Декабрь, 1914


1-го декабря (14 декабря). Понедельник. [1]

Дневники Николая [2]

Самый знаменательный для меня день из всей поездки по Кавказу. В 9 час. прибыл в Сарыкамыш. Радость большая увидеть мою роту Кабардинского полка в поч. кар. Сел в мотор с Бенкендорфом, Воейк[овым] и Саблин[ым] (деж.) и поехал в церковь, а затем через два перевала на границу в с. Меджийгерт. Тут были построены наиболее отличившиеся ниж. чины всей армии в числе 1200 чел. Обходил их, разговаривал и раздавал им георгиевские кресты и медали. Самое сильное впечатление своим боевым видом произвели пластуны! Совсем старые рисунки кавказской войны Хоршельта. Вернулся в Сарыкамыш в 4 ч. и посетил три лазарета. Простился с ген. Мышлаевским, нач. штаба ген. Юденичем, другими лицами и с моей чудной Кабардинской ротой, в которой роздал 10 георг. крестов; и в 4 1/2 часа уехал обратно на Каре. Поезд шел плавно и тихо. В Александрополе была недолгая остановка. Вечером кости.



2-го декабря (15 декабря). Вторник.

Дневники Николая

Спал отлично и долго. В 10 час. на станции Елисаветиоль была остановка на полчаса. Принял начальство, несколько раненых офицеров, духовенство, дворянство, купечество, городских и сельских представителей. Как всегда много было детворы и даже неожиданно почетный караул от дружины госуд. ополчения. После завтрака сделал хорошую получасовую прогулку вдоль пути от ст. Кюрдамир. Читал бумаги трех фельдъегерей. Погода была совсем теплая.

Во время обеда остановились на ст. Яшма. Вечером обычная игра в домино.



3-го декабря (16 декабря). Среда.

Дневники Николая

Поезд простоял на ст. Яшма до 8.15 утра. Затем тронулся на север вдоль берега Каспийского моря. Читал бумаги. После завтрака остановились за Дербентом против сакли, в кот. по преданию остановился Петр Великий в 1722 г. Перед сумерками вышли подышать воздухом, прошли к берегу моря, где собрали массу красивых ракушек. Опять, как и в первый раз, на всех станциях стояла толпа с детьми, иногда играли на зурне. Вечером прошли Грозный и остановились на ночь у станции Самашкинская.



4-го декабря (17 декабря). Четверг.

Дневники Николая

На ст. Беслан в поезд вошел Терский атаман ген. Флейшер. В 10 час. прибыл во Владикавказ с чудным солнцем. Поч. кар. от отличной дружины ополчения, прием депутаций и пр. Поехал в новый войсковой собор, около кот. стоял войск, круг и представители народностей всей Терской области. Город тоже неузнаваем с 1888 г. Объехал несколько лазаретов и под конец Владикавказский кадетский корпус. Оттуда на вокзал. Уехал в 1.45. Вид был чудесный на хребет — Казбек любезно показался. До обеда на ст. Минер[альные] Воды было много депутаций от Ставропольской губернии и тьма народа. Погода была мягкая.


Дневники в.к. Романова А.В. [3]

За истекшую неделю наши дела на левом берегу Вислы приняли очень нежелательный вид. Растянутость линии фронта I, II и V армий, с изломанными фронтами, ставит задачу армиям очень трудной. Линия фронта идет от Вислы через Илов на юг восточнее Ловича, огибает Лович с запада, образуя здесь выдающийся полукруг. Далее линия тянется на юго-запад на Гловно — Згерж, поворачивает на юг, западнее Лодзи на Рзгов, Тушин. В итоге правый фланг верстах в 100 от Варшавы, а левый в 200 с лишним. Неприятель сосредоточил главный удар на наш правый фланг V и VI Сибирских корпусов, которые, понеся большие потери, немного подались назад. Не имея резервов под рукой, пришлось стянуть туда с левого фланга I Сибирский корпус, но путь далекий, и в случаях дальнейшего осаживания этих корпусов левый фланг не в силах помочь. Ввиду этого было решено левый фланг оттянуть назад, начиная от Стрелкова, вытянуть фронт прямо на юг до Вольборж. Этим мы, правда, отдавали неприятелю Лодзь, но сокращением фронта выигрывали в силе линии огня. Сокращение выразилось приблизительно в 30% линии. Петраков оставался, таким образом, впереди нашего левого фланга на стыке Северного и Южного фронта. Для обеспечения прорыва туда был выслан гвардейский кавалерийский корпус Гилленшмидта, Новикова и др. Несмотря на более выгодную линию фронта все же оказать содействие правому флангу мы были не в силах. V и VI Сибирские корпуса в течение 10 дней выдерживали ожесточенные атаки, подались окончательно за р. Бзуру. Это поставило левый фланг в очень ненормальное положение, и пришлось отвести весь фронт за Бзуру и Равку. Тут подготовлена позиция, конечно, еще не очень сильная, и надежда удержаться на ней долго сомнительна. Почему, спросит всякий? Ответ прост. Состав корпусов составляет лишь ¼ нормального состава, а пополнение идет медленно. Кроме того, артиллерийских снарядов очень мало, что не позволяет вести интенсивный огонь. Конечно, как пополнение, так и люди, и снаряды подойдут, но на это надо время, а потому, весьма вероятно, придется отойти еще назад на укрепленный район Варшавы, где малый фронт позволит выводить в резерв части для пополнения и освежения, и, когда все корпуса будут доведены до полного состава, перейти в общее наступление. Все это, конечно, весьма печально, но грустная необходимость заставляет укрыться под защиту крепостей. В результате мы затягиваем кампанию месяца на два по крайней мере.

Наш крайний правый фланг X армии Сиверса ведет осадную войну на Мазурских озерах, медленно подвигаясь вперед. Укрепленный район Млавы успешно прогнал немцев за пределы к Сольдау. Я лично склонен думать, что немцы, как это всегда они делают, отошли сами при виде превосходящих сил. Южный фронт тоже отошел назад на линию р. Пилицы. Вот и общий итог. К 1 декабря штаб фронта снова переехал в Седлец. Наш главнокомандующий очень устал там. Масса лиц его посещала и отымала лишь непроизводительно время. В Седлеце очень спокойно. Конечно, Варшава была смущена отъездом штаба, но, в общем, перенесла это спокойнее, нежели многие ожидали.

За вчерашний день на фронте было спокойно. Атаки немцев не было. Почему и отход на линию Бзура — Равка выполнен спокойно.



5-го декабря (18 декабря). Пятница.

Дневники Николая

В 8.35 утра прибыл на ст. Ростов, где стоял поч. кар. от местной каз. команды, масса учащихся и народа. Принял депутации и войск, наказ, атамана Покотило. В Новочеркасск приехал к 10 час. Прямо в новый громадный собор и затем в атаманский дом, где был поч. караул местной команды и последний выпуск прапорщиков из училища. Посетил два лазарета и позавтракал в поезде. Побывал еще в госпиталях и затем посетил офицерское собрание на чашку чая. Видел раненых донских офицеров. Был в кадетском корпусе, институте и приюте. В 7 час. покинул Новочеркасск. Вечером поиграл в домино.



6-го декабря (19 декабря). Суббота.

Дневники Николая

В 10 час. приехал в Воронеж, принял представляющихся и депутации и в 10 1/2 встретил дорогую Аликс с Ольгой и Татьяной, кот. вернулись с самостоятельной поездки до Харькова. Поехали в собор, отстояли архиерейскую обедню, поклонились мощам свят. Митрофана и осмотрели небольшой лазарет тут же в монастыре. Вернулись в поезд к завтраку. От 2 1/2 до 5 1/2 ездили по остальным лазаретам, очень хорошо устроенным. Город встретил нас горячим приемом и теплою погодою. Поехали на Козлов. Ночь простояли на ст. Сабурово. Получил массу телеграмм и столько же пакетов бумаг.



7-го декабря (20 декабря). Воскресенье.

Дневники Николая

В 10 час. прибыли в Тамбов. После встречи поехали в собор, знакомый мне по 1904 году. Владыко Кирилл отлично и скоро отслужил литургию. Приложились к мощам св. Питирима и пошли к его колодцу. Заехали в военный лазарет и в поезд к завтраку.

После завтрака посетили еще три лазарета и под конец заехали на полчаса к А. Н. Нарышкиной. Она Нездорова и не могла выехать из дома. Уехали из Тамбова под отличным впечатлением всего виденного. Усиленно занимался бумагами и ответами на телеграммы.



8-го декабря (21 декабря). Понедельник.

Дневники Николая

В 10 час. прибыли в Рязань, тоже мне знакомую по 1904 г. После моего приема должностных лиц, крестьянки поднесли Аликс куски полотна их работы.

Поехали в открытом моторе в собор. Оттуда в дамский склад, устроенный в дворянском собрании, и затем в 4 лазарета. Вернулись в поезд, конечно, с опозданием на полчаса и поехали дальше. Читал до времени чая и окончил все. В 5.45 прибыли в Москву. Здесь нас встретили Мари, Анастасия и Алексей, только что приехавшие из Царского Села, и Элла. Отличный поч. кар. от Алексеевского военного училища; все военное начальство с Сандецким во главе. В помещении станции дворянство, земство, дамы и Московская городская дума.

По всей Тверской стояли войска — запасные батальоны — преимущественно новобранцы — и дружины госуд. ополчения. После краткого молебна у Иверской приехали в Кремль в 6.15. Обедала и провела вечер Элла. Погода хорошая — 3° мороза.


Дневники в.к. Романова А.В.
Войска благополучно отошли за Бзуру — Равку и стали укреплять свои позиции, усиливая их искусственными препятствиями. Неприятель все же около Сохачева форсировал переправы, но был отбит. По донесению разведывательного отделения, неприятель стал перегруппировать свои силы. Сперва была заметна группировка против нашего крайнего правого фланга, а теперь, агенты доносят, сосредоточение идет против центра, то есть южнее Сохачева, примерно у слияния Бзуры и Равки. Попытки неприятеля нажать на наш левый фланг (V арм<ии>) не удались. Также не удались атаки встык между Северным и Южным фронтами, то есть между V и VI армиями. Сильный кавалерийский заслон, действовавший в фланг наступающим колоннам, успешно помог отражению натиска. На Млавском направл<ении> неприятель отошел к Сольдау за пределы границы. На линии Мазурских островов, в общем, без перемен. Сиверс медленно ведет наступление чисто осадными работами.

Вчера вечером генерал-адъютант Рузский выехал на осмотр укрепленного района Варшавы.

За обедом Г. [А.] Скалон (Кут) передал мне со слов подъесаула Янова (1 Читинского полка), что, проезжая на локомотиве с 2 на 3 декабря между станциями Радом — Скаржинск с корнетом Скосырским (лейб-гвардии Гродненского гусарского полка) и капитаном Усачевым (1[-го] пехотного батальона), машинист им жаловался, что начальник Привисленской железной дороги генерал-майор Гескет делает все возможное, чтоб задерживать движение эшелонов. С этой целью поезда простаивают по несколько часов на полустанках, а в Люблине при постройке перекидного моста рабочим материалом завалено несколько путей, мешающих движению. Кроме того, сократив доход машинистов с 90 р. в месяц на 40, он будто желает вызвать этим с их стороны забастовку, которую они не сделают ввиду войны и общего патриотического духа, но после войны такая забастовка возможна, ибо действия генерал-майора Гескета нетерпимы и явно вредят военным действиям. Названные выше три офицера желали бы, чтоб их выслушали, и готовы подтвердить свои показания.

Выслушав это не более и не менее как явное обвинение ген<ерала>-м<айора> Гескета в измене, я решил на следующий день поговорить с Орановским. Он, конечно, счел обвинение в измене чересчур сильным, но, принимая во внимание, что вообще на Привисленской железной дороге замечен большой непорядок, он принял к сведению и сказал, что посмотрит.



9-го декабря (22 декабря). Вторник.

Дневники Николая

Встал поздно — в 9 час. Утром мешали читать бумаги — Бенкендорф, Воейков и А. Шереметев. В 11 час. поехали в гарнизонный манеж, где произвел смотр 84-му и 192-му пех. запасным батальонам, в кот. состоит 3856 молодых солдат. Хорошие бодрые лица, очень хорошо одеты с тщательно пригнанным снаряжением. Завтракали в 12 1/2 ч. Отправились днем на сборный пункт при Москов. складе Красного Креста. Обошли все здание, совершенно новое; видели раненых и прошли через санитарный поезд, только что прибывший из Варшавы. Оттуда проехали в обитель Эллы, пили у нее чай и обошли раненых, лежащих там. Вернулись домой усталые в 7 час. После обеда читал. Погода мягкая — 4° мороза.



10-го декабря (23 декабря). Среда.

Дневники Николая

В 10 час. поехал в манеж и осмотрел: 55-й, 85-й и 193-й пех. запасные батальоны. Представилось 6210 мол. солд. также хорошо, как вчера. Затем посетил Александровское военное училище. Приехал домой в 12 1/2. Принял капитана и рядового Бессарабского полка со взятым австрийским знаменем. После завтрака посетили перевязочно-питательный отряд Всерос. Зем. Союза, Сергиево-Елисаветинское убежище и госпиталь, устроенный в Петровском дворце на 500 чел.

Вернулись домой в 5 1/2. После чая принял Горемыкина. Читал. В 9 час. в Андреевской зале выслушал доклады всех организаций для помощи раненым и больным. Спустился к себе около 11 час.


Дневники в.к. Романова А.В.
За вчерашний день на Млавском направлении немцы снова повели наступление на Цеханов — Мехов со стороны Млавы. Расположенный там 1[-й] Туркестанский корпус под начальством генерала Шейдемана (бывшего командующего II армией) начал отражать натиск, но, по мнению генерал-квартирмейстера Бонч-Бруевича, Шейдеман, проникнутый вечной паникой, не способен принять должные меры, и с минуты на минуту можно ожидать весьма нежелательных результатов. У Млавы был выдающийся геройский поступок двух прапорщиков, которые ночью подползли к артиллерийскому биваку и, начав стрелять из винтовок, навели панику, причем одно орудие в полной запряжке двинулось по их направлению без ездовых, которые разбежались. Поймав лошадей, они сели верхом и привезли орудие в штаб корпуса. Орудие оказалось 4 ½-дюймовой гаубицей.

На остальном фронте немцы вели отчаянные атаки, понесли огромные потери, но успеха не имели. И наши потери немалы. В одном из полков V корпуса осталось лишь 4 офицера. Пленных взято мало. По донесению видно, что пленных не берут. Против 10-й армии в ночь к аванпостам явился немецкий офицер и сдался в плен.

По сообщениям пленных, укомплектование немецких частей идет из добровольцев. Это свидетельствует о том, что запасы людей исчерпаны и приходится взывать к добровольцам.



11-го декабря (24 декабря). Четверг.

Дневники Николая

В 10 час. сделал последний [смотр] новобранцам в манеже и затем поехал в Сокольники, где посетил Суворовский кадетский корпус, размещенный в саперных казармах. Встретил там Костю. На возвратном пути мальчик попал под мотор*, но к счастью довольно благополучно. Принял Юсупова, которого отправляю во французскую и английскую и также бельгийскую армии с Георгиев. крестами. В 2 часа поехали в госпиталь соединенного комитета Моск. Бирж. и Куп. обществ на 720 чел. Огромное 6-этажн. здание, просто и практично оборудованное. Вернулись домой в 5 час. После чая принял гр. Нирода с докладом.

Читал. Обедали и вечер провели дома.

  • Под машину.



12-го декабря (25 декабря). Пятница.

Дневники Николая

Ясным морозным утром в 9 1/2 ч. поехал в Алексеевское военное училище, в 1-й, 2-й и 3-й Московские кадетские корпуса. Осмотрел их и вернулся домой в 12 час. После завтрака принял Татищева, кот. едет в Сербию и Черногорию с Георг, крест. Посетили наш лазарет на 50 офицеров в Потешном дворце. Затем поехали в очень хороший лазарет Коншиной на 100 раненых. Пили чай у Эллы.

Заехали вдвоем к нашему любимому митрополиту Макарию. Дома принял еще несколько депутаций, что окончил к 7 час. Читал до обеда. В 9.45 отправились на вокзал и тут разъехались — Аликс с детьми в Царское С., а я на запад к армии.



13-го декабря (26 декабря). Суббота.

Дневники Николая

Все мои спутники выспались на славу, я тоже; встал в 9 1/2 ч. Снега не было, только около Минска лежало немного на земле. Днем читал книжку Беломора. На одной из станций видел эшелон выздоровевших раненых, едущих на войну. После обеда успел поиграть в домино. В 10.45 прибыл на Ставку. Николаша, Янушкевич и Данилов вошли в вагон И сейчас же сделали доклад. Лег в 12 1/4 ч.


Дневники в.к. Романова А.В.
За эти дни существенных перемен на фронте не было. Немцы немного продвинулись вперед в исходящем углу фронта, у слияния р. р. Бзуры и Равки, и мы отошли назад, выпрямив эту линию, что выгоднее в смысле сокращения фронта, и, кроме того, исходящий угол подвергал наш фронт фланговому огню. На левом фланге немцы не продвинулись, но и мы успеха не имели. В X армии начался штурм Летцена. Результаты еще не известны.

Из мелочей можно отметить наблюдающееся за последнее время распространение брошюр и воззваний к полякам и немцам против России. Было много случаев ловли шпионов в Варшаве. Особенно подозрительные люди были замечены в гостинице «Аполло» и в доме № 18 по Краковскому предместью. Установлено наблюдение. Вообще шпионство сильно развито. Много хлопот задает «Бристоль». Там все подслушивают разговоры, и было много случаев, что именно из «Бристоля» выносились сведения весьма секретного характера. Хотели даже закрыть ресторан в «Бристоле», но этому воспротивился начальник штаба Орановский.


14-го декабря (27 декабря). Воскресенье.

Дневники Николая

В 10 час. был доклад в домике. Поехал в церковь к обедне. В 12 час. завтракал как всегда здесь с теми же. Поговорил с Петей. Сделал обычную прогулку пешком вокруг леса.

В 4 ч. у меня было совещание с Николашей, Горемыкиным и Янушкевичем. Затем пил чай. Чувствовал некий рамолисмент. После обеда начальник штаба имел длинный доклад у меня. Поиграл в кости.


Дневники в.к. Романова А.В.
Сидел я у себя после завтрака в вагоне, когда получил от Орановского письмо с приложением телеграммы на имя генерал-адъютанта Рузского от Янушкевича следующего содержания: «Его Величество ожидает в Ставке Великого князя Андрея Владимировича для возложения поручения». Телеграмма была подана из Барановичей в 12 ч. 40 [м.] дня, а я получил ее лишь в 2 ч. 45 м. дня. Сейчас же пошел к генералу Рузскому проститься, получил для передачи генералу Янушкевичу пакет и в 4 ч. 40 м. с экстренным поездом выехал в Барановичи. В 8 ч. в Бресте встретил Николая Михайловича, который ехал из Холма, вызванный такой же телеграммой. Зачем мы понадобились в Ставке, мы понять не могли и, как ни вертели, в чем дело, так и не договорились. Прибыли в Барановичи в 16 [ч.] 45 [м.] вечера и на моторе поехали к поезду Государя. Он как будто не ожидал нашего приезда и ничего на сказал даже о причинах вызова. Оттуда я зашел к Янушкевичу, передал ему пакет генерала Рузского и вернулся домой в вагон.



15-го декабря (28 декабря). Понедельник.

Дневники Николая

Так заспался, что еле поспел к 10-часовому докладу. Потом читал до 12 ч. Завтракали Николай, Андрей и четыре иностранных генерала, также и генерал Саввич — командир 4-го Сибирского корпуса. Сделал хорошую прогулку через поля и леса. После чая поехал в здешний кинематограф. Обедал Безобразов; назначил его генерал-адъютантом. Вечером поиграл в кости.


Дневники в.к. Романова А.В.
Понедельник В 11 ¾ [ч.] Николай Михайлович и я, мы поехали к завтраку в поезд Ники. За столом было 26 персон. После завтрака Ники позвал меня к себе и передал поручение объехать I, II и V армии и благодарить по корпусам всех за службу. Государь приказал благодарить в следующих выражениях: «Горячее спасибо за доблестную боевую службу». Для выполнения этого поручения надо попасть в штаб корпуса, а ежели возможно, то и в части, где это представится возможным. В X армию будет командирован Георгий Михайлович, в IV и IX — Николай Михайлович, а на юг — Петя Ольденбургский.

В 5 [ч.] мы выехали обратно в Седлец.

По возвращении в Седлец генерал Рузский, которому я передал о полученном мною высочайшем поручении, просил меня собрать по дороге сведения по артиллерии.



16-го декабря (29 декабря). Вторник.

Дневники Николая

В 10 час. пошел к докладу. После снимался огромной группой со всеми сопровождающими. Читал до 12 1/4. Сандро приехал из Ровно. Днем погулял, погода была неприятная с резким ветром.

После чая дочитывал бумаги. В 9.30 уехал со Ставки. Поиграл в кости.


Дневники в.к. Романова А.В.
16 декабря я выехал в объезд через Варшаву.



17-го декабря (30 декабря). Среда.

Дневники Николая

Проехал через Ивангород на станцию Гарволин, где в 8 1/2 ч. вышел из поезда. Моя рота Преображенского полка была в почетном карауле. Тут же на поле покоем была выстроена 1-я гвар. пех. див. с ее артиллерией и мортирным дивизионом. Полки почти совсем укомплектованы. Вид частей чудный. После раздачи георг. крестов обошел все части и благодарил их за службу. Уехал в 12 час. с начальниками частей и завтракал с ними. В 1.30 прибыл в Ново-минск. Погода была прелестная, тихая и солнечная. Здесь находилась гвар. стрелк. бригада и сводно-казачий полк с 6-й Донской бат. Тоже вид всех частей великолепный. С заходом солнца в 5 час. уехал в Седлец. Принял ген. Рузского. Он и начальство гвар. стр. бриг. обедали со мною. Вечером видел Сандро. Вечером была небольшая игра в кости.



18-го декабря (31 декабря). Четверг.

Дневники Николая

В 9 час. отправился в моторе за город на отличное поле, где сделал смотр 2-й гвар. пех. дивизии с ее артиллерией и Атаманскому полку, во главе кот. видел Бориса. После обхода фронта роздал георгиевские кресты. Затем георг. кавалеры прошли церем. маршем. Обошел полки между ротами и благодарил их за доблестную боевую службу, 2-я дивизия сильно пострадала в боях и еще не вполне укомплектована.

День стоял теплый, как вчерашний. Уехал из Седлеца в 12.30 чрезвычайно довольный. Завтракал с гвар. начальством. Сидел с Борисом до Бреста; там они все вышли из поезда. Продолжал путь на восток домой. Читал бумаги. Вечером играл в кости.



19-го декабря (1 января). Пятница.

Дневники Николая

Хорошо выспался и встал в 8 1/2 после остановки в Витебске. Ехали весь день новыми местами, кот. до сих пор проезжали ночью. Гулял на многих остановках. В 10 час. вечера наконец вернулся в Царское Село. Ольга и Татьяна встретили меня. Так был рад обнять Аликс и младших детей. Посидели вместе до чая. Легли пораньше.



20-го декабря (2 января). Суббота.

Дневники Николая

Сегодня у меня начался здоровенный насморк с кашлем. Утром читал до 11 час. Принял Сухомлинова и затем гр. Нирода. После завтрака погулял с Анастасией. Погода была мягкая. В 61/2 поехал с дочерьми ко всенощной. Вечером долго читал. Пили чай с Аней.



21-го декабря (3 января). Воскресенье.

Дневники Николая

С утра у меня обнаружилась лихорадка с болью в горле, остался в постели и пролежал до полдня 26-го декабря. Отдохнул вполне, т. к. никого не видел, только прочитывал ежедневные дела.

Приятно было снова одеться и войти в свои комнаты и опять быть независимым! Дмитрий Пав(лович) пил чай. Вечером занимался, как всегда, и наконец принял ванну.*

  • Далее пропуск в ежедневных записях — из-за болезни царя.



23-го декабря (5 января). Вторник.

Дневники в.к. Романова А.В.

Не вдаваясь в подробности своих путевых впечатлений, приведу здесь в общих чертах то, что я донес главнокомандующему после командировки.

Артиллерия: среднее состояние боевых припасов в корпусах: I, II, V армий и укрепленного района — указано в приложенной таблице (таблица эта была приложена к моему отчету), из которой видно, что легких орудий в бригадах и мортир в дивизионах осталось около ¼ боевых припасов при нормальном соотношении между шрапнелями и гранатами.

В тяжелой артиллерии остаток колеблется от 1/5 до 1/6 нормального запаса, но соотношение между шрапнелями и бомбами нарушено. Бомб по норме должно быть ?, а налицо в 42[-х] линейных пушках около 1/10, а в 6 дм. несколько лучше.

По данным некоторых корпусов можно определить в среднем суточный расход на одно орудие в 5 патронов для легких орудий. Эту норму следует признать за среднее максимальное. За первый период войны, то есть до того дня, когда было указано на необходимость в соблюдении экономии в расходовании снарядов, артиллерийская стрельба велась очень интенсивно и весьма часто без определенной задачи. Благодаря этому подвижные запасы быстро истощались и пополнение из местных парков не поспевало за расходом. В данное время местные парки почти пусты. В настоящее время на весь фронт поступает 4 парка в месяц, что составит, считая на весь фронт, около 1800 3-х дм. орудий; в сутки на одно орудие — 2,2 патрона. Можно допустить даже не 2,2, а 3 патрона, так как часть орудий находится в ремонте. Такое пополнение запасов, с соблюдением известной разумной экономии, вполне обеспечивает легкую артиллерию. В наиболее тяжелом положении наши лучшие пушки, 42-линейные дальнобойные. По частным сведениям, заготовление фугасных бомб так затруднено. Это очень тяжело отзывается на успехе нашего огня в борьбе с неприятельскими дальнобойными пушками. Легкая артиллерия бессильна с ними бороться.

Почти все инспектора артиллерии корпусов указывали на желательность увеличить количество пулеметов в дивизиях или по крайней мере довести их до нормы. За последнее время много пулеметов выведено из строя и не заменено новыми. Уменьшая силу артиллерийского огня при отражении атак в силу вынужденной экономии в расходовании снарядов, следует восполнить этот недостаток усилением пулеметного огня.

Инспектор артиллерии I армейского корпуса князь Масальский просил дать ему поршневые пушки, ежели они обеспечены достаточным количеством снарядов. При нынешней позиционной войне окопы сближены на очень короткие расстояния, и поршневые пушки вполне могли стрелять с успехом. Это дало бы возможность еще более экономить снаряды и накопить ко дню наступления полный боевой комплект.

Материальная часть во всех бригадах вполне исправна. Снабжение с большим успехом справляется с этой задачей, заменяя новыми предметами испорченные и сломанные. Во II кавалерийском корпусе нарезы почти во всех пушках сорваны и еще не заменены новыми, о чем сообщено в снабжение.

Парковая бригада 79[-й] артиллерийской бригады была сдана в г. Двинск по расположению коменданта Новогеоргиевской крепости генерала Бобыря в августе месяце, и бригада возить свой боевой комплект полностью не может. Обывательские подводы, коими заменены зарядные ящики, цели не достигают. Та же участь постигла и 77[-ю] артиллерийскую бригаду.

Офицерский состав почти во всех пехотных полках не превышает 10–15 и лишь в редких случаях достигает в некоторых полках 25. Были полки с одним офицером. Этот вопрос сильно озабочивает всех корпусных командиров и командующих армиями. Без офицеров вести атаки почти невозможно. Даже сидение в окопах без офицеров пагубно действует на людей. Командир I армейского корпуса рассказал случай, когда пришел из окопа унтер-офицер просить дать им в окоп офицера, хотя бы<...> чтобы сидел у них, а то, как он выразился, «мы сбегим».

Командующий I армией предлагал расформировать 67 и 76[-ю] пехотные дивизии как проявившие недостаточную доблесть и влить их в другие дивизии, чем увеличится состав офицеров. В крайнем случае взять офицеров с этапов.

Командующий II армией полагал бы лучше взять офицеров от кавалерии, где есть сверхкомплект.

Общее мнение — ежели будут выбиты из строя последние офицеры, то, сколько бы ни присылали на укомплектование нижних чинов, полк сформировать невозможно.

Саперы работают по отзывам всех корпусных командиров свыше всякой похвалы. Впереди окопов устроены проволочные заграждения. Окопы доведены до полной профили и расположены в два ряда. Впереди ночные, а сзади денные. Для резервов сделаны убежища с печами. Сибиряки даже умудрились устроить бани под землей. Лопата, к которой раньше относились весьма небрежно, считая ее за лишний груз, теперь ценится солдатами, и каждый бережет свою лопату, как винтовку.

Санитарное состояние в войсках превосходное. Холера в I армии локализуется, а во II были лишь единичные случаи. Большим подспорьем для войск был бы нормальный отпуск дров. С наступлением холодов в окопах без костров обойтись нельзя. Приходится рубить лес, что вызывает, весьма естественно, много нареканий со стороны помещиков, но запретить рубку невозможно.

Общий восторг войск вызвал поезд-баня. Те корпуса, которые имели возможность им воспользоваться, прямо не нахвалятся. Всех вымыли, дали чистое новое белье. Верхнюю одежду пропустили через стерилизационные камеры. После чего всех напоили чаем.

Тыл во II и V армиях отлично устроен. Тыловые пути разработаны в деталях. Всюду выставлены указатели дорог, куда дорога идет. Ночью горят фонари. В этапных пунктах — подробные указатели на всех углах, указывающие, где этапный комендант. Обозы двигаются действительно по своим путям и в большом порядке. Чистота всюду большая. Падали не видать. Бродячих солдат нет. Команды пополнения идут в порядке и строго по своим путям. Все селения охраняются караулами, и патрулируются улицы и выходы.

В I армии тыл не так хорош. Отсутствие на дорогах и перекрестках указателей ведет к блужданию команд. Я лично встретил заблудившуюся команду в тылу II Кавказского корпуса, которая шла в VI Сибирский корпус. Какими судьбами команда так заблудилась, понять трудно было, но указать дальнейший маршрут было еще труднее за отсутствием указателей на дорогах. При этом наступала ночь, и команда вряд ли могла раньше утра дойти до VI Сибирского корпуса.

По всем дорогам валяются неубранными павшие лошади, которых грызут собаки и клюют вороны. Трупы некоторых лошадей на вид валяются довольно продолжительное время. В некоторых местах видел собак, разрывающих закопанные трупы лошадей. Внутренности после убоя скота валяются на полях.

Встречается масса бродячих отдельных солдат. Кавалерии было даже поручено делать облавы в лесах и болотах. За один день было переловлено свыше 600 человек. В некоторых селениях хотя и были патрули, но цели они не достигают. Обозы загромождают дороги, и проехать через эту гущу повозок иногда прямо невозможно.

Дописав этот доклад, я передал его начальнику штаба генералу Орановскому 23 декабря.


24-го декабря (6 января). Среда.

Дневники в.к. Романова А.В.

24 декабря генерал Рузский имел со мной довольно длинный разговор по этому поводу. Главное касалось вопроса артиллерийских патронов.

Ввиду того, что я ехал в штаб Верховного, он просил меня переговорить о многом с Верховным главнокомандующим, что мне не удалось сделать за отсутствием времени. Я выехал в Ставку.


25-го декабря (7 января). Четверг.

Дневники в.к. Романова А.В.

25 декабря успел лишь доложить о предполагаемой смене командира XXIII корпуса генерала Сирелиуса. Верховный главнокомандующий предложил назначить на эту должность генерала Олохова, командира I Гвардейской пехотной дивизии. После завтрака я переговорил с Орановским по аппарату, и дело кончилось назначением генерала Олохова. Вечером того же дня я выехал в Петроград, куда и прибыл 26 декабря ночью.



27-го декабря (9 января). Суббота.

Дневники Николая

В 9 1/2 встал, пошел к себе, оделся и, выпив чаю, начал заниматься. Жизнь вошла в обычную колею кроме прогулок. В 11 час. принял Сухомлинова. Завтракал Мордвинов (деж.). Принял Горемыкина. Потом читал. Ксения пила с нами чай. От 6 ч. до 7 1/4 принимал Танеева.

После обеда долго еще занимался, 24-го декабря наша славная Кавказская армия нанесла решительное поражение турецким войскам, сделавшим глубокий обход нашего правого фланга. Главный бой разыгрался у Сарыкамыша.



28-го декабря (10 января). Воскресенье.

Дневники Николая

Утром ко мне зашли Бенкендорф и Нилов. В 11 час. пошел с детьми в походную церковь к обедне. Завтракали Борис и Андрей. Читал. В 4 часа принял кн. Щербатова по Коннозаводству. После чая читал и окончил все накопившееся за время моего нездоровья. Вечером просматривал свой дневник за 1888 г.



29-го декабря (11 января). Понедельник.

Дневники Николая

Встал поздно и едва успел окончить бумаги к 11 час. Принял Григоровича и Кривошеина. После завтрака — депутацию уральских казаков, привезших икру; в 3 часа — персидского принца Шоаус-Салтанэ. Погулял двадцать мин. в первый раз. Погода была мягкая. В 4 ч. у меня был с докладом б[ар.] Таубе — тов. мин. Нар. Проев. К чаю приехала Мама. В 6 1/2 принял Маклакова. После обеда читал.


Дневники в.к. Романова А.В.
29 декабря я являлся Его Величеству и между прочим доложил, что вопрос с офицерскими наградами так плохо поставлен, что до сих пор почти никто ничего не получил. Я предложил в виде проекта мысль учредить подвижные Георгиевские думы. Мысль эта понравилась Ники, и он поручил мне написать об этом князю Орлову, чтоб он этот проект разработал и доложил ему.

В этот же день я написал Орлову следующее письмо: «Объехав по Высочайшему повелению часть Северо-Западного фронта, я имел случай лично опросить всех командующих армиями, корпусных командиров и большинство начальников дивизий, командиров бригад и командиров полков и низших начальников о положении офицерских наград. Во всех без исключения частях награды офицерам очень запоздали и запаздывают. Причин к тому очень много. Главным образом запоздание в наградах произошло от частой перегруппировки частей войск, причем части переходили много раз не только из одного корпуса в другой, но из армии в армию и даже из одного фронта в другой. При этом вся переписка часто возвращается обратно в части, на что требуется очень много времени, принимая во внимание трудность в доставлении документов в части, находящиеся в бою.

Кроме того, созыв думы Георгиевской при штабах армий на практике оказался очень трудным. Главный контингент Георгиевских кавалеров, число которых должно быть в думе семь, находится в строю, и отрывать их без явного ущерба для боя не всегда представляется возможным.

Созыв же думы из числа лиц той же армии влияет очень часто на решение думы, где младшим приходится судить старших, а старшие, при личных счетах, влияют на судьбу младших.

В итоге все вышеуказанные причины затянули дела о наградах до крайности. Есть случаи, что представление к награде осталось до сих пор без ответа с самого начала войны.

Этот вопрос сильно озабочивает всех начальников. Своевременность наград имеет большое нравственное значение. Подвиг должен быть награжден без замедления (ст. 19. Статуса).

Большая потеря в офицерском составе в пехоте до 80% свидетельствует уже о беспримерной их [отваге], а наград почти нет.

Я здесь говорю лишь о Георгиевских крестах и оружии, так как награждение остальными орденами передано теперь в руки главнокомандующих и командующих армиями и идет почти нормально.

Обсуждая вопрос, как ускорить дело о награждении офицеров Георгиевским крестом и оружием, возникла мысль о создании подвижных дум с независимым от действующей армии составом, дабы, с одной стороны, ускорить дела о наградах, сосредоточение представления в руках лиц, не занятых в армии, и, кроме того, обеспечить решения думы большим беспристрастием.

Количество подвижных дум зависит от наличности в данное время свободных от дела Георгиевских кавалеров в государевой свите и в армии вообще. Но было бы желательно иметь хоть по одной думе на фронт. В состав каждой думы следовало бы назначить хотя бы по одному генерал-адъютанту. Это придало бы думе больший авторитет. В каждую думу можно было бы назначить от 4 до 5 лиц с тем, чтобы недостающее число Георгиевских кавалеров бралось бы на местах. Вызвать в думу двух-трех лиц не представляется трудным.

Представления о наградах следовало бы направлять прямо из штабов корпусов в эти думы, которые, не будучи заняты ничем другим, могут скорее и легче разбирать представления и в случае необходимости получать на местах дополнительные данные или поручать одному из членов думы на месте расследование упомянутых в представлении геройских поступков.



30-го декабря (12 января). Вторник.

Дневники Николая

Сегодня погулял утром и днем. В 12 1/2 митрополит с братией славил Христа. После завтрака принял доклад Мамантова и Голубева — исп. об. преде. Гос. Сов. В 4 часа Крыжановского — Госуд. Секретаря; а в 6 час. Сазонова и затем Барка. Георгий Михайлович обедал и рассказывал о своем объезде корпусов 10-й армии в Восточной Пруссии. Занимался вечером.



31-го декабря (13 января). Среда.

Дневники Николая

Встал поздно. Принял доклады Булыгина и Саблера. Погулял после завтрака, погода была мягкая. В 4 ч. принял сенат. Марковича. В 6 ч. — Тимашева. Читал. После обеда провели вечер вместе.

В 11.45 пошли к молебну. Молились Господу Богу о даровании нам победы в наступающем году и о тихом и спокойном житии после нее. Благослови и укрепи, Господи, наше несравненное доблестное и безропотное воинство на дальнейшие подвиги!

Примечания

  1. Здесь и далее в скобках указана дата по новому стилю.
  2. Император Николай II Дневники
  3. Военный дневник