Голенков Алексей Николаевич/Коммунистическая трагедия/Часть 2/Глава 4

Коммунистическая трагедия
автор Голенков Алексей Николаевич

Глава четвёртая

Главное, что поднял Хрущёв в своём докладе и чем возбудил ненависть лично к Сталину определённой части населения – это весьма болезненный вопрос о репрессиях. Вопрос, "объяснённый" Хрущёвым в корне неверно, путано и лживо, до сих пор коммунистами не объяснён, как надо, и по-прежнему остаётся не распутан и не правдив…

…Дело в том, что в 1955-1956 г.г. Президиум ЦК к XX съезду подготовил проект доклада о всех репрессиях, имевших место с первых лет Советской власти, в том числе и о таких, в результате которых пострадали невинные люди (конечно, далеко не миллионы).

Проект доклада отражал объективную реальность: репрессии с двух противоположных сторон – с одной, против врагов народа осуществляемые коммунистами (партийным руководством); с другой, против народа, осуществляемые врагами народа, пробравшимися в коммунисты (в партийное руководство) от имени … партийного руководства.[1]

(Хрущёв смешал эти две стороны. И до сих пор эта удвоенная полуправда гуляет по свету, удесятеряясь стараниями наших врагов. Люди в массе своей не разбираются: одни – потому что не хотят, другие – потому что им некогда. Но нынешние коммунистические лидеры должны это объяснить. Иначе о каком успехе, "прорыве", можно вести речь? С какой бы распрекрасной программой нынешние коммунисты не обратились к народу, из его недр раздаётся ропот: "Коммунисты к власти придут, – значит, снова репрессии против невинных?" И всё. На этом интерес народа к коммунистической идее гаснет. "Пусть жизнь будет хуже, – рассуждает народ, – но зато без репрессий против невинных".

Конечно, какой-то, весьма небольшой, процент невинных пострадал. Так было, к сожалению, всегда и везде – взаимоотношения человеческие, увы, пока несовершенны. Видимо, это, как в медицине: отсекая в теле гнилую раковую опухоль, чтоб жил весь организм, нельзя не захватить при этом и здоровую часть тела).

Этот проект доклада решили сделать на первом же пленуме после XX съезда – с тем, чтобы, обсудив, развернуть в доклад, который затем поручить кому-то от имени ЦК КПСС озвучить, т.е. обнародовать.

Всё нарушил бывший троцкист Хрущёв, верный принципу своего духовного отца – Троцкого: всё перетряхивать, всё взбаламучивать.

Интересно, что доклад, имевший гриф "совершенно секретно" и предназначавшийся исключительно для делегатов съезда, вскоре был разослан (в красных книжечках-брошюрках) в местные партийные органы – рескомы, обкомы и т.д. С ним начали "секретно" знакомить (зачитывать на собраниях) сначала всех коммунистов, а потом и всех комсомольцев. Через пару месяцев после XX съезда сырой, лживый на три четверти, доклад Первого секретаря ЦК КПСС знали все: и наши, и не наши.

Наши оказались в шоке. Не наши – в злорадстве.

Изучив поступившую информацию, Президиум ЦК увидел, что нужно объективное изложение.

Было созвано совещание ЦК КПСС с участием руководящих коммунистов социалистических стран (и некоторых других стран), в результате которого после длительного и глубокого обсуждения вышло Постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 года "О преодолении культа личности и его последствий". В нём, в частности, говорилось:

"Находясь длительный период на посту Генерального секретаря ЦК КПСС, И.В.Сталин вместе с другими деятелями активно боролся за претворение в жизнь ленинских заветов. Он был предан марксизму-ленинизму. Как теоретик и крупный организатор, он возглавил борьбу партии против троцкистов, правых оппортунистов, буржуазных националистов[2], против происков капиталистического окружения. В этой политической и идейной борьбе Сталин приобрёл большой авторитет и популярность".

Т.е., здесь уже и в помине нет того обильного хрущёвского глупизма о Сталине. Остаётся удивляться, как позволили Хрущёву игнорировать это Постановление и продолжать свой глупизм по отношению к Сталину.

Борясь со "сталинизмом", Хрущёв продолжал создавать советскому народу "штормы", сажать страну на "рифы".

1957 год, весна. Открытие Выставки Достижений Народного Хозяйства (ВДНХ), на котором присутствуют члены Правительства во главе с Хрущёвым.

Хрущёв (опять же, не уведомив ни Президиум ЦК, ни Совет Министров), провозглашает "новую генеральную задачу":

"Мы ставим нашей генеральной задачей в области животноводства – догнать и перегнать США в 1960 году по развитию животноводства, по поголовью скота".

Никаких расчётов и обоснований он, конечно, не привёл, их у него не было.

"Мы, – сказал он просто, – можем и должны выполнить эту задачу. Вся партия, народ, колхозники должны взяться и выполнить эту задачу".

Все присутствовавшие члены Правительства были возмущены – даже не пошли с Хрущёвым на совместный обед, а сразу же разъехались по домам.

Президиум ЦК КПСС поручает Госплану СССР произвести необходимые расчёты.

Почти месяц корпит Госплан над расчётами и приходит к выводу: догнать США в этом деле мы сможем не раньше 1970 года…

Хрущёв продолжает куролесить далее … в разных сферах жизнедеятельности страны.

В сфере "инженеров человеческих душ". В начале лета 1957 года на одной из загородных правительственных дач устраивается званый обед для писателей вместе с членами Президиума ЦК и Правительства.

До обеда все гуляют, беседуют, катаются на лодках, поют. Непринуждённая, дружеская атмосфера.

Наступает время обеда. Все рассаживаются за столы, приступают к выпивке и закуске. После второй или третьей рюмки слово берёт Хрущёв. Начинает с "разоблачения" уже не раз "разоблачённого" культа личности Сталина. Льётся ругань в адрес покойного Сталина, а затем она переносится на сидящего здесь Молотова – оказывается, Сталин с Молотовым "зажимали литературные таланты", как русских, так и других национальностей.

В ответ один за другим выступают русский Леонид Соболев, армянка Мариэтта Шагинян и еврейка Маргарита Алигер с … опровержением Хрущёва.

Многие писатели уходят с обеда, возмущённые выступлением Хрущёва. Но нашлись и такие, кто довольно потирал руки, посмеиваясь.

В социальной сфере. Каганович, как ответственный в Совмине за социальную политику, вносит на заседание Президиума ЦК с расчётами и обоснованиями проект о повышении пенсий. Хрущёв взрывается:

– Ишь, какой добренький, такие пенсии дармоедам! Такую сумму государство не выдержит!

– Государство – это не ты, – парирует Каганович. – У государства есть резервы. Вот расчёты. Надо сократить кое-где раздутые штаты и непроизводительные расходы.

Пенсии повышаются. Зато Хрущёв (опять "самостийно") сокращает размеры стипендий студентам вузов.

В дипломатической сфере. Молотов, как министр иностранных дел, вносит в Президиум ЦК КПСС на рассмотрение вопрос о восстановлении дипломатических отношений с Югославией с сохранением расхождений по идеологической линии (из-за которых они и были прерваны вскоре после войны). Президиум ЦК, в том числе и Хрущёв, принимает полностью это предложение Молотова.

Но Хрущёв едет с визитом в Югославию, "братается" там с Тито и говорит ему, что никаких разногласий, в том числе и идеологических, у нас с ними нет. Это, мол, "выдумка" Сталина. Тито, делая ответный визит, посещает Мавзолей Ленина-Сталина и возлагает венок с надписью "Ленину от Тито".

Через пару лет Хрущёв ссорится с Тито и обвиняет его в отходе от марксизма-ленинизма, ставя в пример ему Мао Цзэдуна, как верного марксиста-ленинца.

Ещё через пару лет Хрущёв ссорится с Мао Цзэдуном и обвиняет его в отходе от … марксизма-ленинизма.

В результате: с Югославией отношения не восстановили, а с великим Китаем расторгли.[3]


Примечания

  1. Хрущёв не упомянул о январском (1938) пленуме ЦК ВКП(б), на котором этот больной вопрос был подвергнут анализу и сделаны выводы: 1."Разоблачать карьеристов-коммунистов, стремящихся отличиться на репрессиях…" 2."Разоблачать искусно замаскированного врага, старающегося криками о бдительности замаскировать свою враждебность и сохраниться в рядах партии, … стремящегося путём проведения мер репрессий перебить наши большевистские кадры, посеять неуверенность и излишнюю подозрительность в наших рядах
  2. Все они сегодня есть налицо и активно действуют в политической жизни России.
  3. Мао Цзэдун называл себя учеником Сталина. 2 мая 1956 (вскоре после XX съезда) Мао Цзэдун по своей личной инициативе сделал неофициальный визит советскому послу в Пекине Юдину и высказал ему для передачи Хрущёву своё негативное мнение о "проделках" Хрущёва по отношению к памяти Сталина. В 1963 году Генеральный секретарь Коммунистической партии Китая Ден Сяопин во время визита в Китай Суслова передал для Хрущёва такие слова Мао Цзэдуна: "Советские руководители совсем отказались от такого меча, как Сталин, выбросили этот меч. В результате враги подняли его, чтобы убивать этим мечом нас"