Зиновьев Александр Александрович/На пути к сверхобществу/Политический класс

На пути к сверхобществу
автор Зиновьев Александр Александрович

Содержание


Политический класс

В западных странах сложилось довольно обширное множество (класс в логическом смысле) людей, профессионально занятых политической деятельностью в качестве избранных членов правительственных учреждений, обслуживающих их советников, функционеров политических партий и других общественных организаций и движений, как-то причастных к политике, политический класс. Люди такого рода (т. е. представители логического класса политиков) суть явление не новое. Но во второй половине XX века тут произошел качественный скачок. Этот класс многократно увеличился количественно. В него стали вовлекаться представители самых различных слоев населения, а не только привилегированных. Благодаря масс-медиа их деятельность стала публичной, театрально открытой и рассчитанной на непосродственное воздействие на массы населения. Представители этого класса функционируют и делают карьеру не в одиночку, а в составе различного рода групп, организаций, движений. На высшем уровне они фигурируют как представители политических партий и как партийные функционеры, занимающие посты в государственных учреждениях. Вместе с тем в жизни политического класса есть такие стороны, которые тщательно скрывают или по крайней мере не афишируют. Это - то, как представители этого класса используют свое положение в корыстных интересах, из каких кругов они рекрутируются, какого типа люди отбираются в их число, какое получают образование, как тренируются на роль политиков, как возвышаются по ступеням карьеры и т. д. Лишь в связи со скандальными разоблачениями на короткое время и частично приподнимается завеса над упомянутыми аспектами жизни класса политиков. Кое-что попадает в мемуарную и художественную литературу, а также в кинофильмы, но обычно в качестве частностей и наказуемых преступлений. Для профессиональных политиков важна не компетентность в какой-либо профессии, а компетентность в политической деятельности как особой профессии, в частности коммуникативная компетентность, соответствие духу времени, политические связи, личные отношения с членами клики, услужливость в отношении к влиятельным силам общества. Политики имеют массу привилегий: бесплатные полеты и поездки с высшим комфортом, почетные приемы, возможность бесплатно пользоваться автомашинами, обеспеченная старость, всякого рода подачки и гонорары и т. п. Плюс к тому - практически неразоблачаемая коррупция. Если какой-либо видный политик путем выборного процесса вроде бы исключается из политики, для него, как правило, находится пост, на котором он продолжает пользоваться привычными привилегиями. Образуется своего рода партийная "номенклатура". Преимущества в классе политиков имеют люди, свободные от моральных ограничений, тщеславные, склонные к закулисным связям и махинациям, способные притворяться, склонные к позерству и демагогии и т. д. Достаточно понаблюдать некоторое время поведение современных политиков, чтобы без труда фиксировать эти их качества. Есть универсальные черты политического класса, подобно тому, как универсальные черты имеют бюрократы, военные, работники секретных служб, гангстеры, проститутки, попы и другие категории людей. Например, преимущества с точки зрения попадания в этот класс и успехов в нем имеют индивиды, не обладающие выдающимися способностями и не являющиеся профессионалами высокого класса в какой-то узкой сфере деятельности, но зато обладающие довольно широким спектром посредственных способностей. Тут ситуация подобна той, какая имеет место в спорте: выдающийся в каком-то виде спорта спортсмен не может стать чемпионом по многоборью. А политики подобны в этом отношении стоборцам, если бы такие существовали. Если бы Рейган был выдающимся актером, он не стал бы президентом США. Если бы Шмидт был выдающимся пианистом, он не стал бы канцлером ФРГ.

Правовая сфера

На основе фундаментального права западнизма развились и достигли колоссального размера государственное и частное право. Разумеется, между этими частями нет полной гармонии. Тем не менее государственное право в принципе не должно выходить за рамки фундаментального, а частное - за рамки государственного. Специальные лица и учреждения следят за тем, чтобы этот принцип выполнялся. Это не во всем удается, но в реальности устанавливается более или менее терпимое соответствие. Западнистское государство поработало основательно над разработкой правового кодекса общества - государственного права. Если, например, на заре американской государственности налоговые законы были записаны на нескольких страницах, то теперь для записи их потребовалось более десяти объемистых томов - увеличение в тысячи раз! И так во всем. К тому же в десятки раз возросло число сфер, потребовавших правовое регламентирование. И еще более грандиозных размеров достигла сфера частного права. Западное общество превратилось в общество правового тоталитаризма. Тут сложилась такая густая и запутанная сеть правовых норм и отношений, в которой рядовой гражданин самостоятельно не способен поступать без ущерба для себя. Потребовалось огромное число специалистов в этой сфере. И они появились, образовав особый социальный слой с высоким уровнем доходов и большим влиянием в обществе. Мало кто из граждан общества обходится без их услуг. А для значительной части граждан они суть неотъемлемый элемент их жизни. Такие граждане не могут сделать серьезный шаг без их советов и делового посредничества. Все мало-мальски значительные организации и предприятия имеют их в качестве постоянных сотрудников или партнеров. Этот слой разнообразен по составу. Его представители отчасти суть служащие государства, отчасти служащие частных фирм, отчасти сами частные предприниматели. Но все они выполняют функции в сфере государственности. По делам своих клиентов они имеют постоянные контакты с судебными органами и государственными учреждениями. Одна из догм западной идеологии гласит, будто суд в западных странах является независимым. Это мнение бессмысленно. Законы выдумывают и утверждают не сами судьи. Судьи суть служащие государства. Суд немыслим без полиции, тюрем и представителей слоя правовиков, о котором я только что говорил. Право не действует автоматически. Его изобретают люди, истолковывают люди, соблюдают или нарушают люди, следят за этим и принимают решения люди. Тут имеют место различные интересы. За правовую справедливость надо сражаться. За нее надо платить, и немало. Тот факт, что в западном суде представлены различные интересы и есть возможность для выражения различных мнений (это - признак демократичности), не означает, что решение суда есть решение академической задачи. Оно есть результат борьбы различных сил с противоположными интересами, если дело касается каких-то важных проблем, а объективная истина в таких случаях практически недостижима. Правовые нормы составлены так, что допускают различную интерпретацию. Они разнообразны, и в зависимости от ситуации могут быть выбраны различные варианты. От ловкости и связей специалистов-юристов зависит исход дела. На решения судов влияют многие неюридические факторы: средства массовой информации, личности участников дела, характер адвокатов, политические интересы, общественное мнение и т. п. Часто юридические процессы длятся годами и стоят больших денег. Все это общеизвестно. Информацией о юридических скандалах пестрят газеты. Эти скандалы разрушают образ западного суда как объективного, беспристрастного, неподкупного. Однако не стоит впадать и в другую, критическую крайность. Суд выполняет свои функции в условиях живого общественного организма и как элемент системы государственности, а не на небесах божественной справедливости. В современном западном обществе число возможных и фактических действий людей достигло таких масштабов и эти действия стали такими, что даже существующая правовая система уже не способна охватить их все и давать им однозначную юридическую оценку. Большой процент поступков людей, подлежащих юридическому контролю, вообще ускользает от внимания государства, особенно поступков запрещенных и наказуемых. Так что фактически имеет место сильная тенденция к снижению степени охвата общества правовой защитой. Преступники оказались лучше защищенными правом, чем их жертвы. Сфера социальных прав (право на труд, жилье, бесплатное образование и медицинское обслуживание и другие), высоко развившаяся в свое время в коммунистической России, почти полностью выпала из западного права. Начиная с некоторого уровня развития общества многие правовые нормы теряют свою действенность. В поведении определенных категорий людей и учреждений решающую роль приобретают внеправовые факторы: соображения целесообразности, тайные соглашения, сила денег, влияние общественного мнения, политические отношения, пресса, социальный статус людей. Вступает в силу древнее правило "что дозволено Юпитеру, не дозволено быку". Непомерно разросшееся право становится источником и оправданием неправовых действий влиятельных личностей, групп и кругов общества. Все это можно наблюдать в западных странах в формах, очевидным образом выходящих за границы правового общества. Многие явления "неправового" общества, служившие объектом критики на Западе, когда эти явления наблюдались в коммунистических странах, имеют место в самом западном мире в изобилии. Интересно, что значительная часть неправовых явлений возникла как результат разрастания правовой сферы. В рамках западного права и с его ведома развилось неправовое нормирование важных аспектов жизни людей, можно сказать - сверхправо.

Западнистские клеточки

Западнистское общество содержит клеточки обоих упомянутых в предшествующей части типов. Частные клеточки образуют тут пока подавляющее большинство и задают тон. Их роль тут настолько велика, что западнистское общество вообще рассматривается как частнопредпринимательское. Частные клеточки повлияли на характер прочих клеточек, так что можно выделить их общие черты. В западнистских клеточках наемные лица принимаются на работу по профессии. Профессиональная пригодность должна быть как-то подтверждена, а в случае достаточно высоких требований к профессионализму подтверждение должно быть, как правило, документальным (дипломы, свидетельства об обучении). Они принимаются на определенный срок. При этом между работодателем и нанимаемым заключается юридический контракт. Существует педантично разработанное законодательство на этот счет. При этом устанавливается заработная плата или ее рамки. Наемные лица получают зарплату независимо от реализации результатов их труда и труда клеточки в целом. От реализации результатов труда клеточки зависит ее судьба, если она частная, и судьба наемных работников в смысле сохранения рабочего места (клеточка может обанкротиться, и работники могут потерять работу). Работодатель не может безнаказанно по своему произволу обращаться с оплатой наемных работников, если это выходит за рамки юридических законов и конкретных договоров. Возможности увольнения работников ограничены законами и профсоюзами, если таковые имеются и если имеются соответствующие договора профсоюзов с предпринимателями. Западнистские клеточки существуют не сами по себе, а в среде себе подобных - частного предпринимательства, конкуренции, борьбы за существование и за успех, одержимости частной собственностью. В силу условий существования они создаются и существуют исключительно для определенного дела и ни для чего иного. Их структура и функционирование определяются исключительно условиями и интересами дела. Поэтому они максимально упрощены с точки зрения социальной структуры. В них нет никаких лиц, групп и организаций, ненужных с точки зрения интересов дела. Никакая партийная, профсоюзная, молодежная или какая-то иная организация не является здесь элементом структуры множества людей, занятых в клеточке. Сотрудники клеточки могут быть членами такого рода организаций, групп и движений, но не в рамках клеточки, а вне ее и независимо от нее. Этот аспект их жизни не влияет на функционирование их в рамках клеточки и клеточки в целом. Партии, профсоюзы и другие общественные группы и движения оказывают давление на хозяев клеточек и их администрацию, но это - внеклеточное, а не внутриклеточное отношение. Западнистская клеточка не есть коллектив в строгом смысле. В ней люди работают, и все. Социальная и интимная жизнь людей западного общества происходит вне деловых клеточек, а не в них. Внутри их люди выполняют свои деловые обязанности, продвигаются по службе или повышают квалификацию. У них могут быть свои взаимные симпатии и антипатии. Могут устанавливаться какие-то неделовые отношения, например любовные или криминальные. Но все это не становится общепризнанной нормой и важным фактором их официальной жизни. В деловых клеточках западнизма нет никакой внутриклеточной демократии. Внутри клеточек царит трудовая дисциплина, можно сказать, деловая диктатура. Западное общество, будучи демократическим в целом, т. е. политически, является диктаторским социально, т. е. в деловых клеточках. Фундаментальные принципы работы западнистских клеточек таковы: делать дело как можно лучше; добиваться максимального результата с минимальными затратами; максимально использовать силы сотрудников; исключить праздное времяпровождение во время работы; исключить использование сотрудниками рабочего времени и средств клеточки для личных целей, не имеющих отношения к целям клеточки; свести к минимуму число работников; оценивать их прежде всего по деловым качествам. Характерная клеточка западного общества, превосходно выполняя свои функции, является совершенно пустой и обездушенной с точки зрения социальной жизни внутри ее. Это - деловой механизм, а не объединение людей со всеми их достоинствами и недостатками. Для таких клеточек нужен человеческий материал, какой производится в западных странах, опыт организации трудового процесса по законам дела, какой накапливался столетиями, правила взаимоотношений между людьми в клеточках, между клеточками и между клеточками и властью, которые точно так же вырабатывались веками, а также наличие в обществе средств, как-то компенсирующих социальную опустошенность клеточек, на что тоже ушла длительная история. Такая предельная деловая рационализация западнистских клеточек не означает, что все неделовое, изъятое из нее, вообще изъято из общества в целом. Все то, что имеет какую-то ценность для общества и может стать источником дохода или предметом социальной жизнедеятельности, тут становится либо делом особого рода клеточек, либо функцией особого рода общественных организаций (партий, профсоюзов и т. п.). В обществе в целом происходит максимально возможное разделение дел, способностей, функций людей. Отдельные свойства людей и их объединений обособляются от них в виде дел особых клеточек. Но при всей рационализации человеческого материала последний остается людьми. А люди имеют потребность в непосредственном общении с другими людьми и в личных неделовых контактах. Западоиды удовлетворяют эту потребность вне клеточек. Но что-то остается и для клеточек. Кроме того, коммунальные отношения не исчезают и в деловых клеточках. И человечные свойства в какой-то мере сохраняются. Они заглушаются, растягиваются во времени, распыляются, оказываются нерегулярными и фрагментарными. Но если наблюдать поведение членов клеточек с близкого расстояния, длительное время и во всех отношениях с другими членами клеточек, можно заметить все коммунальные и человечные явления в "разжиженном" и замаскированном виде. Кроме того, они здесь опосредованы деловыми отношениями так, что не всегда обнаруживают себя в качестве неделовых. Тем не менее многие исследователи отмечают, что для значительного числа работающих людей их положение в клеточках превращается в ад. При этом в западнистских клеточках нет общественных организаций, которые могли бы взять под свою защиту жертв внутриклеточных драм.

Деловая культура

Современное высокоразвитое и достаточно большое общество - это десятки и сотни миллионов работающих людей. И все они должны быть обучены, чтобы выполнять свои деловые функции и поддерживать на должном уровне сложившуюся деловую культуру. Последняя на Западе складывалась в течение многих веков, вошла в плоть и кровь западных людей. Она образует более или менее устойчивую и преемственную часть "скелета" общества. Хотя в ней происходят изменения в характере профессиональной подготовки людей, остаются неизменными требования к качеству исполнения любых деловых функций. В этом смысле деловая культура является одной из принудительных сил, определяющих поведение людей. Раньше бизнесмены не ломали голову над проблемой воспроизводства человеческого материала на их предприятиях. Он имелся в изобилии независимо от них. Они использовали готовый материал. Это отношение в значительной мере сохранилось до сих пор. США до сих пор "снимают сливки" со всей планеты, соблазняя и подкупая высококвалифицированную и творческую рабочую силу из других стран. Но этот способ существования не покрывает всех потребностей западного бизнеса. И он на грани исчерпывания. В последние десятилетия возникли также три главных проблемы деловой культуры. Первая - технологический прогресс потребовал подготовки огромного числа специалистов нового типа с преобладанием высокоинтеллектуальных способностей. Сложившаяся система образования оказалась неподготовленной к такой технологической революции. Вторая проблема - усложнение всей деловой обстановки для предприятий и усиление борьбы за их выживание потребовало создания целой армии специально подготовленных, интеллектуально гибких и инициативных менеджеров, на роль которых годится далеко не всякий гражданин западной страны. Многие крупные фирмы сами стали создавать специальные школы, курсы, семинары с целью решения этой проблемы. И третья проблема - наводнение стран Запада выходцами из других стран породило тенденцию к снижению уровня деловой культуры.

Внутриклеточное управление

Мелкие и даже средние предприятия западных стран ни в каком особом органе управления не нуждаются. Функции управляющего органа в них выполняет сам предприниматель, нанимающий в случае надобности одного или нескольких помощников. Самый простой случай - секретарша. Лишь начиная с некоторого достаточно высокого уровня сложности дела возникает потребность в определенном количестве наемных работников, профессионально занятых делом управления - в особом управляющем органе. Управляющий орган предприятия состоит из наемного управляющего и наемных служащих, в задачу которых входят проблемы организации дела, человеческих ресурсов, финансов, обеспечения, торговли, рекламы, планирования, public relations. Если предприятие является акционерным обществом, оно выбирает совет директоров, который нанимает служащих для управления предприятием. Если предприятие является частным, все равно функция управления есть профессия, для овладения и исполнения которой собственность, как таковая, ничего не значит. Так что главой предприятия при всех вариантах фактически становится не владелец, а профессиональный управляющий. Система принятия решений является централизованной. Когда говорят о децентрализации и осуществляют ее, имеют в виду предоставление большей инициативы отдельным лицам из управляющего штата, т. е. о распределении власти и ответственности внутри управляющего органа. Но решающее слово все равно остается за главным управляющим (президентом) фирмы. Управляющий орган имеет иерархическую структуру, т. е. лестницу из отношений начальствования и подчинения. Служащим не только предоставляется работа, но и возможность подниматься по ступеням служебной иерархии, т. е. делать карьеру. Обращаю внимание на то, что образование управляющего органа, разделение функций в нем, иерархия начальствования и подчинения, служебная карьера - все это явления коммунальные, имеющие место в любом предприятии, достаточно большом по размерам и достаточно сложном с точки зрения функционирования. Каждое западное предприятие свободно выбирать характер своей деятельности (т. е. что производить или какие услуги предлагать), искать клиентов, добывать капиталы и материалы, нанимать людей по своему усмотрению. Однако эта свобода не абсолютна, а ограничена рамками законов и государственных учреждений, которые сдерживают и одновременно поддерживают предприятие. Кроме того, эта свобода играет фактическую роль лишь при основании предприятия и вживании его в среду, а также в критических ситуациях, когда надо принимать экстренные решения или менять характер и сферу деятельности. Но это происходит не так уж часто. Основная часть функционирования предприятия - более или менее стабильная рутина в рамках уже установившегося ритма работы. Западное предприятие работает в соответствии с кратковременным (годовым) и долговременным планом. План - необходимое условие работы всякого более или менее сложного предприятия в современном сложном общественном организме. Задача плана западного предприятия - сделать предприятие капиталистически рентабельным и конкурентоспособным на рынке сбыта своей продукции и услуг. План преследует прежде всего интересы предприятия, удовлетворяя какие-то потребности общества в качестве условия и следствия его реализации. Государство не командует предприятием, не предписывает ему ничего. Оно лишь регулирует выполнение плана, заставляя предприятие считаться с законами общества. Планы западного предприятия суть своего рода стратегия (долговременный план) и тактика (годовой план) поведения предприятия на рынке продукции или услуг. Они здесь не являются инструментом управления клеточкой. Коммунистическое и западное общество различаются не фактом наличия и соответственно отсутствия плановости работы предприятий, а целями и характером плановости. О коммунистической плановости речь пойдет в следующей части. Здесь же замечу следующее. Если считать плановость характерной чертой коммунизма, то и в западном обществе следует констатировать наличие, огромную роль и тенденцию к росту этого "коммунистического" феномена. Как я уже говорил, одним из принципов западных деловых клеточек и целых стран является стремление свести к минимуму расходы на дело, и в том числе - расходы на управление. Запад в этом отношении долго противился росту управленческого аппарата внутри клеточек и в обществе в целом. Но развитие пошло таким путем, что сопротивление было сломлено. Теперь каждая более или менее значительная фирма имеет контору, с помощью которой происходит управление фирмой и ее деятельностью в окружающем мире. Есть конторы, обособившиеся в виде самостоятельных фирм. Они вступают в деловые контакты с другими фирмами, которые что-то производят или предлагают услуги. Эти фирмы имеют свои управленческие конторы, а фирмы-конторы имеют свои деловые части. В обществе таким путем возникает гигантское число контор, которые приобретают огромную власть, так что общество становится своего рода системой контор. Деловая часть становится подчиненной части конторской. Приобретая инерцию роста и завоевав прочные позиции в обществе, управляющая система начинает разрастаться в силу своих собственных законов (частный случай законов коммунальности). Считается также, что коммунизму присущ командный (наряду с плановостью) способ управления, а западнизму - нет. Это мнение верно лишь отчасти. Конечно, государство не командует деятельностью частных клеточек. Но, во-первых, ими в известном смысле "командуют" банки. А во-вторых (и это главное) внутри клеточек действует тоталитарно-командный (можно сказать, диктаторский) режим, чего не скажешь о внутриклеточном управлении в коммунистическом обществе.

Западнистская экономика

Самым грандиозным и высокоразвитым образцом экономики является экономика западных стран - западнистская. Изучением ее занимаются множество наук и сотни тысяч специалистов. Я здесь ограничусь лишь чисто социологическим ее аспектом, к тому же лишь в той мере, в какой это требуется для описания эволюционного перелома нашего времени. Западнистская экономика не есть нечто раз и навсегда данное. Она прошла исторический путь от самых примитивных форм в виде мелких частных предприятий до современных грандиозных форм. Она в такой мощной степени повлияла на характер западных обществ и их эволюцию, что многие исследователи считали и до сих пор считают экономику основой всякого общества. Эта позиция наиболее отчетливо выражена в марксизме. Обратное влияние других подразделений общества на экономику отошло на задний план. А между тем в западных обществах вообще и в экономике в особенности произошли перемены, показавшие ограниченность этой позиции. Перемены эти заключаются не в том, что экономика стала играть меньшую роль в западном обществе, - ничего подобного не произошло, а в том, что именно чрезмерное развитие экономики прорвало границы экономики "сверху" и породило сверхэкономику, ставшую одним из компонентов сверхобщества. Западнистская экономика является в своей социальной основе частнособственнической и денежной в формальном аспекте.

Частная собственность

Как я уже сказал выше, западнистское общество считается частнособственническим и частнопредпринимагельским. К тому, что говорилось о частной собственности, добавим еще следующее. Частную собственность обычно рассматривают так, как будто это есть нечто раз и навсегда данное и неизменное При этом не различают понятие о частной собственности и сам реальный социальный феномен, обозначаемый этим понятием. И понятие при этом фигурирует в самом примитивном и аморфном виде. Частная собственность есть не только то, что как-то отражается в этом понятии, это - сложное, многостороннее и изменчивое явление, представляющее собою жизнедеятельность бесчисленного множества людей на огромном пространстве планеты в течение многих веков, если не тысячелетий. Частная собственность прошла длительный, сложный и полный драматизма путь, прежде чем достигла состояния, какое можно наблюдать в современных западных странах. На этом пути на нее обрушивали свой гнев лучшие представители рода человеческого, видя в ней источник зол. Против нее устраивались восстания и революции. В борьбе против нее приносились бесчисленные жертвы. Она не оставалась в долгу, сама наступала, сама обрекала на жертвы других, порождала неисчислимые страдания. И, несмотря ни на что, она сохранила обаяние и проявила удивительную живучесть. В каком виде она завершает XX столетие, рассмотрим ниже. Логический класс (множества) частных собственников в западных обществах стал настолько многочисленным, что эти общества можно считать (по крайней мере, в тенденции) тотально частнособственническими. В этом не было бы ничего удивительного, если бы речь шла об обществах, в которых большинство населения состояло бы из крестьян и мелких ремесленников (как это и было в не столь далеком прошлом). Но речь идет о современном западном обществе, которое, по утверждениям западных мыслителей, превзошло даже стадию индустриального общества и переходит в стадию постиндустриальную. Теперь мало сказать, что западное общество есть общество частных собственников. Теперь нужно выяснить, из кого состоит множество частных собственников, на какие подмножества (логические подклассы) оно разделяется. А с этой точки зрения западное общество выглядит так. Помимо традиционных категорий (логических классов) собственников и представителей знатных и богатых родов прошлого, уцелевших несмотря ни на какие исторические потрясения, частными собственниками считаются, например, такие. Городские владельцы частных домов, квартир, земельных участков, более или менее дорогого имущества, автомашин. Владельцы акций различных компаний. Наемные работники, являющиеся совладельцами своих предприятий. Рентнеры. Лица, держащие свои сбережения в банке (в том числе сбережения от зарплаты). Пенсионеры. Владельцы страховых полисов. И это - лишь малая частица видов собственников. Многие граждане западных обществ становятся частными собственниками не в силу мифического врожденного чувства, а вынужденно. Например, это имеет место в случае покупки жилья. Покупают его чаще в кредит, выплачивая кредит банку из зарплаты или других доходов, и до выплаты кредита собственником жилья хотя бы отчасти является банк. Для большого числа людей такая собственность превращается в кабалу на десятки лет. Многие становятся собственниками, не ведая того. Это, например, все те, кто страхует жизнь и имущество, держит свои деньги в банке, выплачивает из зарплаты на пенсию. Многочисленная категория высокооплачиваемых наемных лиц становится состоятельными частными собственниками, накапливая большие суммы денег и приобретая недвижимое имущество. Современное западное общество открыло практически неограниченные возможности для большого числа людей наживать значительные и порою гигантские состояния, не занимаясь предпринимательской деятельностью в традиционном смысле. Это - актеры, танцоры, певцы, музыканты, писатели, боксеры, теннисисты, модельерши, гонщики, игроки, изобретатели и т. п. Целый ряд профессий (врачи, юристы, тренеры, дирижеры и т. п.) позволяет человеку подниматься в слой богатейших людей. Одним словом, в современном западном обществе сложилась мощнейшая ткань (слово "слой" тут мало) частных собственников, которая воспроизводится на основе существующих условий. Имеет силу заметная тенденция превратить большинство граждан в частных собственников в той или иной мере, начиная с грошовой и кончая такой, когда отдельный человек оказывается владельцем суммы денег, превосходящей порою годовой бюджет сравнительно большой незападной страны из многих миллионов человек. А когда почти все в обществе суть частные собственники, то выражение "частная собственность" теряет социальный смысл. Оно ничего не говорит о реальной структуре населения страны. Множество частных собственников разделяется на подмножества, различия между которыми гораздо важнее с социологической точки зрения, чем общий признак быть частным собственником. Для понимания социальной структуры западного общества важнее не то, что владелец грошовой акции и владелец акций на миллионы долларов суть оба частные собственники, а то, что они принадлежат к различным социальным слоям и социальным классам общества. Отношение тут подобно тому, какое имеет место в армии между рядовым солдатом и генералом, - оба принадлежат к логическому классу (множеству) военных. Частная собственность уже сама по себе не является признаком, определяющим социальный статус членов общества. И даже величина собственности не сама по себе разделяет людей на различные социальные категории. Здесь играют определяющую роль и другие, более глубокие признаки. Сократилась власть многих отдельно взятых частных собственников над объектами их собственности. Не всех, конечно, и не над всеми объектами, но значительной (если не основной) массы собственников и над значительной (если не основной) массой объектов собственности. Произошло это не в силу происков коммунистов. И не потому, что собственники добровольно сдали свои позиции. Ничего подобного! Это произошло потому, что изменился состав множества частных собственников и характер объектов собственности. Например, собственник пакета акций крупного предприятия может продать эти акции или передать другим, но не в его власти закрыть это предприятие. Тем более мелкие акционеры не имеют никакого влияния на деятельность предприятия, акциями которого они владеют. Частный владелец почтовой компании не может по своему капризу прекратить работу почты. Аналогично обстоит дело с авиационными компаниями, с электростанциями и другими жизненно важными для членов общества объектами. Кроме того, отношения собственности настолько усложнились, что сами собственники зачастую уже не в состоянии разобраться в правовом аспекте своей собственности и принимать решения по своему усмотрению. Они нуждаются в особых специалистах и в особых государственных учреждениях для этого. Они выглядят в системе отношений собственности подобно мухам в паутине. Основная часть частной собственности приобрела символический и опосредованный характер. Символический - значит выраженный и зафиксированный в денежных знаках и документах, так или иначе выразимых в деньгах. Опосредованный - это значит, что использование каких-то объектов в качестве собственности осуществляется не самим собственником непосредственно, а посредниками. Основной функцией частной собственности для большинства граждан западного общества стала функция, подобная социальным гарантиям, какие имели место в коммунистических странах. Это - своего рода эрзац таких гарантий. Люди, обладающие частной собственностью, легче переживают трудные периоды (например, безработицу, инфляцию). Они свободнее и увереннее в выборе жизненного пути. Их дети имеют лучшие условия для жизненного старта, выбора профессии, образования, карьеры. Собственность дает лучшие условия для общения и доступ к жизненным благам, уверенность в обеспеченной старости. Частная собственность охватила все сферы жизни западных людей, стала всеобъемлющим стимулом их жизнедеятельности, завладела их умами и чувствами. Приобретение и увеличение ее стало основным содержанием всех видов деятельности, включая политику, науку, искусство, спорт, преступный бизнес. Основная масса западоидов с рождения до смерти живет в атмосфере одержимости частной собственностью, стремления иметь ее любой ценой, накапливать, охранять. И нет ничего удивительного в том, что апологеты западнизма считают стремление людей к частной собственности врожденным. Желание освободить людей от проклятия частной собственности, идущее со времен Христа и достигшее апогея в марксизме, завершилось ее триумфом. Но за это приходится как-то расплачиваться. Как - об этом я уже частично сказал выше. Добавлю к сказанному еще одно - отделение частной собственности от частного предпринимательства.

Частное предпринимательство

Частное предпринимательство заключается в следующем. Частные лица, являющиеся юридически свободными гражданами общества, на свои средства (деньги), которые суть их частная собственность, создают деловые клеточки - предприятия. Они суть частные предприниматели. Для этого они приобретают предметы, необходимые для деятельности клеточек, - средства труда. Клеточку могут образовать члены семьи или группа людей, договаривающихся о совместной деятельности. Более сложный случай - создатели клеточек нанимают людей, способных к деятельности, для которой создается клеточка. При всех обстоятельствах организаторы клеточек становятся их юридическими субъектами. Юридически устанавливаются отношения между юридическими субъектами клеточек и прочими членами (сотрудниками, работниками) клеточек. В случае наемных работников происходит разделение на работобрателей и работодателей (наемных работников). Их отношения точно так же упорядочиваются соответствующими законами. Частный предприниматель сам волен решать, чем должна заниматься клеточка, как устроена, как сбывать продукцию и т. д. Частные предприниматели имеют право распоряжаться деятельностью клеточки и ее продуктами по своему усмотрению - продавать или передавать другим, закрывать, реорганизовывать. Продукция клеточек предназначается не самим участникам их, а каким-то другим лицам, т. е. предназначается для сбыта за деньги (для продажи). Цель таких клеточек - использовать частную собственность и свой труд или также труд наемных лиц, чтобы оправдать затраты и получить прибыль, которую можно использовать в качестве средств существования членов клеточек, для продолжения деятельности клеточек, для выплаты налогов и, возможно, увеличения клеточек. Частные предприниматели и их предприятия должны это делать в течение длительного времени и регулярно. И лишь постольку, поскольку для достижения этой цели необходимо давать другим людям возможность зарабатывать на жизнь и добиваться каких-то успехов, эти клеточки играют общественно полезную роль.