Димиев Айрат/Классная Америка/Апофеоз/Не ваше дело обсуждать закон

Классная Америка
автор Димиев Айрат

Не ваше дело обсуждать закон

Опишу ещё два события, произошедших в школе в этом же году.

Событие первое — раз в неделю нас стали загонять на полуторачасовые занятия, посвященные изучению педагогической книжки Integrating Differentiated Instruction двух американских авторов. Я не буду вас утомлять содержанием этой книги, да в ней, по сути, и нет такового. Таких книг в Америке сотни. Просто почему-то выбор нашего директора пал именно на эту. Когда я их просматриваю, то всегда удивляюсь, как американским авторам удается, не стесняясь, выдавать старые истины за свои и суперсовременные. Ну да ладно. Я хочу описать не содержание книги, а форму наших занятий по ней.

Для занятий весь коллектив поделен на несколько групп по 20 — 30 человек. Руководить занятием назначен один из завучей. Нашей группой руководит Виктор Уиллис, Dean of Instruction — главный завуч, как раз ответственный за учебный процесс. По должностным обязанностям именно на нем лежит основной труд внедрения в учебный процесс директорской реформы. Он в нашей школе человек новый. В прошлом году был просто завучем, а в этом стал старшим, по непонятным мне причинам оттеснив с этой позиции опытнейшего специалиста и очень порядочную женщину — Полу Кокс.

В целом Виктор неплохой парень, вежливый, обходительыный, невредный. Вот только пока не пользуется большим авторитетом у учителей. Дело в том, что до работы в нашей школе он был тренером университетской команды по баскетболу. А вот теперь стал завучем. Разумеется, он не понимает сути учебного процесса. Бывает очень весело, когда, пытаясь объяснить какое-то положение этой книги, он на полном серьезе приводит нам пример из своего тренерского опыта. И вот этот человек учит опытных учителей с 20-30-летним стажем тому, как им нужно строить образовательный процесс. Ему самому эта книга нравится. Он так и говорит нам: «Я в ней нашел для себя много нового». Мы верим, но сами не находим. Однако вынуждены сидеть и слушать прописные истины.

Второе событие связано с TAKS-тестами. Ввиду важности вопроса администрация школы решила нацелить учителей на подготовку студентов к тестам. На мою беду, худшие результаты у студентов из года в год по предмету Science, объединяющему биологию, а также химию и физику на самом примитивном уровне. Как я уже отметил ранее, естественная сложность в том, что ученики прошли тестируемый материал год или даже два назад и к моменту теста мало что помнят.

Для решения проблемы школа обратилась к услугам консалтинговой фирмы. Владелица и она же руководитель фирмы Ms. Kilgo — очень энергичная старушка лет семидесяти — лично выступила перед собранными по такому случаю учителями химии и биологии. Сначала, как водится, она рассказала нам о своем прошлом педагогическом опыте. Особенно подчеркнула, что в начале своей карьеры преподавала природоведение в начальной школе, чтобы мы не подумали, будто она не разбирается в предмете. Закончила свою карьеру, как водится, директором и вот теперь делится своим опытом с другими.

Сразу после представления она прямо заявила, что за все время работы в консалтинге ещё ни разу ни встретила учителя химии, одобрительно отозвавшегося по поводу TAKS-тестов. Дело в том, что вопросы по разделу «химия» не соответствуют учебной программе. В тест включены вопросы по четырем второстепенным разделам: 1) разница между физическими и химическими процессами, 2) закон сохранения массы, 3) периодические свойства элементов, 4) вода и водные растворы, кислоты и основания. И это вся химия.

«Это ваша проблема, нравятся вам эти вопросы или нет, — заявила лектор, — это государственный экзамен, который имеет статус закона. Не ваше дело обсуждать закон. Ваша задача как педагога — сделать все, чтобы студент сдал тест».

С этим мы уже давно смирились и не возникали. Но есть и другой закон — учебная программа, которую никто не отменял и которой мы должны следовать. С этой точки зрения два государственных закона просто входят в противоречие друг с другом.

В конце концов администрация школы решила следующее. Во-первых, из всей учебной программы в первую очередь особое внимание обратить на материал, включенный в тест. Во-вторых, две недели, предшествующие экзаменам, во всех классах заниматься исключительно подготовкой к тестам в виде разбора вопросов из тестов предыдущих лет. Дело в том, что из года в год вопросы в тестах очень похожи.

Это было здравым решением, и вот эта-то мера как раз и дала требуемый результат. Результаты тестов в этом году заметно улучшились. А я в очередной раз подумал, сколько проблем из-за одного теста. И это только в одной школе! А сколько их по нашему дистрикту? А сколько по всему штату? Сколько человек изворачиваются, выдумывают разные лазейки, меняют учебную программу из-за того, что кто-то в образовательном департаменте штата придумал этот неадекватный тест. Столько людей это видят и понимают, высказывают свое мнение, но это ровным счетом ничего не меняет. Вы внизу сидите там и делайте, что вам говорят. А вот уважаемые люди наверху с опытом тренера баскетбольной команды (человек, хоть немного знакомый с реальным образованием, никогда бы не придумал такого теста) решат, что хорошо для подрастающего поколения штата, а что плохо. И это тоже одна из главных особенностей Америки, самого демократического государства в мире.

А теперь давайте ещё раз вернемся к мотивациям нашего директора. Ранее я предположил, что он, может быть, просто не понимает, что внедряемая им программа нежизнеспособна. А почему, собственно, я так думал? Нужно ли считать себя умнее других? Может быть, он как раз очень даже хорошо все понимает? Понимает главное — заниматься реальным образованием, давать ученикам настоящие знания нет никакого смысла. Во-первых, этого с него никто не спрашивает, так как это никому не нужно: ни вышестоящему начальству, ни ученикам, ни их родителям. Стремление к настоящим знаниям вообще не в традиции американского общества. Во-вторых, если бы он даже захотел, это попросту невозможно сделать, так как большинство наших учеников в силу их знаний и умственных способностей в принципе невозможно обучить тем дисциплинам, которые значатся в учебном плане.

В сложившейся ситуации как человек неглупый и опытный директор пошел другим путем. Очень важно, что на этом пути он ни на йоту не отступает от линии партии: No child left behind, Every student can learn, High expectations… — это раз. В результате игры отметками общая успеваемость в школе стала до неприличия высокой — это два. Результаты государственных TAKS-тестов из-за предпринятой массированной подготовки к ним тоже поднялись на несколько процентов — это три. И вообще выходит, что он выдающийся директор, администратор-новатор, — это четыре. За счет учителей школы создал готовые к внедрению учебные планы и в дальнейшем, продавая их, будет отчаянно рубить капусту — это пять. Ну, а то, что нарушил парочку положений закона об образовании, так это пустяк, не так ли?