Исаев Алексей Валерьевич/Краткий курс истории ВОВ/Наступление маршала Шапошникова/«Наведение моста» к Холму и Демянску

Краткий курс истории ВОВ
Наступление маршала Шапошникова

автор Исаев Алексей Валерьевич

Часть III. Крушение надежд

Ликвидация вклинений, образованных наступлениями советских войск по всему фронту была задумана немецким командованием еще до окончания активных боевых действий в большинстве из них. Уже 12 февраля 1942 г. в «Распоряжении о ведении боевых действий на Восточном фронте по окончании зимнего периода» германского главного командования сухопутных войск было указано

«По окончании периода распутицы снова должен быть восстановлен сплошной, непрерывно обороняемый фронт, который в районе действий группы армий «Юг» станет исходным рубежом для последующего наступления» (Дашичев В.И. Указ. соч., с.316—317).

«Наведение моста» к Холму и Демянску

Первой пощечиной советскому командованию весной 1942 г. стало пробивание коридора к войскам II армейского корпуса, окруженным под Демянском. Как и на всех участках советско-германского фронта, оказавшихся под ударом зимнего наступления Б.М.Шапошникова, в полосу 16-й армии прибывали с запада свежие соединения. На рубеже р. Полисть сосредоточились 5-я и 8-я егерские дивизии и 329-я пехотная дивизия. Последняя была сформирована в январе 1942 г. и уже в марте попала на Восточный фронт. [260]


Файл:образование рамушевского коридора.gif

Прибытие свежих соединений позволило немецкому командованию задуматься о возможности деблокирования демянского «котла» и обеспечения нормального снабжения оборонявших его периметр войск. Снабжение по воздуху, несмотря на то что оно обеспечивало устойчивость обороны II армейского корпуса, было все же недостаточным. Впервые идея и сроки проведения деблокирующего удара появляются в дневнике Ф.Гальдера 2 марта:

«Наступление в районе Старой Руссы осуществить в период 13—16.3! План наступления пока неясен. Мне кажется, здесь необходимо прежде всего установить связь со 2-м армейским корпусом, а уже затем овладевать шоссейной дорогой Старая Русса — Демянск» (Гальдер Ф. Указ. соч., с.205).

Уже 3 марта 1942 г. для облегчения управления ударными группировками X (на внешнем фронте «котла») и II (собственно в районе Демянска) армейских корпусов были созданы так называемые «корпусные группы». Они должны были наступать навстречу друг другу изнутри и снаружи демянского «котла». Группу, которая должна была наносить деблокирующий удар извне, возглавил генерал-лейтенант Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах. Ранее он командовал 12-й пехотной дивизией, но 1 января 1942 г. был переведен в резерв командного состава главного командования сухопутных сил. Осенью 1941 г. фон Зейдлиц вместе со своей дивизией наступал в тех же местах, где ему предстояло пробивать коридор к окруженным в районе Демянска дивизиям. 5 марта 1942 г. фон Зейдлиц был поставлен во главе специально сформированного штаба, получившего название «ударной группы Зейдлица». Внутри «котла» с аналогичными целями был создан штаб «группы Цорна».

Генерал-майор Цорн командовал 20-й моторизованной дивизией и был направлен в район Демянска специально для организации корпусной группы. Операция по деблокированию демянского «котла» [261] получила кодовое наименование «Наводка моста» (Brückenschlag).

Группе фон Зейдлица были подчинены: 5-я егерская дивизия на весь период операции и 8-я егерская и 329-я пехотная дивизии на период проведения первой фазы операции. В окончательном виде задачу своей группы фон Зейдлиц получил 9 марта 1942 г. от штаба X армейского корпуса. Он должен был наступать 8-й егерской дивизией в центре, 329-й пехотной дивизией — на правом фланге и 5-й егерской дивизией — на левом фланге. Резервом группы были горно-егерский полк Хоффмайстера и две трети 122-й пехотной дивизии. Группе Зейдлица был придан I батальон 203-го танкового полка, который на 20 марта насчитывал 49 танков, преимущественно Pz.III с 50-мм короткоствольным орудием. Танки применялись (как и 203-й полк в целом) в не совсем обычном для немцев стиле, в качестве средства непосредственной поддержки пехоты. Кроме того, в наступлении участвовали 659-я и 666-я батареи штурмовых орудий. Поддержку наступления с воздуха обеспечивал 1-й воздушный флот силами 130 бомбардировщиков и 80 истребителей.

Северным и южным соседями группы Зейдлица были, соответственно, 18-я моторизованная и 21-я авиаполевая дивизии. Согласно плану наступления группа фон Зейдлица должна была наступать в три этапа, последовательно преодолевая лесистую местность в междуречье Порусьи, Редьи и Ловати. На Ловати планировалось соединиться с группой Цорна, наступающей изнутри «котла». В состав группы Цорна вошли моторизованная дивизия СС «Тотенкопф» и сводный «штурмовой полк» II армейского корпуса, сформированный путем изъятия по одному батальону из состава 12, 30 и 290-й пехотных дивизий и пяти батальонов из 32-й пехотной дивизии.

Противостоящие 16-й армии советские войска занимали к началу марта следующее положение. Периметр [262] окружения II армейского корпуса обеспечивали 34-я армия и 1-й гвардейский стрелковый корпус. На внешнем фронте окружения по р. Полисть были развернуты войска 11-й и 1-й ударной армий. 11-я армия, охватывая Старую Руссу с северо-запада, севера, востока и юго-востока, занимала фронт протяжением в 45 км. Основные ее силы по-прежнему были связаны безуспешной борьбой за Старую Руссу. Основной противник группы Зейдлица — 1-я ударная армия — занимала фронт протяжением 55 км по р. Полисть и Холынья. Войска 1-й ударной и 11-й армий были почти равномерно растянуты в одну линию вдоль всего фронта, не имея резервов.

Наступление группы фон Зейдлица началось в 7.30 утра 21 марта при поддержке крупных сил авиации, в первую очередь пикирующих бомбардировщиков. Наибольшие трудности в продвижении вперед встретили правофланговые соединения группы. 329-я пехотная дивизия была только что сформированным соединением, не имевшим боевого опыта. Задача дня этой дивизией выполнена не была. 8-я егерская дивизия также [263] столкнулась с упорным сопротивлением советских войск, которое требовалось преодолевать, наступая по глубокому снегу. Только 5-я егерская дивизия двигалась вперед согласно плану.

К 25 марта 5-й и 8-й егерскими дивизиями были захвачены предмостные укрепления на р. Порусья и тем самым решена задача первого этапа наступления. Для продолжения наступления Зейдлиц получил усиленный горно-егерский полк Хоффмайстера. Последний должен был просочиться через оборону советских войск, а затем обойти оборонявшихся с тыла. Однако полк Хоффмайстера увяз в лесных боях и выполнить поставленную задачу уже не смог.

Второй объект наступления, р. Редья, был захвачен примерно 5—6 апреля. Медленное продвижение вперед вынудило Зейдлица задуматься об изменении первоначального плана операции, сместив направление главного удара в пользу 5-й егерской дивизии. Однако в штабе 16-й армии его инициатива поддержана не была, и группа была вынуждена наступать фронтально от Онуфриева на Кобылкина. Тем самым Зейдлица вынуждали пробиваться ко II армейскому корпусу по кратчайшему пути. Наступление проходило в непросматриваемой, поросшей густыми лесами местности, что практически лишало наступающих поддержки артиллерии и авиации. Кроме того, в это же время началось таяние снегов, сделавшее и без того труднопроходимую местность почти совершенно непроходимой. Фактически первоначальный план пробивания коридора к окруженным вне дорог, исключительно по зимним дорогам в чаще густых лесов провалился. Дальнейшее продвижение было остановлено. Десять дней наступления стоили 8-й егерской дивизии и горно-егерскому полку Хоффмайстера примерно 2,5 тыс. человек убитыми и ранеными.

Неудача первоначального плана операции вынудила командование внимательнее отнестись к предложению [264] фон Зейдлица о переносе направления главного удара в полосу 5-й егерской дивизии. Наступление было проведено частями 18-й моторизованной и 8-й егерской дивизий. 20 апреля 8-я егерская дивизия сосредоточилась юго-западнее Рамушева и к 21 апреля полностью заняла деревню. Одновременно началось наступление группы Цорна изнутри «котла» вдоль дороги Залучье — Рамушево. Уже 21 апреля пересекшая освободившуюся от льда р. Ловать лодка протянула телефонный кабель, который стал первым признаком прорыва окружения. Первоначально пробитый коридор имел ширину меньше одного километра. Последующие дни прошли в постройке моста через Ловать и расширении коридора, вскоре получившего наименование «рамушевского».

В мае войсками Северо-Западного фронта было предпринято наступление с целью ликвидации «рамушевского коридора». Наступление войск фронта началось 3 мая и продолжалось до 20 мая. Однако вследствие плохой организации операции, шаблонного действия войск и слабого управления войсками со стороны командования фронта эти напряженные бои существенных результатов не дали. Ударные группировки 11-й и 1-й ударной армий не сумели прорвать оборону противника и перерезать «рамушевский коридор». Немецкое командование для удержания своих позиций в этом коридоре перегруппировало туда занимавшие оборону по периметру демянского выступа соединения. В результате на 150-километровом фронте внутри самого демянского плацдарма было оставлено всего 4,5 дивизии. Однако командование Северо-Западного фронта не воспользовалось этим обстоятельством и 20 мая прекратило наступление.

Примерно в то же время, что и Демянск, был деблокирован немецкий гарнизон в городе Холм. Операция началась 1 мая 1942 г. Задача пробить коридор и деблокировать боевую группу Шерера была возложена [265] на 218-ю пехотную дивизию генерал-майора Укермана. Дивизия была усилена высвободившимся после Демянска 411-м полком 122-й пехотной дивизии и 184-м батальоном штурмовых орудий. После пяти дней боев задача была выполнена, и 105-дневная эпопея борьбы за окруженный Холм завершилась.

Итоги и уроки

Удержание окруженных Холма и Демянска дает нам весьма интересные примеры войны нового времени, когда бурно развивавшаяся в 1930-х годах авиация смогла свести к нулю успехи на земле. В условиях статичного фронта оперативное окружение войск технически развитой державы могло быть отыграно за счет снабжения окруженных по воздуху.

Удержание периметра «котла» сковывало те силы противника, которые могли быть использованы для продолжения наступления, и тем самым давало передышку для накопления сил обороняющимся. Накопив силы, обороняющийся мог сам перейти в наступление и деблокировать свои окруженные войска. Поэтому как оперативный эксперимент Холм и Демянск стали одним из самых ярких и интересных эпизодов войны.

Однако с точки зрения объективных последствий эксперимент удержания демянского выступа оказал в целом отрицательное воздействие на дальнейший ход боевых действий. Несмотря на многочисленные предложения эвакуировать демянский выступ, Гитлер все их отклонил. Он предполагал использовать демянский выступ для проведения операции 16-й армией группы армий «Север» и 9-й армией группы армий «Центр». Армия Моделя должна была наступать в направлении Осташков — Молвотицы, а войска в демянском выступе — наступать ей навстречу. Тем самым были бы окружены войска советских 3-й и 4-й ударных армий. Сложности ведения наступления в густых лесах не смущали [266] Гитлера. В надежде на это наступление демянский выступ не был эвакуирован вплоть до февраля-марта 1943 г.

Здесь следует отметить исключительное положение Торопецко-Холмской операции в созвездии советских наступлений зимы 1942 г. Во-первых, она единственная из всех зимних наступлений оказалась безнаказанной в том смысле, что не закончилась разгромом вклинившихся в глубину обороны немцев армий. Во-вторых, ради перспективы ее «наказания» немецкое командование было вынуждено держать в демянском выступе на голодном пайке сильную группировку своих войск, в то время как фланги наступления на Сталинград пришлось прикрывать румынскими и итальянскими армиями, что в конечном итоге привело ко всем известной катастрофе на Волге.