Голенков Алексей Николаевич/Коммунистическая трагедия/Часть 2/Глава 6

Коммунистическая трагедия
автор Голенков Алексей Николаевич

Глава шестая

В начале октября 1958 года на физико-техническом факультете Уральского политехнического института имени С.М.Кирова (УПИ) произошёл политический инцидент. Совершил его студент пятого (последнего) курса, секретарь факультетского комитета ВЛКСМ Артём Уржумов.

29 октября 1958 страна готовилась отметить 40-летие Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза молодёжи (ВЛКСМ). По всей стране в сентябре-октябре проходили, ежегодные отчётно-перевыборные комсомольские собрания; но в этом году необычные, а юбилейные.

В УПИ обычно с 1 по 10 октября проходили собрания по группам, с 11 по 20-по факультетам, а в конце месяца – уже общеинститутское комсомольское собрание.

В УПИ только на 10 факультетах очного обучения учились более 10 тысяч студентов. И все, в основном, включая многих аспирантов, были комсомольцами. Институтский комитет ВЛКСМ работал на правах райкома, т.е. имел штатных ("освобождённых") комсомольских руководителей-секретарей и членов комитета (т.е. комсомольцев-функционеров, "номенклатуру"). Факультетские же секретари и члены бюро были внештатные, т.е. из числа студентов (или аспирантов) – конечно, лучших по учёбной, общественной и спортивной деятельности. В том, юбилейном, 1958-м, дорабатывал (с 3-го курса) секретарём комсбюро физтеха студент-отличник ("Кировский стипендиат") пятикурсник Артём Уржумов. Уржумову предстояло выступить с нормальным отчётным (годовым) докладом, увязанным с юбилейной датой, и уйти на диплом, передав дела заместителю - третьекурснику.

Поначалу так и потёк его доклад (выверенный в комитете). Он начал с того, что российский комсомол, созданный неформально, в чрезвычайно тяжёлых условиях боевого 1918 года из стихийных молодёжных организаций, изучавших по собственному желанию подпольно марксизм, насчитывал всего-навсего 2 тысячи человек (Российская Коммунистическая партия (большевиков) - РКП(б) тогда насчитывала 400 тысяч). Тем не менее, это количество комсомольцев (как и коммунистов-большевиков), в труднейших условиях риска жизнью за одно только звание "комсомолец", не рассчитывало ни на какие блага, сражалось на фронтах, боролось с саботажем в тылу и агитировало своим примером беспартийную молодежь. Вот как росла численность комсомольцев по годам:

1918 – 22 тысяч

1919 – 96 тысяч

1920 – 400 тысяч

– Это в самые тяжкие, голодные, опасные для жизни годы, – распалясь, изрекал Уржумов. – Многие комсомольцы погибли тогда на фронтах и в тылу; в 1922 комсомол насчитал только 247 тысяч. Начались тоже нелёгкие годы восстановления. И молодёжь по зову сердца и по убеждениям шла в Комсомол.

1924 – 500 тысяч

1925 – 1 млн.140 тысяч

1929 – 2 млн.317 тысяч

1933 – 4 млн.547 тысяч

1938 – 6 млн.800 тысяч

– Комсомольцы строили заводы и фабрики, шефствовали над авиацией и флотом, покоряли полюс и пустыню, укрепляли армию и флот и боролись с внутренними врагами новой жизни.

– К началу 1941 года Комсомол имел два ордена: Красного Знамени и Трудового Красного Знамени.

– Роль Комсомола в Великой Отечественной войне 1941-1945 известна. Он награждён за этот период орденом Ленина (1945).

– О роли Комсомола по восстановлению народного хозяйства после войны тоже известно. Его наградили за это вторым орденом Ленина (1948). К этому времени в комсомоле было 7,5 млн.

Уржумов сделал паузу, перевёл дыхание.

Студенты - комсомольцы и студентки-комсомолки, сидящие в зале, с внимательным видом послушав первые минут пять, затем тайком развернули принесённые с собой газеты, журналы и книжки и углубились в чтение. Кое-кто, расставив фигурки миниатюрных ("дорожных") шахмат на микродосках, приспособленных на коленях, раздумывал над очередным ходом; другие откровенно зевали.

И вдруг … с трибуны полилось нечто такое, что заставило всех отвлечься от приятных занятий, прервать зевки и начать прислушиваться к докладчику.

А докладчик враз изменившимся голосом понёс следующую несанкционированную отсебятину.

– В дальнейшем, – звенел голос Уржумова, – Комсомол стал разбухать на хлебах, взращённых старшим поколением, в условиях безопасности и благополучия. Сегодня он насчитывает 18 млн. Большинство из них только пребывают в Комсомоле, только платят взносы (причём школьники и студенты – мизерные взносы, копеечные), что, видимо, устраивает верхи: деньги идут (от такого количества набирается сумма приличная), а там трава не расти, хлопот меньше! Ибо задействовать без настоящего дела такую ораву – трудно: надо хорошенько поломать голову. Правда, в последние годы прошумели "целинные подвиги", за которые в 1956 году Комсомолу вручён третий орден Ленина. Могли б дать орден рангом пониже: Трудового Красного Знамени или Знак Почёта – разве сравнимы те подвиги Комсомола с этими. Так, нет: надо сделать вид, что сегодняшние подвиги ничуть не меньше прежних. Видимо, по примеру присвоения звания Героя Советского Союза сидящим в верхах в юбилейные даты. Понимаете, Героя – не за конкретный подвиг, а – к юбилейной дате!?..

Тут опомнился сидящий в президиуме член институтского комитета. Он вскочил с места и крикнул: "Прекратить!" На что весь зал всколыхнулся: "Пусть продолжает!"

Уржумов стал говорить о том, что надо направлять комсомол не на выдуманные подвиги, а на настоящие. Для этого партия должна брать проблемы, которые действительно возникают, а не …

Член комитета уже не мог этого вытерпеть, так как рисковал своим номенклатурным положением. Он потребовал выключить микрофон. И микрофон не осмелились не выключить.

Зал потребовал поставить на голосование продолжение речи Уржумова. Тщетно…

…На следующий день в комитете ВЛКСМ УПИ состоялась разборка "антипартийного", "антисоветского" выпада секретаря бюро ВЛКСМ физико-технического факультета Артёма Уржумова. Там он договорил то, что ему не дали договорить на собрании: ещё большую критику современной партии и лично её Первого секретаря товарища Никиты Сергеевича Хрущёва; в частности, критику "огульной критики" Сталина. Но этого рядовые члены ВЛКСМ ни физтеха, ни УПИ не услышали. Их не пустили никого на "чрезвычайное заседание" институтского комитета с присутствием представителей парткома УПИ и горкома ВЛКСМ. Хотя несколько сот комсомольцев и комсомолок УПИ, собравшихся в центральном сквере, у памятника Кирову, аккурат против окон комитета, скандировали: "Впустите нас! Впу-сти-те нас!"…

…Артёма Уржумова исключили из комсомола, а затем из института (с правом восстановления) и сразу же призвали в армию. Прослужил он без малого 2 года на Сахалине (отпустили к сентябрю); привёз кучу почётных грамот и отличную характеристику. Его восстановили в УПИ, но он в нём доучиваться не стал, а перевёлся в Московский инженерно-физический институт (МИФИ), который через год окончил с отличием.