Кирьянов Юрий Ильич/Жизненный уровень рабочих России (конец XIX – начало XX в.)/Заключение

Заключение


Продолжительный рабочий день и короткий досуг, низкая заработная плата, часто неудовлетворительное в качественном и количественном отношениях питание, неблагоустроенные жилища, несоответствующие в большинстве случаев санитарно-гигиеническим нормам жилищно-бытовые условия, нехватка средств для получения образования детьми – таковы некоторые параметры жизненного уровня рабочих России капиталистической эпохи. Революционные социал-демократы, большевики оценивали жизненный уровень пролетариата России на всем протяжении капиталистической эпохи как низкий. Накануне первой мировой войны В. И. Ленин отмечал, что заработная плата рабочего страны «настолько незначительна, что ее едва хватает на удовлетворение его самых насущных жизненных потребностей; пролетарий лишен... всякой возможности сделать из своей заработной платы сбережения на случай потери им трудоспособности вследствие увечья, болезни, старости, инвалидности, а также в случае безработицы...» [1]. Касаясь вопроса о жизненном уровне основной массы и привилегированной части рабочих капиталистической России, В. И. Ленин уже в советское время отмечал: «На 15 миллионов рабочих вы найдете несколько тысяч на всю страну, которые при капитализме жили прекрасно» [2].

Одним из показателей низкого жизненного уровня являлась величина бюджетных расходов рабочих на предметы первой необходимости – питание, а также жилье. В России в 1899 – 1913 гг. расходы по этим двум статьям составляли в условиях города у одиноких рабочих 52 – 60%, а у семейных рабочих – 56,6 – 80% всех расходов, т. е. преобладающую их часть. На удовлетворение всех остальных потребностей – покупку одежды и обуви, гигиену, оплату врача и лекарств, обучение детей, культурные нужды и др. – у многих оставалось лишь 2/5 – 1/5 дохода.

Если сравнить жизненный уровень рабочих с жизненным уровнем других слоев и групп российского общества, то он окажется на одном из последних мест (худшим было положение крестьянской бедноты).

Подтверждением этого являлись показатели не только питания и жилищных условий, но и некоторые косвенные, например, размера вкладов рабочих в государственных сберегательных кассах в расчете на одного вкладчик,).

Жизненный уровень рабочих России был более низким, чем в таких странах, как США, Англия, Германия.

В одной из ранних работ (середины 90-х годов XIX в.) В. И. Ленин писал, что иностранные капиталисты особенно охотно переносили свои капиталы в Россию, строили здесь фабрики и заводы, поскольку в России «жизненный уровень рабочих, а потому и их заработная плата гораздо ниже, так что иностранные капиталисты могут получать громадные, неслыханные у себя на родине барыши» [3]. «Уровень жизни в Америке, – отмечал В. И. Ленин в 1913 г., – судя по заработку рабочих, вчетверо выше, чем в России» [4] В. И. Ленин отчеркнул и поставил на полях знак «NB» возле следующего места в книге о бюджетах рабочих Киева в 1913 г.: «По анкете германского союза рабочих по металлу (320 приходо-расходных книжек), средний доход германского металлиста 1856 марок или около 900 рублей, расход – 1826 марок. И доход, и расход в полтора раза выше дохода и расхода нашего [киевского] металлиста» [5].

Оставаясь на протяжении всей капиталистической эпохи крайне низким, жизненный уровень рабочего класса России, несмотря на отрицательное воздействие периодически возникавших кризисов и депрессий, имел все же тенденцию к повышению. Эта тенденция изменения жизненного уровня рабочего класса обусловливалась социально-экономическим развитием страны, ее производительных сил, и вместе с тем ростом сознательности и организованности пролетариата и усилением его борьбы с капиталом.

Материал монографии свидетельствует о том, что в капиталистическую эпоху вследствие усложнения производственных процессов, интенсификации труда и повышения в связи с этим стоимости рабочей силы, а также под воздействием борьбы пролетариата за улучшение своего экономического, правового и политического положения реальная заработная плата отдельных отрядов и категорий рабочих России несколько повысилась, в известной мере улучшились питание рабочих (структура пищевого рациона, соотношение типов питания – с принудительным и непринудительным рационом), жилищно-бытовые условия (прежде всего за счет сокращения низших типов жилых построек и низших типов «квартир» — коек, полукоек, а также некоторого благоустройства жилых помещений и рабочих кварталов). К этому следует добавить некоторое улучшение медицинского обслуживания и страхового обеспечения.

Все эти процессы происходили на фоне сокращения в большинстве отраслей производства продолжительности рабочего дня и года.

Самые существенные завоевания рабочего класса России приходятся на периоды его наиболее активной революционной борьбы, и в первую очередь – на период революции 1905 – 1907 гг. Анализируя погодовые данные о заработной плате фабрично-заводских рабочих России за первое десятилетие XX в., В. И. Ленин назвал 1905 г. «годом перелома». «...Стачечная борьба русских рабочих в 1905 году, – писал В. И. Ленин, – дала чрезвычайно крупные успехи не только в политической, но и в экономической области... Повышение заработной платы за один год испытало такой толчок, что никакие последующие усилия капиталистов (которые, как известно, отнимали все завоевания пятого года одно за другим) не могли свести рабочего к прежнему низкому уровню жизни. Пятый год поднял жизненный уровень русского рабочего так, как в обыкновенное время не поднимается этот уровень за несколько десятилетий» [6].

Приобретения рабочих в результате массовой революционной борьбы в 1905 г. «выразились не только в увеличении заработной платы. Кроме того, изменилось к лучшему вообще все положение рабочего.

Выразить точно размеры этого улучшения в положении рабочих нельзя цифрами, но всякий рабочий хорошо понял и почувствовал в 1905 – 1906 годах это улучшение» [7]. В годы революции повысились заработки рабочих, сократились размеры штрафов, уменьшилась доля заработной платы, выдававшаяся не деньгами, сократилась продолжительность урочного рабочего дня, а также сверхурочного времени, оплата сверхурочных работ чаще стала производиться по повышенной ставке, на ряде предприятий стало практиковаться предоставление рабочим непродолжительных отпусков и вводиться пенсионное обеспечение, улучшился учет травматизма и заболеваемости рабочих, что имело следствием увеличение числа рабочих, получавших страховое вознаграждение, несколько улучшилось медицинское обслуживание. Революция 1905 – 1907 гг. «принесла рабочему классу громадные завоевания, – отмечалось в протоколах одной из профсоюзных конференций. – Она подняла вверх его неприхотливый уровень жизни. Резкой чертой отделила дореволюционную Русь от революционной. Укрепила дух бодрости в рабочих и подготовила их для новой борьбы с капиталом» [8].

Однако, несмотря на отмеченные выше моменты, изменение материальных условий жизни в эпоху капитализма носило весьма противоречивый характер. М. И. Калинин, прошедший долгий трудовой путь на различных предприятиях капиталистической России, писал уже в советское время: «Рабочий класс за последние десятилетия до Великой Октябрьской социалистической революции несколько улучшил свое положение: сократился рабочий день, увеличился заработок, верхушка рабочего класса получила возможность немного лучше жить; но вместе с тем увеличилась и неустойчивость материального положения рабочих. С развитием капитализма участились кризисы, во время которых сотни тысяч рабочих выбрасывались с фабрик и заводов...» [9].

В монографии показано, что уменьшение продолжительности рабочего времени сопровождалось усилением интенсификации труда, а это в свою очередь, сокращая одни причины заболеваемости и производственного травматизма, порождало новые причины, связанные уже не столько с физическим, сколько с нервным перенапряжением рабочего на производстве. При незначительном увеличении мяса в рационе, расширении набора продуктов имела место замена некоторых продуктов менее калорийными, а также усилившаяся их фальсификация. Определенному улучшению жилищно-бытовых условий рабочих сопутствовало увеличение скученности жильцов в наиболее распространенных рабочих «квартирах» каморочного типа.

Констатируя некоторое повышение жизненного уровня отдельных отрядов пролетариата в эпоху капитализма, следует иметь в виду, что в известной мере оно было достигнуто и за счет более широкого вовлечения в промышленное производство женщин, восполнявших своим заработком бюджетный дефицит семьи, а также за счет вынужденного обращения к сверхурочной работе.

Но судить об уровне жизни и его изменении следует не только собственно по положению пролетариата, но и по соотношению между реально существовавшим материальным положением рабочего класса и его потребностями и запросами.

Между тем потребности и запросы рабочих под влиянием социально-экономического развития страны постоянно возрастали. В. И. Ленин называл «повышение уровня потребностей и развития работника» наряду с разрушением обветшалых традиций быта, элементами того капиталистического процесса, который «все более и более обобществляет производство страны, а вместе с тем и участников производства» [10]. «Возрастание уровня потребностей всего населения и рабочего пролетариата» обусловливалось развитием капитализма и промышленности, интенсификацией труда, ослаблением и разрывом связей рабочих с земледелием, охватом городской жизнью широкой рабочей массы, повышением образования, культуры, квалификации, ростом сознательности и организованности рабочих, усилением их борьбы [11].

Возрастание потребностей рабочего класса России характерно для всей эпохи капитализма, но особенно для империалистической стадии ее развития, когда пролетариат под руководством большевиков выступил как ведущая сила, гегемон освободительного движения и когда сам пролетариат обогатился опытом революционной борьбы и завоеваний 1905 – 1907 гг. «Причины рабочего движения [в 1905 – 1906 гг.] кроются не в том, что их [рабочих] положение с течением времени ухудшается., сущность рабочего движения сводится к стремлению их в лучшее будущее...», – констатировала правительственная комиссия в 1906 г.[12]. Рабочие «заявляют, что дороговизна и развитие потребностей вынуждают их дорабатывать сверх нормы», – отмечалось в большевистской газете «Путь Правды» в 1914 г. [13].

Но хотя социально-экономическое развитие при капитализме способствует возрастанию потребностей трудящихся, сами капиталистические производственные отношения всегда ставят преграды потреблению народных масс, сводя его к определенному минимуму. Поэтому рост народного потребления при капитализме, как отмечал В. И. Ленин, идет (если идет) очень медленно, «крайне слабо» [14].

При этом усилилась необеспеченность существования рабочих, т. е. неустойчивость их жизненного уровня вследствие конъюнктурных колебаний производства, а также войн, растущего несоответствия между повышением потребностей пролетариата и ограниченной возможностью их удовлетворения при капитализме, роста эксплуатации и общественного неравенства.

Противоречия капиталистического развития в России обострялись сохранением помещичьего землевладения и самодержавия. Острота социально-экономических антагонизмов – при наличии зрелого пролетариата – создала в России первых десятилетий XX в. общую революционную ситуацию. «Россия, – писал В. И. Ленин в 1913 г., – переживает революционное состояние потому, что угнетение громаднейшего большинства населения, не только пролетариата, но и девяти десятых мелких производителей, особенно крестьян, обострилось в максимальной степени, причем этот обостренный гнет, голодовки, нищета, бесправие, надругательство над народом находятся в вопиющем несоответствии и с состоянием производительных сил России, и с степенью сознательности и требовательности масс, пробужденных пятым годом, и с положением дел во всех соседних... странах» [15].

Приведенный в монографии материал (прежде всего о заработной плате, питании, жилищно-бытовых условиях) свидетельствует не только о крайне низком жизненном уровне рабочих России в конце XIX – начале XX в., но и о возраставшем разрыве между их реальным экономическим положением и потребностями. Именно в связи с этим находился тот факт, что, несмотря на экономические завоевания и известное улучшение материального положения отдельных отрядов и категорий рабочих, доля забастовщиков, выдвигавших требование увеличения заработной платы, с конца XIX в. и вплоть до 1913 г. постоянно увеличивалась.

Исторический опыт свидетельствовал о том, что ни царизм, ни буржуазия не были в состоянии сколько-нибудь удовлетворительно решить «рабочий вопрос». «Да и не посмеет правительство ничего серьезного потребовать от капиталистов, не нарушая «священной» частной собственности, – отмечал В. И. Ленин. – Да и не захочет правительство серьезного улучшения быта рабочих, потому что оно само в тысяче случаев является хозяином...» [16].

Как известно, правительственное законодательство «не успевало» за завоеваниями пролетариата: в 1913 г. фактическая продолжительность рабочего дня была на 11/2 часа меньше, чем определялся ее верхний предел по закону 1897 г. «Реформаторские» потуги царского правительства оказались не в состоянии ликвидировать обострение социально-экономических противоречий в стране и одно из его проявлений – диспропорцию между фактическим материальным положением рабочих и их запросами. А это убеждало массы в том, что единственным средством решения вопроса являлась революция [17], к победе которой и вела рабочий класс большевистская партия во главе с В. И. Лениным. В. И. Ленин писал в 1913 г.: «От отдельных частных вопросов рабочая масса идет к постановке общего вопроса... речь идет не о реформах, а о реформе» [18], т. е. о революционном преобразовании всего социально-экономического строя России. Эти преобразования внесла Великая Октябрьская социалистическая революция, впервые в мире изменившая социальное положение рабочих и тем самым создавшая основу для коренного улучшения жизненного уровня рабочего класса нашей страны.


Примечания

  1. Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 21, с. 146.
  2. Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 38, с. 11 – 12.
  3. См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 2, с. 98 – 99; см. также т. 3, с. 416 – 418; т. 4, с.268 –269; т. 22, с. 221; т. 23, с. 431; т. 27, с. 358 – 360.
  4. Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 23, с. 35; см. также с. 360 – 361.
  5. Наумов Г. Бюджеты рабочих гор. Киева. Киев, 1914, с. 66. Ленинский экземпляр книги Г. Наумова см.: ЦПА НМЛ, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 3253.
  6. Ленин В. И. Поли. гобр. соч., т. 22, с. 26 – 27; см. также т. 21, с. 178 – 182; т. 23, с. 427 – 428.
  7. Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 23, с. 430.
  8. Первая областная конференция профессиональных союзов рабочих по обработке волокнистых веществ Московского промышленного района. М., 1907, с. 22, 26, 45.
  9. Калинин М. И. Рабочий класс прежде и теперь. – В кн.: Рабочий класс СССР. М., 1937, с. 7.
  10. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 3, с. 551; см. также т. 3, с. 547.
  11. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 1, с. 101; см. также т. 1, с. 256; т. 3, с. 394, 576 – 577.
  12. Материалы по рабочему вопросу. Объяснительная записка к предварительному проекту по пересмотру рабочего законодательства, выработанному МТиП в совещании 15 – 21 апреля 1906 г. под председательством М. М. Федорова. СПб., 1906, с. 5.
  13. Путь Правды, 1914, 2 апреля, с. 1.
  14. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 4, с. 72 – 73; см. также т. 2, с. 549 – 550.
  15. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 299 – 300; см. также т. 24, с. 138.
  16. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 5, с. 79.
  17. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 16, с. 144; т. 21, с. 341.
  18. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22, с. 300; см. также т. 19, с. 196 – 197