Зиновьев Александр Александрович/Нашей юности полет/СОМНЕНИЯ

СОМНЕНИЯ

Получив сообщение Интеллигента, Егоров не поверил ему. Фантазирует! Цену себе набивает! Выслужиться хочет! Чтобы человек скрылся от органов - такого не бывает. И чтобы ему помогали другие?! Нет, Интеллигент явно загибает. Надо все тщательно проверить, чтобы не попасть впросак. Но если это действительно правда, то удача сама идет в руки Егорову. Такой случай нарочно не придумаешь. Вверху, конечно, могут. Но на уровне полка - ни за что. Если это правда, то перевод в дивизию Егорову гарантирован. А Интеллигента через годик вполне можно будет направить в школу органов. Этот парень далеко пойдет! Образованный. Что же, новая смена растет. У нас не те условия были. Но мы свой долг честно выполнили.


НА ПУШКУ

Среди приемов Егорова был один, уже проверенный в масштабах всей страны и всей ее истории: взять на пушку. Делается это так. Подозреваемый вызывается для "душевного разговора". Ты говоришь ему, что это не допрос, а задушевный разговор старого коммуниста со старым коммунистом, беспартийным большевиком, молодым товарищем, - в зависимости от возраста и положения допрашиваемого. Не забудь пошутить: мол, это пока не допрос (ничто так не располагает к откровенности, как здоровая шутка). Помогает также такая шутка: садись, мол, Иванов; на стул садись, ха-ха-ха; пока на стул, ха-ха-ха! Затем говоришь, что задача органов - не карать, а помогать. Караем мы закоренелых врагов. А наших людей... Ты же не враг, Иванов?.. Наших людей мы защищаем от врагов. Подозреваемый от такого дружеского, теплого обращения расслабляется. И ты ему в этот самый момент лепишь прямо в лоб: выкладывай, Иванов, сам все начистоту, от нас ничего не скроешь, нам все известно, но мы даем тебе возможность самому... Если подозреваемый делает изумленное лицо, - мол, он не понимает, о чем речь, - подкидываешь ему фактик. Пусть пустячный, но обязательно достоверный. И не забудь еще раз сказать, что от нас, от органов, ничего не скроешь. Но на сей раз не так дружески, потверже. Сделай ударение на слове "органы". Обычно подозреваемый сразу же капитулирует и начинает наговаривать на себя лишнее. Твоя задача - отделить истину от вранья и направить признание в нужное русло. А если подозреваемый упорствует (что бывает редко, но бывает), излагай свои материальчики сполна. Тут промаха быть не может, проверено. Но если материальчики - клевета (что тоже бывает), скажи с усмешечкой, что ты просто хотел проверить подозреваемого. Мол, время теперь - сам знаешь какое. Кругом враги. Мы, органы, должны быть всегда начеку. Но, между нами говоря, нет дыма без огня. Так что, Иванов, выбирай: или в дело пойдет этот материальчик (не будут же ответственные лица зря выдумывать), или... Вот бумага, карандаш. Пиши чистосердечно обо всем. О чем? Ты что, неграмотный? Ну ладно, я тебе продиктую. Пиши!..
Обдумывая предстоящий разговор со Студентом, Егоров решил "пришить" ему намерение бежать в Японию и унести с собой военные секреты, касающиеся их воинской части. Что до Японии отсюда - пять тысяч километров, и главным образом по необитаемым местам и через зону вечной мерзлоты - не помеха. Как раз наоборот, именно такие обвинения действуют наиболее деморализующе. Тоже проверено.


РАЗГОВОР ПО ДУШАМ

Он приказал привести Студента среди ночи - это тоже дает дополнительный эффект. Угостил чаем (это располагает к интимности). - Хочу поговорить с тобой по душам, - начал Егоров. - Это не допрос. Пока не допрос. Пока - беседа старшего товарища с молодым. Ты же комсомолец! Так вот, выкладывай начистоту. Ты что, задумал нас за нос водить?! Неужели ты думаешь, что органы можно обмануть? Откуда тебе известно, какие были намерения органов, когда тебе позволили сюда прибыть?! Да, позволили! От нас ничего не скроешь. Никуда от нас не скроешься. Ну как, будем сами говорить, по-хорошему, или?..
И через полчаса Студент рассказал все. Сознался, что хотел бежать в Японию и сообщить военные секреты.
- Ну, это ты, брат, загнул малость, - рассмеялся довольный Егоров, наливая Студенту еще стакан чаю. - До Японии знаешь сколько отсюда? Да и какие тебе секреты известны?! - И Егоров рассказал Студенту популярный в то время среди чекистов анекдот. - У одного профессора, понимаешь ли, был друг чекист. Ха-ха-ха!.. Приходит профессор к чекисту в гости и жалуется, что у него один студент очень плохо экзамен сдал. Ха-ха-ха! "Я попросил его ответить хотя бы, - говорит профессор, - кто написал "Евгения Онегина", а он ответил, что не он". Ха-ха-ха! Понимаешь? Говорит, не я! Ха-ха-ха! На другой день чекист встретил профессора. Ха-ха-ха!.. "Все в порядке, профессор, - говорит чекист, - студент сознался: это он написал "Евгения Онегина". Ха-ха-ха!.. Ха-ха-ха!.. - Насмеявшись до слез, Егоров отпустил Студента. - Иди пока, спи! А мы будем думать, что с тобой делать. Дело, брат, серьезное. Нельзя без последствий оставлять. Я бы рад... Да сам знаешь, если замолчу, по головке меня не погладят. Иди, спи пока!


ЭПИЛОГ

Утро. Светит ослепительное, но холодное солнце. Под ногами серебрится и хрустит снег. Двое караульных конвоируют Студента в Особый отдел дивизии. Студент без ремня. Воротник шинели поднят. Вид у него жалкий. Не лучше выглядят и конвоиры. Им тоже холодно. Группу обгоняет полковая штабная машина. В ней - особняк Егоров. Он спокоен и уверен. Жаль, конечно, парня. Совсем еще мальчишка. И из нашего брата, из рабочих и крестьян. А что поделаешь?! Интересы партии и государства превыше всего!