Голенков Алексей Николаевич/Коммунистическая трагедия/Часть 3/Глава 15

Коммунистическая трагедия
автор Голенков Алексей Николаевич

Глава пятнадцатая

К сентябрю 1993 года чётко наметилось противостояние между законодательной властью в лице Верховного Совета РФ и исполнительной властью в лице Президента Ельцина.

Суть этого противостояния читатель и читательница теперь поймут без труда.

К этому времени Верховный Совет РФ (а до того РСФСР) успел напринимать множество законов, которые последовательно демонтировали социалистические производственные отношения: например, кроме вышеназванных, закон об акционировании предприятий, закон об ваучеризации и т.д. Тем самым, депутаты достаточно прочно укрепили выросший внутри социализма буржуйский капитал.

И "вдруг" их… осенило: Президент Ельцин не стал считаться… с ними, то бишь – в их лице – с Советской властью. А что они себе думали? Ведь введение института президентства – ещё в масштабе СССР (Горбачёв) – и означало отказ от Советской власти. Ибо (повторю): Советская власть означает подчинение Председателя Президиума, как и самого Президиума Верховного Совета, Верховному Совету в лице депутатов; а при президентстве ничего подобного нет – президент делает всё сам (тем паче, при таких широких полномочиях, которые они своими руками дали Президенту Ельцину). Поэтому, когда они так запоздало решили рыпнуться, Президент просто-напросто предложил им выметаться "к чёртовой матери". Они начали "качать права", доказывая, что они, как Президент, "всенародно избранные". Тогда Президент Ельцин решил показать, что реальная власть не у них, а у него. И показал. Вначале он дал команду заблокировать Дом Советов (он теперь стал называться "Белый Дом"), в котором депутаты по инерции продолжали законотворчествовать, игнорируя тот факт, что час Советской власти пробил.

Дом Советов ("Белый Дом") заблокировали, отключили воду, связь, электроэнергию. Оста-вили свободным только выход.

Депутаты не выходили.

Им на помощь ринулся народ. Разобрался ли он тогда, что депутаты сами подготовили народу (и себе) капитализм, или не разобрался – трудно сказать. Скорее всего, ринулся "бороться за справедливость".

21 сентября 1993 вечером первые группы "защитников" прибыли к Дому. Ночевали. Ждали чего-то. Постепенно прибывали ещё и ещё. Число "защитников" росло.

28 сентября утром прибыл ОМОН. Все решили: будет штурм. Все встали против ОМОНа.

Часов через 5-6 ОМОН снялся и ушёл. Вроде, штурм отменялся? Как оказалось, нет.

Штурм начался вечером 3 октября, продолжался всю ночь и весь день 4 октября и закончился к ночи 5 октября.

Из танковых орудий (при большом скоплении народа) Дом Советов (он же "Белый Дом") был расстрелян.

Погибли сотни людей. Из "защитников". Из депутатов не погиб ни один; даже не было среди них практически раненых.

И произошло то, что должно было произойти: Советская власть умерла. И это, как ни при-скорбно сознавать, логично. Если умерло содержание, то – к чему форма? "Снявши голову, по волосам не плачут".

Великая, могучая, никем в открытых боях непобедимая, страна сошла – в полном составе – со своего верного пути.

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ.