Зиновьев Александр Александрович/На пути к сверхобществу/Идеология

На пути к сверхобществу
автор Зиновьев Александр Александрович

Содержание


Идеология

Советская идеология сложилась как идеология в принципе всего советского народа, лишь формально кажущаяся идеологией партии. Это не значит, что весь народ жаждал иметь такую идеологию и сам вырабатывал ее. С этой точки зрения большинство членов партии так же мало хотели иметь такую идеологию и так же мало участвовали в ее создании. Это значит, что она есть результат коллективных усилий, продукт массового творчества, навязываемый каждому по отдельности как нечто внешнее ему и даже чуждое. Она есть идеология для всего советского народа, а не для каких-то его избранных представителей и отдельных его групп. Ведь и религиозное учение не есть лишь учение для церковной организации, для попов и теологов. Через них религиозное учение навязывается всему населению страны без разбора. Точно так же обстоит дело и с идеологией. Советская идеология была государственной, обязательной для всех советских граждан. Отступления от нее и тем более борьба против нее считались преступлением. Официально считалось, что советская идеология была марксизмом-ленинизмом. Это верно в том смысле, что марксизм и ленинизм послужили основой и исторически исходным материалом для нее, а также образцом для подражания. Но неверно сводить ее к марксизму-ленинизму. Она сложилась после революции 1917 года. В разработке ее приняли участие тысячи советских людей, включая Сталина и его соратников. В нее вошла лишь часть идей и текстов марксизма XIX века, причем в основательно переработанном виде. Даже из сочинений и идей Ленина в нее вошло не все буквально в том виде, как оно возникло в свое время. Ленинизм вообще вошел в нее в значительной мере в сталинском изложении. Отражение жизни человечества и интеллектуального материала XX века заняло основное место в советской идеологии. Естественно, она складывалась как отражение и осмысление опыта реального коммунизма в Советском Союзе и других странах планеты, как феномен общества коммунистического. История не дала ей достаточно времени стать полностью адекватной своей роли в этом обществе, но в тенденции она стремилась к этому. Советская государственная идеология имела сложную структуру. В ней было устойчивое ядро. Только чрезвычайные обстоятельства могли позволить изменить его границы и что-то в его содержании. Например, для исключения из ядра идеологии формулы диктатуры пролетариата в применении к послевоенному советскому обществу и замены ее формулой общенародного государства потребовались десятки лет, в течение которых непригодность формулы диктатуры пролетариата в новых условиях стала очевидной для всех. Ядро идеологии было погружено в идеологическую среду, которую можно назвать актуальной идеологией. Границы последней не столь определенны, как граница ядра, и содержание ее более подвержено изменениям. Актуальная идеология, в свою очередь, погружена в более обширную идеологическую сферу, которую можно назвать потенциальной идеологией. Границы ее еще менее определенны, чем границы актуальной идеологии, а содержание еще более изменчиво. Эти три сферы идеологии можно проиллюстрировать таким примером. В ядре идеологии есть принцип познаваемости мира и объективности истины. Он не подлежит сомнению. В актуальной идеологии он обрастает комментариями и пояснениями, сложившимися под влиянием науки XX века, некоторыми сведениями из логики, психологии и других наук. В потенциальной же сфере допускается говорить о принципиально неразрешимых проблемах. Сочинения Маркса, Энгельса и их последователей, признаваемых в советской идеологии, входили в потенциальную идеологию целиком и полностью. Но далеко не все из них входило в актуальную часть. То, что было включено в актуальную часть и переработано в ней, функционировало уже само по себе, без содержательной связи с контекстом исторического марксизма. Ссылки на Маркса и Энгельса делались, но они носили уже сугубо формальный и даже ритуальный характер. В большинстве случаев они имели целью поднять престиж изрекаемых банальностей. Сочинения классического марксизма лежали на складах потенциальной идеологии. Их использовали лишь специалисты. Но даже многое из того, что из марксизма вошло в актуальную идеологию и в ее ядро, уже не могло на все сто процентов удовлетворить советскую идеологию. Идеология имеет два аспекта - мировоззренческий (учение о мире, о человеке, об обществе, о познании и т.д.) и практический (правила идеологического мышления и поведения). Практическая идеология есть совокупность некоторых образцов понимания явлений действительности, отобранных для тренировок людей в способе понимания, для натаскивания на некоторый стандартный способ понимания. В результате прохождения этого курса упражнений все люди в случае надобности понять новые (для них) явления действительности поступают сходным образом, у них вырабатывается сходная интеллектуальная реакция на окружение. Поэтому советские люди не сговариваясь и без подсказки со стороны высшего начальства одинаково реагировали на события, происходившие в стране и за границей, на научные открытия, на явления культуры и даже на явления природы. Идеология не просто формирует и организует сознание людей, она создает специальный коллективный интеллект и интеллектуальные стереотипы мышления. Об этом мы много говорили выше. Практическая идеология создает совокупность правил и навыков поведения людей в социально важных ситуациях. Зная ее, можно заранее предсказать, как будет себя вести средненормальный идеологически обработанный гражданин коммунистической страны в ситуациях такого рода. Это суть априорные правила в отношении конкретных индивидов в конкретных ситуациях, своего рода алгоритмы мышления и поведения. Особо важное значение практическая идеология имела для деятельности руководящих (управляющих) органов коммунистической страны, ибо она содержала целый ряд инструкций для их поведения. В сталинские годы идеология имела явно нормативный характер. В послесталинские годы эта роль идеологии внешне вроде бы ослабла. Но по сути дела, она лишь изменила форму и ушла вглубь. Идеология ставила перед руководителями страны общую цель, которая, независимо от ее достижимости или недостижимости, играла организующую роль и определяла направление стратегической деятельности руководства. Идеология давала общую ориентацию жизни коммунистического человейника и устанавливала рамки и принципы деятельности его власти. Она являлась основой и стержнем всей системы установок. Не случайно поэтому отказ от нее после 1985 года поверг советскую власть и советское население в состояние растерянности. Несмотря на значительные перемены в советской идеологии после Второй мировой войны, ее ядро все-таки составляли идеи, извлеченные из марксизма. Исторически марксизм возник с претензией на то, чтобы быть наукой. Эту претензию он сохранил и в качестве основы советской идеологии. Он оказался удобным в качестве идеологии побеждающих коммунистических режимов вовсе не потому, что он научен. Если бы он был наукой, он успеха иметь не мог бы. Для изучения науки, как известно, нужно специальное образование. Нужны годы и годы. Марксизм оказался удобным именно потому, что породил огромный поток идеологических текстов, обещаний и лозунгов, похожих на науку, но не требующих никакой научной подготовки. А "Капитал" Маркса стал своего рода библией идеологии главным образом потому, что его мало кто читал и еще меньшее число людей понимало. В России марксизм имел успех в значительной мере потому, что был западным явлением. Хотя в России своих доморощенных мудрецов было более чем достаточно, они не имели никаких шансов стать пророками в своем отечестве. Марксистская философия не стала наукой о мире, о познании мира и о мышлении по причинам как идеологического, так и внеидеологического характера. Однако это нисколько не умаляет ту роль, какую она фактически сыграла в советском обществе. Она возглавила колоссальную просветительскую работу, какую до того не знала история. Через нее и благодаря ей достижения науки прошлого и настоящего стали достоянием широких слоев населения. В антисоветской критике обратили внимание на отдельные случаи, когда советская философия играла консервативную роль (отношение к теории относительности, генетике, кибернетике и др.), и раздули эти случаи так, что они заслонили собою все остальное. Но они на самом деле затронули незначительную часть прозападно настроенной интеллигенции, которая мало что понимала в этом.

Идеологический механизм

Идеи, овладевая массами, становятся материальной силой, гласит одно из положений марксизма-ленинизма. Но что это означает на самом деле? Означает ли это, что достаточно людей ознакомить с некоторыми идеями и они, поняв их справедливость, начинают поступать так, как это предписывается познанными ими идеями? Идеи овладевают массами лишь при том условии, если какая-то категория людей сумеет овладеть массами, используя для этой цели идеи, отражающие интересы масс и служащие для удовлетворения их практических потребностей. Проблема состоит в том, чтобы овладеть массами, используя идеи лишь как лозунг, знамя, организующую форму. Советское общество создало для этого грандиозный идеологический механизм овладения массами. Главным в идеологии коммунистического общества является не идеологическое учение, а идеологический механизм. Идеологический механизм в широком смысле есть вся совокупность компонентов организации идеологической жизни общества. Он огромен. Вот в качестве примера лишь некоторые его элементы. Второй человек в системе власти курировал всю идеологическую жизнь специально. В ЦК КПСС был специальный секретарь по идеологии. Вопросами идеологии занимается несколько отделов - пропаганды, науки, культуры. На всех ступенях системы партийной власти имеется то же самое, что и на высшем уровне. То же самое в первичных партийных организациях. Аналогичную картину мы имеем в ВЛКСМ (в союзе молодежи). В армии - политическое управление, политические отделы, заместители командиров по политической части. Идеологические отделы в КГБ. Специальные идеологические учреждения вроде институтов в академиях наук (философии, экономики, истории), Академия общественных наук при ЦК КПСС, партийные и комсомольские школы. Идеологические отделы во многих учреждениях и органах власти, управления, образования. Идеологические факультеты и кафедры в учебных заведениях. Пресса, кино, телевидение, литература, искусство, спорт - и везде имеются идеологические работники, отделы, учреждения. Идеологический механизм советского общества в основных чертах сложился еще в довоенные годы. Но зрелого состояния он достиг в послевоенные годы, в особенности - после смерти Сталина. В его задачу входило, во-первых, сохранение идеологического учения в том виде, в каком оно было канонизировано в то время. Охранять его от ересей, расколов, ревизий, чуждых влияний. Содержать учение в состоянии актуальности. Принимались важные партийные и государственные решения. Вожди произносили длинные речи. В мире происходили важные события. Так что идеологам постоянно приходилось "подновлять" учение хотя бы свежими примерами к старым догмам. Осуществлять истолкование всего происходящего в мире в духе идеологического учения. Во-вторых, осуществлять идеологический контроль за всей "духовной" сферой жизни общества. В-третьих, осуществлять идеологическую обработку населения, создавать в обществе требующееся идеологическое состояние, пресекать всякие отклонения от идеологических норм. Идеологическая обработка людей есть основа и сущность процесса формирования человека коммунистического общества. Она охватывала все слои советского общества и все сферы и все периоды жизни людей, включала в себя идеологическое образование, идеологическое воспитание и вовлечение в идеологическую деятельность. Идеологическое образование есть ознакомление людей с идеологическим учением и развитие навыков идеологического мышления о явлениях, с которыми так или иначе приходится сталкиваться людям, а также ознакомление людей с событиями в стране и в мире, с достижениями науки и техники, истолкованными в духе идеологии. Идеологически образованный человек не становится глупее аналогичного ему во всех прочих отношениях человека. Скорее наоборот, как показывает опыт. Одна из причин сравнительно низкого интеллектуального уровня сочинений, критикующих советское общество и разоблачающих его язвы, заключается именно в плохом идеологическом образовании или в полном идеологическом невежестве их авторов. Идеологическое образование играло важную роль в профессиональной подготовке работников системы власти и управления, особенно - партийного аппарата. Через идеологию они получали какую-то более или менее правильную и даже научную информацию о человеке, человеческом обществе, о своем обществе и об окружающем мире и т.д., короче говоря - узнавали о том, что играло какую-то роль в их деятельности как правителей общества. Цель идеологического образования - привить людям определенные представления о себе и своем природном и общественном окружении. В результате прохождения этого курса все люди в случае надобности понимать какие-то новые явления действительности поступали сходным образом: у них вырабатывалась сходная интеллектуальная реакция на окружающее. Поэтому советские люди не сговариваясь и без подсказок со стороны начальства более или менее одинаково реагировали на события, происходящие в стране и за границей, на научные открытия, на произведения искусства, даже на явления природы. Задача идеологического воспитания - привить людям определенные качества, проявляющиеся в их поведении, важном с точки зрения признанных норм поведения в данном обществе. Не следует думать, что идеология стремится привить людям отрицательные качества - эгоизм, карьеризм, двуличие, продажность, ненадежность. Наоборот, стремится привить людям самые что ни на есть лучшие качества Стремление идеологии прививать людям положительные личные качества (честность, отзывчивость, скромность, правдивость, самоотверженность, ответственность перед коллективом и др.) выражает лишь стремление общества к самосохранению. Задача идеологического воспитания - воспитывать и поддерживать в людях качества, требующиеся от них как от членов коллектива. Человек коммунистического общества по преимуществу должен быть коллективистом. По этой причине главным объектом идеологического воспитания является не отдельно взятый человек (индивид), а коллектив людей как единое целое. И лишь как следствие воспитания коллектива объектом воспитания становятся его члены, т.е. отдельные индивиды. Идеологическое воспитание есть воспитание человека как члена коллектива. Воспитать коллектив - значит натренировать его жить и функционировать как единое целое в соответствии с требованиями, которые общество предъявляет к социально здоровому коллективу. А это - функционирование партийных, профсоюзных и комсомольских органов, деловых групп, администрации и всех прочих элементов целого. Коллектив должен быть способен своими силами обеспечить правильное исполнение этих функций. Третий аспект идеологической обработки населения - вовлечение людей в идеологические действия. Задача этого вовлечения - сделать всех граждан общества соучастниками и даже сообщниками мероприятий, затеваемых на высшем уровне, возложить на всех людей ответственность за совершаемое и прививать людям сознание ответственности за судьбы общества в целом. Это выражается в том, что все социально активное население страны принимает участие в бесчисленных общественных мероприятиях - собраниях, демонстрациях, выборных кампаниях, общественной работе. Регулярно проводятся идеологические кампании, охватывающие целые районы, области, республики и даже всю страну. Эти кампании приурочиваются к каким-то важным датам, постановлениям высших властей и из ряда вон выходящим событиям. От человека коммунистического общества требуется не покорность и послушание, а активность, но активность, желательная для власти. Результатом идеологической обработки является не некий фанатик идеологического учения наподобие религиозных фанатиков, а просто человек с определенным типом интеллекта ("поворота мозгов"), приспособленный жить в условиях коммунизма.

Коммунистический путь к сверхчеловеку

В эпоху Возрождения зародились две тенденции в эволюции человеческого материала. Одна из них исходила из благих намерений воспитать идеального человека на основе идей гуманизма, морали и просветительства, выработанных лучшими представителями рода человеческого. Принимались меры к воплощению этих идеалов человека в жизнь. И многое было достигнуто на этом пути. Самая грандиозная попытка воспитать образцового, высоконравственного и всесторонне развитого человека в массовых масштабах была предпринята в коммунистических странах, прежде всего - в Советском Союзе. Она имела частичный и кратковременный успех, поскольку массы людей поднимались из состояния нищеты, необразованности и мракобесия на уровень сравнительного благополучия, образования и культуры, а также поскольку все силы общества были брошены на обработку людей в духе светлых идеалов. Но исторические обстоятельства и природа людей оказались сильнее, и великий эксперимент по воспитанию нового коммунистического человека потерпел крах. Как я уже писал, советская идеология не стремилась прививать людям отрицательные качества - эгоизм, карьеризм, двуличность, ненадежность, продажность, подхалимство, лень, склонность к халтуре и обману и т.п., эти качества как раз порицались, сдерживались и ограничивались. Поощрялись самые лучшие качества - честность, отзывчивость, скромность, правдивость, трудолюбие, самоотверженность, преданность родине, стремление к образованию, к овладению культурой, к развитию способностей, к достойному поведению в коллективе и т.д. То же самое делалось для воспитания идеальных отношений между людьми и народами - дружбы, взаимного уважения, взаимопомощи, братства, равенства и т.п. И это не было лицемерие. Органы власти, деловые коллективы, школа, общественные организации и идеологические учреждения прилагали титанические усилия к тому, чтобы сделать людей и целые народы именно такими, сделать их своего рода коммунистическими ангелами. Если бы это не делалось, то жизнь в стране превратилась бы в кошмар. Советский Союз не выжил бы в труднейших условиях и десятка лет, не победил бы в войне 1941 - 1945 годов Германию, не стал бы второй сверхдержавой планеты. В Советском Союзе была предпринята попытка превратить все то, что было связано с трудовым процессом и жизнью первичных деловых коллективов, в главные жизненные ценности. До некоторой степени это удалось. Миллионы людей были захвачены трудовым энтузиазмом и романтикой труда. Западному обществу такое отношение к труду не свойственно. Тут работают, причем много лучше, чем в коммунистическом обществе. Но сам процесс труда и совместная деятельность людей тут не являются ценностью, как таковой, и в массовых масштабах. Они являются ценностью лишь в порядке исключения, да и то где-то на заднем плане. Тут работа рассматривается прежде всего и главным образом как дело и как техническая организация дела. Они оцениваются исключительно с той точки зрения, с какой они дают жизненные блага. Но сами по себе они не рассматриваются как блага. Они не есть самоцель и ценность независимо от приносимых ими благ. Попытка навязать всему обществу коллективный труд как высшую жизненную ценность имела некоторый успех, пока страна была бедной, общий жизненный уровень был низкий, материальные контрасты были сравнительно слабыми, а новые условия труда для многих были благом сравнительно с прошлым. По мере повышения жизненного уровня, роста образованности и культуры и более резкого расслоения общества стала формироваться новая система ценностей, оттеснившая ценности труда и коллективной жизни на задний план. Плюс к тому многие люди часто видели, что гораздо большего жизненного успеха добиваются не за счет героического труда и бескорыстного служения обществу, а за счет иных качеств - подхалимства, карьеризма, обмана, демагогии, жульничества, очковтирательства и прочих морально порицавшихся феноменов поведения. Была фальсифицирована сама система оценки качеств работников и вознаграждения лучших, так что лучшие отбирались с учетом качеств, мало общего имевших с реальными трудовыми и коллективистскими качествами людей. В результате верх взяла система ценностей, разрушавшая официально навязываемую, но исключающая возможность ее открытого признания, - система ценностей, официально осуждавшаяся как аморальная и преступная. Различие западнистского и коммунистического путей в отношении формирования сверхчеловека особенно отчетливо видно на примере критериев оценки отдельно взятого человека. Хотя марксизм выдвинул идею, согласно которой человек есть совокупность общественных отношений, для коммунистического общества он сделал исключение. В этом обществе, по идее марксизма, человек будет иметь ценность сам по себе, будет оцениваться по его личным достоинствам. В проблеме "Иметь или быть?" марксизм отдал предпочтение "Быть". Но намерение реализовать эту установку в реальном коммунизме потерпело неудачу. Упомянутая установка потерпела неудачу потому, что не соответствовала объективному социальному закону в оценке социальной значимости (важности) личности. Согласно этому закону член человейника оценивается как личность того или иного масштаба (ценности, важности) не биологическими, а социальными критериями, а именно - тем, какими социально значимыми способностями обладает человек, какое положение занимает в человейнике, чем владеет, какими материальными ресурсами и каким множеством людей распоряжается, на какое множество людей оказывает влияние, насколько известен, какова репутация, каковы социальные связи и перспективы. Все природные способности людей суть лишь средства достижения этого. Способности, которые не приносят человеку этого, не имеют социальной значимости. Их все равно что нет. И что бы ни говорили всякие морализаторы, будто человек ценен сам по себе, это было, есть и будет утешением для безвластных, бедных и безвестных. Когда говорят, что тот или иной человек есть безликое существо, это означает, что он имеет самую низкую оценку как личность. Значительные личности имеют высокую оценку в качестве личностей, хотя они могут быть полными ничтожествами как индивиды сами по себе. Примеры такого рода можно в изобилии видеть среди правителей, богачей и знаменитостей. Стремление иметь соответствует социальным законам. Бывают, конечно, исключения, но они суть отклонения от нормы. Стремление быть приносит социальный успех лишь как средство для удовлетворения стремления иметь. Советская идеология исходила из предпосылки, будто человек есть "совокупность общественных отношений" и будто из любого человека любого народа можно воспитать "коммунистического ангела". Этот эксперимент удался лишь отчасти и лишь на короткий срок. Природные качества людей и целых народов и те качества, которые вырабатывались у них в опыте практической жизни и под влиянием всякого рода негативных воздействий, оказались сильнее прививаемых искусственно советской идеологией. Западная идеология и пропаганда и заразительные примеры западного образа жизни нашли в Советском Союзе благоприятную почву. Началось стремительное идейное, моральное и психологическое разложение советского человеческого материала. Великий исторический эксперимент по изготовлению идеального человеческого материала закончился с негативным результатом. Реальные советские люди в массе своей воспринимали "высшие ценности" коммунизма не как самоцель, а лишь как путь к ценностям "низшим", как средство достижения материального благополучия, карьеры и привилегий. По мере того как повышался жизненный уровень населения, расширялись слои благополучных, росло число богатых и привилегированных и увеличивались их богатства, жители коммунистических стран все больше отдавали предпочтение "низшим" ценностям перед "высшими". Они стали видеть реализацию коммунистического идеала на Западе, представляя Запад в том виде, как его изображала западная антикоммунистическая пропаганда. Одной из черт рассматриваемой тенденции в отношении отдельно взятых людей было стремление сделать каждого человека всесторонне образованным и всесторонне развитым. Для этого делалось очень много. Широта и многосторонность советской системы образования и поощрение природных способностей детей были признаны во всем мире. Вместе с тем советское воспитание и образование было избыточным, практически нецелесообразным, излишне широким и в конце концов практически ненужным. В людях развивались претензии и самомнение, не соответствовавшие их природным данным и условиям их жизни. В посткоммунистический период широкая образованность советских людей буквально испарилась бесследно. Особенность Советского Союза (и России) заключалась в том, что он состоял из большого числа различных народов и этнических групп. Так что тут с самого начала встала задача, выходящая за рамки общества, а именно задача создания новой, наднациональной общности людей, т.е. сверхнарода. Задача эта была осознана. Но решение ее удалось лишь отчасти и на короткое время. В целом же решить ее так, чтобы новая общность стала исторически устойчивым объединением людей, не удалось. После формальной ликвидации Советского Союза в 1991 году эта общность быстро распалась на множество народов и этнических групп. Эта неудача не случайна. Создать единый народ тут было невозможно в силу геополитических условий, размеров страны и численности населения, этнических различий, различий в характерах народов и недостатка исторического времени. А для образования сверхнарода требовалось "вертикальное" структурирование населения, т.е. требовался народ-гегемон, какого в Советском Союзе не оказалось. Основной народ (русские) на эту роль не успел подняться. К тому же он исторически привык выживать за счет приспособления к условиям жизни на низшем социальном уровне, а политика власти и идеология сознательно препятствовали возвышению русских. Тут действовала установка на уравнение различных народов и этнических групп, на некое братство, причем большей частью - за счет русских. Стремление сделать каждый народ страны всесторонне развитым, так что даже малые и отсталые народы приобрели быстро все те атрибуты, которыми обладали народы большие (академии наук, университеты, консерватории, учреждения власти и т.д.), принимало карикатурные формы, гипертрофически развивало самомнение этих народов, не соответствовавшее их реальным данным. Рассматриваемая установка практически оказалась нежизненной, как и общая установка на воспитание идеальных людей. Так что уже на уровне человеческого материала советский коммунизм имел мало шансов выиграть битву с Западом за мировую гегемонию.

Распределение жизненных благ

В коммунистической идеологии считается, будто в коммунистическом обществе на первой стадии действует принцип "От каждого по способности каждому по труду", а на высшей стадии - принцип "От каждого по способности - каждому по потребности". Первая часть этих принципов якобы регулирует то, как члены общества отдают свои силы обществу, а вторая регулирует распределение жизненных благ. Эти принципы допускают различную интерпретацию. И при любой интерпретации они на самом деле не являются специфическими закономерностями реального коммунизма. Рассмотрим первую часть этих принципов. Выражение "по способности" можно истолковать в житейском вульгарном смысле, будто каждый будет развивать все заложенные в нем способности, проявлять их и использовать. Ясно, что в таком смысле этот признак никогда не будет осуществлен хотя бы по следующим причинам. Не любые способности индивида приемлемы для окружающих индивидов и для общества в целом. Не любые способности представляют интерес. У индивида просто не хватит сил и времени развивать все его потенциальные способности. Индивид может вообще не догадываться о том, на что он способен. Но это выражение можно истолковать и иначе, например так: 1) общество устанавливает, что считать способностями данного индивида в его данной социальной позиции; 2) в среднем и в тенденции индивиды, допущенные обществом к исполнению данных функций, исполняют их в меру своих средненеобходимых способностей. Этот принцип касается не потенциальных, а актуальных (реализующихся) способностей людей. Если подходить к проблеме способностей с массовой точки зрения, то потенциальные способности массы людей в данных условиях реализуются в их актуальных способностях последние суть показатель первых. Для отдельных людей тут может иметь место несовпадение. Однако и в отношении отдельных людей совершенно бездоказательны утверждения о их якобы загубленных талантах. О загубленных талантах есть смысл говорить лишь тогда, когда человек обнаружил свой талант заметным для окружающих образом и затем как-то потерял возможность его развивать далее и использовать (Мусоргский, Лермонтов, Есенин, Маяковский). Но это - исключения из общего правила. Обычно подавляющее большинство людей среднеспособно или среднебездарно. В таком практически трезвом понимании этот принцип реализуется во всяком большом и сложном обществе, а не является особенностью коммунизма. Конечно, от способностей зависит то, какое место в обществе занимают отдельные люди. Но этот фактор - не единственный, влияющий на судьбу этих людей. А когда речь идет о десятках и сотнях миллионов среднепосредственных людей в сложном обществе с разнообразными профессиями, социальными позициями, должностями, способами добывания средств существования и т.д., распределение людей по ячейкам общества, по должностям, по профессиям и прочим "точкам" приложения их сил осуществляется совсем по другим принципам. Природные же способности используются лишь как одно из средств занять наилучшее положение в жизни и получить для себя как можно больше различных благ. Обратимся ко второй части рассматриваемых принципов. Допустим, вы решили педантично следовать принципу "Каждому - по труду" при вознаграждении работников за их деятельность. Если люди заняты одинаковой деятельностью, еще можно сравнивать их труд по их результатам. Но как быть, если люди заняты разнородной деятельностью и сравнивать их труд по результатам деятельности оказывается невозможным? Как сравнить труд начальника и подчиненного? Имеется единственный общественно-значимый критерий сравнения труда в таких случаях: это - фактические социальные позиции людей. Средненормальное осуществление деловых функций человеком в данной его социальной позиции соответствует его труду, отдаваемому обществу. Практически принцип "Каждому - по труду" реализуется как принцип "Каждому - по его социальному положению". И реальные люди в реальном коммунистическом обществе прекрасно это понимают на своем опыте. Следствием действия этого принципа является борьба людей за улучшение своей социальной позиции. Распределение жизненных благ есть то, с чего граждане начинают познавать сущность своего общества. Неравенство в распределении прежде всего прочего порождает социальные эмоции. Люди, как правило, стремятся устроиться в жизни так, чтобы иметь как можно больше жизненных благ, тратя на это как можно меньше сил и избегая риска. Поднятие производительности труда, на которое рассчитывали идеологи коммунизма, оказалось одной из самых трудных проблем для этого общества в значительной мере из-за такого отношения к труду. Поэтому коммунизм вынужден прибегать к мерам внешнего принуждения и контроля, а также к созданию таких условий деятельности, в которых люди вынуждаются как-то исполнять свои обязанности под угрозой наказания и потери достигнутого. Выражение "по потребности" тоже допускает различные интерпретации, по крайней мере такие: 1) будет достигнуто изобилие жизненных благ; 2) любые потребности людей будут удовлетворены; 3) общество будет решать, что считать потребностью человека. Очевидно, что во втором смысле принцип "по потребности" никогда реализован не будет. Изобилие же - понятие относительное, исторически определенное. Тот жизненный уровень, который в прошлые века мыслился как изобилие, в Советском Союзе мы имели для огромного числа людей. Число людей, живших у нас по потребности в этом "скромном" смысле, было больше, чем все население России до революции. Тем не менее это не устранило неравенство, недовольство своим положением, зависть, жажду иметь больше. Я вообще считаю, что рост благосостояния населения стал одной из причин краха нашего русского коммунизма. Он усилил расслоение общества и материальное неравенство. Жажда иметь росла быстрее и сильнее, чем возможность ее удовлетворять. На этой основе возникло другое, чисто обывательское истолкование принципа "по потребности" - как удовлетворение желаний современных людей. А желания эти возросли настолько, что даже официальная идеология Советского Союза отодвинула исполнение этого принципа в неопределенное будущее. Советские люди уже представляли себе изобилие коммунизма по крайней мере в виде высокого жизненного уровня некоторых западных стран. Основатели учения марксистского коммунизма вряд ли подозревали о холодильниках и телевизорах как предметах первой необходимости, вряд ли думали, что автомобиль станет заурядным средством транспорта. Но советский обыватель уже не мыслил себе коммунизма без многокомнатной квартиры со всеми удобствами, без телевизора и холодильника, без личного автомобиля и без дачи. Официальная идеология Советского Союза почувствовала опасность, которая кроется в таком истолковании весьма неосторожного заявления классиков марксизма, и стала говорить о разумных потребностях, контролируемых и регулируемых обществом. А это была лишь замаскированная форма выражения фактического положения вещей, а именно - того факта, что потребности человека в коммунистическом обществе определены возможностями их удовлетворения. Советская идеология невольно стала склоняться к третьему, к социологическому пониманию потребностей: не всякое желание человека есть потребность, а лишь такое, которое общество признает в качестве потребности этого человека. А это значит, что предполагается некоторый общезначимый уровень удовлетворения нужд человека на данном уровне его социальной иерархии, т.е. некоторая норма потребления. Иметь по потребности - значит иметь в рамках этой нормы, а иметь не по потребности - значит превышать или не достигать нормы. Реализация принципа "по потребности" не устраняет на деле экономического и тем более социального неравенства людей. Большинство советских людей жило, как говорится, "от получки до получки", имея незначительные накопления или не имея их совсем. Но некоторая часть населения накапливала значительные богатства и передавала их по наследству. Это - представители высших слоев, а также лица, имевшие возможность безнаказанно грабить государственную собственность, спекулянты, деятели теневой экономики, члены уголовных мафий и т.д. К концу брежневского периода произошло сращивание этого криминального слоя с правящими слоями. Накопленные материальные богатства являются при коммунизме личной собственностью. Они проживаются (тратятся), передаются по наследству, используются для карьеры и устройства детей. Но они не используются как средство приобретения новых богатств, т.е. как капитал. Это делается в порядке исключения и нелегально. Главными источниками жизненного успеха при коммунизме является образование, квалификация, личные способности, личные связи (протекция) и карьеристская ловкость. Со временем все большую роль стало играть социальное положение родителей. Основное богатство человека коммунистического общества - его положение на лестнице социальной иерархии, его социальное положение, занимаемая им должность (пост). Вокруг этого основного богатства крутятся самые сильные интересы и страсти. Деньги, конечно, играют роль, но иную и иначе, чем в обществе капиталистическом. Имея хороший пост - имеешь и деньги, а многое имеешь и без денег, используя возможности, какие предоставляет пост. Деньги, приобретенные без поста, суть либо продукт преступления, либо исключение. Преимущество коммунистического богатства перед прочими формами состоит в том, что его не захватят грабители, не украдут. С ним не потерпишь банкротство и не разоришься. В большинстве случаев оно гарантировано. Оно автоматически растет с каждым шагом карьеры. Вся основная борьба за богатство здесь происходит в сфере делания карьеры, причем по правилам карьеры, т.е. по правилам коммунальности, которые люди постигают чуть ли не с пеленок и которые легко усваиваются и даже открываются вновь даже самыми безнадежными тупицами. Неизбежным следствием этого является низкая (сравнительно с Западом) деловая активность и тенденция к экономическому застою. В коммунистическом обществе распределение жизненных благ оторвано от их производства, лишь в незначительной степени зависит от последнего. Причем в социальном отношении распределение доминирует над производством, так что это общество можно назвать распределительским. Государству приходится прилагать огромные усилия, чтобы поддерживать и развивать производство. Коммунистическое неравенство создается в силу принципов распределения, порождаемых законами коммунальности. В коммунистическом человейнике распределение жизненных благ есть функция системы власти и управления. В идеале тут все работоспособные должны иметь в качестве источника существования заработную плату, и только. Прочие должны жить за счет работающих членов семьи или на пенсию. Хотя различия в уровне тут огромные, коммунизм создавал более равномерное распределение благ, чем в обществах западного типа. Здесь ограничивались высшие уровни и повышались низшие. Тяготы распределялись на всех. Конечно, не в одинаковой мере, но все же резкие контрасты сдерживались. Нищета в строгом смысле слова тут ликвидировалась, а чрезмерное обогащение преследовалось как преступление. Коммунизм оказался способным даже в труднейших условиях Советского Союза обеспечить удовлетворение некоторых минимальных потребностей практически всех граждан в жилье, пище, одежде, образовании, обучении профессии, медицинском обслуживании, отдыхе, развлечениях и безопасности. Люди жили с уверенностью в этом. И это было величайшим достижением в истории человечества. Что касается изобилия, то по этому поводу следует сказать следующее. Изобилие не есть "по потребности". Изобилие относительно. Что есть изобилие для одних и в одно время, выглядит как бедность для других и в другое время. Изобилие не есть равенство (нечто одинаковое для всех), бывает иерархия изобилии. Идея создать изобилие для всех утопична. Реалистична идея изобилия для избранных, которая всегда осуществлялась для более или менее широкого круга людей. Прогресс человечества в этом отношении заключается в расширении круга избранных и в повышении уровня изобилия. В наше время многие миллионы людей живут лучше, чем в прошлом жили самые богатые и знатные люди, включая вождей и королей. Уровень средних слоев Советского Союза (не говоря уж о странах Запада) показался бы сказочным даже состоятельным людям прошлых веков. Изобилие не устраняет неравенства в распределении - это объективный социальный закон. Для широких слоев населения психологически важно не то, чтобы все стали богатыми (в это не верит никто). А то, чтобы не было чрезмерно богатых. Исторически были найдены способы решения этой практически неразрешимой проблемы: привилегированные (избранные) слои населения всегда так или иначе отделялись от прочей массы людей, образуя особые замкнутые слои, классы, касты и т.п. Этот процесс начался и зашел достаточно далеко и в советском человейнике.