Исаев Алексей Валерьевич/Краткий курс истории ВОВ/Наступление маршала Шапошникова/Крепость спасает десант

Краткий курс истории ВОВ
Наступление маршала Шапошникова

автор Исаев Алексей Валерьевич

Крепость спасает десант

Единственным местом советско-германского фронта, где немецкие войска продолжали наступать в декабре 1941 г., был Крым. В то время как армии и корпуса трех групп армий откатывались назад, теряя боевую и вспомогательную технику, 11-я армия Э. фон Манштейна штурмовала главную базу Черноморского флота — Севастополь.

Понимая уязвимость оторванной от основных сил Красной Армии базы флота, командование постоянно усиливало ее оборону. В период с 7 по 13 декабря войска Севастопольского оборонительного района были пополнены маршевыми подразделениями (всего до 6000 человек). Так же как войска под Москвой, защитники Севастополя получили детище «перманентной мобилизации» — полностью укомплектованную 388-ю стрелковую дивизию (10 800 человек).

В результате прибытия пополнения состав [65] Приморской армии был доведен до пяти дивизий (четырех стрелковых и одной кавалерийской), двух бригад морской пехоты и двух отдельных стрелковых полков.

Помимо ранее действовавших батарей береговой обороны, было сооружено еще восемь стационарных батарей за счет 130-мм орудий, снятых с кораблей Черноморского флота.

Немецким войскам в Крыму для штурма Севастополя требовалось перегруппировать войска, которые до середины ноября очищали от советских войск Керченский полуостров. Для обороны полуострова были оставлены только корпусные части, штаб и одна 46-я пехотная дивизия XLII армейского корпуса. Одновременно уже начинал трещать фронт, и командование [66] группы армий «Юг» потребовало перебросить под Ростов 170-ю и 73-ю пехотные дивизии. Командующему 11-й армией Э. фон Манштейну удалось отстоять 170-ю пехотную дивизию, которая начала перебрасываться под Севастополь. Ей требовалось прошагать много километров по дорогам Крыма.

Кроме этого, 11-я армия в Крыму испытывала те же проблемы со снабжением, что и войска группы армий «Центр» на московском направлении. Обеспеченность боеприпасами значительно снизилась: снабжение армии ограничивалось одним — двумя эшелонами ежедневно. Подготовка к наступлению из-за всего этого затягивалась. Вместо 27 ноября начало артиллерийской подготовки было отложено на 17 декабря.

Для наступления на Севастополь немецкое командование выделило два корпуса — LIV (22, 132, 50 и 24-я пехотные дивизии) и XXX (72-я и 170-я пехотные дивизии и румынская горнострелковая бригада). Штурмовать город предполагалось по двум направлениям. LIV армейский корпус должен был наступать из района Дуванкоя вдоль долины р. Бельбек к северо-восточной оконечности Северной бухты. XXX армейский корпус должен был нанести удар из района юго-восточнее Чоргуни вдоль долины реки Черная. На румынский горнострелковый корпус была возложена задача борьбы с партизанами (4-я горнострелковая бригада) и охрана побережья (8-я кавалерийская бригада).

Основной проблемой обороняющей Севастополь Приморской армии, как и любых войск, решающих оборонительную задачу, было выявление направления главного удара противника. Бывший начальник штаба армии Н.И.Крылов вспоминал:

«И 17 декабря, не располагая, к сожалению, достаточными разведданными, мы немало ломали голову над тем, какое из направлений вражеских атак следует считать главным. Вырисовывалось это постепенно» (Крылов Н.И. Огненный бастион. М.:Воениздат, 1973, с.155). [67]
«Вырисовываться» направление главного удара начало уже после того, как загремела артиллерия.

На рассвете 17 декабря немецкое наступление началось после сильной артиллерийской подготовки. 50-й и 24-й пехотным дивизиям, наступавшим с востока в направлении на бухту Северную, не удалось продвинуться в поросшей почти непроходимым кустарником гористой местности. Наиболее ожесточенные бои развернулись на высотах южнее и севернее долины р. Бельбек, в стыке 3-го и 4-го секторов обороны города, где наступали 22-я и 132-я пехотные дивизии. В ходе ожесточенных четырехдневных боев 22-й дивизии удалось потеснить наши войска на 4—6 км. На опасное направление были брошены резервы: 7-я бригада морской пехоты и 40-я кавалерийская дивизия. Однако решила исход сражения, так же как под Киевом в августе 1941 г. и под Москвой в начале декабря 1941 г., «перманентная мобилизация». Вводом в бой 388-й стрелковой дивизии наступление противника было остановлено. Однако война XX столетия требовала большого расхода боеприпасов. При сохранении темпов расхода боеприпасов, какой наблюдался 17 декабря, в распоряжении защитников оставалось снарядов только на одни сутки. Потери Приморской армии за четыре дня боев составляли свыше 5 тыс. человек.

Нехватка боеприпасов и ввод в бой находившейся в резерве 388-й стрелковой дивизии побудили командование дополнительно усилить гарнизон Севастополя. Утром 20 декабря адмирал Ф.С.Октябрьский поставил крейсерам «Красный Кавказ» и «Красный Крым», эскадренным миноносцам «Бодрый» и «Незаможник» взять на борт свежесформированную 79-ю стрелковую бригаду полковника А.С.Потапова и доставить ее в Севастополь. На транспорте «Чапаев» было доставлено 15 тыс. снарядов и 27 тыс. мин. При этом адмирал Октябрьский предупредил, что на «Чапаев» был погружен [68] весь боезапас, имевшийся на складах в Новороссийске. Вслед за стрелковой бригадой в Севастополь была доставлена 345-я стрелковая дивизия подполковника Н.И.Гузя и 125-й отдельный танковый батальон (25 танков Т-26). Постоянная подпитка резервами требовалась Приморской армии, поскольку у нее уже практически не было места для маневра. Захваченные противником позиции требовалось возвращать контратаками, на которые к тому моменту были способны только свежие соединения.

Предосторожность, из-за которой пришлось отложить планировавшуюся в это же время Керченско-Феодосийскую десантную операцию, оказалась оправданной. 21 декабря немцы продолжали наступление, стремясь прорваться из района Камышлы к платформе Мекензиевы горы, а также 132-й пехотной дивизией вдоль долины р. Бельбек. Вновь прибывшие 79-я бригада морской пехоты и части 345-й стрелковой дивизии 22 декабря контратаковали во фланг наступавшую группировку противника и восстановили положение.

Отсутствие в Крыму значительных сил немецкой авиации позволило участвовать в отражении штурма Севастополя кораблям Черноморского флота. С 21 декабря линейный корабль «Севастополь», крейсер «Красный Крым», лидер «Харьков» и эскадренный миноносец «Бодрый» начали систематическую поддержку войск Приморской армии артиллерийским огнем, а с 22 декабря огонь вели уже семь кораблей (два крейсера, два лидера, три эскадренных миноносца), которые выпустили в общей сложности более 1600 снарядов. Корабли постоянно сменяли друг друга, поскольку основной целью их прибытия в Севастополь была доставка боеприпасов. Например, 29 декабря 1941 г. огонь по немецким войскам вел второй линейный корабль Черноморского флота «Парижская коммуна» и новейший легкий крейсер «Молотов». До 29 декабря по боевым порядкам противника ежедневно вело огонь от трех до [69] пяти кораблей, выпустивших за это время свыше 5600 снарядов калибром от 130 до 305 мм.

Также 21 декабря 1941 г. под Севастополь прибыла 170-я пехотная дивизия. 22 декабря дивизия была введена в бой, но, встретив решительный отпор наших войск, за два дня смогла продвинуться лишь на 200—300 м.

В результате декабрьского наступления немцам удалось на северном участке приблизиться на 6—7 км к городу. Положение защитников Севастополя значительно усложнилось: город, бухта и аэродромы оказались в зоне огня немецкой артиллерии всех калибров. Ввод в бой еще одной пехотной дивизии (170-й) позволял Манштейну переуплотнить порядки штурмующих и в конечном итоге добиться изменения ситуации в свою пользу. Войска Манштейна находились буквально в двух шагах от Северной бухты. Возможность обстрела бухты и затруднения работы порта делали проблематичной доставку пополнений, которыми удавалось раз за разом стабилизировать ситуацию.

Однако в этот момент советское командование сделало «ход конем» и попыталось захватить инициативу путем высадки в Крыму крупного морского десанта.

Керченско-Феодосийская десантная операция (26 декабря 1941 г. — 2 января 1942 г.)

Файл:керченско-феодосийская.gif

Перехват советскими войсками стратегической инициативы зимой 1941/42 г. происходил от Волхова до Ростова по единой схеме: удар по растянутому флангу ударной группировки противника. В Крыму удар был нанесен по приморскому флангу 11-й армии. Побережье Крыма представляло собой довольно протяженный участок, который требовалось оборонять пусть даже в разреженных порядках. Концентрация основных усилий [70] немецких войск в Крыму против Севастополя делала защиту побережья почти формальной.

Несмотря на серьезные проблемы с прикрытием боевых кораблей с воздуха вдали от баз, советский флот мог с полным правом претендовать на господство в акватории Черного моря. Черноморский флот в своем составе насчитывал около 100 надводных кораблей и более 50 подводных лодок. Командовал флотом вице-адмирал Ф.С.Октябрьский, членом Военного совета был дивизионный комиссар Н.М.Кулаков, начальником штаба — контр-адмирал И.Д.Елисеев. Десантные суда специальной постройки в составе флота отсутствовали. Основные силы флота были рассредоточены в базах кавказского побережья: в Новороссийске, Туапсе, Поти, Батуми. Незначительная часть боевых и вспомогательных кораблей находилась в Севастополе. Азовская военная флотилия, которой командовал контр-адмирал С.Г.Горшков, имела до 25 кораблей, базировавшихся на порты Ейск, Ахтари, Темрюк.

План высадки морского и воздушного десантов на Керченском полуострове появился у командования [71] Закавказского фронта еще в конце ноября 1941 г., вскоре после оставления Крыма советскими войсками. Первый доклад с изложением основных идей операции был направлен в Ставку ВГК 26 ноября 1941 г. Предложение было воспринято с интересом, и 30 ноября в Ставку ВГК был направлен развернутый доклад с детализацией плана и расчетом количества выделяемых войск. Первоначально предполагалось овладеть десантом только восточной частью Керченского полуострова и двигаться далее до Феодосии. Директивой Ставки ВГК № 005471 от 7 декабря 1941 г. этот план был утвержден и фронт приступил к его практической реализации. В начале декабря к планированию операции было подключено командование Черноморского флота. В докладе в Ставку ВГК от 6 декабря Ф.С. Октябрьский сразу потребовал не менее 15 дней на подготовку операции и указал на слабости разработанного сухопутным командованием плана. Во-первых, адмирал Октябрьский указал на сложную ледовую обстановку на Азовском море. В зависимости от направления ветра могла сложиться такая ситуация, что весь Керченский пролив окажется забитым торосами и «ни одна посудина не пролезет». Поэтому предлагавшийся армейским командованием вариант высадки основных сил десанта через Азовское море Октябрьский счел нужным отклонить. Во-вторых, в докладе командующего Черноморским флотом впервые появилось название Феодосия. Адмирал Октябрьский предложил высаживаться сразу в двух крупных портах — Керчи и Феодосии. Это могло обеспечить нормальное снабжение высадившихся войск.

К моменту утверждения плана высадки в Крыму оборонявшей полуостров 11-й армии Э. фон Манштейна противостояла располагавшаяся на Таманском полуострове часть сил Закавказского фронта Д.Т.Козлова — 51-я и 44-я армии. Разумеется, из поспешно покинувших Керченский полуостров войск в группировку [72] для сравнительно крупной десантной операции 51-я и 44-я армии превратились не по мановению волшебной палочки. Как и на других участках фронта, усиление армий для активных действий произошло за счет свежесформированных соединений.

В состав 51-й армии генерал-лейтенанта В.Н.Львова входили 224, 302, 390-я и 396-я стрелковые дивизии, 12-я стрелковая бригада, 83-я бригада морской пехоты. Последние четыре соединения относились к птенцам «перманентной мобилизации» образца осени 1941 г. В состав 44-й армии генерал-майора А.Н.Первушина входили 157, 236, 345 и 404-я стрелковые дивизии, 9-я и 63-я горнострелковые дивизии, 74-я бригада морской пехоты. Из их числа 345-я и 404-я дивизии и 74-я бригада были сформированы осенью 1941 г. В резерве командующего войсками Закавказского фронта на Таманском полуострове находились 156, 398 и 400-я стрелковые дивизии, 72-я кавалерийская дивизия. Три последних соединения относились к формированиям осени 1941 г.

Военно-воздушные силы Закавказского фронта и армий, действовавших на Таманском полуострове, по состоянию на 20 декабря в общей сложности насчитывали около 500 самолетов (без учета истребительной авиации ПВО), авиация Черноморского флота располагала примерно 200 самолетами.

Окончательный вариант плана десантной операции с учетом требований флота был подготовлен к 13 декабря 1941 г. Высадку десантов было намечено осуществить одновременно, на широком 250-километровом фронте побережья Керченского полуострова, что должно было рассредоточить внимание и усилия оборонявшихся войск противника. Главный удар намечалось нанести на феодосийском направлении силами 44-й армии во взаимодействии с Черноморским флотом. Второй удар должна была нанести 51-я армия во взаимодействии с Азовской военной флотилией на [73] керченском направлении. Подготовку операции приказывалось закончить к 19 декабря. Начать высадку предполагалось 21 декабря.

Подготовка операции была прервана обострением обстановки в районе Севастополя. Для парирования кризиса потребовалось перебросить в город 20 и 21 декабря 345-ю стрелковую дивизию и 79-ю бригаду морской пехоты, первоначально предназначавшихся для высадки в Феодосии. Переброска войск также отвлекла боевые и транспортные корабли, привлекавшиеся для десантной операции. День начала высадки в Крыму был сдвинут на 26 декабря.

В окончательном варианте плана операции 51-й армии 26 декабря предстояло высадить десанты севернее и южнее Керчи, овладеть городом и портом, затем наступать на Турецкий вал и Владиславовку. Высадку войск армии осуществляла Азовская военная флотилия и Керченская военно-морская база [74] (эвакуированная в Тамань, но сохранившая старое название). 29 декабря к 51-й армии должна была присоединиться 44-я армия. Она должна была основными силами высадиться в районе Феодосии, захватить и прочно оборонять город и Ак-Монайский перешеек, а частью сил наступать в восточном направлении на Марфовку с задачей во взаимодействии с войсками 51-й армии уничтожить группировку противника на Керченском полуострове.

Наиболее сложной и удаленной от базы флота целью была Феодосия. Для захвата Феодосийского порта были выделены подразделения морской пехоты, высадку которых планировалось осуществить только с боевых кораблей. Высадка должна была начаться после короткого, но мощного огневого налета корабельной артиллерии.

Перегруппировка и сосредоточение войск 51-й и 44-й армий начались еще до утверждения плана директивой Ставки ВГК и проводились в период с 3 по 25 декабря. Они были связаны с большими трудностями вследствие чрезвычайно плохого состояния дорог. К 25 декабря все части армий в основном были сосредоточены в районах погрузки: войска 51-й армии — в районах Темрюк, Кучугуры и Тамань, а войска 44-й армии — в районах Анапа, Новороссийск и Туапсе. Транспортной авиации для высадки воздушного десанта во Владиславовке Закавказский фронт к началу операции не получил.

Как типичный флот второстепенной морской державы, советский ВМФ не располагал десантными кораблями специальной постройки. Осуществление высадки морского десанта в связи с этим пришлось организовать импровизированными средствами. Была проведена мобилизация местных плавсредств, которые пришлось приспосабливать для посадки и высадки десанта (изготавливать сходни, лестницы, лодки, плоты и т. п.). Всего за период с 3 по 25 декабря было [75] приспособлено до 300 различных рыболовецких судов, барж, баркасов и шлюпок. Ничего другого ожидать не приходилось. Сроки подготовки и масштабы проводившейся Черноморским флотом и Закавказским фронтом операции разительно отличались от, например, планирования англичанами рейда на Дьепп в 1942 г. Примерно в том же торопливом духе немцы готовились высаживаться в Англии в ходе впоследствии отмененной операции «Зеелеве».

Поводов для сдвигания даты начала операции с 26 декабря на более поздний срок уже не возникало. В ночь на 25 декабря 1941 г. была произведена посадка войск 224-й стрелковой дивизии и 83-й стрелковой бригады 51-й армии в Темрюке и Кучугурах. Во второй половине дня 25 декабря десантные отряды, получившие номера с первого по пятый, начали движение по заданным курсам с расчетом прибыть в назначенные районы высадки за два часа до рассвета 26 декабря. Удачной была только высадка 4-го отряда в районе мыса Хрони. К 13 часам 26 декабря высадка отряда полностью была завершена, и войска закрепились на захваченном плацдарме. Остальные отряды большей частью вернулись в Темрюк. Предпринятые 27 и 29 декабря попытки продолжать высадку вследствие сильного шторма на море и упорного сопротивления противника оказались безрезультатными. Дальнейшая высадка войск 51-й армии со стороны Азовского моря стала возможной и фактически начала проводиться лишь с 30 декабря. Всего с 26 по 31 декабря Азовская военная флотилия высадила более 6000 человек и перебросила 9 танков, 10 орудий (37—, 76-мм калибра), 28 минометов и 204 тонны боеприпасов. Керченская военно-морская база начала высадку частей 51-й армии в районе Камыш-Бурун 26 декабря.

27 декабря высадка не производилась вследствие сильного шторма (7—8 баллов). Возобновлена высадка была на следующий день, 28 декабря, и [76] продолжалась до 30 декабря. Всего с 26 по 29 декабря в районе Камыш-Бурун из состава 302-й стрелковой дивизии было высажено более 11 200 человек и выгружено 47 орудий, 229 пулеметов, 198 минометов, 12 автомашин, 210 лошадей.

Когда адмирал Ф.С.Октябрьский предлагал высаживаться в Феодосии, он знал, о чем говорил. Первые [77] десанты на побережье Керченского полуострова встречали упорное сопротивление немцев. Качественное изменение ситуации в пользу советских войск произошло только после захвата Феодосии в глубоком тылу оборонявшей полуостров на этом направлении 46-й пехотной дивизии.

Для высадки в Феодосии Черноморским флотом была создана так называемая корабельная группа «А». Из боевых кораблей в ее состав вошли крейсера «Красный Кавказ» и «Красный Крым», эскадренные миноносцы «Незаможник», «Шаумян» и «Железняков». Все три эсминца были «новинками» дореволюционной постройки. Кроме этого, в состав группы «А» вошли два отряда транспортов, 7 и 8 кораблей соответственно. [78]

Посадка войск первого эшелона 44-й армии на корабли Черноморского флота в Новороссийске была произведена днем 28 декабря. На боевые корабли отряда «А» были погружены три полка «россыпью» из состава 9-й горнострелковой и 157-й стрелковой дивизий (5419 человек, 15 орудий, 6 минометов, 30 автомашин и 100 тонн боеприпасов). 1-й отряд транспортов перевозил 236-ю стрелковую дивизию (11 270 человек, 572 лошади, 51 орудие калибром от 45-мм до 122-мм, 199 автомашин, 20 танков Т-37/38, 18 тракторов и 313 тонн боеприпасов). На 2-й отряд транспортов погрузилась 63-я горнострелковая дивизия (без одного полка).

В 3.00 часа ночи 29 декабря отряд боевых кораблей подошел к Феодосии. Ориентировку ночью для входа в порт давали огни подводных лодок Щ-201 и М-51, заранее выдвинутых к порту. Корабли отряда перестроили в однокильватерную колонну для входа в порт. В 3.50 по приказу флагмана отряд начал 15-минутную артподготовку. Под прикрытием огня корабельной артиллерии специально выделенные катера («малые охотники» МО-0131 и МО-013) ворвались в Феодосийскую гавань и высадили на защитный мол штурмовой отряд, захвативший маяк и две противотанковые пушки. Вслед за первыми двумя в порт вошли остальные катера и тоже высадили штурмовые группы в назначенных местах.

Расчет адмирала Октябрьского, предложившего высадку в Феодосии, оказался верным. Численность оборонявших город немецких войск была небольшой: один саперный батальон, противотанковый дивизион и несколько береговых батарей. Это гарантировало высадке успех, но не исключало потери.

В 4.40 в порт первым из крупных кораблей вошел эскадренный миноносец «Шаумян», за которым вскоре последовали «Незаможник» и «Железняков». Первый высадил 330, второй — 289 и третий — 287 человек. [79]

В 4.45 начал высадку десанта с помощью шлюпок, «малых охотников» и тральщика «Щит» крейсер «Красный Крым». После завершения высадки в 9.30 эсминцы и крейсер заняли огневую позицию на внешнем рейде Феодосии.

Самая сложная задача была у крейсера «Красный Кавказ», который должен был отшвартоваться с внешней стороны мола и высадить на него десант. Однако отжимной ветер мешал выполнить этот маневр. К тому моменту немецкий гарнизон Феодосии уже опомнился от шока и начал вести огонь из орудий береговых батарей и пулеметов. В 5.53 один из попавших в «Красный Кавказ» снарядов пробил броню второй башни и убил весь ее расчет. Только своевременные действия экипажа позволили избежать взрыва погребов. С третьего раза крейсер отдал якорь, отшвартовался у мола и начал высадку. В 8.15, когда совсем рассвело, «Красный Кавказ», расклепав якорь-цепь и обрубив швартовы, отошел от мола. Корабль находился под огнем около трех часов и был буквально изрешечен осколками, в борту зияла метровая пробоина от попадания снаряда. Остались невыгруженными автомашины и артиллерийские орудия. Их выгрузили только на следующий день с помощью транспорта «Азов».

После отхода от мола «Красного Кавказа» в 8.20 его место занял теплоход «Кубань» и начал высадку десанта, закончив ее к 11.30. Следующим швартовался пароход «Фабрициус». С 4.30 до 11.30 29 декабря на берег было высажено 4500 человек. Высадив десант, крейсера в течение 29 декабря маневрировали в заливе и вели артиллерийский огонь, поддерживая действия высаженных войск. К утру 30 декабря Феодосия, несмотря на прибытие к городу румынских частей, была полностью освобождена от противника.

В период с 29 по 31 декабря были перевезены и высажены в районе Феодосии 23 тыс. человек, 1550 лошадей, 34 танка, 109 орудий, 24 миномета, 334 [80] автомашины и трактора, 734 тонны боеприпасов и 250 тонн других грузов.

К исходу 31 декабря высадившимся в Феодосии войскам 44-й армии удалось продвинуться лишь на 10–15 км от города и захватить Владиславовку. Подтянувшиеся к Феодосии румынские части, хотя и не были в состоянии сбросить десант в море, все же могли сдерживать его продвижение до подхода немецких дивизий. В течение 1 января 1942 г. войска 44-й армии продвинуться в северном направлении не смогли. К исходу 2 января советские войска вышли на рубеж Киет — Нов. Покровка — Изюмовка — Коктебель, где встретили организованное сопротивление противника. На этом собственно десантная операция может считаться законченной. Началась подготовка операции Закавказского фронта по овладению всем полуостровом Крым.

Достигнутый самим фактом высадки психологический эффект превысил даже самые смелые ожидания. Уже в 10.00 29 декабря командующий XLII корпусом граф Шпонек приказывает 46-й пехотной дивизии оставить Керченский полуостров. Произошло то, что уже наблюдалось на других участках фронта: оказавшиеся под угрозой прерывания коммуникаций немецкие соединения отходили, бросая технику. 46-я пехотная дивизия не стала исключением. Она форсированным маршем отошла на Парпачский перешеек (самое узкое место Керченского полуострова), оставив на обледенелых дорогах большинство своих орудий. Точно так же, как на других участках фронта, отход привел к кадровым перестановкам. Граф Шпонек был отстранен, а на его место Манштейн назначил командира 72-й пехотной дивизии генерала Маттенклотта. В дальнейшем генерал граф Шпонек был арестован и приговорен к расстрелу, замененному на крепость. Но после покушения на Гитлера 20 июля 1944 г. его все же расстреляли по приказу Гиммлера. [81]

Итоги операции

Высадка морского десанта в Крыму несомненно является одной из самых дерзких операций советских войск в ходе Великой Отечественной войны. Особенно впечатляют результаты операции с учетом крайне сжатого времени на ее подготовку и проведение высадки в зимний период.

Все шероховатости в проведении операции объясняются именно коротким временем на ее подготовку, отсутствием специальных десантных кораблей и не благоприятствующим высадке временем года. Рыболовецкие суда (байды, шлюпки, баркасы и др.), на которых в основном осуществлялась высадка войск 51-й армии в районе Керчи, оказались малопригодными для этой цели, особенно в условиях штормовой погоды. Ограниченное время на подготовку операции не позволили провести разведку сил, группировки и системы огня противника. В результате десантные отряды были слабо осведомлены о характере обороны противника на Керченском полуострове.

Однако общий анализ обстановки оказался верным. Адмиралом Ф.С.Октябрьским были предложены два принципиальных решения, обеспечивших успех высадки в целом. Во-первых, это высадка на значительном расстоянии от базы. Осторожному варианту сухопутного командования, предусматривавшему только пересечение Керченского пролива и действия в акватории Азовского моря, Октябрьский противопоставил операцию силами Черноморского флота сразу на большую глубину. Использование для высадки крупного порта позволяло доставить на берег сразу крупные силы пехоты. Во-вторых, Октябрьским было предложено использовать в первой волне десанта специальные подразделения. В десантной операции в качестве первого эшелона при высадке в Феодосии были использованы подразделения морской пехоты. Это [82] мероприятие полностью себя оправдало и нашло широкое применение во всех последующих операциях советских войск.

Воздушный десант, выброшенный только 31 декабря в районе Арабат (вместо Владиславовки), в силу своей малочисленности (один парашютный батальон) ограничился занятием небольшого района и существенного влияния на ход операции не оказал.

Всего в операции участвовали 82 500 человек (62 тыс. из числа войск Закавказского фронта и 20 500 из состава Черноморского флота и Азовской военной флотилии). Безвозвратные потери составили 32 453 человека, санитарные — 9482 человека, всего — 41 935 человек.

Основным эффектом высадки десанта стал отказ Манштейна от продолжения штурма Севастополя. Наступление XXX армейского корпуса было остановлено. 132-я и 170-я пехотные дивизии были направлены, к Керченскому полуострову. 30 декабря была сделана попытка продолжить наступление на Севастополь силами LIV корпуса, но уже первые бои показали бесперспективность этого мероприятия.

Керченско-Феодосийской десантной операцией советскими войсками был завершен процесс захвата стратегической инициативы. Теперь на всем фронте от Ладожского озера до Черного моря немецкие войска отказались от выполнения поставленных ранее задач и перешли к обороне. [83]