Голенков Алексей Николаевич/Коммунистическая трагедия/Часть 2/Глава 2

Коммунистическая трагедия
автор Голенков Алексей Николаевич

Глава вторая

С марта до сентября 1953 Секретариат ЦК КПСС работал коллективно, т.е. все пятеро секретарей, в том числе и Хрущёв, трудились на равных. И трудились неплохо; даже можно сказать, успешно. Например, на сентябрьском (1953) Пленуме ЦК КПСС Хрущёв выступил с докладом "О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства".[1] Этот доклад готовился Андреевым, Кагановичем, Маленковым и Молотовым с привлечением министра сельского хозяйства, работавшего ещё при Сталине наркомом сельского хозяйства, И.А.Бенедиктова. По этому докладу Пленум поручил Совмину разработать меры по облегчению положения колхозного крестьянства, в частности, по уменьшению налогов (всё это в тезисах было оставлено Сталиным). Эти меры будут разработаны и приняты следующим, мартовским (1954), Пленумом. Кроме того, за этот год, с марта 1953 по март 1954, коллективным Секретариатом будет разработано много ценных предложений в области промышленности и в сфере внутрипартийной жизни. (Хрущёв, став в сентябре 1953 Первым секретарём, в этот период – с 1953 по 1954 – ещё не проявит "единоначалия").

Так вот, во время сентябрьского (1953) Пленума Булганин вдруг (ах, это "вдруг"!) предложил Маленкову внести на обсуждение предложение об избрании Хрущёва Первым секретарём ЦК КПСС. Мол, Хрущёв – сравнительно молод (59 лет), энергичен, здоровьем так и пышет, имеет немалый опыт партийной работы в верхах, тем паче, в сравнении с остальными четырьмя секретарями.

Маленков задумался.

В перерыве, в комнате отдыха, где обычно проходил неофициальный обмен мнениями, Маленков "вдруг" заявил громко:

– Булганин предлагает ввести должность Первого секретаря ЦК и избрать на эту должность Хрущёва Никиту Сергеевича.

В комнате воцарилось молчание.

Первым заговорил Каганович:[2]

– Я лучше знаю Хрущёва, дольше и больше всех, со всеми его положительными и отрицательными сторонами, – говорил Каганович, – я имел прямое отношение к выдвижению и продвижению Хрущёва на руководящую партийную работу с 1925 года. Я считал и считаю его выросшим и растущим партийным работником, выходцем из рабочих, способным быть руководящим деятелем в областном, краевом, республиканском масштабе и в коллективном руководстве во всесоюзном масштабе.

Помолчал и в абсолютной тишине продолжал:

– Но у меня нет уверенности в его способностях осуществлять роль Первого секретаря ЦК КПСС, особенно учитывая его недостаточный, невысокий культурно-теоретический уровень…

…Хотя, – смягчился Каганович, увидев напряжённое от внимания лицо Хрущёва, – при работе над собой, это, как говорится, дело наживное.

Помолчали. Кто-то не то вопросительно, не то утвердительно произнёс:

– Другой кандидатуры нет…

Перерыв кончился. Все поднялись и пошли в зал заседаний. Расселись там. Стало тихо.

Булганин не без надежды воскликнул:

– Ну, решили: Хрущев?

Все – не без сдержанности – один за другим стали высказываться "за", но с добавлением, что Хрущёв на этой должности будет самокритичен и скромен, будет работать над своим теоретическим и культурным уровнем, а они, каждый в отдельности и все вместе, будут ему помогать.

Высказывались искренно, и, конечно, не из-за какой-то боязни. А кого было бояться? Сталин – умер, Берия – низвержен (арестован в июле 1953).[3] Так Хрущёв стал Первым.

Это произошло в сентябре 1953.

В течение какого времени Хрущёв работал, прислушиваясь к советам товарищей (к советам, потому что серьёзной критики, да и вообще какой-либо критики, в его адрес до 1957 года не было)? – Не более года.

Первым заметным его делом на посту Первого секретаря ЦК КПСС была, пожалуй, организация развёртывания в широких масштабах панельного и бетонного производства и строительства. Благодаря этому, мы вскоре вышли на первое место в мире по домостроению. Это, можно сказать, была "бочка мёда". Но тут же он умудрился добавить в "неё" несколько "ложек дёгтя": вмешался в компетенцию Академии архитектуры – стал везде и во всём обнаруживать "архитектурные излишества", "упрощать" процесс строительства гражданских и промышленных зданий, благодаря чему появились серые, безликие дома, а в них квартиры с заниженной высотой потолка и совмещённым санузлом (в народе шутили: "хорошо, что не совместили пол с потолком"), которые сразу же получили название "хрущёбы"; в довершение всего Хрущёв "упразднил" Академию архитектуры, якобы за ненадобностью.

В сельском хозяйстве единственной заслугой Хрущёва явилась постановка вопроса о расширении площадей посевов кукурузы, необходимой для кормовой базы, а, следовательно, и для развития животноводства. Но и здесь он ухитрился сделать перебор: стал насаждать расширение посевов кукурузы повсеместно, что привело к подрыву самой этой, вообще-то нужной, идеи.

А ликвидация Хрущёвым государственных Машинно-тракторных станций (МТС)! Их технику он передал из государственной собственности в колхозную – на баланс колхозов. Без возмещения какой-либо иной формы технической помощи колхозам (это самое предлагали ещё в 1952 году некоторые экономисты – их раскритиковал тогда Сталин в своём труде "Экономические проблемы социализма"). Технику в то время колхозы по материальным соображениям содержать сами не могли – рановато ещё было им, и хрущёвская затея дала отрицательный результат: снижение доходов колхозников, и без того не высоких.

Дальше – больше. Хрущёв провёл линию на ликвидацию небольших колхозов и небольших сёл и деревень с целью "укрупнения"; нажимал на строительство крупных животноводческих комплексов и крупных усадебных поселений по городскому типу: с многоэтажными домами и городскими удобствами, без домашнего хозяйства – усадебных участков, личного скота и птицы (тем самым, он отменял Устав сельхозартели, принятый в 1935 году при личном участии Сталина). Одновременно разрешил свободный выезд сельским жителям в города с пропиской "по лимиту". Это привело к разорению и заброшенности тысяч и тысяч сёл и деревень, к массовому перетоку сельского населения в города, т.е. к утечке сельских кадров, а, значит, к уменьшению производства продуктов питания. Вот откуда "нехватки", из-за которых великая советская страна качнулась к Западу, где чуть ли не каждое государство по территории меньше, чем наша крупная область.

Президиум ЦК КПСС не остановил этот вредный и опасный процесс.

Хрущёв-чудотворец вытворял чудеса дальше. Он децентрализовал руководство промышленностью СССР – самой огромной страны планеты: вместо общесоюзных министерств создал на местах совнархозы (советы народного хозяйства). Это – вместо того, чтобы всего-навсего провести меры (а не реформы) по освобождению местных предприятий от мелочной опеки сверху. Всё гигантское хозяйство Советского Союза от такого местничества залихорадило, как автомашину, потерявшую управление. Отсюда – невыполнение планов, недоделки и нехватки уже не только продуктов, но и промтоваров.

Тут Хрущёв опомнился. Стал укрупнять совнархозы – объединять местные областные в региональные. Позже вернулись к министерствам. Но было уже поздно. Процесс развала предприятий пошёл.

Кроме крупных "самоделок", Хрущёв делал и мелкие. Например, в городе Горьком, на заводском митинге, организованном в связи с его посещением, "самостийно" объявил рабочим и служащим о том, что выплаты населению по облигациям государственных займов отсрочиваются, или, как он выразился, "замораживаются" на … 20 лет. Это было для всех, в том числе и членов Президиума ЦК КПСС, как гром с ясного неба. Пришлось им официально оформлять задним числом эту хрущёвскую авантюру. Думали, что тем самым сохраняют авторитет Первого секретаря ЦК КПСС, а, значит, и авторитет всей КПСС.


Примечания

  1. Сталин намечал во второй послевоенной пятилетке (1951-1955) резкий подъём и улучшение жизненного уровня тружеников сельского хозяйства. Он говорил: "Наступает пора взяться за уровень жизни и культуры сельских жителей. На это уйдёт пара пятилеток, и – будет и на их улице праздник".
  2. Каганович Лазарь Моисеевич родился 22 ноября 1893 в глубинке украинского Полесья – деревне Кабаны, в крестьянской семье среднего достатка. Умер в Москве 25 июля 1991, на 98-м году жизни. В 12 лет, окончив сельскую школу, два года работал у детей богатых крестьян репетитором. В 14 лет уехал в Киев, где стал рабочим-кожевником на крупном предприятии. В августе 1911, в неполные 18 лет, был принят в тамошнюю организацию большевиков. Из 10 её членов он – один еврей. До этого он уже 2 года (с 16 лет) состоял в профсоюзной организации предприятия и проявил себя твёрдым и смелым борцом за права рабочих против хозяев предприятия – сионистов-миллионеров Бродского и Гинзбурга. Затем он побывал в ссылках и тюрьмах. Участвовал в Гражданской войне, в Красной Армии, где сразу стал и оставался до конца противником Троцкого, на почве чего познакомился и сдружился со Сталиным. В апреле 1925 Каганович избирается Генеральным секретарём Коммунистической партии (большевиков) Украины, приезжает из Харькова, тогдашней столицы Украины, в Донбасс, где до революции вёл подпольную большевистскую работу, посещает там рабочие предприятия, участвует в работе окружной партийной конференции. На конференции к нему подошёл маленький, худенький, светловолосый, начинающий лысеть, человек лет тридцати. – Вы меня не знаете, но я вас знаю. Вы приезжали к нам в начале 1917 года… Обращаюсь к вам по личному вопросу: мне здесь не дают работать. Дело в том, что я поддерживал Троцкого и троцкистов до 1924 года. В конце 1924 года я понял свою ошибку. Но мне всё время напоминают об этом. Не дают работать. Вот мою кандидатуру в президиум конференции отвели… – Вы с какого года в партии? – спросил Каганович – С 1918-го. – А с какого года рождения? – Апреля 1894-го… "Мой ровесник, а в партию вступил только в 1918-м, в 24 года", – думал рослый, крупный Каганович, рассматривая сверху вниз обратившегося к нему маленького человека… – Кто вы по происхождению? – спросил Каганович. – Родом из крестьян курских, но сам рабочий: слесарем работал на шахте в Горловке до 1918 года. – Что вы хотите от меня? – Прошу вас, как Генерального секретаря ЦК ВКП(б) Украины, перевести меня отсюда в …Харьков. Каганович задумался. Ему понравилось в этом человеке прямое признание своей ошибки. Тогда многие поддерживали Троцкого - одурманивало его красноречие, – а сейчас, после выступлений Сталина по троцкизму, как вредному течению в партии, многие стали понимать, кто такой есть Троцкий. "И этот понял, осознал, ведь он же русский, рабочий; теперь может нам большую пользу принести", – размышлял еврей Каганович, сам, – последовательный интернационалист, уже с детства, благодаря отцу и старшим братьям, знавший разницу между евреями-тружениками и евреями-сионистами. – Хорошо, – сказал он, – я подумаю, куда вас перевести. Достал из кармана блокнот с карандашом. – Ваша фамилия, имя, отчество? – Хрущёв Никита Сергеевич … Хрущёв будет переведён в Харьков. Вскоре, когда Каганович станет Первым секретарём Московского Комитета ВКП(б), Хрущёв поступит с помощью Кагановича, который посоветуется со Сталиным, в промакадемию и будет учиться в одной группе с женой Сталина – Аллилуевой Н.С. Будет громить остатки троцкистов и яростно проводить в жизнь сталинскую линию на построение в СССР социализма. Станет первым секретарём Бауманского райкома ВКП(б). Затем сменит Кагановича, когда тот уйдет на пост наркома путей сообщения, на посту первого секретаря МК ВКП(б). И Каганович, и Сталин многому его научат и во многом ему помогут. Всё это не остановит Хрущёва, как оказалось, троцкиста-рецидивиста, после 1956 года, перед неправедной расправой над верными сталинцами: Кагановичем, Молотовым, Маленковым, Булганиным, Ворошиловым (и примкнувшим к ним Шепиловым).
  3. В "Деле" Берия много странностей. Судился он закрыто. Ни допроса, ни показаний подсудимого не публиковалось. Последнего слова тоже. (Сравним "сталинские" процессы над врагами народа в 1937 году: все судебные заседания, кроме военных, велись открыто, транслировались по радио, печатались в газетах; каждый обвиняемый произнёс своё последнее слово, которое тоже транслировалось и печаталось. И это – в канун войны, когда врагов внутри государства было пруд пруди. А здесь? …) Страница с биографией Берия по указанию Хрущёва была повсеместно вырезана из соответствующего тома Большой Советской Энциклопедии, 2-е издание, – даже в Государственной библиотеке имени Ленина… Чтож, вспомним её сегодня хотя бы частично. …Берия Лаврентий Павлович, г.р. 1899, вступает в партию большевиков в марте 1917 (в 18-летнем возрасте) на последнем курсе Бакинского училища архитектуры, строительства и механики, которое вскоре окончит с отличием. В 1918 году, когда в Баку власть временно захватит буржуазно-националистическое мусаватское правительство, а Советская власть и большевики уйдут в подполье, Берия по заданию большевиков внедрится в мусаватскую разведку (связанную с английской) и будет в ней до восстановления Советской власти (в апреле 1920) – до освобождения Баку 11-й Красной Армией, членами РВС которой были Киров и Орджоникидзе (впоследствии Киров – с 1921 по 1926 – 1-й секретарь ЦК АзКП(б), член ЦК, а потом и политбюро ЦК ВКП(б); Орджоникидзе – с 1922 по1926 – 1-й секретарь Заккрайкома КП(б), член ЦК, а потом и политбюро ЦК ВКП(б); оба старше Берия по возрасту на 13 лет, и по партийному стажу на столько же – Киров с 1904, Орджоникидзе – с 1903; обоих лично знали Дзержинский и Ленин. Т.е. авторитет обоих несравним с малоизвестным тогда Берия). Так вот, и Киров, и Орджоникидзе, а также Дзержинский, подтверждали, что Берия служил в мусаватской разведке по заданию большевиков, т.е.не был предателем и английским шпионом, как его представил Хрущёв в первоначальном (и единственном) сообщении о "разоблачении Берия", опубликованном в газете "Правда" 10 июля 1953 года. В 1920-е и 1930-е годы Берия находился не только на чекистской, но и на партийной работе. Например, почти много лет был 1-м секретарём ЦК ГрузКП(б), много сделал для развития её хозяйства, культуры и строительства, за что был награждён орденом Ленина. Кстати, наркомом внутренних дел СССР он был назначен с этой должности в декабре 1938, т.е., когда все процессы над врагами народа в стране прошли … без его участия; в 1939-1940 он провёл, по заданию Сталина, проверку многих дел репрессированных, в результате чего были реабилитированы более 300 тысяч человек. К слову сказать, 1-й секретарь ЦК КП(б)У Хрущёв в эти годы обращался с Украины к Сталину с просьбой увеличить количество репрессированных "врагов народа" (и не получил согласия Сталина). В Великую Отечественную войну Берия был ответственным за контрразведку, за снабжение горючим наших танков, кораблей и самолётов, за восстановление разрушенных предприятий на освобождаемых Красной Армией наших территориях. А в 1941-1942 он нёс личную ответственность за оборону Кавказа. Захвати тогда немцы наши крупнейшие нефтяные районы – Баку, Грозный, и лишилась бы наша армия, наш флот и наша авиация горючего. Ведь, в Татарии и Башкирии нефтепереработка только-только налаживалась, а в Тюмени и Хабаровском крае ещё не начиналась. В 1943 Берия получил высшую трудовую награду: звание Героя Социалистического Труда, а в 1945 – высшее воинское звание: Маршал Советского Союза. Хрущёв, как известно, ни того, ни другого не имел, хотя был на 5 лет старше Берия, а к Кремлю и Сталину находился значительно раньше (с конца 20-х годов) и более ближе, чем Берия. Наконец, в послевоенное время (1946-1952) Берия было поручена сверхзадача: организация создания атомной, а потом и водородной бомбы – в ответ на созданную и испытанную на японских городах Хиросима и Нагасаки атомную бомбу США. Эта сверхзадача была им с блеском выполнена: водородную бомбу мы сделали и испытали раньше, чем США. ("Но не входит в наши планы истреблять другие страны: ни британцев, ни германцев, ни голландцев, да-да-да; вы не бойтесь, успокойтесь, не волнуйтесь, господа!" – пел тогда Ансамбль песни и пляски Советской Армии)… …Факт ареста и факт казни Берия весьма тёмен. Вот опубликованные "свидетельства" обоих этих "фактов" высокими лицами СССР. Хрущёв, 1-й секретарь ЦК КПСС: "Вначале мы поручили арест Берии товарищу Москаленко с пятью генералами. Он и его товарищи должны были быть вооружены. Накануне заседания к группе Москаленко присоединился маршал Жуков и ещё несколько человек. Одним словом, в кабинет вошло не пять, а человек десять или больше. Маленков мягко так говорит, обращаясь к Жукову: – Предлагаю вам, как Председатель Совета Министров СССР, задержать Берию. Жуков скомандовал Берии: – Руки вверх! Москаленко и другие даже обнажили оружие. Берия рванулся к своему портфелю, который лежал у него за спиной на подоконнике. Я Берию схватил за руку". Жуков, 1-й заместитель Министра Обороны: "Я вместе с Москаленко, Неделиным, Батицким и адъютантом Москаленко (значит, вместе с Жуковым – всего пять, а не десять. А.Г.) должен был сидеть в отдельной комнате и ждать, пока не раздадутся два звонка из зала заседания в эту комнату. Меня предупредили, что Берия физически сильный, знает приёмы "джиу-джитсу". ("знает", или владеет? А.Г.) Раздаётся один звонок, второй. Я поднимаюсь первым. Идём в зал. Берия сидит за столом в центре. Я подхожу к Берии сзади, командую: – Встать! Вы арестованы. Не успел Берия встать, как я заломил ему руки назад и, приподняв, эдак встряхнул. Гляжу на него – бледный-пребледный. И онемел. Да, забыл. В момент, когда Берия поднялся (он же не успел подняться. А.Г.), и я заломил ему руки, тут же скользнул (чем "скользнул" – руки-то свои должны быть заняты: они же "заломили" руки Берия? А.Г.) по бедрам, чтобы проверить, нет ли пистолета. У нас на всех был только один пистолет".(?!) Москаленко, командующий войсками Московского района ПВО: "Последовал условный сигнал, и мы пять(?) человек вооружённых(!), шестой(?) т.Жуков – быстро вошли в кабинет, где шло заседание. Тов.Маленков объявил: "Именем советского закона арестовать Берию". (А, по Хрущёву, Маленков сказал мягко – "задержать", а не "арестовать".А.Г.). Все(!) обнажили оружие(!), я направил его прямо на Берию и приказал ему поднять руки". (А Жуков говорит, что он "скомандовал" Берия: "Встать! Вы арестованы" и заломил Берия руки. А.Г.) …И вот Берия приводят на казнь. Об этом пишет Антонов-Овсеенко так: "Когда Руденко (генеральный прокурор. А.Г.) приступил к чтению (обвинительного заключения. А.Г.), Берия заткнул уши. Берия. "Меня арестовали какие-то случайные люди. Я хочу, чтобы меня выслушали члены правительства". (Правильно: он же – 1-й заместитель Председателя Совмина, Маршал Советского Союза, член Президиума ЦК КПСС. А.Г.) Ответа не последовало. Казнили Берия таким образом (если верить Антонову-Овсеенко): "Казнили… в бункере штаба МВО (Московского военного округа. А.Г.). Прокурор Руденко прочитал приговор. Берия. Разрешите мне сказать… Руденко. Ты(!) уже всё сказал. Военным: Заткните ему рот полотенцем(?!). Москаленко – Юферову (подполковнику, своему адъютанту. А.Г.). Ты у нас самый молодой, хорошо стреляешь. Давай. (Как?! Даже не определено заранее, кто будет расстреливать?! А.Г.). Батицкий, 1-й заместитель главкома ВВС. Товарищ командующий, разрешите мне. (Достаёт свой "парабеллум") (Откуда он у него взялся? Всё оружие, трофейное в том числе, должно было быть всеми сдано ещё в 1946 году. А.Г.). Этой штукой я на фронте не одного мерзавца на тот свет отправил". Батицкий стреляет в лоб Берия.