Зиновьев Александр Александрович/Нашей юности полет/НАЧАЛО

НАЧАЛО


Бог. Ну-с, молодой человек, с чего начнем?
Человек. Какой молодой! Я, как у нас говорят, ровесник Октября. Для страны немного. А для отдельного человека слишком много. Даже наши вожди считают такой возраст средним, а не молодым.
Б о г. Я же пошутил!
Дьявол. Хорошенькие шутки! Человек на краю моги-лы, а он со своими дурацкими шутками! Хотите анекдот?
Ч е л о в е к. Не надо. Мне Сосед надоел со своими анекдотами. А какой анекдот? Раз уж заикнулся, давай!
Д ь я в о л. "А что, - спрашивает врач, - покойный перед смертью потел?" - "Потел". - "Потел - это хорошо". Ха-ха-ха!
Человек. Старо! А такой вот слышали? "От чего умер покойный?" - "От гриппа". - "А, это не опасно". Ха-ха-ха!
Дьявол. Старо! А вот еще...
Б о г. Послушайте, зачем мы собрались -слушать анекдоты с бородой или обсуждать проблему жизни?! Начнем!
Дьявол. Определим сначала понятие начала, как требует современная наука и формальная логика.
Бог. Начало жизни есть рождение.
Д ь я в о л. Не могу согласиться, коллега. Начало - момент, когда человек осознает себя, когда рождается "я". Более того, момент, с которого он помнит себя как "я".
Бог. Но ему жить, а рождение не подвластно ему, и весь кусок жизни до того, что Вы считаете началом, из жизни не вычеркнешь.
Д ь я в о л. Но ему принимать решение, а не нам. Неизвестно, будет он жить или нет. А решение он должен принять на основе того, что вспомнит.
Бог. Но человек может помнить многое из своей жизни еще до того, как осознал свое "я". Может многое помнить из рассказов других. Ваше начало неопределенно, а вы еще настаиваете на логике! Ему решать, будет он жить или нет. Но мне решать, с чего он начнет жить.
Дьявол. Слышишь? Прежде, чем ты осознаешь себя в качестве индивидуальности, тебе предстоит прожить большой кусок бессознательной жизни. Вот тебе первая неприятность! Кстати, когда ты начал осознавать свое "я"?
Человек. А что это такое?
Бог. Ха-ха-ха! Хорошенькое начало, если он сам вообще не знает, что это такое.
Дьявол. Ну, когда ты начал себя осознавать в качестве человека?
Человек. Никогда.
Дьявол. Не может быть!
Ч е л о в е к. А вы проживите мою жизнь, тогда сами увидите, что все может быть.
Бог. Ха-ха-ха! Ох, уморили! Начать с того, чего не было вообще!
Дьявол. По Гегелю ничто есть начало всего.
Бог. Может, и Маркса припомните? Начинаем с начала: с рождения! Материнская ласка...
Дьявол. Мокрые пеленки...
Человек. Мать говорила, что из-за голода у нее пропало молоко. Как я выжил, одному Богу известно...
Дьявол. Как он выжил?
Бог. Выжил - значит, надо было!
Человек. Вместо молока - пережеванный черный хлеб с солью. Да и хлеб-то пополам с мякиной. Мать говорила, я весь год кричал день и ночь: животик болел. Она спала не раздеваясь. Спала!.. Дремала около люльки... Нет, не хочу повторять это!
Дьявол. Что я говорю?! Все-таки моя диалектика тут вернее, чем ваша...
Бог. Если мне не изменяет память, это вы сами начали с логики.
Дьявол. Пусть так. Мы должны предоставить самому Человеку решать, что есть его жизнь.
Бог. Наша обязанность напомнить ему все то хорошее, что было в его жизни.
Дьявол. И плохое. А где критерии? Кто судьи? Назови мне любое хорошее явление, и я в нем найду плохую сторону. Вы уже убедились в этом на примере младенчества. А результат?
Б о г. Мы должны стремиться к объективности.
Дьявол. Нонсенс! Жизнь есть по сути своей субъективность. Описать жизнь объективно - значит повторить ее. А мы как раз решаем, стоит ли ее повторять. Парадокс логически неразрешим.
Бог. Есть непреходящие, абсолютные ценности.
Д ь я в о л. Но Человек оценивает их со своей преходящей, относительной позиции.
Бог. Ладно, пусть будет как в демократическом суде. Я буду представлять добро, вы - зло, а Человек будет судьей и вынесет приговор.
Д ь я в о л. А почему, собственно говоря, вы выбрали именно этого индивида?
Б о г. Он - ровесник Октября. Судя свою жизнь, он судит революцию и все то, что было после нее.
Дьявол. Скажите, когда вы узнали об Октябрьской революции?
Человек. Почувствовал еще в пеленках. Я же сказал уже, что весь год непрерывно плакал. В избе висел портрет Ленина. Но он висел рядом с иконами. Иконы мне нравились больше - красочные, сверкающие, лампады с огоньком. А узнал я об Октябре толком в школе. Мое обучение началось с лозунгов, с марксистских истин, с призывов и обещаний вождей.
Дьявол. Ничего не скажешь, удачный выбор. А что вы помните о прошлой, дореволюционной жизни?
Человек. Все.