Голенков Алексей Николаевич/Коммунистическая трагедия/Часть 1/Глава 7

Коммунистическая трагедия
автор Голенков Алексей Николаевич


Глава седьмая

Субботний день 21 июня 1941, последний день трудовой недели, в Москве был очень солнечным и очень жарким. Москвичи предвкушали шикарный воскресный отдых.

Часы на Спасской башне Московского Кремля показывали 14.10.

В одном из зданий за Кремлёвской стеной очень напряжённо, но с холодным рассудком и без эмоций размышляли над одним – единственным вопросом трое коммунистов: Сталин[1], Молотов[2], Ворошилов[3].

На Сталине был светлый лёгкий френч с накладными нагрудными и боковыми карманами, такого же цвета и материала брюки, заправленные в сапоги из мягкой кожи. На Молотове – светло-серая пара: пиджак с брюками навыпуск, белая сорочка с темно-серым галстуком и белые полуботинки. На Ворошилове – белый китель, темно-синие брюки – галифе и сапоги, начищенные до зеркального блеска

Говорил Сталин, (он расхаживал по кабинету с курительной трубкой в руке):

– Итак, вспомним наши последние взаимоотношения с Англией…

Германия захватывает Австрию, готовится захватить Чехословакию. Всё это – "путь на Восток". Мы предлагаем созвать конференцию Англии, Франции, Америки и СССР. Кто это предложение пускает под откос? – Англия. Кто затем давит на Францию, чтоб она не помогала Чехословакии? – Англия. Кто потом выполняет роль повивальной бабки Мюнхенского сговора? – Опять Англия…

Рассуждаем далее. Убедившись, что политика умиротворения Германии не принесла пользы Англии, Англия предлагает нам подписать англо-франко-советскую декларацию о взаимопомощи. Мы соглашаемся, а Англия… отказывается её подписывать? Почему?

Сталин сделал несколько глубоких затяжек, пыхнул дымом и резюмировал:

– А потому, что она и не собиралась её подписывать.

Сидящие за столом и внимательно слушающие каждое слово Сталина Молотов и Ворошилов при этих словах оба, как по команде, подняли головы и вопросительно посмотрели на Сталина. Сталин продолжал:

– Англии надо было продемонстрировать Гитлеру свою возможность соглашения с Советским Союзом. Продемонстрировала. Больше того, показала Гитлеру, что Советский Союз, благодаря её усилиям, оказался в изоляции, и Гитлер смело может нападать на Советский Союз. Верно я говорю?

– Совершенно верно, – согласился Ворошилов. – А ещё вспомни её бесплодные переговоры с нами перед нападением Германии на Польшу. Если бы тогда Англия и Франция заключили с нами военный союз, не посмел бы Гитлер напасть на Польшу; да и на Францию потом тоже.

Сталин кивнул головой, остановился и спросил, несколько повышая голос:

– Так, можно ли нам сейчас верить в искренность Англии, предупреждающей нас о нападении Германии?

Он подошел к столу, положил погасшую трубку на пепельницу (остывать), отодвинул стул из-за стола, сел на него и, пододвинувшись к столу, посмотрел на сидящих Молотова и Ворошилова. Молотов сказал:

– Английские и американские газеты наперебой сообщают о наших "приготовлениях" к "нападению" на Германию. Одна германская газета, делая обзор этих сообщений, предлагает Гитлеру… опередить Сталина.

– Вот видишь, – хмыкнул Сталин. – Предупреждают нас об угрозе германской агрессии, а сами занимаются провокациями, чтобы как можно быстрее эту агрессию развязать.

– Я недавно просматривал документы, – раздумчиво заговорил опять Молотов, – в глаза бросается двойная игра англичан, которую они ведут с нами.

– Я тоже об этом недавно подумал, – добавил Ворошилов.

– Не только с нами, а и с Германией, – уточнил Сталин. – Они ставят ребром дилемму перед Гитлером: или нападай на Советский Союз, или мы сговоримся с ним. И для убедительности ведут с нами переговоры, от которых с самого начала ничего не ждут…

Теперь же, когда Франция оккупирована Германией, когда Англии грозит вторжение Германии, Англия предупреждает нас об опасности, которую мы и без неё видим… Это предупреждение не искренно. Начнись поход Германии против нас, и Англия спасена!

– Да, логично, – подтвердил Молотов. Ворошилов добавил:

– Если ещё вспомнить, что Англия с Францией добились выдворения нас из Лиги Наций, а наш конфликт с Финляндией чуть не использовали для войны с нами.

– Вот-вот, – оживлённо заговорил снова Сталин. –Анализируем дальше. Лето 1939 года. Англия подписывает договор о взаимопомощи с Польшей, а когда Германия нападает на Польшу, она и пальцем не шевельнула! Почему? Ведь, основные военные силы Германии были в Польше. В Германии, у "линии Зигфрида", оставалось всего два десятка немецких дивизий, и то резервистов. А французы имели больше сотни дивизий! Несколько десятков дивизий имел английский экспедиционный корпус! Почему же французы и англичане в таком благоприятном для них случае не нанесли Гитлеру удар?…

…Потому что им важно было сберечь силы Гитлера для нападения на СССР. Они надеялись, что, перешагнув Польшу, Гитлер пойдёт на нас…

…Мы, верно, сделали, что не дали им осуществить их план: силой оружия на Востоке – отрезвили Японию; на Севере – притормозили Финляндию; а на Западе гибкостью политики получили вот уже более, чем на полтора года мир с Германией… Пока мы всё делали правильно!

Сталин взял с пепельницы остывшую трубку, выбил из неё пепел и, открыв лежащую рядом коробку папирос "Герцеговина Флор", стал вынимать папиросы, ломать их и высыпать из них табак в трубку.

– Какой же вывод? – почти одновременно спросили Молотов и Ворошилов.

Сталин набил табаком трубку, сунул её в рот, взял со стола коробок спичек, открыл, достал спичку и, чиркнув, поднёс вспыхнувшее пламя к трубке, раскурил.

– Посылая нам предупреждение, – сказал он, пустив изо рта клубы дыма, – господин Черчилль надеется, что у нас нервы не выдержат, и мы приведём в действие все наши вооружённые силы. Тогда Гитлер будет иметь повод начать против нас свой поход… Возможно, Гитлер, вторгнувшись своими вооружёнными силами на наши границы, предъявит нам... (Сталин пыхнул труб-кой)… территориальные требования. Это входит в его стратегию: расширение жизненного пространства Германии.

Все трое помолчали.

– Ну, хорошо, – нарушил молчание Молотов. – Всё это так… с их провокациями. Но давай опираться на наши собственные сведения. Не доверять им у нас нет оснований.

– У нас есть десятки донесений, – поддержал Молотова Ворошилов, – в которых утверждается, что фашистская Германия вот-вот нападёт на Советский Союз: шифровки от наших разведок – агентурной и войсковой, от дипломатических работников, от командования погранвойск; наконец, обзоры выступлений иностранной прессы. Все они указывают на скорую германскую агрессию против нас; некоторые называют даже сроки её начала: вот, по последним сведениям, – 22 июня, то-есть, завтра. Как быть с этим?


Примечания

  1. Сталин Иосиф Виссарионович – Генеральный секретарь Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) (ВКП(б)), Председатель Совета Народных комиссаров (СНК) СССР 1879 г р., член компартии с 1898.
  2. Молотов Вячеслав Михайлович – заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров (СНК) СССР и одновременно нарком иностранных дел СССР, 1890 г р., член компартии с 1906.
  3. Ворошилов Климент Ефремович – Председатель Комитета Обороны при СНК СССР, Маршал Советского Союза, 1881 г р., член компартии с 1903.