Кара-Мурза Сергей Георгиевич/Белая книга. Экономические реформы в России 1991—2001/Раздел 5. Сельское хозяйство России

Содержание

Сельское хозяйство России

Источники:

Статистические ежегодники «Народное хозяйство РСФСР». ЦСУ РСФСР, Госкомстат РСФСР. Москва.

«Российский статистический ежегодник. Официальное издание». Госкомстат России. Москва.

Статистический сборник «Агропромышленный комплекс Российской Федерации». Госкомстат России. Москва. 1993.

Статистические сборники «Сельское хозяйство в России. Официальное издание». Госкомстат России. Москва. 1998; 2000.

Статистический сборник «Сельское хозяйство». Госкомстат СССР. Москва. 1991.

Статистический сборник «Сельское хозяйство СССР». Госкомстат СССР. Москва. 1988.

«Развитие животноводства в России (1970—1997 гг.)». Центр экономической конъюнктуры при Правительстве Российской Федерации. Москва. 1998.

Статистический сборник «Регионы России. Официальное издание. 1999». Госкомстат России. Москва. 1999.

Статистический сборник «Цены в России. Официальное издание». Госкомстат России. Москва. 1998.

Информационно-аналитический сборник «Некоторые проблемы сельского хозяйства зарубежных стран». ВНИИ информации и технико-экономических исследований агропромышленного комплекса. Москва. 1989.

«О финансовом состоянии коллективных сельскохозяйственных предприятий Российской Федерации за 1991—2000 гг.». Центр экономической конъюнктуры при Правительстве Российской Федерации. Москва. 2002.

«Научно-техническое развитие агропромышленного комплекса России». Министерство сельского хозяйства Российской Федерации. Москва. 2000.

«Краткосрочные экономические показатели Российской Федерации», Госкомстат Российской Федерации. Москва, апрель 2002.


Сельское хозяйство — одна из системообразующих отраслей экономики любой страны. Вне зависимости от почвенно-климатических условий даже самые развитые промышленные страны вкладывают очень большие средства в развитие отечественного сельского хозяйства. Имеющиеся в стране земельные угодья представляют собой бесплатно данную Природой огромную производительную силу. «Труд — отец богатства, а земля — его мать» — этот постулат экономического учения физиократов был включен и в политическую экономию. В сельском хозяйстве земля и растения как огромная химико-биологическая машина работает, используя бесплатную энергию Солнца. Количество этой энергии, поглощенное культурными растениями и превращенное в пищевые продукты, намного превышает энергию добываемого минерального топлива.

Кризис в сельском хозяйстве и спад его производства сразу наносит тяжелый удар по всей экономике, поскольку приводит к потере огромного количества бесплатных природных ресурсов, но эти потери приходится оплачивать при импорте продовольствия.

Большая часть территории России лежит в зоне рискованного земледелия. На больших пространствах урожайность сильно колеблется в зависимости от погодных условий. Тем не менее вплоть до радикальной реформы, начатой в 1988 г., сельское хозяйство РСФСР развивалось с высоким и стабильным темпом. Об этом говорят объективные показатели, не зависящие от идеологических оценок. Реформа привела к тяжелейшему кризису всего сельского хозяйства — и растениеводства, и животноводства. По отношению к уровню 1990 г. в 1998 г. в РФ было произведено 56 % продукции сельского хозяйства, а в 1999 г. 58 %.

Институциональные изменения в сельском хозяйстве в ходе реформы

Реформа означала революционное изменение организации сельскохозяйственного производства и его отношений со смежниками, потребителями и государством. Реформа изменила общественный строй России в части сельского хозяйства и всего жизнеустройства российской деревни.

До начала радикальных реформ, в 1989 г., в РСФСР действовало 12,9 тыс. государственных предприятий — совхозов — и 12,5 тыс. кооперативных предприятий — колхозов (без рыболовецких). В совхозах работало в тот момент 5,6 млн человек и в колхозах 4 млн человек. Всего в сельской местности жило 38,8 млн человек.

Сельскохозяйственные угодья совхозов составляли 119 млн га, из них посевная площадь 61,5 млн га, угодья колхозов составляли 85,4 млн га, из них общественной посевной площади было 52,3 млн га. Совхозы в 1989 г. произвели продукции сельского хозяйства (в ценах 1983 г.) на 48,8 млрд руб., а колхозы (с межхозяйственными предприятиями) — на 33,4 млрд руб. Соотношение продукции растениеводства и животноводства в стоимостном выражении составляло в целом по всем предприятиям 1:1,6 (в совхозах 1:2). В 1989 г. сельскохозяйственные предприятия произвели, в стоимостном выражении, 77,6 % продукции, а личные подсобные хозяйства населения (приусадебные участки, сады и огороды) — 22,4 %.

После интенсивной идеологической кампании по дискредитации колхозов и совхозов как социально-производственных систем в 1992 г. была начата обязательная перерегистрация этих предприятий. К 1 октября 1992 г. прошло перерегистрацию 10,6 тыс. (42 %) предприятий, причем их них 4,5 тыс. (43 %) решили сохранить свой статус колхозов или совхозов. На 1 января 1994 г. перерегистрацию прошли 95 % хозяйств, из них 34 % сохранили свой статус.

В справке Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ (2002 г.) значение этого шага оценивается так: «На состояние сельского хозяйства существенно повлияла неготовность аграрного менеджмента управлять производством в новых условиях, а также ускоренная, практически не ориентированная на сохранение накопленного в сельском хозяйстве производственного потенциала, реорганизация колхозов и совхозов».

Надо заметить, что «неготовность аграрного менеджмента» — столь же существенный объективный фактор, как и любой другой, и он должен был быть принят во внимание.

Главное, однако, заключалось именно в этой реорганизации колхозов и совхозов, «не ориентированной на сохранение накопленного в сельском хозяйстве производственного потенциала».

К концу 1999 г. в РФ насчитывалось 27259 предприятий по производству сельскохозяйственной продукции. Из них 3869 колхозов и 1277 совхозов, 1270 государственных предприятий, 3579 товариществ с ограниченной ответственностью, 4542 обособленных подразделений юридических лиц, 1022 обществ с ограниченной ответственностью, 8249 производственных сельскохозяйственных кооперативов, 1466 предприятий иных видов коллективной и коллективно-долевой форм собственности.

Таким образом, прежде всего произошло раздробление и изменение организационного типа более чем 2/3 бывших крупных предприятий — колхозов и совхозов. Значительная часть и ресурсов, и производственной деятельности переместилась из предприятий в мелкое производство — в хозяйства населения и фермерские (крестьянские) хозяйства.

Реформа привела к резкому сокращению объемов производства в сельскохозяйственных предприятиях. В сопоставимых ценах физический объем продукции сельского хозяйства предприятий составил в 1999 г. 37 % от уровня 1990 г., в том числе 44,2 % в растениеводстве и 32,5 % в животноводстве. В 2000 г. физический объем продукции в сельскохозяйственных предприятиях возрос по сравнению с предыдущим годом на 6,5 %.

Изменение характеристик сельскохозяйственных предприятий выглядит так:

Таблица 5-1. Основные показатели деятельности сельскохозяйственных предприятий
1990 1999 2000
Число предприятий на конец года, тыс. 25,8 27,3 27,6
Число работников в сельскохозяйственном производстве, млн. 7,5 4,4 4,7
Сельскохозяйственные угодья, млн. га 202,4 152,7 149,7
Посевная площадь, млн. га 112,1 73,0 69,1
Поголовье скота (на конец года), млн. голов:
Крупного рогатого скота 45,3 17,3 16,4
Свиней 27,1 9,5 8,2
Производство продукции, млн. т. :
Зерна (в весе после доработки) 113,5 47,8 55,7
Картофеля 10,1 2,0 1,9
Скота и птицы (в убойном весе) 7,0 1,6 1,7
Молока 41,4 15,8 15,5
Яиц, млрд. шт. 36,6 23,2 24,1
Шерсти, тыс. т 169 15 15
Приходится в среднем на одно предприятие:
Работников 322 188 170
Посевной площади всех культур, тыс. га 4,3 2,7 2,5
Голов крупного рогатого скота 1756 615 574
Свиней 1050 325 273

Расчленение сложившихся крупных предприятий и их технологической базы — акция, необъяснимая с точки зрения хозяйственной эффективности [1]. В 1999 г. все группы сельскохозяйственных предприятий с численностью занятых до 180 человек, были убыточными (в 2000 г. убыточными были 51 % хозяйств). Это видно на диаграмме рис. 5-1.

Рис. 5-1. Уровень рентабельности или убыточности (-) хозяйственной деятельности сельскохозяйственных предприятий в РСФСР и РФ в зависимости от их размера. 1999 г.

Файл:5-1.gif

С этими данными тесно коррелирует уровень рентабельности или убыточности предприятий в зависимости от других показателей размера хозяйства. Например, от количества скота — в 1999 г. рентабельными в среднем были только предприятия с поголовьем крупного рогатого скота более 1500 голов, но таких предприятий в РФ осталось всего 3,4 %. В таких предприятиях годовые затраты на одну голову скота составляли 2415 руб., а на фермах с поголовьем до 100 голов — 4685 руб. На крупных предприятиях суточный привес на голову составлял 409 г, а в малых (до 100 голов) — 253 г. Еще более разительно различаются надои на одну корову: в предприятиях, имевших более 1000 коров, надой в 1999 г. составлял 3167 кг, а в тех, которые держали менее 100 коров, — 1601 кг.

Таково положение предприятий. На другом конце спектра сельскохозяйственных производителей находятся хозяйства населения (в основном их представляют приусадебные хозяйства бывших колхозников и рабочих совхозов; кроме того, в эту категорию входят коллективные и индивидуальные сады и огороды).

В единой колхозно-приусадебной системе ее части специализировались, и каждая часть производила то, что позволяло с наибольшей эффективностью использовать наличные ресурсы. Никто не сеял на приусадебном участке пшеницу — так как на больших полях колхоз производил зерно с затратами труда всего 1,2 человеко-часа на центнер. Приусадебное хозяйство специализировалось почти исключительно на картофеле — в 80-е годы почти половина картофеля выращивалась на «сотках». Это культура интенсивная, особых преимуществ ее возделывание на больших полях не имело, поскольку в СССР уборка приходилась на дождливое время и выполнялась в основном вручную.

Когда началось расформирование колхозов и совхозов, «село отступило на подворья». С 1990 по 1999 г. площадь личного приусадебного землепользования выросла от 3,25 млн га до 6,14 млн га, а средний размер участка с 20 соток до 40. Резко повысилась доля хозяйств населения в производстве сельскохозяйственной продукции по сравнению с предприятиями. В 1990 г. предприятия производили 73,7 % продукции сельского хозяйства (в фактически действовавших ценах), а хозяйства населения 26,3 %. В 1998 г. предприятия производили 38,7 %, а хозяйства населения 59,2 % продукции. В 1999 г. соответственно 40,3 % и 57,2 %. В 1999 г. хозяйства населения производили 92 % картофеля, в 2000 г. 92,4 %.

Усиление подворья с его низкой технической оснащенностью — признак разрухи. Парадоксально, но здесь рыночная реформа привела к снижению товарности. По сравнению с 1985 годом уже в 1992 году товарность производства картофеля снизилась с 22 до 8 %. На первом этапе перевода скота с ферм на подворья при потере 1 % поголовья коров товарность молока в России упала на 26 %.

В животноводстве идет регресс в технологии и санитарии. Скот забивают на подворьях, и мясо продают на дорогах и в подворотнях. Вот маленькая и весьма типичная выдержка из «Государственного доклада о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году» (М., 1993):

«Настораживает расширение ареала синантропного трихинеллеза и увеличивающееся число заражающихся… Заболеваемость трихинеллезом, имеющая вспышечный характер, регистрировалась в 40 административных территориях Российской Федерации. Все вспышки трихинеллеза возникли в результате бесконтрольной торговли свининой подворного убоя без проведения санитарно-ветеринарной экспертизы… Прогноз по заболеваемости населения гельминтозами неблагоприятный. Отсутствие лечебных средств сводит на нет многолетние усилия учреждений здравоохранения и санитарно-эпидемиологической службы по оздоровлению очагов гельминтозов. Развитие и интенсификация индивидуальных хозяйств (частное свиноводство, выращивание овощей, зелени, ягодных культур с использованием необезвреженных нечистот для удобрения) приводит к загрязнению почвы, овощей, ягод, инвазии мяса и мясопродуктов» (с. 99).

Объем производства в хозяйствах населения приведен в табл. 5-2.

Таблица 5-2. Производство некоторых видов продукции в хозяйствах населения в РСФСР и РФ
Продукция 1990 1995 1999 2000
Картофель, млн. т 20,4 35,9 28,8 31,4
Овощи, млн. т 3,1 8,3 9,5 9,7
Скот и птица (в убойном весе), млн. т 2,5 2,8 2,6 2,6
Молоко, млн. т 13,3 16,3 16,0 16,4
Яйца, млрд. шт. 10,3 10,2 9,8 9,8
Шерсть, тыс. т 56 48 23 23

Наконец, особой категорией являются фермерские (крестьянские) хозяйства. На первом этапе реформы они были представлены как главный тип хозяйства на селе в будущей рыночной системе — тогда подчеркивалась именно их природа как фермерских хозяйств. Многих важных черт капиталистической фермы они, однако, за десять лет не приобрели, поэтому к их названию в последние годы добавилось определение «крестьянские».

Основная масса хозяйств (83 %) возникла до 1995 г. (включительно), число вновь созданных хозяйств с каждым годом уменьшается — в 1999 г., например, возникло 2,6 % фермерских хозяйств. В 1996 г. в РФ было 280,1 тыс. таких хозяйств с общей площадью земельных участков 12,0 млн га. К 2000 г. произошло некоторое укрупнение — число хозяйств сократилось до 261,7 тыс., а общая земельная площадь составила 15,3 млн га (средний размер земельного участка вырос с 43 до 58 га).

41,6 % всей площади занимают 13 тыс. сравнительно крупных фермерских хозяйств (5 % от общего числа), имеющих более 200 га на хозяйство. 64 % фермеров специализируются на производстве зерновых, 12,9 % — на мясном и молочном скотоводстве.

Фермерские хозяйства завели, в основном, сельские специалисты, их образовательный уровень очень высок — 36,6 % руководителей хозяйств имеют среднее специальное образование и 20,1 % — высшее. 75,4 % из них имеют возраст до 50 лет. Хозяйства, в основном, являются семейными. Согласно изучению 187,6 тыс. хозяйств, в 1999 г. всего в них было занято 235,8 тыс. наемных работников (в среднем 1,3 на одно хозяйство), причем в среднем один работник за год отработал только 43,9 человеко-дня. Затраты на оплату труда с отчислениями на социальные нужды составляли в структуре расходов фермерских хозяйств всего 10 % (1999 г.).

Фермерские хозяйства плохо оснащены техникой — на конец 1999 г. в расчете на 100 хозяйств приходилось только 76 тракторов и 36 грузовиков. Сравнительно невысока и товарность производства — в 1999 г. от общего объема производства в фермерских хозяйствах реализовано лишь 51,9 % зерна и 57,9 % скота и птицы на убой.

Несмотря на значительное увеличение, начиная с 1993 г., площади предоставленных фермерам земельных угодий, соответствующего роста производства сельскохозяйственной продукции в этой системе в общем не происходит. В целом валовой уровень производства в ней очень неустойчив, как это видно из рис. 5-2.

Рис. 5-2. Физический объем продукции сельского хозяйства

Файл:5-2.gif

в крестьянских (фермерских) хозяйствах (верхняя кривая) и объем продукции в расчете на 1 га пашни (нижняя кривая) — в % к 1992 году

Что же касается продуктивности этой категории хозяйств, то в расчете на 1 га пашни она начиная с 1993 г. в основном снижалась и даже в самые урожайные годы еще не вышла на прежний уровень.

Фермеры находятся в трудном финансовом положении. Согласно опросу 1999 г., в 1998 г. 65,8 % хозяйств были убыточными, в 1999 г. — 58,7 %. На грани банкротства постоянно находятся 11-12 % хозяйств.

Причина такого положения в том, что становление нового типа хозяйств в условиях жесткой конкуренции иностранных товаропроизводителей, получающих огромные субсидии, почти невозможно без поддержки государства. По мнению большинства опрошенных фермеров эта поддержка в РФ неэффективна. В табл. 5-3 дана оценка этой поддержки по 8 главным ее составляющим.

Из таблицы видно, что около 80 % фермеров на практике не могут получить той помощи государства, которая является совершенно обычной во всех странах, где фермерские хозяйства представляют собой важный тип сельскохозяйственного производства.

Когда в начале 90-х годов проводилась кампания по «фермеризации» российского села, было сделано немало заявлений о том, что все эти виды государственной поддержки будут оказаны тем гражданам, которые решатся выйти из коллективных хозяйств и совхозов и заведут собственное хозяйство. Бросив фермеров на произвол судьбы, реформаторы подорвали инициативу большой важности.

Таблица 5-3. Меры государственной поддержки крестьянских (фермерских) хозяйств в 1999 году (в % от числа респондентов)
Тип поддержки Степень осуществления мер поддержки
Осуществлялись в основном Не осуществлялись В недостаточном объеме Затруднились ответить
Получение дотаций и компенсаций на производство продукции растениеводства 0,9 86,5 5,7 6,9
Получение дотаций и компенсаций на производство продукции животноводства 0,6 83,5 5,3 10,6
Сдерживание цен на энергетические ресурсы 0,7 79,8 3,6 15,9
Кредитование хозяйств под залог сельскохозяйственной продукции 1,5 81,8 5,7 11,0
Получение кредитов из «Специального фонда для кредитования организаций АПК на льготных условиях» 1,2 85,1 3,3 10,4
Гарантирование минимального уровня закупочных цен 0,7 80,9 2,5 15,9
Предоставление материально-технических ресурсов на условиях лизинга 0,9 82,9 3,4 12,8
Реструктуризация задолженности хозяйства поставщикам 0,4 79,9 1,0 18,7

Реформа и экономические условия для ведения сельского хозяйства

Известно, что продуктивное сельское хозяйство в современном мире не может существовать без участия государства. В разных странах оно организуется по-разному. В капиталистических странах основной механизм государственной поддержки — бюджетные субсидии. В СССР главным был государственный механизм планирования цен — как на оборудование и материалы, закупаемые колхозами и совхозами, так и закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию. Дотации служили для «тонкой настройки». Так, в 1988 г. дотации на покупку сельским хозяйством удобрений и машин составляли 1,8 млрд руб., дотации убыточным хозяйствам тоже 1,8 млрд руб.

Во время перестройки много говорилось, что советское сельское хозяйство дотируется и должно быть радикально реформировано. В какой же степени в то время дотировалось сельское хозяйство стран, которые ставились в пример нашему отечественному?

Таблица 5-4. Бюджетные дотации сельскому хозяйству в зарубежных странах
На 1 га сельхоз. угодий, долларов На 1 занятого, тыс. долларов
1979-81 1984-86 1979-81 1984-86
США 82 220 9,5 28,2
ЕЭС 781 1099 9,9 14,3
Япония 5412 11319 4,6 12,0

Надо заметить, что сведения о масштабах государственной поддержки сельского хозяйства в развитых капиталистических странах оставались малоизвестными для широкой публики в годы перестройки и реформы. В 1989 г. ВНИИ информации и технико-экономических исследований агропромышленного комплекса издал сборник «Некоторые проблемы сельского хозяйства зарубежных стран», в котором привел подробную сводку о величине и структуре государственных субсидий и дотаций на Западе. Мы приводим оттуда некоторые данные.

В 1984—1986 гг. в РСФСР использовалось 218,4 млн га сельскохозяйственных угодий. Если бы сельское хозяйство РСФСР дотировалось в той же степени, что и в Западной Европе, расходы на дотации из госбюджета составили бы 240 млрд долларов. Даже если взять для сравнения США, где дотации на единицу площади угодий были в пять раз меньше, чем в ЕЭС, все равно для РСФСР они составили бы колоссальную сумму в 48 млрд долларов в год.

Очевидно, что советское сельское хозяйство получало от государства несравненно меньшую экономическую поддержку, нежели в капиталистических странах. Это надо принимать во внимание при оценке эффективности сельского хозяйства России.

При этом бюджетные ассигнования возрастали во всех западных странах. Данные 1984—1986 гг. о бюджетных дотациях (в процентах к фермерской цене) в развитых капиталистических странах приведены в табл. 5-5.

Таблица 5-5. Бюджетные дотации в производстве разных видов продукции (в % к фермерской цене) 1984—1986 гг.
Пшеница Сахар Молоко Говядина
США 44,3 76,0 66,3 9,4
ЕЭС 36,3 74,7 55,8 53,0
Япония 97,7 71,8 81,8 55,4

Источник: Информационно-аналитический сборник «Некоторые проблемы сельского хозяйства зарубежных стран». ВНИИ информации и технико-экономических исследований агропромышленного комплекса. Москва. 1989.

По данным ООН, в 1991 г. общая сумма сельскохозяйственных субсидий ОЭСР составляла 180 миллиардов долларов. Производство разных видов продукции дотируется в капиталистических странах в разной степени — в этом есть элемент государственного планирования. Вот основные данные о бюджете Министерства сельского хозяйства США за 1999—2000 гг. (с его сайта в Интернете www.usda.gov/agency/obpa/Budget-Summary/2001/text.htm).

Превышение расходов над приходом консолидированного бюджета Министерства составило в 1999 г. 91,6 млрд долл. и в 2000 г. 105 млрд долл. Почти все эти суммы представляют собой прямые, косвенные и скрытые субсидии, льготные ссуды или расходы на реструктурирование ссуд сельскому хозяйству. Во всяком случае, в 2000 г. государственное финансирование сельского хозяйства составило никак не меньше 70 млрд долларов. Расхождения в оценках связаны с тем, что дотации потребителям на покупку продуктов питания (34,5 млрд долл.) частично расходуются на покупку импортных продуктов, и эту величину трудно учесть. Но и без того суммы ассигнований огромны.

Для сравнения приведем данные по РФ. В 2000 году на поддержку сельского хозяйства (включая рыболовство) из консолидированного бюджета РФ было выделено 55 млрд рублей (то есть менее 2 млрд долларов), что составляло 2,8 % консолидированного бюджета. При этом федеральный бюджет по статье «сельское хозяйство и рыболовство» систематически не исполнялся (в 1995 году исполнение бюджета составило 60,1 % от бюджетного назначения, в 1998 году — 27,1 %, в 2000 году — 86,7 %).

В США бюджетные ассигнования на сельское хозяйство составляют около 40 % валовой продукции отрасли. В РФ в 2000 г. выручка сельскохозяйственных предприятий от реализации продукции, работ и услуг (величина, аналогичная валовой продукции ферм США) составила 140,1 млрд руб., а бюджетные ассигнования и иное целевое финансирование — 6,4 млрд руб. или 4,6 %.

Надо отметить, что государственная поддержка производства той или иной сельскохозяйственной продукции на Западе производится и через многие косвенные дотации, не отраженные в табл. 5-5. Например, производство говядины в США поддерживается через огромные (8,8 млрд долларов в 1986 г.) дотации фермерам на закупку фуражного зерна для скота. В некоторые годы уровень бюджетной поддержки фермеров на Западе поднимается столь высоко, что о каких-то «рыночных механизмах» говорить вообще не приходится — государство содержит фермеров как важную часть национального потенциала, вроде науки или армии. Так, в сезон 1984/85 в ЕЭС дотации на производство сахарной свеклы составляли 142 % фермерской цены.

Кроме того, Запад поддерживает свое сельское хозяйство и с помощью государственного протекционизма, таможенных барьеров, перекладывая таким образом финансирование этой поддержки и на всех потребителей. В документе ООН «Отчет по человеческому развитию. 1994» сказано: «В 1990 г. в Японии и ЕЭС средний дополнительный счет за продукты питания, вызванный протекционистскими мерами, составлял 3000 долларов на семью». То есть, помимо бюджетных дотаций фермеры еще и от каждой семьи получали нерыночную поддержку в размере 3 тыс. долларов!

В РСФСР рентабельность сельскохозяйственных предприятий регулировалась не стихийными рыночными механизмами, а через ценообразование. В послевоенное время было произведено несколько коррекций закупочных цен, и во второй половине 80-х годов существовало равновесие, при котором средний уровень рентабельности (то есть отношения прибыли к себестоимости реализованной продукции) составлял в 1987 г. у колхозов 19 %, а у совхозов 20 %. В 1989 г. уровень рентабельности у колхозов и совхозов вырос до 37 %. Прибыль производственных сельскохозяйственных организаций и предприятий РСФСР составила в 1989 г. 29 млрд руб. (прибыль в промышленности — 87 млрд руб.). Прибыль колхозов составила 10,4 млрд руб., прибыль совхозов 16,4 млрд руб.

В 1989 г. 1,6 % (то есть 210) совхозов в РСФСР были убыточными, общая сумма их убытков составила 72,7 млн руб. Из 12,5 тыс. колхозов убыточными в 1989 г. были 100 колхозов.

Рентабельность производства разных видов продукции была различна, но в условиях планового хозяйства это не приводило к сокращению производства малодоходной или убыточной продукции, так как для хозяйства был важен общий результат. Данные по некоторым продуктам для 1989 г. приведены в табл. 5-6.

Таблица 5-6. Себестоимость производства 1 тонны сельскохозяйственных продуктов и государственные закупочные цены в 1989 г., руб.
Продукция Себестоимость в колхозах Себестоимость в совхозах Закупочные цены
Зерно (без кукурузы) 106 123 227
Картофель 173 205 226
Привес молодняка крупного рогатого скота 2933 3102 3361
Молоко 367 386 653
Яйца (1000 шт.) 125 65 100

Из этих данных видно, что наиболее выгодной для колхозов продукцией были зерно и молоко, а яйца были убыточными. Совхозы, наоборот, производили яйца с низкой себестоимостью. Видно также, что государственные дотации для поддержания низких розничных цен давались в основном на картофель, мясо и молоко. Но даже наиболее выгодная для сельского хозяйства продукция — зерно — продавалась по невысокой цене. Для сравнения отметим, что фермерская цена тонны пшеницы в 1987/88 г. была во Франции 207, в ФРГ 244, в Англии 210, в Финляндии 482 доллара.

В первый же год либерализации цен установившееся равновесие было сломано и открыт рынок для импортных сельскохозяйственных продуктов, производство и экспорт которых на Западе субсидируются государством. В 1992 г. правительство России даже оказывало поддержку зарубежным производителям, дискриминируя отечественных! Оно закупило у российского села 26,1 млн т. зерна по 11,7 тыс. руб. за тонну (что по курсу на 31.12 1992 г. составляло около 28 долларов), а у западных фермеров — 28,9 млн т. зерна по 143,9 долларов за тонну [2].

Кроме того, приватизация торговли и перерабатывающих предприятий разорвала единую технологическую цепочку АПК и сделала сельскохозяйственные предприятия беззащитными перед диктатом перекупщиков и переработчиков. Например, овощные базы принимали осенью 1993 г. картофель по цене 30-40 руб. за килограмм при себестоимости 50-70 руб.

В 1998 г., после девальвации рубля, несмотря на ослабление конкуренции со стороны импортных продуктов, средние цены реализации килограмма сельскохозяйственной продукции и розничные цены (они приведены в скобках) выглядели таким образом (в деноминированных рублях): пшеница 0,55 (мука 3,73); молоко 1,27 (5,82); яйца, 10 шт. 4,45 (14,94). Все эти продукты сельские производители были вынуждены продавать себе в убыток.

В 1997 г., который в целом для экономики считался относительно благополучным (тогда говорили о стабилизации), из 27 тыс. действовавших в РФ крупных и средних сельскохозяйственных предприятий убыточными были 22 тыс. или 82 %. Рентабельность всей хозяйственной деятельности совокупности этих предприятий составила −24 %. Иными словами, затратив каждый рубль на производство продукции, сельское хозяйство России понесло убыток в 24 копейки. А рентабельность животноводства была −35 %. Убыток, который понесло сельское хозяйство от реализации продукции животноводства, составил в тот год 27,3 млрд деноминированных рублей (в 1996 г. 22,8 млрд руб., в 1998 г. 25,7 млрд руб.).

Только в 1999 г. рентабельность хозяйственной деятельности совокупности предприятий стала в целом положительной (+9 %), а число убыточных предприятий сократилось до 54 %. Хотя и тогда реализация продуктов животноводства принесла убыток в 5,1 млрд руб. который был почти полностью компенсирован бюджетными дотациями в размере 4,9 млрд руб. Но даже с учетом дотаций поставки на убой, например, крупного рогатого скота имели рентабельность −24 %. В 1999 году оставались убыточными более 53 % сельскохозяйственных предприятий, а в 2000 году — более 54 %.

В этих условиях долги, накопившиеся за сельскохозяйственными предприятиями, достигли в 1999 г. огромной суммы в 184,8 млрд руб. Из 27,3 тыс. предприятий должниками в том году были 27 тыс. За 1993—2000 годы суммарная задолженность по всем обязательствам (включая задолженность по кредитам банков и другим заемным средствам) выросла в 50 раз и достигла к концу 2000 года 229 млрд руб., в то время как вся прибыль от реализации сельскохозяйственной продукции составила в 2000 году 15 млрд руб. Просроченная задолженность достигла 164 млрд руб. Более 70 % сельскохозяйственных предприятий имели просроченную задолженность по оплате труда работников, величина которой росла на протяжении 1991—2000 годов и в 2000 году составила более 283 % от фонда их заработной платы.

В целом экономическое положение сельскохозяйственных предприятий менялось в ходе реформы так, как представлено на диаграмме рис. 5-3.

Рис. 5-3. Число прибыльных и убыточных сельскохозяйственных предприятий

Файл:5-3.gif

Источник: справка «О финансовом состоянии коллективных сельско­хозяйст­венных предприятий Российской Федерации за 1991—2000 гг.». Центр экономической конъюнктуры при Правительстве Российской Федерации. Москва. 2002

В указанной справке говорится: «Значительную часть балансовой прибыли сельскохозяйственных предприятий составляли бюджетные субсидии, причем их удельный вес увеличился с 43 % в 1992 году до 72 % в 2000 году. Пытаясь преодолеть кризисные явления за счет использования заемных средств, сельскохозяйственные предприятия накопили огромные долги, которые стали едва ли не основным препятствием на пути их дальнейшего реформирования».

Однако в действительности бюджетные субсидии слишком малы, и ниже в справке отмечается: «В 1994 году и за 1996—1998 годы бюджетные субсидии не покрывали убытки сельскохозяйственных предприятий. В 1994 году убыток по абсолютной величине превышал дотации и компенсации из бюджета приблизительно на 10 %, в 1996 году — в 2,7 раза, в 1997 году — в 3,4 раза, в 1998 году — в 4,1 раза».

В настоящее время, несмотря на урожайные годы, сельскохозяйственные предприятия находятся в очень тяжелом финансовом положении. В справке констатируется: «Доля сельскохозяйственных предприятий, имеющих просроченную кредиторскую задолженность, возросла с 42 % в 1993 году до 89 % в 2000 году. Подобная ситуация ограничила приток кредитно-финансового и инвестиционного капитала в отрасль. Просроченная кредиторская задолженность сельскохозяйственных предприятий в 2000 году в девять раз превышала балансовую прибыль, что свидетельствует об отсутствии у большинства сельскохозяйственных предприятий возможности самостоятельно рассчитаться с долгами. В настоящее время примерно у 60 % сельскохозяйственных производителей арестованы счета, и они на протяжении нескольких лет не имеют возможности установить нормальные финансовые отношения с государством, поставщиками ресурсов и покупателями продукции».

Надо подчеркнуть, что государство в ходе реформы не только ушло от бюджетной поддержки сельскохозяйственных предприятий, но резко сузило для них возможность получения кредитов. В справке отмечается: «В настоящее время кредит носит крайне ограниченный характер, занимая в общем объеме заемных средств не более 30 %, что связано с тем, что сельское хозяйство является наиболее рискованной сферой для кредитования. Сельскохозяйственное производство отличается неустойчивостью, носит выраженный сезонный характер, существенно зависит от агрометеорологических условий. Высокие риски ограничивают приток внешних инвестиций».

Оговорки экспертов Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ несостоятельны. И в СССР, и на Западе сельское хозяйство носит сезонный характер и зависит от агрометеорологических условий, но никакому правительству и в голову не приходило на этом основании лишать кредита отечественных производителей продовольственных продуктов.

В 2000 г. долгосрочное кредитование сельскохозяйственных предприятий банками составило в РФ 1,63 млрд руб. По сравнению с 1990 г. цены на товары и услуги, покупаемые селом для производственной деятельности, выросли в 23,48 раз. Это значит, что реальная величина кредитов 2000 года в ценах 1990 г. составляет всего 69,4 млн руб. А в норме долгосрочное кредитование колхозов и совхозов РСФСР Госбанком колебалось в 80-е годы на уровне 5 млрд руб. (только колхозы в 1986 г. получили долгосрочных банковских кредитов 2,53 млрд руб.). Таким образом, в 2000 г. масштабы долгосрочного кредитования сельского хозяйства РФ составляют около 1,3 % от уровня 80-х годов. Если учесть, что кредит — это именно рыночный инструмент финансирования, а плановая система ликвидирована, то можно сделать вывод, что в результате «рыночной» реформы отечественное сельское хозяйство просто лишено нормальных источников финансирования.

Важнейшим фактором, сделавшим сельское хозяйство РФ убыточным или почти убыточным, было резкое повышение цен на машины и материалы, закупаемые сельскохозяйственными предприятиями, которые не могли в той же мере поднять на рынке цены на свою продукцию. В справке Центра экономической конъюнктуры при Правительстве РФ «О финансовом состоянии коллективных сельскохозяйственных предприятий Российской Федерации за 1991—2000 гг.» (Москва. 2002) говорится: «Либерализация цен в январе 1992 года послужила причиной сокращения спроса населения на продовольственные товары, опережающего роста цен на промышленные ресурсы по сравнению с увеличением цен на сельскохозяйственную продукцию, частичного вытеснения российских продовольственных товаров на внутреннем рынке за счет расширения продовольственного импорта».

Разрыв цен в ходе реформы быстро достиг огромных масштабов — уже в 1992 г. он стал двукратным — за 1992 год цены на сельхозпродукцию выросли в 8,6 раза, а на покупаемую селом продукцию и услуги — в 16,2 раза. В 1993 г. положение еще резко ухудшилось — разрыв стал трехкратным, в 1998 г. стал равен 4,5. В целом только за 1992-93 гг. закупочные цены на мясо возросли в 45 раз, на молоко в 63 раза, а на бензин в 324 раза, на трактор К-700 в 828 раз и на трактор Т-4 в 1344 раза!

Динамика роста индекса цен, по отношению к 1990 г., на сельскохозяйственную продукцию и в целом на товары и услуги, приобретаемые сельскохозяйственными организациями, представлена на рис. 5-4.

Рис. 5-4. Индексы цен реализации продукции и цен приобре­тения продукции и услуг сельскохозяйственными организациями в РСФСР и РФ

Файл:5-4.gif

(в разах к 1990 году):

1 — индексы цен реали­зации продукции с/х организациями;

2 — индексы цен приобре­тения промышленной продукции и услуг с/х организа­циями

На двух других рисунках (5-5 и 5-6) показано изменение цен, по сравнению с ценами на сельскохозяйственную продукцию, некоторых из самых главных машин и материалов, которые приходится закупать сельским производителям.

Рис. 5-5. Индексы цен реализации продукции и цен приобре­те­ния тракторов и горюче-смазочных материалов сельскохозяйст­венными организациями

Файл:5-5.gif

в РСФСР и РФ (в разах к 1990 году): 1 — индексы цен реализации продукции с/х организациями; 2 — индексы цен приобретения тракторов с/х организациями; 3 — индексы цен приобретения горючего и смазочных материалов с/х организациями

Рис. 5-6. Индексы цен реализации продукции и цен при­обре­тения машин для растениеводства и минеральных удобрений сельско­хозяйственными организациями

Файл:5-6.gif

в РСФСР и РФ (в разах к 1990 году):

1 — индексы цен реализации продукции с/х орга­ни­зациями;

2 — индексы цен приобретения машин и обо­ру­дования для растениеводства с/х организациями;

3 — индексы цен при­обре­тения минеральных удобрений с/х организациями

Разрыв в ценах продолжает расти. В упомянутой выше справке Центра экономической конъюнктуры сказано: «В декабре 2001 года по сравнению с декабрем 2000 года цены на природный газ выросли в 1,6 раза; электроэнергию для села и картофелеуборочные комбайны — в 1,5 раза; сложные удобрения, машины для внесения минеральных удобрений — в 1,4 раза; минитракторы, плуги, культиваторы, ремонт тракторных двигателей, запасные части для животноводческого оборудования — в 1,3 раза; уголь, тракторы — в 1,2 раза. За тот же период сельскохозяйственная продукция по оценке Центра экономической конъюнктуры подорожала приблизительно на 13-14 %».

Материально-техническая база сельскохозяйственного производства в РСФСР и РФ

Изменение в ходе реформы экономических условий деятельности сельскохозяйственных предприятий подорвало воспроизводство их материально-технической базы. До этого, особенно начиная с 70-х годов, эта база в РСФСР развивалась очень быстро — село насыщалось техникой и кадрами, энергетическими мощностями и другими основными фондами. Налаживалась система обеспечения и топливом, и удобрениями, развивались новые отрасли промышленности, производящие нужные для села материалы.

Основные фонды колхозов, совхозов и межхозяйственных сельскохозяйственных предприятий РСФСР выросли с 1970 по 1990 г. в расчете на одного работника с 3,7 до 27,3 тыс. руб., а в расчете на 100 га сельхозугодий с 19,3 до 129,8 тыс. руб. При этом и в ходе пятилетки 1985—1990 гг. продолжался быстрый рост основных фондов. За эту пятилетку энергетические мощности в расчете на одного работника выросли с 40,3 л.с. до 50,5 л.с.

По этим основным показателям советское сельское хозяйство вышло в число высокоразвитых. В 1989 г. в СССР на одного работающего приходилось 27 киловатт энергетических мощностей, а в Италии в 1988 г. 23 квт, в Нидерландах 30,5, в Дании 39, в Венгрии 9,5 квт («Сельское хозяйство. Статистический сборник». М.: Госкомстат СССР, 1991. С. 169). Еще сильно различались энерговооруженность труда в сельском хозяйстве у СССР и США, в США на одного работника приходилось 105 квт. Но по этому показателю США выпадали из общего ряда — работники там снабжены избыточными энергетическими мощностями. В расчете на 100 га пашни разница была не так велика — 259 квт в СССР и 405 квт в США. При этом надо отметить, что энерговооруженность 1 работника в сельском хозяйстве РСФСР была примерно на 40 % выше, чем в среднем по СССР.

За 1970—1990 гг. материально-техническая база сельского хозяйства в СССР перешла на качественно новый уровень развития. Она обновлялась даже быстрее, чем в промышленности: в 1990 г. ввод в действие новых основных фондов (без скота) составлял в сельском хозяйстве 7 %, а коэффициент выбытия 3,3 % от наличия основных фондов на конец 1989 г. В промышленности эти показатели были равны 6,0 % и 1,8 %, соответственно.

С 1991 г. практически прекратилось обновление материально-технической базы сельскохозяйственных предприятий. Капиталовложения (инвестиции) в основной капитал в ходе реформы уменьшились по сравнению с 1990 г. в 35 раз и в последние годы остаются в 25 раз более низкими, чем в 1984 г. Динамика этого показателя приведена на рис. 5-7.

Рис. 5-7. Инвестиции в основной капитал сельского хозяйства РСФСР и РФ (в сопоставимых ценах, 1984 = 100)

Файл:5-7.gif

Государство в ходе реформы практически перестало делать капиталовложения в сельское хозяйство. В 1990 г. государственные ассигнования составили 71 % инвестиций в производственные объекты сельского хозяйства РСФСР (остальные капиталовложения делали колхозы). В 1999 г. доля бюджетных средств в капиталовложениях (и так уже многократно уменьшившихся) составила всего 6,6 %. С 1994 по 2000 годы доля средств для инвестиций в агропромышленную сферу из федерального бюджета сократилась с 12 % до 4 %, из бюджетов субъектов федерации и местных бюджетов — с 16 % до 4 %. При этом доля собственно сельского хозяйства в общих инвестициях в аграрно-промышленный комплекс (АПК) сильно снизилась.

Реформа привела к разрушению цикла воспроизводства материально-технической базы сельского хозяйства. В 1995 г. коэффициент обновления (ввод в действие) основных фондов упал до 0,6 % и в 1999 г. до 0,5 %, а выбытие продолжалось, хотя и с замедлением. Шел и пока что продолжается процесс деградации основных фондов. Выбытие основных производственных фондов в 1999 году в 2,6 раза превышало их поступление в сельское хозяйство. В 2000 г. степень износа основных фондов сельского хозяйства РФ составила 67,9 %. На рис. 5-8 показана динамика этого процесса.

Рис. 5-8. Коэффициенты обновления основных фондов в сельском хозяйстве — ввод в действие основных фондов (без скота) в процентах от наличия основных фондов на конец года, в сопоставимых ценах

Файл:5-8.gif

Рассмотрим теперь воздействие реформы на состояние основных элементов материально-технической базы сельского хозяйства. Главный материальный ресурс сельского хозяйства — земля, почва.

Для поддержания ее в плодородном состоянии требуются постоянные усилия, в противном случае почва «дичает». Уже выведение из оборота более 30 млн га посевных площадей, зарастающих сорняками и кустарником, означает большой регресс. На возврат этих угодий в культурное состояние потребуются большие средства.

До начала реформы большой и постоянной, хотя и незаметной работой было известкование (а также гипсование) почв — важная операция. О масштабах ее можно судить по тому, что только за три года (1985—1987) в РСФР было проведено известкование на площади 15 млн га (всего в России в известковании нуждаются 45 млн га).

В 70-е годы для обеспечения этой операции было создано крупномасштабное производство известковой и доломитовой муки. В дополнение к этому примерно 10 млн т этих материалов завозилось в РСФСР из других республик СССР. В ходе реформы это производство было свернуто, и известкование почвы почти прекращено. В 1998 г. известкованию было подвергнуто 0,3 млн га, а в 1999 и 2000 г. по 0,4 млн га кислых почв. В 1990 г. было произведено гипсование 159 тыс. га солонцовых почв, а в 1999 г. 2,9 и в 2000 г. 9,2 тыс. га. Динамика производства материалов известкования приведена на рис. 5-9.

Рис. 5-9. Производство известняковой и доломитовой муки для известкования кислых почв в РСФСР и РФ, млн. т.

Файл:5-9.gif

Прекращены и главные мелиоративные работы — строительство систем для орошения земель и осушения угодий. В 70-е годы были построены крупные оросительные системы, но и в течение 80-х годов вводились крупные площади орошаемых земель, несмотря на активную идеологическую кампанию против мелиорации. В середине 80-х годов на орошенных и осушенных землях производилось 15-16 % всей валовой продукции растениеводства РСФСР. В ходе реформы эти работы прекратились, и лишь в самое последнее время наблюдается некоторое оживление (рис. 5-10).

Рис. 5-10. Ввод в действие мелиорированных земель (орошение) в РСФСР и РФ, тыс. гектаров

Файл:5-10.gif

Во многих районах России важным направлением мелиорации является осушение почв. Реформа привела к практически полному прекращению этих работ. За пятилетку 1985—1989 гг. было введено в действие 1296 тыс. га осушенной почвы, а за пятилетку 1996—2000 гг. — 29 тыс. га, то есть в 45 раз меньше. Примерно такое же положение сложилось и в других видах мелиоративных работ — их объемы сократились за годы реформы в 20-25 раз, и небольшой подъем после 1998 г. никак не компенсирует возникшего за последние десять лет провала.

Условием плодородия почвы при интенсивном земледелии является регулярное применение минеральных и органических удобрений — для компенсации выноса питательных веществ с урожаем и для поддержания благоприятной структуры почвы. Известно, что естественное плодородие обеспечивает урожайность не выше 7-8 ц. зерна с гектара (в 1909—1913 гг. в среднем за год она составляла 6,9 ц.). Именно начиная с середины 70-х годов, когда наконец была создана промышленность удобрений, сельское хозяйство РСФСР стало быстро улучшать и экстенсивные, и интенсивные показатели. Динамика производства минеральных удобрений в РСФСР и РФ приведена на рис. 4-47.

В последние советские годы вынос питательных веществ с урожаем и сорняками достигал 124 кг с гектара, а вносилось с удобрениями 106 кг (в 1987 г.). Растениеводство только-только подошло к равновесию [3]. Оно было резко сломано в ходе реформы. Применение удобрений в сельскохозяйственных предприятиях РФ снизилось с 9,9 млн т в 1990 г. до 1,5 млн т в 1995 г., а в 1999 г. упало на уровень 1,1 млн т (в 2000 г. вернулось на уровень 1,4 млн т). Начиная с 1995 г. количество вносимых в почву удобрений колеблется в России на уровне 15-17 кг/га. Для сравнения заметим, что в Китае в 1995 г. на 1 гектар было внесено 386 кг удобрений.

Россия начинает воспроизводить типичную «двойную структуру» сельского хозяйства «третьего мира» — есть небольшие оазисы относительного благополучия, а остальная земля дичает. В 1987 г. минеральные удобрения получали 74 % площади посева, в 1990 г. 66 %. В 1992 г. уже 60 % площади получили удобрения, а в 1993 г. эта доля упала до 25 %. И с тех пор площадь удобряемых земель почти не повысилась (в 2000 г. она составила 27 % посевных площадей). Динамика поставок минеральных удобрений сельскому хозяйству РСФСР и РФ приведена на рис. 5-11.

Рис. 5-11. Поставка (продажа) минеральных удобрений сельскому хозяйству РСФСР и РФ (в пересчете на 100 % питательных веществ, млн.т.)

Файл:5-11.gif

В семь раз уменьшилось в ходе реформы и внесение в почву органических удобрений. Во второй половине 80-х годов в РСФСР в колхозах и совхозах ежегодно вносилось 457—465 млн т органических удобрений, около 3,6 т на гектар пашни.

Это было немного — для сравнения укажем, что в Белоруссии вносилось 15-16 т навоза на гектар. За годы реформы, к 2000 г., внесение органических удобрений в РФ упало до 66 млн т или 0,9 т на гектар пашни. Динамика приведена на рис. 5-12.

Рис. 5-12. Внесение органических удобрений в с/х предприятиях РСФСР и РФ, млн.т.

Файл:5-12.gif

В докладе Министерства сельского хозяйства РФ «Научно-техническое развитие агропромышленного комплекса России» (Москва, 2000 г.) сказано: «В хозяйствах зачастую используются упрощенные технологии производства растениеводческой продукции, которые отличаются достаточно низким уровнем, что приводит к резкому падению урожайности и технологических качеств сырья. По этой причине резко сократилось производство сильного зерна, сахаристость отечественной свеклы в последние годы на 30-40 % уступает зарубежной, понизилось качество овощей, картофеля.

Причинами нарушения технологий возделывания сельскохозяйственных культур стали: отсутствие необходимой в хозяйствах сельскохозяйственной техники, сокращение внесения необходимых минеральных удобрений в почву более чем в 10 раз, усиление процессов закисления, засоления и эрозии почв из-за сокращения мелиоративных работ, резкого уменьшения вложений в известкование и фосфоритование. В целом по стране 45 млн га пашни характеризуются повышенной кислотностью, 37 млн га — низким содержанием фосфора, 63 млн га — низким содержанием гумуса».

Другим массивным элементом материально-технической базы сельского хозяйства является инфраструктура. Это, прежде всего, дороги и линии электропередач. Известно, что именно в создании современной инфраструктуры отечественное сельское хозяйство сильно отставало от западного — в силу огромной стоимости работ. Это вызывало перерасход средств во время уборки и транспортировки продукции, значительные ее потери. Сеть дорог с твердым покрытием в России по своей плотности просто несопоставима с сетью в других развитых странах — в РСФСР в 1990 г. имелось 23 км дорог общего пользования с твердым покрытием на 1000 кв. км территории. А, например, во Фpанции 1364, в Англии 1499, даже в Польше 493 км.

Понятно, что малонаселенные области Сибири следовало бы исключить из сравнения. Но и в Центральном районе (12 областей) РСФСР, вполне сравнимом с Францией, было всего 131 км дорог с твердым покрытием, а в исключительно важном сельскохозяйственном Поволжском районе — 82 км. Плохо обстояло дело и с внутрихозяйственными дорогами с твердым покрытием. В РСФСР на 10 тыс. га посевов имелось всего 6 км таких дорог. На Западе грузовики во время уборки приближаются непосредственно к полю, доставляя продукцию в торговую сеть, на переработку или в хранилища без перевалки; в России уборка чаще всего приходится на сезон распутицы, так что продукцию вывозят с поля на тракторных тележках.

Решать проблему бездорожья можно только путем строительства дорог. В 80-е годы для этого были уже накоплены средства и создана система строительных организаций. Начался быстрый рост дорожного строительства. Трудно назвать другую программу, которая была бы прервана рыночной реформой столь резко, как строительство дорог [4]. При этом именно строительство внутрихозяйственных дорог, то есть относящихся именно к инфраструктуре сельского хозяйства, сократилось в наибольшей степени.

В 1986—1988 гг. было построено 43,3 тыс. км таких дорог, в 1990 г. было построено 28,3 тыс. км таких дорог, в 1995 г. 1,9 тыс. км, а с 1998 г. строительство держится на уровне 0,3 тыс. км. Динамика дорожного строительства представлена на рис. 5-13.

Рис. 5-13. Ввод в действие в РСФСР и РФ автодорог с твердым покрытием общего пользования и внутрихозяйственных, тыс.км.

Файл:5-13.gif

Другой важной составляющей инфраструктуры сельского хозяйства являются производственные сооружения, здания, постройки. Их строительство на селе почти прекратилось. В частности, практически прекращено строительство животноводческих помещений (см. рис. 5-14).

Рис. 5-14. Ввод в действие животноводческих помещений

Файл:5-14.gif

в РСФСР и РФ (включая механизированные фермы и комплексы), млн.ското-мест:

1 — помещения для крупного рогатого скота;

2 — помещения для свиней

В 70-е годы велось ускоренное строительство крупных ферм: например, в 1970 г. было введено в действие помещений для содержания крупного рогатого скота на 2,5 млн ското-мест и помещений для свиней на 2,9 млн мест. В 1975 г. для 2,8 млн ското-мест и для 1,7 млн свиней, соответственно.

К середине 80-х годов такое массовое строительство было завершено. Однако в ходе реформы оно должно было бы возобновиться, поскольку для новых форм хозяйствования требовались фермы другого типа [5]. Этого не произошло. Значительная часть уцелевшего скота переведена на подворья, старые крупные фермы просто заброшены, а новых ферм оптимального размера (на 70 коров для Европейской части России) не строится.

Аналогичное положение имеет место в птицеводстве. В течение 70-х годов ежегодно вводились в строй птицефабрики яичного направления на 6,5 млн кур-несушек. В 80-е годы велось строительство в масштабах, необходимых для поддержания всей системы с запланированным темпом расширения. Реформа, вопреки декларациям, на деле вовсе не привела к модернизации птицеводства и замене советских птицефабрик более совершенными фермами — строительство было просто прекращено. Его динамика видна на рис. 5-15.

Рис. 5-15. Ввод в действие птицефабрик яичного направления в РСФСР и РФ, млн.кур-несушек

Файл:5-15.gif

Прекращение большой программы строительства птицефабрик мясного направления, для выращивания цыплят-бройлеров, носит еще более резкий характер — обвал начался с самых первых шагов реформы. В 1975-85 гг. ежегодно вводилось в действие таких птицефабрик на 51 млн голов птицы. За десятилетие 1991—2000 гг. всего было построено птицефабрик на 20 млн голов.

Состояние сельского хозяйства в огромной степени зависит от уровня механизации, а значит, от работы других отраслей, обеспечивающих его техникой и материалами. О производстве тракторов, комбайнов и грузовиков сказано в разделе «Промышленность».

Динамика этих производств отражена на рис. 4-28, 4-29 и 4-30. В соответствии со спадом производства, с началом реформы резко сократились поставки всех видов техники селу. Это можно без комментариев видеть на рисунках 5-16 — 5-18.

Рис. 5-16. Производство тракторов в РСФСР и РФ, тыс. штук

Файл:5-16.gif

Рис. 5-17. Производство тракторных прицепов в РСФСР и РФ, тыс. шт

Файл:5-17.gif

Необходимым устройством в сельском хозяйстве, особенно в реальной ситуации с дорогами в России, является тракторный прицеп — саморазгружающаяся тележка. Производство их было налажено в РСФСР уже в 60-е годы, эта техника совершенствовалась и вполне удовлетворяла потребности пользователей. В ходе реформы выпуск ее был практически прекращен.

Другую часть спектра необходимых на селе машин представляют доильные аппараты. Без них не может быть и речи о современном высокопродуктивном молочном животноводстве. Динамика изменений объема производства этих машин представлена на рис. 5-18.

Рис. 5-18. Производство доильных установок в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Файл:5-18.gif

В результате резкого сокращения поставок техники ускорился ее износ и стала быстро расти нагрузка на машины. Процесс приобрел самоускоряющийся характер. Из табл. 5-7 видно, что это ведет к ухудшению состояния растениеводства (из-за нехватки тракторов для пахоты) и заготовки грубых кормов (сена).

Таблица 5-7. Обеспеченность сельскохозяйственных предприятий техникой
1990 1995 1999
Нагрузка пашни на один трактор, га 95 108 130
Приходится на 100 тракторов грабель, штук 10 8 6
Приходится на 100 тракторов косилок, штук 20 15 13

В целом в докладе Минсельхоза РФ «Научно-техническое развитие агропромышленного комплекса России» (Москва, 2000) сделан такой вывод: «В дореформенный период в сельском хозяйстве был достигнут относительно высокий уровень механизации сельскохозяйственного производства. Глубокий экономический кризис в стране и АПК, потеря платежеспособного спроса сельскохозяйственных предприятий на технику, слабая протекционистская политика по сохранению рынков сельскохозяйственных машин и оборудования, отсутствие государственной поддержки предприятий тракторного и сельскохозяйственного машиностроения привели к развалу научно-технического и производственного потенциала отечественного машиностроения.

Объем товарной продукции на предприятиях отрасли сократился почти в 13 раз, в том числе по тракторостроению — в 10, по сельскохозяйственным машинам для растениеводства более чем в 14, по машинам и оборудованию для животноводства и кормопроизводства — в 38, по двигателестроению — в 8, по компонентам машин и запасным частям — в 17, а использованию производственного потенциала — в 13-25 раз.

Для ухода за существующим парком машин ежегодно требуется около 30 миллиардов рублей. Фактически расходуется в 4-5 раз меньше».

Перед началом сева 2001 г. Минсельхоз РФ доложил, что на 1 марта в сельском хозяйстве России имелось 514,4 тыс. исправных тракторов. В 1986 г. их было 1424 тыс. В 2000 г. нагрузка на трактор в сельскохозяйственных предприятиях была уже 135 га пашни (в сравнимых, хотя и более благоприятных почвенно-климатических условиях Западной Европы нормальной является такая нагрузка пашни на трактор: в Великобритании — 13, Германии — 8, Италии — 6 га).

В целом приобретение сельскохозяйственной техники в России уже за первые четыре года реформ сократилось более чем на 90 %. Состояние технической оснащенности и его изменение в ходе реформы представлены в табл. 5-8.

Таблица 5-8. Парк основных видов техники в сельскохозяйственных предприятиях РФ (на конец года, тысяч штук)
Вид техники 1990 1995 1999
Плуги 538,3 368,3 253,3
Комбайны зерноуборочные 407,8 291,8 210,1
Дождевальные и поливные машины и установки 79,4 46,3 22,6
Разбрасыватели твердых минеральных удобрений 110,7 71,6 38,1
Опрыскиватели и опыливатели тракторные 103,2 56,9 34,6
Доильные установки и аппараты 242,2 157,3 96,4

Динамика воспроизводства в годы реформы машинного парка отечественного сельского хозяйства представлена на рис. 5-19. На нем в качестве примера показана динамика поставок (в советское время) или продаж тракторов и грузовиков сельскому хозяйству — двух важнейших типов техники с наиболее крупными масштабами использования.

Рис. 5-19. Поставки тракторов и грузовиков сельскому хозяйству

Файл:5-19.gif

в РСФСР и РФ, тыс. штук:

1 — поставки тракторов;

2 — поставки грузовиков

На этом рисунке приведены данные о первом этапе реформы — до тех пор, пока по инерции велась и публиковалась статистика таких поставок. Однако влияние реформы обнаруживается вполне наглядно. Речь идет о снижении не на несколько процентов, а во много раз. Это — лишь самая наглядная часть деградации системы обеспечения сельского хозяйства. За ней — общая картина, которую можно дополнять и дополнять новыми штрихами.

Так, за годы реформы было почти ликвидировано производство химических средств защиты растений. Динамика этого процесса представлена на рис. 5-20.

Рис. 5-20. Производство химических средств защиты растений в РСФСР и РФ в 100%-ном исчислении по действующему началу, тыс. т.

Файл:5-20.gif

Резкое сокращение использования удобрений и средств защиты растений — явный признак регресса в технологии сельского хозяйства. Регресс этот настолько глубок, что для значительной части отрасли речь идет об архаизации. Признаком этого является снижение потребления электроэнергии в производственных целях (рис. 5-21).

Рис. 5-21. Потребление электроэнергии на производственные цели в сельскохозяйственных предприятиях РСФСР и РФ, млрд.кВт.ч.

Файл:5-21.gif

Динамика этого показателя говорит о том, что в 1970—1980-е годы сельское хозяйство РСФСР переживало этап быстрой модернизации, который с началом реформ сменился быстрым регрессом.

Свертываются формы интенсивного производства. Возрождаются архаичные технологии — с большими издержками из-за того, что на селе уже практически отсутствует тягловый скот. Возникает никогда не существовавшая система, сочетающая остатки современной электротехники с технологией раннего, «безлошадного» земледелия.

Еще более глубоким оказался спад в использовании необходимых для производства видов топлива — автомобильного бензина и дизельного топлива. Динамика поставок и продаж этих нефтепродуктов приведена на рис. 5-22.

Рис. 5-22. Продажа нефтепродуктов сельскохозяйственным предприятиям

Файл:5-22.gif

РСФСР и РФ, млн.т.:

1 — автобензин;

2 — дизельное топливо

Здесь надо предупредить, что, начиная с 1993 г., Госкомстат РФ сообщает данные о «реализации нефтепродуктов потребителям сельского хозяйства», то есть всем потребителям. А статистика РСФСР публиковала данные о «поставках нефтепродуктов предприятиям Министерства сельского хозяйства», то есть базам, снабжающим колхозы и совхозы.

Однако объем поставок по другим каналам также был весьма велик. Например, в 1985 г. общий объем поставок бензина сельскому хозяйству составил 18,5 млн т, а через предприятия Минсельхоза — только 7,1 млн т.

Таким образом, реальное сокращение поставок топлива в ходе реформы существенно больше, чем отражено на графике рис. 5-22.

Резко сократилось и водоснабжение сельского хозяйства: использование свежей воды (не считая расхода на орошение) только за 1995—1999 гг. снизилось с 3,51 до 1,65 куб. км — более чем в 2 раза.

Рассмотрим ниже воздействие реформы на результаты хозяйствования в натуральных показателях в обеих главных отраслях сельского хозяйства, растениеводстве и животноводстве.

Растениеводство

Главный показатель состояния земледелия — производство зерна. Оно является основой питания людей и важным условием для развития животноводства.

За пятилетку 1986—1990 гг. в РСФСР было произведено 521,3 млн т. зерна (в весе после доработки), что составляет около 720 кг зерна на душу населения. За пятилетку 1996—2000 гг. в РФ произведено 325,7 млн т. — это около 434 кг зерна на душу населения.

Традиционно считается, что производство 500 кг зерна на душу населения — порог продовольственной безопасности страны. Особенно это важно для таких крупных стран, как Россия, тем более не имеющих достаточно больших валютных ресурсов для массовой закупки продовольствия на мировом рынке.

И сейчас бывают благодатные годы с благоприятными условиями и высокой урожайностью (как например, 2001 г.), но в целом уровень производства неуклонно падает под воздействием непреодолимых для села экономических, социальных и технологических причин.

Это видно на рис. 5-23, где представлена динамика производства зерна в РСФСР и РФ за 1945—2001 гг. Поскольку производство зерна сильно колеблется от года к году в зависимости от природных условий, на график нанесена линия тренда, сглаживающая эти колебания. Она рассчитана как скользящая средняя из 6 точек.

Рис. 5-23. Производство зерна в РСФСР и РФ в весе после доработки, млн. т.

Файл:5-23.gif

Объем производства зерна и других продуктов растениеводства определяется двумя величинами — посевными площадями и урожайностью. Вся посевная площадь сельскохозяйственных культур в РСФСР возрастала в послевоенное время вплоть до 1980 г., когда достигла почти 125 млн га.

В 80-е годы были вложены значительные средства в развитие интенсивных технологий, что позволило несколько сократить посевную площадь. Во второй половине 80-х годов посевы занимали 119 млн га в год и начали сокращаться в 1990 г. с началом реформы — не в силу технологической целесообразности, а по экономическим причинам. Динамика посевных площадей приведена на рис. 5-24.

Рис. 5-24. Посевные площади всех сельскохозяйственных культур в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, млн. га.

Файл:5-24.gif

В 2000 г. посевные площади составили 88,3 млн га, сократившись по сравнению с 1988 г. на 31,3 млн га. Таким образом, выведенные за годы реформы из оборота посевные площади составляют 35,4 % от того, что засевается в настоящее время.

Почвенно-климатические условия оказывают огромное влияние и на трудоемкость производства продукции растениеводства, и на ее себестоимость. Это мы наглядно наблюдали и в СССР — для сравнения не надо было ехать в США или Канаду. Колхозы и совхозы на Украине и в Белоруссии были примерно одинаковы и по организации, и по трудолюбию. Но почвы разные, что отражается на издержках производства: в 1989 г. себестоимость тонны зерна была в РСФСР 102 руб., на Украине 69 руб., в Белоруссии 125, в Молдавии 77 руб., а в Латвии 173 руб. Прямые затраты труда на производство одной тонны зерна были в РСФСР на 20 % выше, чем на Украине, но зато в 8 раз ниже, чем в Таджикской ССР. Поэтому сами по себе объем производства и урожайность мало говорят о том, эффективно ли работает сельское хозяйство.

Чтобы верно оценить уровень растениеводства страны, надо учесть т. н. «коэффициент биологической продуктивности» почв. Этот показатель для почв разных стран приведен в книге зам. председателя Госкомитета РФ по земельным ресурсам П. Ф. Лойко «Земельный потенциал мира и России: пути глобализации его использования в XXI веке» (М.: Федеральный кадастровый центр. 2000).

Этот показатель приведен в табл. 5-9. Для России он принят равным 100, тогда в США он равен 187, в Западной Европе — около 150, в Индии — 363, а в Индонезии 523. То есть, при одних и тех же затратах труда и других ресурсов с одного гектара пашни в США получают в среднем в 1,87 раз больше растительной массы, чем в России. С помощью этого коэффициента пересчитана обеспеченность жителей разных стран пахотной землей с одинаковой биологической продуктивностью.

Таблица 5-9. Обеспеченность пахотными землями на одного жителя с учетом биологической продуктивности (оценка на 1995 г.)
Страны Показатель биологической продуктивности Пахоты на одного жителя в физических га Пахоты на одного жителя в эквивалентных га
Россия 100 0,87 0,87
Индия 363 0,18 0,65
США 187 0,70 1,31
Бразилия 449 0,34 1,53
Куба 468 0,35 1,64

С учетом этой поправки посмотрим теперь на качественные показатели растениеводства России (урожайность в ц. с физического гектара). Данные об урожайности важнейших культур у стран — крупных производителей продукции растениеводства — приведены в табл. 5-10. Из этой таблицы видно, что урожайность в РСФСР была на уровне стран, обладающих гораздо лучшими почвенно-климатическими условиями для растениеводства — таких, как Аргентина и Бразилия. Да и представление об отставании от США было сильно преувеличено в массовом сознании.

Таблица 5-10. Урожайность важнейших культур, ц/га (1990 г.)
Страна Пшеница Рожь Подсолнечник
РСФСР 20,5 20,5 12,5
США 26,6 17,0 13,8
Аргентина 19,0 9,5 14,5
Бразилия 11,5 12,5 7,0

В результате реформы урожайность зерновых в РФ снизилась. Чтобы компенсировать колебания урожайности от года к году, возьмем среднюю урожайность по пятилеткам. Среднегодовая урожайность зерновых за пятилетку 1986—1990 гг. составляла 16,5 ц/га, а за пятилетку 1995—1999 гг. 14,6 ц/га. Это значительное снижение. Некоторые культуры пострадали сильнее других. Так, за пятилетку 1986—1990 гг. средняя урожайность важной в России зерновой культуры, озимой пшеницы, была 28,6 ц/га, а за пятилетку 1995—1999 гг. — 20,4 ц/га.

Таким образом, реформа отрицательно повлияла как на экстенсивный (посевная площадь), так и на интенсивный (урожайность) факторы производства продукции растениеводства в РФ. Оба эти фактора обладают большой инерцией, и быстро выправить положение будет трудно. В 2001 г. посевные площади были увеличены на 4,9 %, благоприятным был год и по погодным условиям, но компенсировать общую тенденцию десятилетия это временное улучшение не может.

Очевидна тенденция и к снижению производства картофеля — второго по значимости продукта растениеводства в России.

Рис. 5-25. Валовой сбор картофеля в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, млн. тонн.

Файл:5-25.gif

Эта тенденция не так выражена, как в случае зерновых, поскольку производство картофеля почти полностью переместилось «на сотки» — в т. н. «хозяйства населения», и здесь тяжелым ручным трудом обеспечивается стабильная урожайность. В 1985 г. в хозяйствах населения был произведен 61 % картофеля от общего объема по РСФСР, а в 1999 г. 92 %.

Исключительно тяжелый удар нанесла реформа по производству сахарной свеклы. Ее сбор с уровня 37,4 млн т. в 1989 г. упал до 10,8 млн т. в 1999 г. — в три с половиной раза.

Рис. 5-26. Валовой сбор сахарной свеклы в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, млн. т.

Файл:5-26.gif

В последующие два года положение слегка выправилось — до очень низкого уровня 14 млн т. в 2000 г.

Драматически сложилась динамика производства льноволокна (рис. 5-27). Эта интенсивная отрасль растениеводства стала возрождаться в середине 80-х годов, но начавшаяся реформа обрушила производство — несмотря на то, что в это же время текстильная промышленность стала ощущать нехватку хлопка.

Рис. 5-27. Валовой сбор льноволокна в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, тыс. т.

Файл:5-27.gif

Одним из важных и долгосрочных факторов регресса растениеводства в РФ становится происходящее в результате реформы разрушение научного потенциала отрасли, а следовательно, деградация селекции и семеноводства, прикладного почвоведения и т. д.

В докладе Минсельхоза РФ «Научно-техническое развитие агропромышленного комплекса России» (Москва, 2000) сделан такой вывод:

«Сокращение бюджетного финансирования научных организаций наглядно видно на примере 22 институтов Российской Академии сельскохозяйственных наук (РАСХН) различного профиля. Расчеты показали, что в целом по всем указанным институтам бюджетное финансирование в 1996 году по сравнению с 1991 годом сократилось в 8,5 раз. В 1999 г. в среднем по системе РАСХН средняя заработная плата составила 629 рублей.

Вызывает серьезную озабоченность обвальное сокращение количества исследователей научно-исследовательских подразделений вузов Министерства сельского хозяйства РФ. Их численность уменьшилась за период 1991—1997 гг. с 6989 до 605 человек, то есть более чем в 11 раз. Из-за отсутствия финансирования научно-педагогический состав вузов не принимает участия в проведении научно-исследовательских работ.

Большинство сортов и гибридов сельскохозяйственных растений рассчитано на значительный уровень ресурсного обеспечения, которого в настоящее время недостаточно. Нужны новые сорта, но из-за недостатка средств отключены теплицы, фитотроны и другие культивационные установки, а это значит, что срок выведения новых сортов увеличивается как минимум в 3-4 раза…

Сложившееся положение в растениеводстве во многом объясняется еще и значительным ухудшением в последние годы состояния отечественного семеноводства, которое сейчас находится в глубоком кризисе.

В связи с отсутствием у многих хозяйств средств на покупку дорогих семян элиты и I репродукции, ими используются собственные семена, а семена высших репродукций, в том числе и новых, только что районированных сортов, скапливаются на складах ОПХ-элитхозов, НИИСХ, учхозов вузов, селекцентров, а иногда идут на корм скоту или на мельницу. В результате в последние годы одна треть семян высшей репродукции не была реализована элитхозами по прямому назначению, а товаропроизводители потеряли миллионы тонн высококачественного зерна, картофеля, овощей, технических культур».

Животноводство

В ходе реформы животноводство понесло еще более тяжелый урон, чем растениеводство. Как и в промышленности, в ходе радикальной реформы сильнее пострадало производство более высокого уровня передела. В 1990 г. в хозяйствах всех категорий в продукции сельского хозяйства 36,6 % (в действующих ценах) приходилось на растениеводство и 63,4 % — на животноводство. Уже в 1995 г. пропорция стала такой: 53,1 % растениеводство и 46,9 % животноводство. Таким образом, сама структура сельского хозяйства страны сильно изменилась, и характер этих изменений регрессивный.

Основной базой производства продуктов животноводства является поголовье скота и птицы. Это — основные фонды животноводства. Скот и птица — это «биологические машины» для превращения растительного сырья в мясо, молоко, яйца, шерсть. Отправляемый на мясокомбинаты скот является и конечным продуктом животноводства.

Таким образом, количество скота и птицы — первый абсолютный показатель состояния отрасли. Другой фактор — продуктивность скота и птицы — не испытывает столь сильных колебаний, как урожайность, поскольку меньше подвержен влиянию погодных условий.

Важнейшим показателем развития животноводства является поголовье крупного рогатого скота и, в частности, коров. Это база для производства главных продуктов — мяса и молока.

Динамика изменения поголовья крупного рогатого скота в РСФСР и РФ дает красноречивую картину развития большой отрасли отечественного сельского хозяйства в длительном историческом диапазоне и наглядно отражает воздействие рыночной реформы. Эта динамика приведена на рис. 5-28.

Рис. 5-28. Поголовье крупного рогатого скота в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (на 1 января, млн. голов)

Файл:5-28.gif

На этом графике отражены драматические периоды нашей истории в ХХ веке. Все крупные социальные изменения сразу сказывались на животноводстве. Мы видим спад поголовья в результате I Мировой и Гражданской войн, его восстановление, с существенным приростом, в годы нэпа, затем катастрофический спад в первые годы коллективизации — с 37,6 млн голов в 1928 г. до 21,4 млн в 1933 — и очень быстрое восстановление поголовья при изменении устава колхозов — с одновременным укреплением подворий.

Затем наблюдается новый спад поголовья в результате Великой Отечественной войны и потом, с небольшой заминкой в 1953—1954 гг., неуклонный рост до уровня свыше 60 млн голов в 80-е годы.

То, что произошло с животноводством в ходе реформы после 1990 г., не имеет прецедентов в истории — мы в течение 12 лет наблюдаем безостановочное и быстрое сокращение поголовья — в том же темпе, как за 4 года коллективизации, с той лишь разницей, что нет спасительного изменения и признаков роста. Поголовье скота упало за годы реформы более чем в два раза — на 33 млн голов, без войны и стихийных бедствий. Мы имеем сейчас крупного рогатого скота существенно меньше, чем в 1916 г. и даже чем в 1923 г., когда страна пережила 9 лет тяжелейших войн [6].

Надо подчеркнуть важное обстоятельство, которое обычно упускается из виду. Сегодня в РФ меньше скота, чем в 1923 г., а население (значит, и число потребителей продуктов животноводства) с тех пор увеличилось почти в полтора раза (см. рис. 1-1).

Таким образом, в расчете на душу населения тот удар, который реформа нанесла по животноводству, гораздо тяжелее, чем можно судить по уровню поголовья скота.

На рис. 5-29 представлена динамика числа голов крупного рогатого скота, приходящихся на 100 человек. В течение 80-х годов РСФСР вышла на стабильный уровень 40 голов на 100 душ населения. За годы реформы этот показатель упал до 15.

Рис. 5-29. Число голов крупного рогатого скота на душу населения в РСФСР и РФ

Файл:5-29.gif

Отдельно следует выделить число коров на душу населения. В 1996 г. Россия перешла рубеж, какого даже в войну не переходила, — у нас стало меньше одной коровы на 10 человек.

Перед реформой, в 1988 г., в РСФСР было 1,43 коровы на 10 человек. В 2001 г. уже осталось 0,89 коровы на 10 душ населения, а на 1 января 2002 г. — 0,85 коровы на 10 душ населения. Как мы увидим ниже, это сокращение количественного (экстенсивного) фактора вовсе не компенсируется улучшением качества стада и повышением интенсивности молочного животноводства.

Рис. 5-30. Количество коров на душу населения в РСФСР и РФ

Файл:5-30.gif

Динамика поголовья свиней испытывает более резкие колебания — хозяйства легче сбрасывают поголовье свиней при изменении конъюнктуры и быстрее наращивают его, когда положение улучшается. После войны в РСФСР свиноводство быстро развивалось — с очень низкого (4,1 млн голов) послевоенного уровня до стабильного уровня в 40 млн голов в конце 80-х годов. В результате реформы к 1999 г. поголовье упало до 17,2 млн. Существенного роста пока не наблюдается.

Рис. 5-31. Поголовье свиней в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (на 1 января; млн. голов)

Файл:5-31.gif

Больше всего от реформы пострадало овцеводство. Поголовье овец с 1958 по 1990 г. поддерживалось на уровне более 60 млн, поднимаясь иногда до уровня 67-68 млн голов. С началом реформы оно стало снижаться, упав от максимальных значений почти в 5 раз — в 2000 г. в РФ оставалось всего 14,8 млн овец.

Рис. 5-32. Поголовье овец и коз в РСФСР и РФ в хозяйствах всех категорий (на 1 января, млн. голов)

Файл:5-32.gif

Крупной отраслью в сельском хозяйстве РСФСР стало птицеводство, которое в большой своей части приобрело промышленный, интенсивный характер и стало базироваться на довольно высоких технологиях.

Поголовье птицы быстро росло в послевоенный период, что, наряду с молочным животноводством, позволило решить в стране проблему обеспечения животным белком (в виде яиц и мяса бройлеров). Динамика изменения поголовья приведена на рис. 5-33.

Рис. 5-33. Поголовье птицы в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, на конец года, млн. голов

Файл:5-33.gif

В результате самых первых шагов реформы поголовье птицы, особенно на современных птицефабриках, зависящих от бесперебойных поставок сложных комбикормов, пришлось резко сократить. На 1 января 1991 г. в РСФСР было 660 млн голов птицы, а к 2000 г. ее осталось 346 млн голов.

При этом надо отметить, что больше всего пострадало поголовье в сельскохозяйственных предприятиях, то есть в наиболее продуктивной категории хозяйств. Здесь поголовье птицы сократилось в 2,2 раза. Однако сократилось в 1,4 раза и количество птицы на подворьях населения, а фермеры практически не стали заниматься птицеводством (в 2000 г. они содержали всего 0,5 % общего поголовья птицы в РФ). Примерно в 3 раза сократилось за время реформы и поголовье кроликов — с 3,35 млн в 1991 г. до 1,12 млн в 1999 г.

Упомянем еще специфический вид животноводства, играющий, однако, жизненно важную роль для народов Севера России — оленеводство. В начале 90-х годов (на 1 января 1991 г.) в РСФСР имелось 2,26 млн голов оленей. К 2000 г. их осталось 1,24 млн. Для некоторых регионов резкое сокращение поголовья оленей означало экономическую и социальную катастрофу. Например, в Чукотском автономном округе оленеводство было важнейшей отраслью хозяйства, и здесь в 1991 г. имелась 491 тыс. голов оленей. В результате реформы к 2000 г. насчитывалось лишь 103,5 тыс. голов — почти в пять раз меньше, и сокращение поголовья продолжается.

Рассмотрим динамику производства конечных продуктов животноводства. Важнейший из них — молоко. Создание в РСФСР крупного современного молочного животноводства было одним из важнейших достижений экономической и социальной политики послевоенного периода. В 1945—1946 гг. производство молока в РСФСР составляло 16,6 млн т. в год — как после Гражданской войны. В 70-е годы производство молока вышло на стабильный уровень 47-49 млн т, а в 1989 и 1990 гг. его производилось по 55,7 млн т.

Динамика производства молока начиная с 1970 г. видна из рис. 5-34.

Рис. 5-34. Производство молока всех видов в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, млн. т.

Файл:5-34.gif

Реформа повлекла за собой быстрый и неуклонный спад производства — оно сократилось до валового уровня 1957 г. Такого низкого уровня производства на душу населения, как в 1999—2000 гг. (220 кг на душу населения), в России не было с середины 1950-х годов, когда РСФСР вышла на уровень производства 280 кг молока на душу населения.

О состоянии мясного животноводства можно судить по рис. 5-35.

Рис. 5-35. Производство скота и птицы на убой в РСФСР и РФ (в убойном весе) в хозяйствах всех категорий, млн. т.

Файл:5-35.gif

На графике приведена динамика производства скота и птицы на убой начиная с 1970 г. Длительная антиколхозная пропаганда создала в массовом сознании искаженное представление о якобы застойном характере или даже кризисе этой отрасли в РСФСР. Полная историческая панорама позволяет реалистично взглянуть на развитие мясного животноводства как в советский период, так и в ходе рыночной реформы, приведшей к ликвидации крупных сельскохозяйственных предприятий (колхозов и совхозов).

В разделе 2 (Питание) на рис. 2-11 и 2-12 отдельно показана динамика производства свинины и птицы на убой. В 70-е годы была реализована программа становления современного промышленного мясного птицеводства — одной из самых высокотехнологичных отраслей сельского хозяйства. Продержавшись на пике всего три года (1988—1990 гг.), эта отрасль была буквально обрушена реформой. Пришли в запустение новые, недавно оборудованные птицефабрики.

Этот график дает информацию и для потребителя. Реформа означала не просто спад отечественного производства, но и замещение его продукции на российском рынке импортом.

Например, в 1997 г. в РФ было произведено на мясо 0,6 млн т птицы в убойном весе и поставлено на рынок 0,33 млн т в готовом виде, а закуплено по импорту 1,15 млн т (в готовом виде). По ряду качественных параметров отечественная продукция всегда уступала импортной (много нареканий вызывала упаковка и способ складывать ножки у цыпленка).

Однако были и некоторые достоинства: отечественные фабрики были построены, а кадры подготовлены в условиях плановой системы. Она была ориентирована на удовлетворение потребностей, а не на прибыль, и потому в корм птице не добавлялись гормоны и другие стимуляторы роста, вредные для здоровья человека. Сейчас спрос на отечественную продукцию возрос, и наблюдается некоторое оживление производства.

Производство яиц потерпело в ходе реформы относительно меньший урон по сравнению с молоком и мясом. Со среднегодового уровня пятилетки 1986—1990 гг. 47,9 млрд штук производство снизилось до минимума 31,9 млрд в 1996 г., затем несколько поднялось.

Динамика этого процесса показана в разделе 2 на рис. 2-15. За время реформы произошло некоторое увеличение доли в производстве яиц хозяйств населения — с 21 % в конце 80-х годов до 30-31 % в 1995—1999 гг. Фермеры этим видом производства практически не занимаются (их доля составляет 0,4 % общего производства яиц в хозяйствах всех категорий).

Резко и безостановочно падает с самого начала реформы производство шерсти — важного сырья для текстильной промышленности. В РСФСР население стабильно обеспечивалось шерстяными тканями отечественного производства, изготовленными из отечественного сырья. В результате реформы обе части этой производственной системы — и животноводство, и промышленность — парализованы.

Следует подчеркнуть, что в результате расчленения СССР отечественная текстильная промышленность лишилась надежного обеспечения сырьем для производства шелковых и шерстяных тканей — и при этом резко сократилось собственное производство шерсти.

Динамика производства шерсти приведена на рис. 5-36.

Рис. 5-36. Производство шерсти в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий (в физическом весе, тыс. т.)

Файл:5-36.gif

Рассмотрим вкратце воздействие реформы на показатели интенсивности производства в животноводстве — продуктивность скота и птицы.

Примечание. К международным сравнениям продуктивности животноводства следует подходить столь же осторожно, как и в растениеводстве, где следует учитывать разницу почвенно-климатических условий. Продуктивность животных, находящихся в разных ландшафтных зонах, неизбежно будет сильно различаться.

Например, исключительно важна скороспелость скота — «производство» крупного рогатого скота в США держится на уровне 105—110 кг убойного веса на голову стада, в Турции на уровне 23-25 кг, в России 65-70. Понятно, что привесы у животных столь разных пород резко различаются. В 1980 г. расход кормов на одну условную голову скота был в РСФСР 25,6 ц., а в США 43,2 ц. Скот в РСФСР в 1980 г. не голодал, и такая разница говорит о том, что породы, разводимые в России и США, существенно различны.

Надой молока на одну корову, который в 80-е годы возрастал в РСФСР в хорошем темпе, уже в 1991 г. существенно снизился и падал вплоть до 1997 г. Снижение надоев составило 21,5 %.

Особенно значительным было падение продуктивности в крупных хозяйствах — на 30 % (с 2781 кг в 1990 до 1950 кг в 1994). После этого положение несколько выправилось, но прежнего уровня надои пока не достигли [7].

Динамика изменения надоев молока приведена на рис. 5-37.

Рис. 5-37. Надой молока на одну корову в РСФСР и РФ, в хозяйствах всех категорий, кг.

Файл:5-37.gif

Темпы снижения продуктивности молочного животноводства существенно различаются по регионам. Так, в среднем по РФ надой на одну корову с 1990 по 1998 г. снизился в сельскохозяйственных предприятиях с 2781 до 2282 л, или на 18 %. В Дальневосточном районе снижение надоев составило за это время 32,3 %, а в Магаданской области — 65,3 %! Область, в которой было создано высокопродуктивное молочное животноводство, особенно важное в силу ее удаленности и трудностей завоза молока, понесла тяжелый ущерб в обеспечении населения важным продуктом.

Падение продуктивности молочного скота в пересчете на израсходованные корма является более значительным. Если до 1991 г. увеличение расхода кормов на одну условную единицу крупного рогатого скота приводило к соответствующему росту надоев, то в ходе реформы положение изменилось: расход кормов остался на весьма высоком уровне, а надои и привесы снизились. Так, в 1988 г. на одну голову скота расходовалось 27,2 ц. кормовых единиц при среднем надое в РСФСР 2681 кг, то есть 98,6 кг молока на 1 ц. кормовых единиц. В 1989 г. этот показатель составил 98,7 кг/ц, в 1995 г. — 74,5 кг/л, в 1996 г. — 75,5 кг/л.

Этот показатель можно представить и в другой форме: расход кормов на производство 1 ц. молока. Отдельно для молочного животноводства в сельскохозяйственных предприятиях (то есть без подворий населения и фермерских хозяйств) этот показатель был равен 1,44 в 1990 г. и 1,73 в 1996 г. В 1999 г., после значительного сокращения поголовья, он выправился до 1,48.

На центнер привеса крупного рогатого скота уходило 13,5 ц. кормов, а в 1994 г. — 18,9 ц. А на центнер привеса свиней произошел скачок расхода кормов от 8,3 до 12,5 ц.

Учитывая, что корма — основная статья производственных расходов в животноводстве, составлявшая в 1990 г. 82 % всех материальных затрат, такое снижение эффективности их использования приводит к большому удорожанию продукции. Причина этого — снижение породности скота и ухудшение условий содержания.

В два — два с половиной раза вырос падеж скота. В процентах к обороту стада он составлял в 1990 г. для крупного рогатого скота 3 % и для свиней 6,9 %, а в 1995 г. составлял 6 % и 15,5 % соответственно. Некоторое улучшение этого показателя в 1999 г. — до 4,2 % для крупного рогатого скота и 11,5 % для свиней — достигнуто при резком сокращении поголовья и перемещении большой части скота на подворья с огромным повышением затрат ручного труда.

Сильно снизился «выход» мяса в расчете на голову скота в стаде. Он определяется средним весом головы скота или свиньи, реализуемых на убой, — эффективностью откорма. В 70-80-е годы сложилась даже система особых межхозяйственных предприятий — откормочных пунктов, доводящих вес скота до оптимальных кондиций. В ходе реформы эта система была ликвидирована, и хозяйства отправляют на убой скот, не доведенный до наиболее выгодного веса. Если в 70-80-е годы в среднем на реализацию поставлялся крупный рогатый скот весом 350—360 кг, то к 1997 г. этот показатель снизился до 276 кг. В свиноводстве положение примерно такое же.

Сельскохозяйственным предприятиям удалось, после некоторого периода кризиса, восстановить и даже повысить яйценоскость кур-несушек, правда, при значительном сокращении поголовья и производства яиц. В 1990 г. средняя годовая яйценоскость несушек была в РСФСР 236 штук яиц, к 1995 г. она снизилась до 212, а с 1997 г. стала возрастать, достигнув в 1999 г. уровня 248 штук.

Плохо обстоит дело с настригом шерсти, причем снижение ее производства вызвано не только сокращением поголовья овец, но и падением продуктивности. За годы реформы средний настриг снизился на 28 %. И в этом случае падение продуктивности было неравномерным по территории России. Например, в Западно-Сибирском районе, где в дореформенный период был достигнут высокий настриг шерсти, он в отдельные годы реформы падал на 43 %.

Рассмотрим отдельно производство кормов как непосредственно примыкающее к животноводству. Нехватка пастбищ и очень короткий период пастбищного кормления, от которых страдала Россия в начале ХХ века, сильно сказывались и в течение всего советского периода. В 1991 г. на голову крупного рогатого скота в РСФСР приходилось всего 1,08 га пастбищ. Пастбищных кормов животноводство России получало в 4-4,5 раз меньше, чем в США. В 1990 г. пастбищные корма обеспечивали лишь 11,8 % рациона скота и птицы. По этой причине заготовка сена и производство сочных и комбинированных кормов и кормовых добавок имеет для животноводства России ключевое значение.

Заготовка всех видов сена (включая сеяные травы) снизилась уже в середине 80-х годов, когда был сделан упор на сочные и комбинированные корма, затем несколько выросла и упала примерно в два раза в ходе реформы.

Динамика сбора сена приведена на рис. 5-38.

Рис. 5-38. Валовой сбор сена в РСФСР и РФ (в хозяйствах всех категорий), млн. тонн

Файл:5-38.gif

В то же время за годы реформы в два с половиной раза сократилось использование зерна в животноводстве (рис. 5-39).

Рис. 5-39. Использование зерна на кормовые цели в РСФСР и РФ, млн. т.

Файл:5-39.gif

Уже в 1990 г. стало снижаться производство комбикормов при опережающем повышении их цены. Их доля в рационе кормления скота и птицы снизилась за годы реформ с 18 % до уровня 70-х годов (9 %).

Рис. 5-40. Производство комбикорма в РСФСР и РФ, млн. т.

Файл:5-40.gif

Возможности производства комбикормов были в значительной степени подорваны тем, что в ходе реформы резко сократились производство и поставки необходимых кормовых добавок.

Это касается рыбной муки, белково-витаминных концентратов и т. д., а также химических добавок — азотных и фосфорных (поставки азотных кормовых добавок сократились по сравнению с 1988 г. в 10 раз уже в 1992 г.).

Уже в 1992 г. по сравнению в 1989 г. заготовки упали: сена и силоса на 35 %, кормовых корнеплодов на 69 %, травяной муки на 71 %, производство комбикормов на 35 %, и ценность их снижается. В 1992 г. по сравнению с 1989 г. было поставлено: рыбной муки в 3 раза, шрота и жмыхов в 4 раза, травяной муки в 6,5 раз и мелассы в 15 раз меньше.

Динамика производства некоторых добавок приведена на рис. 5-41 и 5-42.

Рис. 5-41. Производство муки кормовой из рыбы и других морепродуктов, тыс. т.

Файл:5-41.gif

Рис. 5-42. Производство кормового микробиологического белка в РСФСР и РФ, тыс. т товарного продукта. В 1970—169 тыс. т.

Файл:5-42.gif

Выпуск белково-витаминных добавок упал более чем в 4 раза, азотных кормовых добавок — в 11 раз. Производство добавок для комбикорма, которое стали создавать для ликвидации перекорма зерна, было к 1994 г. почти свернуто.

Обращает на себя внимание спад в производстве кормового белка — важной добавки для кормов в современном животноводстве.

Эта сравнительно новая наукоемкая отрасль была создана в России совсем недавно — в конце 70-х годов. Еще в 1970 г. объем производства составлял всего 169 тыс. т. В результате реформы производство было практически остановлено. Ликвидировано было и производство белково-витаминных добавок — только за 1993 г. объем их производства упал в 20 раз.

Таким образом, в производстве самых важных видов продукции сельского хозяйства в результате реформы в РФ произошел глубокий и затяжной спад — как в количественном измерении, так и в показателях продуктивности.

Реформа подорвала сельское хозяйство относительно сильнее, чем промышленность, что видно по резкому снижению доли села в структуре экономики страны. Если в 1990 г. сельское хозяйство дало 16,4 % ВВП, то в 1999 г. — только 6,8 % (прежде всего из-за резкого диспаритета цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию).

В 1990 г. в сельское хозяйство направлялось 15,9 % всех инвестиций в основной капитал всего народного хозяйства РСФСР, а в 1999 г. в РФ — лишь 3 % (при этом цены на инвестиционные товары для сельского хозяйства резко возросли). В России сложилась небывалая ситуация: в стране происходит деиндустриализация, и в то же время она перестает быть аграрной страной.

То, как шла переориентация экономики на экспортно-сырьевые отрасли, видно из динамики инвестиций, представленной на рис. 5-43.

Рис. 5-43. Инвестиции в основной капитал сельского хозяйства (1) и топливной промышленности (2) в РСФСР и РФ в процентах от всех капиталовложений

Файл:5-43.gif

Из графика видно, что даже в 1970 г., в момент интенсивного развития топливной промышленности, инвестиции в сельское хозяйство были в 2,5 раза больше, чем в эту сырьевую отрасль. Значительный разрыв в пользу сельского хозяйства поддерживался вплоть до 1990 г. Затем произошел буквально обвальный спад капиталовложений в сельское хозяйство.

Перейдем к рассмотрению того, как повлияла реформа на воспроизводство самих условий сельскохозяйственного производства — экономических, технологических, организационных и социальных.

Изменения в социальной сфере села в ходе реформы

Первым и самым прямым следствием этого изменения стало резкое падение заработной платы работников сельского хозяйства. Динамика ее представлена на рис. 5-44.

Рис. 5-44. Средняя зарплата в сельском хозяйстве в % от средней зарплаты по всем отраслям народного хозяйства РСФСР и РФ

Файл:5-44.gif

Источники данных: с 1980 по 1990 г. — статистический ежегодник «Народное Хозяйство РСФСР в 1990 г.» Госкомстата РСФСР, с 1990 г. — Российские статистические ежегодники 98-2001 г. Госкомстата России

Примечание. На этом графике пришлось соединить два ряда данных: с 1970 по 1990 г. — из статистических ежегодников «Народное хозяйство РСФСР» (Госкомстат РСФСР), с 1990 г. — из Российских статистических ежегодников 1998—2001 гг. (Госкомстат России). Между ними есть небольшая нестыковка, которая, однако, не сказывается на форме кривой.

Поскольку реальная стоимость денег в ходе реформы быстро менялась, зарплата сельских тружеников выражена относительно — в сравнении со средней зарплатой по всем отраслям народного хозяйства РСФСР и РФ.

Надо подчеркнуть, что средняя зарплата трудящихся снизилась по всем отраслям экономики — но у работников сельского хозяйства она снизилась совершенно непропорционально другим отраслям. Это снижение никак не оправдано сокращением производства — по этому показателю сельское хозяйство мало отличается от промышленности. Ничуть не меньше стали в сельском хозяйстве затраты труда работников — напротив, тяжесть труда значительно возросла из-за деградации технологической базы и сокращения использования энергии. Следовательно, в результате реформы произошла глубокая дискриминация работников сельского хозяйства по сравнению с другими отраслями производства.

В январе 2001 г. средняя зарплата в сельском хозяйстве России была 852 руб. в месяц, а у служащих банков и страховых компаний — 13341 руб., в 16 раз больше (речь идет именно о зарплате, а не о доходах собственников капитала). В 1990 г. средний совокупный месячный доход на душу в семьях колхозников был в РСФСР 175 руб., что составляло 88 % от совокупного дохода рабочих и служащих. По среднедушевому доходу колхозники приблизились к горожанам. При этом доход от колхоза вместе с зарплатой членов семьи и с выплатами из общественных фондов составлял 72,4 % всех доходов семьи колхозника, а доход от личного подсобного хозяйства — 21,5 %.

Сельское хозяйство — это не только производство, но и образ жизни. Здесь, как ни в какой иной сфере, производство и быт людей связаны неразрывно. В 2000 г. в сельской местности в РФ проживало 39,5 млн человек или 27,1 % всего населения страны. 21,4 млн человек (54,1 % сельского населения) находились в трудоспособном возрасте.

В течение 70 лет центром жизнеустройства в российской деревне было крупное сельскохозяйственное предприятие — колхоз или совхоз. Реформа подорвала возможности этих предприятий или даже разрушила их. Это не могло не сказаться самым драматическим образом на социальной сфере села.

Важнейшим жизненно важным благом и даже условием жизни является жилье. После войны в РСФСР выполнялась программа интенсивного жилищного строительства, в том числе на селе. Реформа повлекла за собой резкое — в три раза по сравнению с серединой 80-х годов — сокращение жилищного строительства в сельской местности.

Спад продолжается, и в 2001 г. жилья на селе было построено примерно в 2 раза меньше, чем даже в 1970 г. Динамика строительства приведена на рис. 5-45.

Рис. 5-45. Ввод в действие жилых домов в сельской местности, млн. м 2 общей площади

Файл:5-45.gif

Надо к тому же отметить, что за годы реформы в сельской местности выстроено большое количество дач, загородных домов и коттеджей с очень большой, по сравнению с обычными жилищами, площадью. Данных статистика не приводит, однако если учесть эту компоненту, то объем строительства жилищ для сельских тружеников снизится еще больше.

Это видно и из того, как резко возросло строительство домов в Московской области, где сосредоточилось большое количество коттеджей и дач, по сравнению с другими областями Центрального района России.

В 1985 г. общая площадь построенного в сельской местности Московской области жилья составляла 30,3 % площади жилья, построенного в сельской местности всех остальных областей Центрального района. В 1990 г. эта доля сократилась до 22,1 %, а в 1995 г. подпрыгнула до 144 % — почти в семь раз. В 1997 г. эта величина достигла 234,1 % — в Подмосковье строилось в 2,3 раза больше жилья (по площади), чем во всех 11 областях Центрального района.

Основную долю затрат на сельское жилищное строительство в РСФСР несло государство (в 1986—1990 гг. на средства государства было построено 59 % жилой площади). Следующим по важности источником средств были колхозы и совхозы. В 1981—1985 гг. за счет средств самого населения (и кредитов, взятых у государства) было построено на селе 11,8 млн кв. м жилья, а колхозами и совхозами — 21,7 млн кв. м. В годы перестройки роль населения несколько возросла: за 1986—1990 гг. за свой счет население построило 15,1 млн кв. м, а колхозы и совхозы — 21,0 млн кв. м.

С разрушением сельскохозяйственных предприятий их доля в строительстве упала, как и доля государства. Строительство почти исключительно ведется за счет средств населения и взятых им кредитов. Ход этого изменения виден на рис. 5-46.

Рис. 5-46. Доля жилых домов в сельской местности РСФСР и РФ, построенных населением за свой счет или с помощью кредитов,%

Файл:5-46.gif

В целом масштабы строительства и реконструкции инфраструктуры российского села в результате реформы резко снизились — за исключением работ по газификации. Это видно из табл. 5-11.

Таблица 5-11. Развитие инфраструктуры села
1990 1995 1999
Ввод в действие водопроводных сетей, км. 5901,8 1607,6 615,9
Ввод в действие канализационных сетей, км. 332,5 82,2
Ввод в действие газовых сетей, км. 7,0 16,5 16,9
Ввод в действие линий электропередач для электрификации сельского хозяйства напряжением 6-20 кВ, тыс. км. 24,5 6,9 4,1

Строительство других элементов социальной инфраструктуры на селе сократилось в еще большей степени, нежели строительство дорог, линий электропередач и водопроводных сетей. Об этом свидетельствует сравнение данных по строительству объектов социально-культурной сферы в 1990 г. и, в скобках, в 1999 г.

Построено дошкольных учреждений, тыс. мест — 83,7 (2,0); амбулаторно-поликлинических учреждений, тыс. посещений в смену — 17,6 (3,4); учреждений культуры клубного типа, тыс. мест — 90,2 (9,1).

В целом уровень социально-культурного обслуживания в сельской местности значительно снизился. Если в городе в 1999 г. 64 % детей соответствующего возраста пользовались услугами дошкольных учреждений (по сравнению с 1990 г. это означало снижение на 8,5 %), то в сельской местности — только 35 % (это снижение на 37,5 %). Число посещений киносеансов в среднем на одного жителя села сократилось с 14 в 1990 г. до 0,3 в 1999 г. Сильно сократилась на селе сеть районных (по числу коек на 25,3 %) и участковых (на 26,1 %) больниц, более приближенных к деревне, нежели центральные районные больницы.

Ухудшение жизни сельских жителей в результате кризиса сельскохозяйственного производства усугубляется тем, что на селе сворачиваются и многие государственные предприятия и социальные службы, так что сокращается возможность приложения рабочей силы вне собственно сельского хозяйства. В рамках сельского образа жизни произошел значительный переток рабочей силы, и к началу реформы примерно половина работников, живущих в селе, была занята уже не сельским хозяйством. В ходе реформы эти возможности сократились.

На пороге XXI века российское село возвращается к устаревшим низкопроизводительным укладам хозяйства. Сельское хозяйство РФ становится все более натуральным, а образ жизни занятых в нем людей все более архаичным.

Примечания

  1. В последнем отчете Министерства сельского хозяйства США, сказано, например: «По переписи 1997 года в США насчитывалось 1,9 млн ферм. Они делятся на мелкие семейные с размером реализации до 250 тыс. и крупные, свыше 250 тыс. долларов. Мелкие семейные фермы к началу нового века практически выпали из числа эффективных товаропроизводителей. И хотя таких сегодня в стране абсолютное большинство — 1,6 млн, или 82 %, их вклад в общий доход не превышает 12 %. Если бы не государственная поддержка в размере 1200 долл. на одну ферму, они еще в 1997 году оказались бы в убытке. Эти хозяйства существуют исключительно за счет внефермерской деятельности».
  2. Из этого факта видно, что утверждения о неконкурентоспособности колхозов носят чисто идеологический характер и оторваны от реальности. Они не имеют смысла вне социального контекста. Если один товаропроизводитель продает зерно по 28 долларов за тонну, а другой по 143,9 долларов за тонну — то кого мы должны считать более конкурентоспособным?
  3. Следует вспомнить, что подготовка к переориентации производства удобрения в СССР на экспорт сопровождалась в конце 80-х годов большой и недобросовестной идеологической кампанией с целью настроить общественное мнение против применения удобрений в сельском хозяйстве («нитратный психоз»).
  4. Заметим, что СМИ утверждают совершенно противоположное тому, что происходит на деле.
  5. Одним из типичных аргументов в антиколхозной кампании было утверждение, будто колхозные и совхозные животноводческие фермы имеют неоптимальный размер («гигантомания»), так что небольшие частные фермы будут более продуктивны. То есть в программе реформ речь шла о замене больших ферм новыми, «оптимального» размера. А это значит, что должно было начаться крупномасштабное строительство новых животноводческих помещений.
  6. Ссылки на то, что в 80-е годы в США тоже произошло сокращение поголовья крупного рогатого скота, несостоятельны, так как природа этого процесса в РФ и США различна. В США в ходе модернизации животноводства был сделан упор на интенсивность производства и резко повышена продуктивность скота. В РФ в ходе реформы сокращение поголовья происходило параллельно с технологическим регрессом и снижением продуктивности.
  7. В целом по СССР средний надой молока на корову в колхозах и совхозах составил в 1990 г. 2850 кг. В связи с утверждениями, будто дореволюционное сельское хозяйство было продуктивнее советского, надо уточнить, что средний надой на корову в 1913 г. составлял в России (в пределах СССР) 982 кг.