Исаев Алексей Валерьевич/Краткий курс истории ВОВ/Наступление маршала Шапошникова/Торопецко-Холмская операция (9.01—6.02 1942 г.)

Краткий курс истории ВОВ
Наступление маршала Шапошникова

автор Исаев Алексей Валерьевич

Торопецко-Холмская операция (9.01—6.02 1942 г.)

Торопецко-Холмская наступательная операция Северо-Западного фронта представляла собой своего рода связку между наступлениями на московском [148] направлении и наступлением войск правого крыла Северо-Западного фронта на старорусском и демянском направлениях.

Традиционно для советских наступлений зимы 1941/42 г. операция проводилась с привлечением соединений формирования осени 1941 г. Новые соединения вводились в бой под управлением заново сформированного штаба армейского звена. Из двух привлекавшихся к проведению операции армий — 3-й и 4-й ударной — одна была еще довоенного формирования, а вторая появилась только осенью 1941 г. Несмотря на сходство названий, их генеалогическое древо принципиально различалось. 3-я ударная армия начала формироваться в ноябре 1941 г. в Приволжском военном округе как 60-я резервная армия. Для быстроты формирования она создавалась преимущественно из стрелковых бригад. Возглавил армию генерал-лейтенант М.А.Пуркаев, бывший начальник штаба Киевского особого военного округа и Юго-Западного фронта. Начальник штаба армии также был из представителей командного состава южного сектора советско-германского фронта — бывший начальник штаба Юго-Западного направления генерал-майор А.П.Покровский.

После окончания формирования армия была включена в состав Московской зоны обороны и к 6—10 декабря сосредотачивалась в районе Химки, Мытищи, Одинцово, Павшино. Когда угроза столице миновала, армию было решено использовать для наступления с целью глубокого охвата северного фланга группы армий «Центр». 25 декабря 1941 г. 60-я армия была переименована в 3-ю ударную армию. В армию на тот момент включались 20, 21, 27, 31, 39, 42, 45, 48, 51 и 54-я стрелковые бригады. Наименование «ударная» было в своем роде присвоением гвардейского звания авансом, до вступления. Подобно гвардейским соединениям начальствующий состав ударной армии получал полуторный, а рядовой — двойной оклад содержания. Вторая участвовавшая в [149] наступлении армия, 4-я ударная под командованием А.И.Еременко, была получена переименованием 27-й армии, сформированной в мае 1941 г. и участвовавшая в боевых действиях с начала войны. Армия получала свежесформированные 332, 358, 360 и 334-ю стрелковые дивизии, четыре лыжных батальона и два дивизиона PC. 332-я стрелковая дивизия формировалась в Иванове и участвовала в параде на Красной площади в ноябре 1941 г. 360-я стрелковая дивизия полковника А.Ф.Болотова формировалась в Оренбургской области, 334-я стрелковая дивизия полковника Н.М.Мищенко — в Казани.

Цели и задачи операции были определены директивой Ставки ВГК №005868 командованию Северо-Западного фронта от 18 декабря 1941 г.:

«Не позднее 26 декабря 1941 г. нанести удар силами не менее шести усиленных стр. дивизий из района Осташкова в общем направлении на Торопец, Велиж, Рудня, имея задачу во взаимодействии с войсками Калининского фронта отрезать пути отхода противнику и не дать ему возможности задержаться для обороны на заранее подготовленном рубеже оз. Отолово, Андреаполь, зап. берег р. Зап[адная] Двина, Ярцево. В дальнейшем ударом на Рудню отрезать Смоленск с запада» (Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1942 г. Т.5 (2). M.: TEPPA.1997, с.340).

Уже на следующий день начальник Генерального штаба Б.М.Шапошников перенес дату начала наступления с 24 декабря на 29—30 декабря 1941 г. Однако разреженность дорожной сети в направлении сосредоточения свежих соединений для 3-й и 4-й ударной армий заставила отложить операцию еще на неделю. Сосредоточение проводилось по одной железной дороге пропускной способностью всего 16 пар поездов в сутки. Для снижения нагрузки на железную дорогу часть перевозок пришлось проводить автомашинами. [150]

Неразвитая дорожная сеть на длительное время станет настоящим бичом советских войск на этом направлении. Удержание 9-й армией Ржева и проходящей через него железной дороги на Великие Луки существенно затрудняла проведение наступательных операций против фланга группы армий «Центр».

В ходе подготовки к Торопецко-Холмской операции советское командование впервые столкнулось с проблемой недостатка коммуникаций севернее Волги. Четыре стрелковые дивизии (332, 358, 360 и 334-я) подвозились из района Москвы автотранспортом, а обозы этих дивизий и лыжные батальоны следовали своим ходом. По железной дороге перевозились все стрелковые бригады, артиллерийские и танковые части (два отдельных танковых батальона, 35 и 30 танков). Существенно осложнил подготовку к операции «генерал Мороз». Сильные морозы вынуждали делать частые остановки автоколонн для обогрева солдат, сидевших в неотапливаемых кузовах грузовиков. Почти непрерывные снегопады снижали скорость движения, а изношенность автомашин приводила к поломкам в пути и разрыву автоколонн. Усугублялось положение трудностями в снабжении горючим.

Вследствие всех этих причин сосредоточение войск затянулось, и вместо первоначально заданного срока 26 декабря было закончено только 7—8 января 1942 г. Некоторые части прибыли только 9 января, а отдельные подразделения и тыловые учреждения подходили и позднее, догоняя свои соединения уже в процессе наступления. Задержка сосредоточения войск привела к необходимости переносить сроки начала наступления с 5 января на 7, а затем и на 9 января.

К началу наступления войска 3-й и 4-й ударных армий были развернуты на фронте протяжением около 100 км. Прикрытие сосредоточения новых соединений 4-й ударной армии осуществляла 249-я стрелковая дивизия полковника Г.Ф.Тарасова. Дивизия вела активную [151] разведку, прощупывая фронт предстоящего наступления. Сосредоточение 3-й ударной армии прикрывали 23, 33 и 257-я стрелковые дивизии, входившие ранее в состав 27-й (4-й ударной) армии. В сущности, старая полоса обороны 27-й армии делилась надвое между 3-й и 4-й ударными армиями, с передачей вышеуказанных трех стрелковых дивизий в «бригадную» 3-ю ударную армию. Свежесформированные стрелковые бригады армии М.А.Пуркаева ставились во второй и третий эшелоны построения войск. В первом эшелоне были 23, 33 и 257-я стрелковые дивизии и 31-я стрелковая бригада, во втором эшелоне — 20, 27 и 45-я стрелковые бригады, в третьем — 42-я и 54-я стрелковые бригады. Командующий 4-й ударной армией А.И.Еременко также эшелонировал свою группировку войск в глубину с введением в бой всех сил по мере расширения фронта наступления. На первом этапе наступление должно было проводиться 249, 332 и 334-й стрелковыми дивизиями. Удержание первой линии до самого последнего момента преимущественно старыми, хорошо известными противнику соединениями обеспечило внезапность советского наступления для противника. Утверждение командующего Западным фронтом Г.К.Жукова о том, что в ходе общего наступления придется прорывать прочную оборону противника, в отношении Торопецко-Холмской операции соответствовало действительному положению дел в наименьшей степени. В полосе наступления 3-й и 4-й ударных армий оборонялись на широком фронте 123-я пехотная дивизия II армейского корпуса 16-й армии группы армий «Север» и часть сил 253-й пехотной дивизии XXIII армейского корпуса 9-й армии группы армий «Центр». В тылу этих соединений находилась кавалерийская бригада СС. Оборона противника состояла из отдельных узлов сопротивления и небольших гарнизонов в населенных пунктах. В район Торопца прибывала с запада свежая 81-я пехотная дивизия. [152]

В районе Селижарова, Осташкова, озер Селигер и Пено проходил излом линии фронта на стыке групп армий «Север» и «Центр». Задачей 3-й и 4-й ударных армий было смещение этого излома на юго-запад с перспективой выхода в глубокий тыл группы армий «Центр». В окончательном варианте план операции выглядел следующим образом.

Файл:наступление 3-й ударной.gif

Выстроенные в три эшелона войска 3-й ударной армии должны были нанести главный удар в общем направлении на Великие Луки. Войска 4-й ударной армии наступали на Пено, Андреаполь вдоль железной дороги на Торопец. Примыкавшей к правому флангу 3-й ударной армии 34-й армии было приказано частью сил своего левого фланга нанести удар в направлении на Ватолино с задачей обеспечить правый фланг наступления.

Исходное положение войска двух армий заняли в ночь на 8 января 1942 г. На следующий день после полуторачасовой артиллерийской подготовки они перешли в наступление. Не имея опыта прорыва вражеской обороны, войска 3-й ударной армии увлеклись борьбой [153] за укрепленные населенные пункты, ввязались в затяжные бои с мелкими гарнизонами врага и сковали свои основные силы. Продвижение за первый день наступления составило всего 4—5 км. Соседняя 4-я ударная армия действовала энергичнее и в первый день наступления продвинулась на 8—15 км. Такую разницу в эффективности действий армий М.А.Пуркаева и А.И.Еременко можно объяснить также разной укомплектованностью соединений. Если ядро 3-й ударной армии составляли понесшие потери стрелковые дивизии (средняя укомплектованность — 8689 человек), то в 4-й ударной армии действовали преимущественно свежие соединения (средняя укомплектованность стрелковой дивизии — 11 172 человека). Соответственно у А.И.Еременко было едва ли не вдвое больше орудий калибром 76 мм и выше, чему М.А.Пуркаева: 790 против 489 по состоянию на 1 января 1942 г.

Вследствие всех этих причин на прорыв тактической обороны противника пришлось потратить около четырех дней. К 15 января правофланговые соединения 3-й ударной армии вышли к Ватолино и Молвотицам и ввязались в затяжные бои с вражеской группировкой, оборонявшейся в этом районе. Остальные соединения армии продолжали развивать наступление. К исходу 16 января войска армии растянулись на 90—95 км по фронту, пройдя на правом фланге 22—40 км, а в центре и на левом фланге 60—70 км.

Если 3-я ударная, основу которой составляли потрепанные стрелковые дивизии и откровенно убогие по своим наступательным возможностям стрелковые бригады, продвигалась умеренным темпом, то 4-я ударная шла вперед подобно паровому катку. А.И.Еременко имел возможность использовать стрелковые бригады только для «смазки» стыков между соединениями. Вскоре он записал на свой счет уничтожение резерва противника в лице боевой группы 81-й пехотной дивизии. Незадолго до Рождества, 23 декабря 1941 г., 81-я [154] пехотная дивизия была погружена в эшелоны и отправилась на Восточный фронт с атлантического побережья Франции.

Осью наступления 4-й ударной армии была железная дорога Осташков — Андреаполь. Севернее Осташкова в районе станции Охват наступающие войска А.И.Еременко встретили боевую группу 81-й пехотной дивизии в составе 189-го пехотного полка, усиленного дивизионом 181-го артиллерийского полка дивизии. Боевая группа дивизии попала в классический «мотти», горькие уроки которых Красная Армия извлекла из финской кампании. По опыту финской войны в СССР были сформированы отдельные лыжные батальоны, которые придавались дивизиям и армиям для обходов и охватов по глубокому снегу. Применение лыжных батальонов в насыщенной населенными пунктами местности на западном направлении встречало определенные трудности. В наступлении на Холм и Торопец [155] лыжники были применены по прямому назначению. Два лыжных батальона (67-й и 68-й) обошли оборонявшуюся боевую группу по льду озера с тыла и перехватили ее пути отхода. С фронта 189-й полк атаковали части 249-й стрелковой дивизии, усиленные двумя дивизионами артиллерии, дивизионом PC и 141-м танковым батальоном (4 KB, 7 Т-34 и 20 Т-60). С востока немцев атаковали части 332-й стрелковой дивизии, той самой, что шла по Красной площади 7 ноября 1941 г. Бои с окруженными немцами шли всего несколько дней, с 13 по 15 января. Боевая группа была практически полностью уничтожена, к Торопцу вышли всего 40 человек.

Одновременно войска левого фланга 4-й ударной армии создали угрозу обхода частям противника, оборонявшимся на левом фланге немецкой 9-й армии в районе Селижарово, и вынудили их к отходу. Это дало возможность правофланговым частям 22-й армии Калининского фронта 15 января занять Селижарово, а на другой день выйти на правый берег Волги. За 8 дней наступления войска 4-й ударной армии, действуя в лесистой бездорожной местности, по глубокому снегу, продвинулись на 60—65 км.

К исходу 16 января между 3-й и 4-й ударными армиями образовался разрыв, достигавший 35 км, который при дальнейшем наступлении еще больше увеличивался. В то же время между 4-й ударной армией Северо-Западного фронта и 22-й армией Калининского фронта также образовался разрыв. Эти обстоятельства требовали от командования 4-й ударной армии выделения сил для обеспечения флангов. На стыке с 22-й армией действовала 21-я стрелковая бригада, а на стыке с 3-й ударной армией — 39-я стрелковая бригада. Ударные армии М.А.Пуркаева и А.И.Еременко, наступавшие как в интересах фронтов западного, так и фронтов северо-западного направления, стали все больше тяготеть к интересам Северо-Западного фронта.

16 января командование Северо-Западного [156] фронта поставило 3-й ударной армии задачи освободить Ватолино и Молвотицы, а подвижными отрядами 19 января занять город Холм. Последняя задача означала наступление почти строго на запад. 4-я ударная армия также наступала почти на запад, двигаясь на Торопец. В какой-то мере это было следование за поворотами железнодорожной линии, являвшейся осью наступления армии А.И.Еременко. Ватолино и Молвотицы — это населенные пункты, которые лежали на южном периметре окружаемой Северо-Западным фронтом демянской группировки противника.

Глубокое продвижение 3-й ударной армии заставило выделять все больше сил для защиты северного фланга армии. 17 января командующий Северо-Западным фронтом генерал-лейтенант П.А.Курочкин в своем докладе Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину писал:

«Выйдя глубоко в расположение противника и имея не ликвидированной демянскую группировку противника, 3 уд. армия вынуждена для своего обеспечения со стороны Демянск оставить часть сил — до одной сд и двух стрелковых бригад на рубеже Ватолино, Молвотицы. При своем дальнейшем продвижении 3 уд. армии будет необходимо для обеспечения со стороны холмского направления оставить не менее одной стрелковой бригады. Для движения вперед и выполнения основной задачи по выходе в район Великие Луки в 3 уд. армии остается: две сд, три стрелковые бригады и лыжные батальоны».

Но перед выходом к Великим Лукам войскам М.А.Пуркаева предстояло взять город Холм, находившийся более чем в 100 км севернее по течению р. Ловати.

Файл:первая фаза наступления.gif

Очередной большой станцией на пути двигавшихся вдоль железной дороги Осташков — Великие Луки главных сил 4-й ударной армии стал город Торопец. В гарнизон города входили части 403-й охранной дивизии и остатки 123-й пехотной дивизии. Одним из стимулов к быстрейшему взятию Торопца было [157] наличие в нем крупных немецких складов продовольствия. Коммуникации 4-й ударной армии были сильно растянуты, снабжение плохим, и возможность получить богатые трофеи никто не собирался упускать. Лидером наступления вновь стала 249-я стрелковая дивизия Г.Ф.Тарасова, которая к 19 января вышла на подступы к Торопцу. Вскоре к ней присоединилась 48-я стрелковая бригада. С утра 20 января начался штурм, и уже к 14.00 дивизия Тарасова захватила депо и склады. Одновременно к городу подтянулись 39-я стрелковая бригада и части 360-й стрелковой дивизии. К 10.00 21 января Торопец был полностью очищен от противника. В городе были взяты богатые трофеи: шесть танков, [158] 723 автомашины, 450 тыс. снарядов, несколько миллионов патронов, 1000 бочек с горючим. Главным трофеем стали 40 складов с продовольствием, на несколько месяцев ставших основным источником снабжения 4-й ударной армии. Одновременно были вновь грамотно использованы 67-й и 68-й лыжные батальоны. Они были направлены на юг и захватили станцию Старая Торопа. Тем самым была перехвачена железная дорога, шедшая из Великих Лук в Ржев и являвшаяся важной транспортной артерией левого фланга группы армий «Центр». Однако на фоне удачных действий острия наступления армии, А.И.Еременко все больше беспокоил растянутый левый фланг. Разрыв между 4-й ударной и 22-й армиями существенно сдерживал продвижение войск А.И.Еременко на юг. Армия была вынуждена выделять значительные силы: 332, 258 и 334-ю стрелковые дивизии и 21-ю стрелковую бригаду. Глубокое продвижения в бедном дорогами районе привело к отставанию артиллерийских полков на 60—80 км от основных сил армии. Отстал также приданный 4-й ударной армии 171-й отдельный танковый батальон (12 танков Mk.II «Матильда», 9 Mk.III «Валентайн» и 10 Т-60). С выходом на рубеж железной дороги Великие Луки — Ржев на участке от Старой Торопы до Западной Двины Торопецко-Холмская операция для 4-й ударной армии по большому счету завершилась. Последующее наступление армии А.И.Еременко иногда выделяют в отдельную, так называемую Велижскую операцию.

Понимая необходимость перенарезки разграничительных линий между армиями в связи с изменившейся в ходе наступления Северо-Западного фронта обстановкой, советское командование приняло соломоново решение. 22 января по указанию Ставки ВГК 3-я и 4-я ударные армии были переданы в состав Калининского фронта. Из состава войск 3-й ударной армии в состав 34-й армии Северо-Западного фронта ушли [159] 20-я, 27 и 42-я стрелковые бригады и 23-я стрелковая дивизия, которые вели бои фронтом на север с демянской группировкой немцев. Так Калининский фронт стал одним из самых нагруженных и разбросанным в пространстве советских фронтов. Он оставался таким весь 1942 г.

Командующий Калининским фронтом И.С.Конев поставил перед этими армиями задачу продолжать энергичное наступление, с тем чтобы выйти в глубокий тыл и перерезать коммуникации немецкой группы армий «Центр», с которой вели бои Калининский и Западный фронты. Войска 3-й ударной армии должны были развивать наступление в направлении Холм, Великие Луки, Витебск, а 4-й ударной армии — Торопец, Велиж, Рудня. К Великим Лукам и Велижу армии должны были выйти к 29 января. Как мы видим, поставленная еще командующим Северо-Западным фронтом задача захвата Холма с 3-й ударной армии не снималась. На подступы к городу Холм главные силы 3-й ударной армии (33-я и 257-я стрелковые дивизии) вышли 17 января 1942 г., захватив город Красный Клин в 20—25 км восточнее Холма. Получив приказ наступать на Холм, 33-я стрелковая дивизия полковника А.К.Макарьева к 20 января вышла к городу и завязала бои на его окраинах. Одновременно 257-я стрелковая дивизия и 31-я стрелковая бригада обошли Холм глубоко с юга. В самом городе Холм оборонялась боевая группа Шерера, представлявшая собой довольно пеструю компанию. Сам Шерер был командиром 281-й охранной дивизии, которой была первоначально поручена охрана тылов группы армий «Север» на этом направлении. Первоначально ядром группы Шерера был 397-й пехотный полк 218-й пехотной дивизии. Последняя была свежим соединением, прибывшим на Восточный фронт с запада. Позднее группа пополнилась остатками 123-й пехотной дивизии, 553-м пехотным полком 329-й пехотной дивизии, прибывшей с запада, частями 285-й охранной дивизии и другими более мелкими [160] подразделениями вермахта и Люфтваффе. Взять Холм штурмом не удалось, и к 28 января его гарнизон был окружен в городе. Общая численность окруженных составляла примерно 5000—5500 человек. Традиционно для зимней кампании 1942 г. немцами был организован «воздушный мост» для снабжения окруженного гарнизона. Снабжение небольшого по площади «котла» было довольно трудным делом. Небольшая взлетно-посадочная полоса находилась под постоянным артиллерийско-минометным обстрелом советских войск. Основным способом снабжения стал сброс контейнеров с боеприпасами и продовольствием с парашютом. К этому мероприятию привлекались также бомбардировщики «Хейнкель-111», поскольку их экипажи обладали лучшей подготовкой по точному сбросу. [161] Несмотря на это, часть сброшенных грузов оказывалась в расположении советских войск. Для доставки пополнений в Холм использовались планеры. При таком скудном снабжении удержать Холм удалось только за счет небольшой его глубины: основные силы 218-й пехотной дивизии находились в нескольких километрах от города. Тяжелая артиллерия соединения могла вести огонь на предельную дальность по атакующим город советским частям, пользуясь корректировкой изнутри «котла». Пока 33-я стрелковая дивизия 3-й ударной армии вела бои за город Холм, левофланговые соединения армии, не встречая сопротивления и попутно уничтожая мелкие группы врага, прошли 75—80 км и выдвинулись к Малому Ельно (около 50 км к северу от Торопца). Фронт армии растянулся до 200 км. Возможности дальнейшего продвижения были почти исчерпаны. Тем не менее 3-я ударная армия с 22 января соединениями левого фланга (257-й стрелковой дивизией и 31-й стрелковой бригадой) продолжала наступление в юго-западном направлении. До конца января они продвинулись на 120 км и к 30 января вышли к Великим Лукам. Здесь советские войска вновь столкнулись с переброшенными с Запада резервами. Город обороняли части 83-й пехотной дивизии. Соединение относилось к дивизиям 6-й волны, отличавшимся от дивизий 1-й волны использованием гужевого транспорта в тылах и противотанковых подразделениях. Взять обороняемые свежим соединением противника Великие Луки силами одной стрелковой дивизии и одной стрелковой бригады было невозможно. Какие-либо перегруппировки также были бессмысленны: соединения армии растянулись на 250-километровом фронте от Ватолино до Великих Лук, что значительно снизило наступательные возможности дивизий и бригад. Дальнейшее продвижение армии М.А.Пуркаева было остановлено. В первых числах февраля войска 3-й ударной армии были вынуждены перейти к обороне. [162]

Наступательный порыв пока еще сохраняла 4-я ударная армия. Однако остановка войск 3-й ударной армии под Великими Луками вынуждала А.И.Еременко по мере продвижения на юг использовать значительную часть своих сил для обеспечения правого фланга.

Файл:вторая фаза наступления.gif

Положение Калининского фронта, которому была передана 4-я ударная армия, на 23 января было отнюдь не блестящим. Встречными ударами из районов Оленино и Ржева 9-й армии удалось деблокировать XXIII армейский корпус и одновременно перехватить коммуникации ударной группировки фронта в составе 39-й и 29-й армий. Одновременно кавалерии фронта не удалось перехватить шоссе Вязьма — Смоленск. И.С.Конев решил выйти к основной коммуникации группы армий «Центр» намного западнее Вязьмы. 4-я ударная армия должна была наступать в направлении Торопец — Велиж — Рудня и тем самым выйти на шоссейную и железную дорогу Витебск — Смоленск.

На Велиж в первом эшелоне вдоль русла реки Западная Двина наступала 48-я стрелковая бригада. Во второй половине дня 26 января она вышла к деревне Кресты. Попытка взять Кресты с ходу не удалась, не помогла также поддержка подтянувшейся на следующий день 39-й стрелковой бригады. 28 января А.И.Еременко приказал прекратить штурм Крестов, оставить заслон, обойти деревню и оставить ее гарнизон на растерзание следовавшей во втором эшелоне 358-й стрелковой дивизии. Трехдневное промедление не лучшим способом сказалось на общей обстановке: в Велиж немцами были подтянуты резервы.

В Велиже наступающие встретили оборону 257-го пехотного полка 83-й пехотной дивизии, основные силы которой обороняли Великие Луки. Город был взят подошедшей с северо-запада 360-й стрелковой дивизией. На левом фланге 4-й ударной армии 332-я стрелковая дивизия 29 января вышла к Рудне. [163]

За восемь дней боев с 22 по 30 января войска А.И.Еременко прошли 100–115 км и вышли в район Велижа. Однако оба фланга 4-й ударной армии оказались открыты. Правый сосед отставал на 100 км, левый — на 110 км. Одновременно начала сказываться усталость войск, почти месяц наступавших по глубокому снегу в лесах, захватывая узлы коммуникаций. В 249-й стрелковой дивизии осталось не более 1400 штыков, в 48-й стрелковой бригаде — 1500 штыков.

Для обеспечения правого фланга армии А.И.Еременко приказом от 30 января 1942 г. направил на Витебск 249-ю стрелковую дивизию и 51-ю стрелковую бригаду. На Рудню планировалось наступать силами трех дивизий и двух бригад с одной стрелковой бригадой. 249-я стрелковая дивизия начала выдвигаться на Витебск в обход города Сураж, для блокирования гарнизона которого была оставлена 51-я стрелковая бригада. Однако еще в конце января противник стал собирать резервы для стабилизации положения. Под управлением LIX армейского корпуса генерала фон дер Шеваллери объединялись три свежие дивизии: 83, 205 и 330-я пехотные дивизии. Именно они выстраивались на пути дивизий и бригад армии А.И.Еременко.

Сейчас трудно себе представить настроения солдат и командиров 249-й стрелковой дивизии, двигавшейся к потерянному еще летом 1941 г. Витебску. Но город уже не был легкой добычей. Более того, в Витебске выгружался из эшелонов 277-й пехотный полк 83-й пехотной дивизии. Когда части дивизии Г.Ф.Тарасова подходили к городу, из него параллельным маршрутом к Суражу двигались походные колонны боевой группы, созданной вокруг 277-го пехотного полка. Свежему пехотному полку удалось отбросить от Суража советскую стрелковую бригаду, и под угрозой окружения 249-я стрелковая дивизия была вынуждена отступить назад. Столкновения со свежими немецкими дивизиями [164] прошли на всем фронте наступления 4-й ударной армии. Наступавшие на Рудню и Демидов соединения армии встретилась с полками 330-й пехотной дивизии. Между Рудней и Витебском развернулась 205-я пехотная дивизия. Целостность фронта была восстановлена.

Для объединения войск на стыке между группами армий «Север» и «Центр» из состава последней было изъято управление 3-й танковой армии. Называвшаяся танковой лишь номинально (большую часть ее соединений составляли пехотные дивизии), армия застрянет под Витебском надолго. Фактически штаб крупного танкового объединения, с которым Германия начала войну с СССР, навсегда будет исключен из числа штабов подвижных соединений. Действительно танковыми останутся 1-я и 4-я танковые армии. Сам Витебск будет освобожден только летом 1944 г., а осенью и зимой 1943 г. станет «крепким орешком» на пути войск двух советских фронтов.

С 6 февраля положение 4-й ударной армии стабилизировалось, и бои стали носить частный характер. Начавшие наступление на фронте всего 100 км 3-я и 4-я ударные армии спустя месяц занимали фронт свыше 500 км. Торопецко-Холмская операция завершилась.

Итоги операции

Торопецко-Холмскую операцию можно по праву назвать самой успешной наступательной операцией зимней кампании 1942 г. Освобождение большой территории и перехват крупной железнодорожной магистрали противника были произведены сравнительно скромными силами. Помимо продвижения на юг и юго-запад войска 3-й ударной армии оказали содействие соединениям 34-й армии в окружении противника под Демянском. Забегая вперед, можно добавить, что в ходе цепочки операций по ликвидации вклинений в [165] построение своих войск весной и в начале лета 1942 г. немцы не нашли слабых мест в построении 3-й и 4-й ударных армий. Планы по окружению этих двух армий вынашивались немецким командованием начиная с февраля 1942 г., когда группе армий «Центр» предписывалось:

«Осуществляя наступление силами 23-го армейского корпуса с целью овладения Осташковом и взаимодействуя с группой армий «Север», перерезать тыловые коммуникации 3-й и 4-й русских ударных армий» (Дашичев В.И. Указ. соч., с.317).

5 марта 1942 г. по указанию Гитлера «Все доступные силы группы армий «Центр» должны быть собраны для удара 9-й армии в направлении Осташкова». Но всем этим планам не суждено было осуществиться. Главный результат наступления армий А.И.Еременко и М.А.Пуркаева — перерезанная железная дорога из Ржева — остался незыблемым на фоне цепочки окружений от Волхова до Крыма.

В ходе операции советские войска наступали по бедной дорогами лесисто-озерной местности с очень хорошим темпом. Продвижение 4-й ударной армии за первые 11 дней боев составило 140—150 км, то есть 13—14 км в сутки. 360-я стрелковая дивизия армии за 12 дней прошла 135 км по сплошному лесному массиву со среднесуточным темпом 11 км, едва ли не на руках таща за собой технику. Через леса войска двух ударных армий пробились к коммуникациям немецких войск и на широком фронте перехватили крупную железнодорожную магистраль, питавшую левый фланг группы армий «Центр». Парирование дальнейшего продвижения потребовало от немецкого командования задействовать стратегические резервы.

Особо следует отметить грамотное использование А.И.Еременко приданных ему лыжных батальонов. Если в армиях Западного фронта сплошь и рядом мы наблюдаем совершенно безобразное использование этого тонкого инструмента ведения боевых действий в зимний период, то в 4-й ударной армии лыжные [166] батальоны нашли себе применение по прямому назначению: действия в роли передовых отрядов и перехват коммуникаций опорных пунктов противника.

Недостатки планирования и ведения операции советской стороной были типичными для кампании 1942 г. Традиционной проблемой советских войск первой половины войны было снабжение вырвавшихся вперед в ходе наступления войск. Имевшийся в 4-й ударной армии автотранспорт мог поднять до 700 т грузов, в то время как вес суточной потребности армии составлял 1500 т. В автомобильных батальонах 4-й ударной армии имелось всего 227 автомашин, что было явно недостаточно для нормального обеспечения подвоза во время операции. Но и это количество автомашин не полностью использовалось из-за отсутствия горючего. Рано или поздно растяжка линий снабжения приводила к остановке наступающих даже в условиях, благоприятствующих продвижению вперед.