № 118, стр. 3.
  17. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 167.
  18. Архив АН СССР, ф. 12, on. 1, №29, л. 179.
  19. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 228.
  20. М.В. Келдыш. Многонациональный Союз Советских Социалистических Республик и развитие науки. В кн.; Наука Союза ССР, М., "Наука", 1972, стр. 8.
  21. Ученым секретарем КЕПС был А.Е. Ферсман.
  22. Архив АН СССР, ф. 132, оп. 1, № 8, л. 16.
  23. Ленин и Академия наук. Сб. документов. М., "Наука", 1969, стр. 49-50.
  24. Там же, стр. 53.
  25. Организация науки в первые годы Советской власти (1917-1925). Сб. документов. Л., "Наука", 1968, стр. 339- 340.
  26. "Ленинградская правда", 6 сентября 1925 г., № 203, стр. 4.
  27. Подробно об этом см.: С. И. Мокшин. Семь шагов по Земле. Очерки о становлении и развитии советской науки. 1917-1924, М., "Советская Россия", 1972, стр. 55-102.
  28. "Moscow Daily News", 1934, 21 January.
  29. Архив АН СССР, ф. 2, оп. 1-1918, № 1, л. 390.
  30. В. Бонч-Бруевич. В.И. Ленин в Петрограде и Москве. М., Политиздат, 1966, стр. 31.
  31. "Moscow Daily News", 1934, 21 January.
  32. В. А. Стеклов был избран вице-президентом Академии наук в мае 1919 г.
  33. С.Ф. Ольденбург. Ленин и наука. "Научный работник", 1926, № 1, стр. 6.
  34. Там же.
  35. В.И. Ленин. Полн.собр. соч., т. 42, стр. 578-579.
  36. Там же, стр. 262-263.
  37. Отчет о деятельности Российской Академии наук за 1923 г. Л., 1924, стр. 1.
  38. "Moscow Daily News", 1934, 21 January.
  39. Академия наук СССР. Ее задачи, разделение и состав. Л., Изд-во АН СССР, 1925, стр. 59.
  40. Протоколы Общего собрания Академии наук, 1919. Приложение к протоколу VII экстраординарного заседания Общего собрания от 30 июля 1919 г. Архив АН СССР, ф. 1, оп. 1а, № 166.
  41. Архив АН СССР, ф. 2, оп. 1-1917, № 42. л. 410.
  42. Вестник РАН, 1968, № 4, стр. 70.
  43. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 675.
  44. Ленин и Академия наук. Сб. документов, стр. 112.
  45. Там же, стр. 150-184.
  46. "Moscow Daily News", 1934, 21 January.
  47. Там же.
  48. А.Е. Ферсман. Экспедиционная деятельность Академии наук СССР и ее задачи, 2-е изд. Л., Изд-во АН СССР, 1929, стр. 3-4.
  49. А.Е. Ферсман. Академия наук СССР к годовщине Октября. "Ленинградская правда", 7 ноября 1926 г.
  50. Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР, 1925, № 48, стр. 351.
  51. Академия наук СССР за 200 лет. Речь непременного секретаря С.Ф. Ольденбурга, читанная в торжественном заседании конференции Академии 6 сентября 1925 г. Л., Изд-во АН СССР, 1925, стр. 19.