Голенков Алексей Николаевич/Коммунистическая трагедия/Часть 3/Глава 7

Коммунистическая трагедия
автор Голенков Алексей Николаевич

Глава седьмая

Голиков был прав, когда сказал, что Уржумов, проживший много лет в Москве, набрался "западных" мыслей.

К середине 80-х годов, когда Горбачёв провозгласил "перестройку", подавляющее большинство столичных жителей по своему мышлению было вполне антисоветское, антисоциалистическое. (Горбачёв, говоря о "новом мышлении", наверняка имел ввиду именно это самое). Население Москвы и ближнего Подмосковья уже не довольствовалось своим привилегированным (по сравнению с остальным населением страны) продуктово-вещевым положением; оно хотело жить "совсем как на Западе"… в смысле еды, питья и одежды. О бесплатном получении квартир, бесплатном лечении и бесплатном образовании (от школы до вуза включительно), о регулярной выплате зарплаты, об обеспеченности работой оно как-то "подзабыло", считая это "мелочью", не достойной внимания их столичного величества.

Подспудно таким мыслительным настроением заразился и Уржумов. Это произошло по двум причинам: во-первых, от более чем двадцатилетнего проживания в Москве и постоянного общения в основном со столичной учёной интеллигенцией, где с каждым годом всё более и более откровенней смаковали наши недостатки и восторгались западными достоинствами, высмеивая и ругая по ходу партию и правительство; во-вторых, как следствие из во-первых, в его памяти всплывали старые обиды – чиновничья расправа над ним в УПИ и бюрократическое отлучение его от родного сына.

И вот, выступая на различных заседаниях, совещаниях и собраниях, он, беспартийный, всё смелее и смелее начал говорить, что пора, мол, прекратить игру в соцсоревнования, посылать студентов и преподавателей на сборы сельхозурожая, преподавать догматически марксизм-ленинизм и вообще надо освободиться от диктата парткома, райкома и т.д. Поначалу большинство коллег, слушая его, испуганно (по-интеллигентски) замирали и смотрели на него, как на человека, которого вот-вот должны забрать. Но по мере продвижения "перестройки" стали всё более шумно одобрять его и даже выступать (после него) в таком же духе.

Осенью 1989 года в Москве началась общероссийская кампания по выдвижению кандидатов в народные депутаты РСФСР.[1]

К Артёму подошли и предложили ему выдвинуть свою кандидатуру от жителей своего района. Нашлось доверенное лицо. Он согласился.

30 декабря 1989 в кинотеатре "Ангара" состоялось собрание по выдвижению кандидатов. На сцену вышли 22 претендента: журналисты (редакторы газет), юристы, экономисты, профессора и доценты, доктора и кандидаты наук, даже один священник. Каждый выступил с речью.

Выступления были самые разные по тону и содержанию: спокойные и резкие, выдержанные в политических красках и с уклоном в экономику, о загнивающей России и процветающем Западе, с критикой партийной диктатуры и восхвалением беспартийной демократии. Но всех выступающих роднило одно: они рассказывали о своей деятельности и своей борьбе, обещали, как они всё смогут улучшить.

Все они делали одну крупную ошибку: не укладывались в регламент.

Очередь Уржумова была двадцатой (по алфавиту). Доверенное лицо его представил, и он вначале рассказал коротко свою биографию (не умолчав, конечно, об эпизоде в УПИ 1958 года).

В своём дальнейшем выступлении рослый, атлетически сложенный, хорошо смотревшийся 52-летний Артём сказал, что в нашей стране очень трудно говорить правду, особенно – всю правду. Например, сейчас все средства массовой информации с подачи высшего партийного руководства внушают советским людям, что перестройку начала КПСС. Правда ли это? Да, правда. Но не вся правда. Перестройку предлагали сделать задолго до предложения КПСС, в том числе и беспартийные, предлагали честные люди, умные головы, но именно партийное руководство как раз их и зажимало…

…Уржумов ясно и чётко изложил пороки руководства КПСС последних лет и, ничего не предлагая и тем паче не обещая, дал понять, что если человек ясно видит недостатки и чётко объясняет их причины, то, значит, он против недостатков и потенциально готов устранять причины. Он закончил своё выступление за полминуты до истечения регламента.

После него выступили ещё два претендента, а затем началось голосование. По решению собрания голосование намечалось открытое, рейтинговое. Это означало: каждый мог голосовать не за одного, а за любое количество претендентов; проходил тот, кто набирал наибольшее количество голосов – при условии, если это количество будет составлять более половины от числа голосующих, которые имели право голоса (а право голоса имели только жители данного избирательного округа, что предварительно регистрировалось по прописке в паспорте).

На собрании присутствовали 398 избирателей. Следовательно, для выдвижения надо было набрать не менее 200 голосов. Уржумов прошёл в первом же туре, набрав 206 голосов и опередив всех. (Занявший второе место набрал 120 голосов).

9 января 1990 года он зарегистрировался в окружной избирательной комиссии. По его территориальному округу, кроме него, были зарегистрированы ещё четыре кандидата. Из пятерых претендентов он был единственным, выдвинутым от жителей; все остальные были выдвинуты от предприятий и организаций.

После регистрации началась предвыборная кампания. За полтора месяца Уржумов провёл почти полсотни встреч, т.е. в среднем по одной встрече в день.

И вот наступил день выборов – 4 марта 1990. В его округе было 58 избирательных участков. Ясно, что возможны подтасовки, фальсификации и прочее такое. Поэтому нужны были наблюдатели. Уржумов набрал наблюдателей из двух разных категорий: одна – жители, его сторонники из клуба избирателей района; другая – его студенты, вызвавшиеся ему помочь. Наблюдатели сыграли большую роль. Они пресекали неоднократные попытки противозаконной агитации (во время выборов), попытки подтасовки результатов голосования.

Вечером 4 марта 1990 его однокомнатная квартира превратилась в своего рода штаб. Шли звонки от наблюдателей – они сообщали предварительные результаты голосования на различных участках. Где-то он выигрывал, где-то не набирал даже половины голосов. В полночь его доверенное лицо поехал в окружную избирательную комиссию для присутствия при подведении окончательных итогов голосования. В четвёртом часу ночи он позвонил Уржумову и сказал, что идёт на заседание комиссии. Ещё через час позвонил и сообщил, что Уржумов победил на выборах в первом же туре. В списках избирателей числились 139047 человек; из них приняли участие в голосовании 88991 человек (64%). Результаты голосования: за 46044 (51,7%), против 38205 (42,9%). Недействительных бюллетеней – 4742 (5,3%).

Так Артём Иванович Уржумов стал народным депутатом РСФСР. Шёл 1990-й год.


Примечания

  1. РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (теперь РФ – Российская Федерация).