Зиновьев Александр Александрович/На пути к сверхобществу/Термин "Западнизм"

На пути к сверхобществу
автор Зиновьев Александр Александрович

Содержание


Часть четвертая

Западнизм

Термин "Западнизм"

Словом "западнизм" я называю социальный строй современных стран западного мира. К числу этих стран относятся США, Франция, Германия, Англия, Италия, Канада, Австралия, Австрия, Бельгия и другие западноевропейские страны. Я не называю социальный строй этих стран словами "капитализм" и "демократия" потому, что слово "капитализм" характеризует эти страны лишь с точки зрения экономики, да и то односторонне, а слово "демократия" обозначает лишь одну из сторон политической системы этих стран. К тому же эти слова стали многосмысленными идеологическими выражениями, а не научными терминами. Реальный социальный строй современных западных стран содержит элементы капитализма и демократии, но не сводится к ним. Он есть нечто большее. За последние пятьдесят лет с ним произошли настолько значительные изменения, что слова "капитализм" и "демократия", с которыми прочно связано привычное содержание, уже не характеризуют его достаточно адекватно. Нейтральное слово "западнизм" мне представляется более подходящим. Что из себя представляет западнизм как определенный тип социального строя (социальной организации) человейника, мы и рассмотрим в этой части книги. Общества западнистского типа сложились и завоевали лидирующее положение в человечестве благодаря усилиям народов западноевропейских. При этом более или менее одновременно сформировались французы, немцы, англичане, итальянцы и другие народы. Они сформировались в составе единой западноевропейской цивилизации. У них выработались сходные черты, позволяющие говорить о народах и о людях западнистского типа. Назовем их западоидами. Все авторы единодушно отмечают такие черты западных народов (народов из западоидов). Повышенная склонность к индивидуализму. Высокий интеллектуальный и творческий уровень (сравнительно с другими народами, конечно). Изобретательность. Практицизм. Деловитость. Расчетливость. Конкурентоспособность. Авантюристичность. Любознательность. Эмоциональная черствость. Холодность. Тщеславие. Повышенное чувство собственного достоинства. Чувство превосходства над другими народами. Высокая степень самодисциплины и самоорганизации. Стремление управлять другими и способность к этому. Способность скрывать чувства. Склонность к театральности. Почти все они в той или иной мере побывали в роли завоевателей и колонизаторов. Читатель должен вспомнить то, что выше говорилось о соотношении качеств народа в целом и качеств отдельных его представителей. Упомянутые качества западоидов не присущи каждому из них по отдельности. Они "растворены" в массе их. Люди западоидного типа и качества западоидности встречаются у всех достаточно больших и сравнительно развитых народов. Но у западных народов процент людей с качествами западоидов и концентрация "раствора" западоидности выше, чем у других народов, причем величина этого "выше" оказалась достаточной, чтобы образовать качественное отличие. Упомянутые свойства существовали у предков западоидов в виде каких-то природных задатков. Люди с такими задатками оказались жизнеспособными. Со временем число их росло. Они становились примером для других, культивировали эти свойства у своих детей. Эти свойства доказывали свою полезность и выгодность для отдельных людей и их объединений в целом. Происходил процесс, подобный выведению культурных растений и животных. Только тут активными деятелями процесса были сами выводимые существа. Потом вступили в дело средства воспитания, образования, обучения, идеологии, пропаганды, культуры. Они сделали селекционный стихийный процесс сознательным и целенаправленным. В результате сформировался человеческий материал, благодаря которому западная цивилизация стала самой значительной в истории человечества, породила самые высокоразвитые общества и заняла лидирующее положение в современном эволюционном процессе человечества. В свое время люди выделились из животного мира и возвысились над ним в эволюции живой материи. В рассматриваемом же здесь случае произошло выделение части человечества из его массы и возвышение этой части над ней. Такие тенденции и попытки имели место и в других частях человечества и имеют место до сих пор - это общая закономерность эволюционных процессов большого масштаба. Без "вертикального" структурирования материи вообще немыслимо никакое развитие, никакой эволюционный прогресс. Общества западнистского типа сложились и завоевали лидирующее положение в эволюции человечества благодаря той материальной культуре, которую создали западоиды общими усилиями. Она почти на сто процентов определила прогресс материальной культуры человечества в последние несколько столетий. Теперь и в обозримом будущем она не имеет серьезных конкурентов на планете. В основе ее возникновения и развития лежит научное познание мира и технические изобретения, опирающиеся на результаты науки. Считается, будто научно-технический прогресс нашего времени целиком и полностью заслуга капитализма. Это - идеологическое заблуждение. Конечно, капитализм участвовал и участвует в этом прогрессе, но как один из его факторов наряду с другими. Двигателями его являются также интересы государства, подготовка к войнам и к обороне, рассмотренные выше качества человеческого материала, сложившийся образ жизни и внутренние закономерности самой сферы познания, превратившейся в современных обществах в одну из важнейших сфер жизнедеятельности общества В значительной мере эта сфера теперь сама задает тон в общественном прогрессе, порождая новые потребности и новые средства их удовлетворения. И теперь трудно порою сказать, какой фактор играет более важную роль предпринимательство, как таковое, или научно-технический комплекс. Возникновение технократической социальной концепции, очевидно, нельзя считать случайностью. Возникновение и развитие западнизма, в свою очередь, способствовало прогрессу человеческого материала и материальной культуры. Влияние было взаимным. Эволюционный круг замкнулся. Определяющим фактором эволюции стала социальная организация западнизма.

Западнистская государственность

Сфера государственности западных стран огромна по числу занятых в ней людей (нанимается от пятнадцати до двадцати и даже более процентов работающих граждан), по затратам на нее общества и по месту, которое она занимает в жизни членов общества. О ней существует необъятная литература. Суждениями о ней переполнены сообщения средств массовой информации. Западная идеология и пропаганда буквально буйствует, прославляя ее. Описания ее можно найти в бесчисленных справочниках, учебниках и специальных монографиях. И в этом океане слов процентов девяносто (если не больше) занимает то, что посвящено демократии. Если западнистскую экономику определяют одним словом "капитализм", то западнистскую государственность определяют одним словом "демократия". Во время "холодной войны" и особенно после поражения советского коммунизма это слово фактически приобрело статус святости.

Демократия

Что же такое демократия? Можно найти десятки различных явных и неявных определений ее в сочинениях западных авторов, включая выдающихся. Демократия, пишет, например, один такой мыслитель, есть открытое и плюралистическое общество, в котором можно выражать несовместимые взгляды и бороться за достижение конфликтующих целей. Здесь каждый свободен исследовать проблемную ситуацию и предлагать свое решение. Каждый свободен критиковать предложения других. Политика правительства меняется под влиянием критики. Возможно смещать людей у власти в течение разумного времени и без насилия заменять их другими. Возможно альтернативное правительство, причем путем свободных выборов. Имеется возможность повышать жизненный уровень населения, минимизировать страдания и недостатки, максимализировать счастье. У другого мыслителя демократия рассматривается и как защита от тирании, и как мирная передача власти, и как средство защиты свободы личности, и как особая процедура принятия правительственных решений. Утверждается, что демократия возможна только в рамках капитализма. Третий мыслитель характеризует демократию как средство защиты общества от произвола политических лидеров и от засилия бюрократии. Четвертый считает демократию средством образования эффективного и ответственного правительства. По его мнению, демократия дает возможность заместить данного политического лидера или правящую партию другими. В демократии, считает пятый, правительство ограничено в своих решениях и действиях. Общество признается плюралистическим. Правительство правит в интересах всех, а не отдельных групп. Меньшинство имеет шансы стать большинством. Имеется избираемый представительный орган власти. Имеется социальная и экономическая оппозиция власти, включая частные фирмы и их объединения, рыночный механизм, профессиональные ассоциации, политические партии. Имеет место разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную, разделение в рамках законодательной власти и разделение на федеральную и локальные власти. Приведу еще несколько определений, встретившихся мне в сочинениях крупных специалистов. Демократия есть власть, осуществляемая населением страны (народом) как целым. Представительная демократия заключается в том, что граждане выбирают своих представителей, которые правят в их пользу и ответственны перед ними. Демократия есть политическая система, в которой обычные граждане контролируют правящую элиту и оказывают на нее давление посредством выборов, политических партий, неформальных и формальных групп, прессы, демонстраций, петиций. Демократия есть возможность для граждан свободно участвовать в принятии политических решений, влияющих на их жизнь. Демократия есть политическая система, в которой власть исполняется с согласия управляемых. Демократия есть управление в рамках правил, установленных с согласия управляемых, в рамках правосудия и справедливости. Демократия есть социально-политическая система, в которой каждый индивид или группа может полностью и свободно выразить свое мнение по обсуждаемым проблемам. Демократия есть политическая система с выборной представительной властью, многопартийностью, плюрализмом, оппозицией, публичностью действий власти. Одним словом, термин "демократия" не является термином научным в силу аморфности его смысла и многосмысленности даже в рамках сочинений одних и тех же авторов. Он является характерным термином идеологии. Употребляя его, различные люди вроде бы имеют в виду один и тот же объект, но при этом видят его с различных сторон, понимают его различно, испытывают к нему различные чувства и имеют различные цели при его описании. И, как правило, в одну кучу сваливаются различные социальные феномены, невольно или умышленно запутывая довольно тривиальные проблемы. Характерный пример этому можно было видеть в России после 1985 года, где договорились до того, что признаки демократии стали усматривать даже в выборе царя, наделяемого самодержавной властью. Я считаю, что надо различать прежде всего демократию как элемент государственности (государственную демократию) и демократию как совокупность правовых норм (правовую или гражданскую демократию). В рамках же государственной демократии надо, в свою очередь, различать способ формирования власти, ее структуру и функционирование, т. е. выборность органов власти, разделение властей, публичность работы власти (гласность), официальную оппозицию, многопартийность и другие явления западной государственности, в той или иной форме и комбинации фигурирующие в различных определениях демократии. Гражданская демократия включает в себя правовые нормы, декларирующие общеизвестные права человека и демократические свободы, разработанную на этой основе систему правовых норм, обеспечивающих правовую защиту граждан общества и их объединений, и совокупность учреждений, обеспечивающих соблюдение этих норм на деле. Между государственной и гражданской демократией имеет место генетическая связь: они родились как две стороны единого явления западной демократии. Формально решающим событием ее рождения является учредительное собрание (или совокупность таких собраний) представителей народа, которые принимают совокупность правовых норм, определяющих и узаконивающих основы социальной организации нового общества, - конституцию или совокупность равносильных ей документов, а также примыкающие к ним имеющие конституционную силу дополнения. Апологеты западнизма превозносят западную демократию как образец демократии вообще. Критики же, наоборот, полагают, будто она не есть подлинная демократия или даже совсем не демократия. Я же считаю, что как то, на что обращают внимание одни, так и то, на что обращают внимание другие, суть признаки одного и того же явления, причем признаки, взаимосвязанные так, что достоинства с необходимостью порождают недостатки, а ликвидация недостатков невозможна без потери достоинств. А как называть это явление - демократией или недемократией, дело второстепенное. Напомню читателю о том, что я говорил о необходимости различения социальных законов и форм их проявления (в разделе о социальных законах). Западнистская демократия именно такова, как об этом говорят ее апологеты. Только это - абстрактное, идеализированное ее описание, отражающее ее абстрактные законы. Это описание должно быть дополнено описанием того, в каких конкретных формах эти законы проявляются в реальности. На отдельные примеры таких проявлений указывают критики, но они считают их отступлениями от принципов демократии, а не реализацией этих принципов в конкретных условиях. Как говорится, наши недостатки суть продолжения наших достоинств.

Государственная демократия

Демократия не исчерпывает западнистскую государственность. Она есть лишь часть последней. Она на виду, бросается в глаза, выгодно отличает западнистскую государственность от других ее видов. Потому западная идеология и пропаганда раздувает ее так, что создается впечатление, будто ничего другого нет или по крайней мере все прочее играет второстепенную роль. А между тем в западных странах имеется мощная и довольно стабильная часть государственности, которая находится вне демократической части. Она состоит из административно-бюрократического аппарата, полиции, судов, тюрем, армии, секретных служб и многочисленных учреждений и организаций, так или иначе связанных с государством и работающих на него. В этой части в западных странах занято от пятнадцати до тридцати процентов работающих граждан (численные данные колеблются). Это - самая грандиозная в истории человечества система государственности как особой сферы жизни общества. Демократическая часть государственности западнизма не есть нечто такое, что вырастает независимо от недемократической части, как полагают некоторые ее апологеты - прямо из капитализма. Она возникает и существует в неразрывной связи с недемократической частью и в принципе невозможна без нее. Она ничто без недемократической части (без государственной администрации, без полиции, без судов, без тюрем, без армии и т. д.), которая строится и функционирует совсем не по демократическим принципам, а именно по принципам отбора и назначения людей на посты сверху, начальствования и подчинения (командования, приказов), негласности, беспартийности. Я не буду здесь рассматривать, как устроена и работает недемократическая часть западной государственности. Думаю, что читателю это хорошо известно из книг и из личного опыта. Я рассмотрю лишь демократическую "надстройку" над недемократической основой.

Представительная власть

Подавляющее большинство лиц, так или иначе вовлеченных в западнистскую государственность, нанимается на работу и назначается на должности сверху, без всяких выборов. Напомню, что число их огромно - до двадцати и более процентов работающих граждан общества. Это означает, что фактически такое огромное число людей в капиталистическом мире уже живет по-коммунистически! Лишь ничтожное меньшинство работающих в системе западнистской государственности избирается снизу. Это - представительная часть власти. Но внимание к представительной части государственности в специальной литературе и в средствах массовой информации неизмеримо превосходит внимание к прочей части. Это объясняется многими причинами, в их числе интересы идеологии. Определяя демократию как систему власти, которая образуется по воле большинства народа и действует в интересах его, идеологи заботятся не столько о раскрытии, сколько о сокрытии сущности государственности западнизма. Но и фактическая роль представительной части государственности велика. Учредительное собрание - одноактное событие. Чтобы утвердить возникновение нового социального феномена надолго (с установкой на вечность), должны быть созданы учреждения, которые следили бы за сохранением созданного и его воспроизведением. Это выразилось в создании в составе государственности постоянно действующего собрания периодически выбираемых представителей населения страны. Кроме того, в жизни общества происходят изменения. Возникает потребность в изменении норм жизни и во введении новых норм. Эти нормы должны принять статус государственных законов. Для этого нужна представительная законодательная власть. Одним словом, процесс жизни демократии - не одна учредительная акция, а постоянно повторяющееся ее учреждение в меняющихся условиях. Реальные выборы, конечно, имеют мало общего с их идеологически-пропагандистскими восхвалениями. Большое число граждан, имеющих право голоса, игнорирует выборы, мотивируя это тем, что от их участия или неучастия ничто не изменится, что результаты выборов не меняют ничего в их положении, что большинство кандидатов им неизвестно лично, что кандидатов где-то выбирают в узком кругу и потом навязывают избирателям. Но несоответствие реальных выборов их пропагандистскому образу не означает, что они суть нарушения неких разумных норм. Обывательские представления о неких абсолютно справедливых и честных выборах в принципе неосуществимы. Даже тогда, когда выборы должностных лиц происходят в группах из нескольких десятков человек, начинаются конфликты, интриги, махинации, насилие, обман и т. п. А в обществе из многих миллионов человек это тем более неизбежно. Западная система выборов демонстрирует максимум того, что вообще возможно с точки зрения некоей честности по чисто "техническим" причинам. Но если даже допустить, что реализовалась бы абсолютная справедливость, в кандидаты выдвигались бы умнейшие и честнейшие граждане, все кандидаты имели бы одинаковые условия и т. д., положение во власти не улучшилось бы. Скорее всего, оно ухудшилось бы, ибо были бы выбраны не профессионалы управления, а устраивающие большинство безликие дилетанты, и вели бы они себя не по правилам поведения во власти, а как примитивные новички. Единственным спасением тогда было бы, если бы избранные морально чистые гении срочно обучились обманывать, заниматься демагогией, воровать и прочим порокам реальных политиков. Суть западной системы выборов заключается не в том, чтобы осуществлять абстрактную идею демократии, а в том, чтобы дать возможность практически отобрать каких-то лиц в органы власти и узаконить их в качестве таковых. Выборы есть характерная для западнизма форма легитимации власти. Никакой другой основы легитимации тут нет. Рассматривать в качестве основы легитимности власти законодательство (конституцию) ошибочно чисто логически. Законы устанавливают лишь процедуры легитимации власти. Но легитимацию, как таковую, т. е. общественное признание конкретных личностей в качестве носителей власти, осуществляют лишь выборы. Западная система выборов при всех ее недостатках (с точки зрения критиков) позволяет решить одну важнейшую проблему власти: она позволяет осуществлять сменяемость формально высшей власти, сохраняя при этом стабильность и преемственность системы государственности. Тем самым общество ограждается от излишних и опасных радикальных перемен. Несмотря на деловую динамичность, западное общество в своей социально-политической части является консервативным. Органы представительной власти выбираются большинством голосов. Принцип большинства применяется и в случае принятия решений ими. Этот принцип подвергается жестокой критике. Вот характерный пример такой критики. Демократия, претендуя на право решать большинством голосов любой вопрос, превратилась в форму правления, при которой правящий орган ничем не ограничен. Необходимость создания организованного большинства для поддержки интересов отдельных групп породила новый источник произвола и пристрастности. Большинство в парламенте, чтобы остаться большинством, должно делать все мыслимое в пользу групп со специфическими интересами, т. е. покупать их поддержку, предоставляя им привилегии. Мы, сами того не желая, создали машину, позволяющую именем гипотетического большинства санкционировать меры, неугодные большинству, - такие меры, которые население, скорее всего, отвергло бы. Это - типичный пример идеологического отношения к социальным явлениям, которое исходит из априорного смысла слов и из абстрактных определений, а не из эмпирической реальности. Для него ошибочными бывают не априорные представления о реальности, а сама реальность. Понятие большинства как определяющего фактора в принятии решений властью лишено смысла, если его истолковывать буквально (т. е. абстрактно) и употреблять его там, где оно вообще неуместно. Правительство и есть воплощение большинства, как бы к его решениям ни относилось само эмпирическое большинство. Последнее вообще не имеет никакой воли. Волей его обычно является воля манипулирующего им меньшинства. Большинство вообще не существует как изначально данный фактор. Оно должно быть создано, организовано как нечто искусственное. В этом и заключается функция демократического правительства. Большинство создается именно благодаря тем мероприятиям власти, которые служат объектом нападок со стороны идеологов обоих направлений - как разоблачителей, так и улучшателей.

Разделение властей

Высший или центральный орган государства западной страны образует законодательное представительное собрание и исполнительная власть. Первое избирается населением страны и представляет его. Это - парламент, конгресс, национальное собрание, бундестаг. Основная задача его законодательство, представительство интересов населения как целого и его различных подразделений, общий контроль за положением в стране и деятельностью всей системы государственности. Оно имеет свою структуру. Имеются двухпалатные и однопалатные собрания. В том и другом случае имеет место система должностных лиц, система комитетов и экспертов, подсобных служащих - "технический" аппарат, без которого не может работать никакая большая организация людей. Функции исполнительной власти - руководство повседневной деятельностью государства. Тут тоже есть свои варианты. Основные формы их президентская и парламентарная системы. Образец первой - США, образец второй - Англия. В случае первой системы глава исполнительной власти (президент) избирается прямо всеобщими выборами, в значительной мере независим от законодательной власти, имеет контроль над назначением членов правительства (кабинета), может апеллировать прямо к народу (референдум, плебисцит). В случае парламентарной системы имеются варианты. Один из них - глава исполнительной власти избирается законодательным собранием, которое доминирует. Другой вариант (английский) - законодательная и исполнительная власть сосредоточены в кабинете, правящая партия решает, кто будет главой исполнительной власти. Французский вариант - смешанный. Его иногда называют квазипрезидентским. Исполнительная власть тоже имеет свой "технический" аппарат с распределением и иерархией функций и должностей. В американской центральной власти, помимо законодательной и исполнительной власти, имеется еще третий ингредиент - судебная власть (Верховный суд), функция которой - контроль за соблюдением государственных законов. Описанная структура власти считается реализацией идеи разделения властей: каждая из этих частей власти должна делить некоторую долю власти с другими, снижая возможность для каждой по отдельности стать чрезмерной в исполнении ее функции. Тем самым предполагалось избежать абсолютной деспотической (тиранической) власти. Это было субъективное намерение тех, кто создавал западную государственность. Но поставим вопрос так: а почему создатели государственности решили именно так разделить власть? Ответ очевиден в любой достаточно развитой государственности можно усмотреть функции, которые в результате ее развития так или иначе должны дифференцироваться и до известной степени обособиться в виде особых функций различных подразделений единой власти. В любой! Это - универсальный социальный закон. Но он реализуется в различной форме в различных видах обществ. В одной форме он проявляется в обществе западнистского типа, в другой - в обществе коммунистического типа. Да и в рамках одного типа можно видеть различные варианты. То разделение властей, которое считается признаком западной демократии, есть, на мой взгляд, второе великое разделение властей в истории общества. Первым было разделение, в результате которого политическая (гражданская) власть отделилась в качестве государственной. Как увидим дальше, второе разделение не является последним: третьим является разделение на государство и сверхгосударство. В наиболее "чистой" форме идеал разделения властей реализовался в США. На первый взгляд благодаря ему была достигнута желаемая цель. И в самом деле, здесь судьи в какой-то мере являются законодателями. Исполнительная власть покушается на суд и законодательные функции. Международные соглашения президента, а также назначения президентом людей на посты, включая назначения в Верховный суд, должны быть подтверждены сенатом. Президент имеет право вето на решения конгресса. Конгресс может предъявлять обвинения федеральным судьям и смещать их. Законопроект не может стать законом, пока не одобрен обеими палатами конгресса и не подписан президентом. Верховный суд может объявить действия законодательной и исполнительной власти неконституционными. Но эти же самые свойства власти с разделением на три подразделения можно истолковать не как средство ограничения власти, а как показатель единства власти, внутренне расчлененной в силу разделения функций. Об этом говорит тот факт, что в правительствах многих западных стран доминирует одна часть, обычно - законодательная. Она тут имеет высшую власть над другими частями. При этом остается разделение функций между различными учреждениями власти как чисто деловое удобство. В Великобритании законодательная и исполнительная власть сосредоточены в одном органе - в кабинете. Если партия выигрывает большинство голосов на выборах, парламент назначает ее лидера премьер-министром, а тот назначает министров - кабинет. Последний несет коллективную ответственность. Главная фигура во власти - премьер-министр. Кабинет - его кабинет. Он представляет нацию. Исполнительная власть здесь есть придаток законодательной, а законодательная - продолжение исполнительной. Последняя действует в соответствии с первой, которая дает согласие. Законодательная инициатива исходит от исполнительной власти. По мнению ряда авторов, идея разделения властей фактически не воплотилась в жизнь или это разделение утратило ту роль, какую играло ранее. Это проявляется, например, в том, что законодательные органы занимаются не столько разработкой и одобрением общего кодекса поведения, сколько решениями, направляющими конкретные действия исполнительной власти. Исчезла разница между законодательством и текущими распоряжениями властей, между общими и частными задачами власти. Главной задачей представительной власти стало не законодательство, а управление. Все то, что теперь штампует законодательный орган, стало называться законом. Правительство получило возможность издавать для самого себя удобные ему законы. Правительство вышло из-под контроля закона. Сама концепция закона потеряла значение. Правление стало главной задачей законодательного органа, а законодательство - его побочной функцией. То, что критики считают плохим уклонением от хорошей идеи разделения властей, я считаю закономерной эволюцией западной государственности. За годы после того, как был выдвинут идеал разделения властей и определены функции представительной власти, в мире произошли перемены, повлиявшие на характер законодательства и на условия деятельности исполнительной власти. Те проблемы, которые кажутся пустяковыми с точки зрения первоначальных задач законодательной власти, оказались более важными, чем некие абстрактные нормы поведения и справедливости (строительство дорог, уборка мусора, меры против загрязнения окружающей среды, цены на товары, налоги, отношения работодателей и нанимаемых, безработица, преступность и т. п.). А главное - надо различать фундаментальное законодательство, определяющее социальную организацию общества (конституция и законы конституционного уровня и масштаба), и законодательство как средство государственного управления обществом. Первое сыграло свою историческую роль, установив государственность, узаконив ее и социальный строй общества, установив правовые рамки и обязанности государства. Основной задачей законодательной власти фактически стало управление текущей жизнью общества путем управления различными частями самого государства и узаконивания текущих распоряжений. Законодательство в высоком смысле просто исчерпало себя. Если к этому и приходится прибегать, то это бывает редко и в исключительных случаях.

Публичность работы власти

Многие идеи прошлого, в той или иной мере и форме воплотившиеся в жизнь, относились к будущему по отношению к их авторам времени, но возникали на материале их настоящего. Авторы этих идей не могли предвидеть тех перемен в мире, которые произошли ко времени реализации этих идей. В том числе они не могли предвидеть, какой вид примут средства информации в наше время, не могли предвидеть появление телевидения и современных средств коммуникации. Это касается и идеи публичности работы власти. Выдвигалась она как средство контроля населения страны за деятельностью своей власти. И эту роль публичность до некоторой степени выполняла и выполняет до сих пор. Но лишь до некоторой степени, причем не столь значительной в общей сумме действий власти. И трудно сказать, чего в этом больше - объективной информации и реального влияния на власть или дезинформации и манипулирования массами населения. Публичной является лишь работа представительных (выборных) органов власти, да и то далеко не вся. Основная часть работы их аппарата остается скрытой. А то, что выходит на всеобщее обозрение, превращается в своего рода развлекательное зрелище, участвующие в нем политики играют роли политических актеров. Зрелище это играет не столько политическую, сколько пропагандистскую роль. Вся работа недемократической части власти не является публичной, а в значительной мере она вообще секретна. Это обусловлено не каким-то злым умыслом врагов демократии, а характером самой работы соответствующих учреждений власти. Объем этой работы настолько огромен и работа настолько профессионализирована, что сделать ее всю публичной невозможно технически и бессмысленно, не говоря уж о государственных секретах. Учреждения недемократической власти совместно со средствами массовой информации производят отбор того, что в работе представительной власти можно и что нельзя сделать публичным. Тем самым публичность из средства демократии превращается в средство недемократической сверхгосударственности.

Многопартийность

Элементом государственной демократии является многопартийная система. Этот элемент считается настолько важным, что в идеологии и пропаганде часто его используют как определяющий признак западной государственности вообще. Это стало обычным во второй половине XX века, когда западнистская государственность противопоставлялась коммунистической как многопартийная однопартийной. Некоторые теоретики считают многопартийную систему не частью государства, а околоправительственной организацией. В этом есть доля истины, как и во включении этой системы в государственность. Только надо уточнить, в каком смысле верно одно и в каком другое. Уточним само понятие многопартийной государственности. Если в стране разрешено много партий, это еще не означает, что государственность многопартийная. Для этого необходимы еще такие условия. Первое государственность заметным образом зависит от партий. Последние как-то участвуют во власти. Второе условие - участвующие во власти партии не стремятся к изменению социального типа государственности и к ее разрушению или ослаблению. Третье - участвующие во власти партии не превращаются в узаконенные органы власти. Характерными образцами таких партий являются общеизвестные партии западных стран, которые в одиночку или в коалиции становятся "правящими" - добиваются выбора своих кандидатов в органы власти, существенным образом влияют на политику власти. Они не имеют никаких намерений перестраивать социальный строй своего общества и его государственность. Они стремятся к сохранению западнизма. Они существуют и действуют в рамках законности, а не вопреки ей и не против нее. Назову их западнистскими. Примерно так понимаются западнистские партии ими самими и западными теоретиками. Политической партией называют, например, объединение людей с общими убеждениями, имеющее целью контролировать правительство или стать его частью, причем конституционным путем. Другой вариант: политическая партия есть формальная организация, сознательная цель которой - ввести в общественные учреждения личности, которые будут контролировать механизм правительства. Различия тут, как и в других вариантах, чисто фразеологические. В западных странах возникали и возникают партии, имеющие целью радикальное изменение социального строя и даже уничтожение западнизма. Но они не являются западнистскими, т. е. не являются элементом западной государственной демократии. Западнистские партии состоят из сравнительно небольшого числа профессиональных политиков, которые избираются в органы власти или как-то иначе оказываются в государственном аппарате, и прочей массы членов, остающихся вне власти. Если иметь в виду первую часть, то западнистские партии суть элемент государственности. Если же иметь в виду вторую часть, то эти партии суть околоправительственные организации. Партия состоит из множества людей (а это - десятки и сотни тысяч человек) и, как таковая, имеет определенную структуру. В одних случаях структура выражена слабо (как в партиях США), в других - сравнительно сильно (как в партиях Англии, Германии и Франции). Но при всех вариантах в них так или иначе можно выделить три элемента: рядовых членов партии, служащих бюрократического аппарата для повседневной работы и политиков, руководящих партией и участвующих в правительстве. Кроме того, имеет место несколько организационных уровней между рядовыми членами партии и ее высшими органами. Функции партии западнизма фактически не сводятся к выборам должностных лиц в правительство. Они довольно многообразны. Это, например, рекрутирование новых членов, политическое образование и воспитание населения, информация, воздействие на общественное мнение, выдвижение политических идей и программ, стимулирование дискуссий и участие в них, суммирование и урегулирование интересов, стимулирование политической активности граждан. В партиях имеются секции для работы с молодежью, с рабочими, с женщинами, с фермерами, со студентами, с интеллектуалами. Это суть рабочие рычаги партии для проведения выборов. При этом дело не ограничивается лишь разговорами о выборах. Предметом внимания становятся все интересующие людей проблемы. Наконец, имеются околопартийные или околоправительственные организации и группы, поддерживающие партию, особенно - в период выборных кампаний (профсоюзы, ассоциации предпринимателей и т. п.). Современные западнистские партии не являются выразителями и защитниками интересов каких-то определенных групп населения. Они ориентируются на все категории населения, претендуют на то, чтобы считаться партиями общенародными. Это явление бесклассовости или надклассовости партий в идеологии и пропаганде изображается как показатель социального примирения - будто социальная борьба в старом смысле исчезла, уступив место мирным парламентским дебатам. Мне это напоминает идеологически-пропагандистское изображение ситуации в коммунистических странах в свое время. Тогда отсутствие многопартийности объясняли единством народа, отсутствием антагонистических классов. Социальная борьба в обществе тогда сводилась к борьбе между хорошим и еще лучшим. Возникнув в определенных исторических условиях, западнистские партии воспроизводятся и существуют как особые объединения людей прежде всего для самих себя - они борются за самосохранение. Чтобы добиться своих целей (занять посты, фигурировать на сцене истории, делать карьеру, ощущать себя причастными к исторической деятельности), партии должны что-то делать для "народа". Это - их способ добывать хлеб насущный. Это - бизнес в политической сфере. Он должен быть организован так, чтобы некоторое множество людей могло жить за его счет, делать карьеру, удовлетворять тщеславие. Партия для этого нуждается в поддержке какой-то части населения, в голосах избирателей, в деньгах. Она должна что-то обещать и какие-то обещания выполнять. Она так или иначе рассчитывает на какую-то часть населения, отдающую ей предпочтение перед другими. Она должна обращаться ко всем, во всяком случае - к возможно более широкому кругу избирателей, чтобы собрать в свою пользу голоса тех, кто ей отдает предпочтение. Раз партия выживает и существует из десятилетия в десятилетие, это означает, что она устраивает какие-то влиятельные силы общества, так или иначе служит им в обмен на их поддержку. Интересно, что одни и те же партии фигурируют на арене истории в течение многих десятилетий. Новые партии пробиваются к жизни с большим трудом. Это удается лишь в порядке исключения. Им не дают ходу не ради каких-то высших идеалов, а просто из опасения, что они могут завоевать на свою сторону избирателей и испортить признанным партиям их политическую ситуацию. Политический рынок всячески препятствует появлению потенциальных конкурентов. Заодно укрепившиеся партии выполняют функцию, за которую их поддерживают, - создать видимость классового примирения, помешать возникновению или усилению классовых партий, которые могли бы объединить недовольных и направить их активность на изменение существующего общественного устройства. В этом смысле они суть партии господствующих сил общества. Западнистские партии не имеют четкой и систематизированной идеологии, т. е. определенной концепции человеческого общества, истории и человека, совокупности ценностей и моральных принципов, принципов деятельности властей, проектов будущего состояния общества. Партии не имеют далеко идущих целей и программ их достижения. Они действуют, руководствуясь ближайшими практическими целями. Они стремятся завоевать популярность в массах и получить как можно больше голосов на выборах, выдвигая для этого лозунги и программы применительно к конкретным условиям. Всем известно, что к этим лозунгам и программам не следует относиться серьезно. Те, кто избирается в органы власти, хотят быть переизбранными. Поэтому они избегают далеко идущих заявлений Их принцип - обещать немного всем, не угрожать серьезно никаким значительным силам общества. Для чего много партий, если все они - "общенародные"9 Во-первых, тут сыграли свою роль исторические условия, вследствие которых сложилось именно несколько партий, и они выжили. Во-вторых, любое достаточно большое множество людей распадается на несколько группировок в силу общих законов коммунальности, какими бы хорошими ни были взаимоотношения между людьми. В-третьих, в большом обществе всегда имеет место различие интересов людей и их конфронтация, что находит выражение в самых различных формах, в том числе в форме политических группировок. И в-четвертых, многопартийность как явление в сфере государственности вырождается в двухпартийность. В случае трех и более партий образуются блоки, из которых один становится правящим (побеждает на выборах), а другой остается в оппозиции, получая какой-то кусочек власти и связанных с нею жизненных благ. Если партия побеждает на выборах, она организует повседневные операции представительных органов (в частности, парламента). Побежденная партия не сходит со сцены. Она остается в качестве лояльной оппозиции, рассчитывая на следующий раз выиграть мяч. Во всяком случае, она не остается обездоленной. На всех уровнях социальной иерархии, начиная от местных общин и кончая уровнем страны в целом, происходит превращение партийных активистов (политиков вообще) в часть правящего слоя, происходит сращивание политики и управления. А с другой стороны, партии "врастают" в хозяйственную жизнь общества и в другие его сферы. Политики становятся сотрудниками концернов, занимают совсем не политические посты. Образуются своего рода картели больших партий и клики профессиональных политиков. Они решают, кто и какие посты будет занимать в учреждениях, в которые власти имеют доступ Они распределяют в своих кругах возможности иметь жизненные блага и привилегии. Образуются клики по принципам личных связей Через них происходит допуск к власти Партии и клики превращают государство в источник карьеры и жизненных благ В системе власти складывается ядро из партий, клик и политиков по профессии, которое не менее устойчиво, чем соответствующие "ядра" в государственном аппарате коммунистических стран. В современном западном обществе никакая более или менее массовая организация не может долго существовать и играть заметную роль в обществе, если она не имеет постоянных источников финансирования. Всякая значительная организация и ее функционирование стоит денег. Все дело в том, кто эти деньги дает и в какой форме. Партии нуждаются в деньгах, а легальные источники явно недостаточны. Партии имеют возможность добывать средства другими, нелегальными путями. И вынуждаются на это. Они так или иначе финансируются государством и используют свое положение во власти для своего "параллельного финансирования". Множество партий, допущенных до участия в политической жизни в качестве партий западнизма, можно рассматривать как множество фракций одной партии, еще не дозревшей до образца "партии" коммунистической страны или предпочитающей видимость плюрализма. Общество сопротивляется этому, видя тут угрозу демократии. Но никакие меры против этой тенденции не могут ее заглушить, ибо она есть закономерный продукт именно демократии. Демократии реальной, а не идеализированной.