Голенков Алексей Николаевич/Коммунистическая трагедия/Часть 1/Глава 3

Коммунистическая трагедия
автор Голенков Алексей Николаевич

Глава третья

В апреле 1927 года к власти в Японии пришло правительство одного из лидеров японских военных – генерала Танаки. Началась форсированная милитаризация Японии.

В течение 1927 – 1928 Танака дважды посылает экспедиционные войска в Шаньдун (Восточный Китай) и в конце-концов оккупирует его. В самой Японии, в СССР и других странах про-ходят митинги протеста, организованные коммунистами. В ответ в Японии – волна арестов членов Коммунистической партии Японии (КПЯ) и сочувствующих ей. 10 апреля 1928 года объявляется о запрещении КПЯ.

18 сентября 1931 года Япония начинает оккупацию Маньчжурии (Северо-Восточный Китай). Расширение японской агрессии в этой части Китая продолжается по 1936 год.

В июле 1937 года Япония начинает войну за захват всего Китая, который завершает в 1938, предварительно (25 ноября 1936) подписав с Германией "Антикоминтерновский пакт". Ещё раньше (27 марта 1933) Япония вышла из Лиги Наций.

(СССР в этот период непрерывно оказывал моральную и материальную помощь Китаю в его справедливой борьбе против японских захватчиков. Англия, Франция и США, наоборот, поощряли японских милитаристов).

В октябре 1933 Гитлер, предварительно запретив в Германии Коммунистическую партию, покидает Женевскую конференцию по разоружению и заявляет о выходе Германии из Лиги Наций. В марте 1935 он, в нарушение военной статьи Версальского мирного договора (1919), вводит в Германии всеобщую мобилизацию.

В октябре 1935 фашистская Италия (Муссолини), предварительно, вслед за Японией и Гер-манией, запретив Коммунистическую партию Италии (КПИ), начинает агрессию против Эфиопии.

Вот такая в середине 30-х годов 20-го столетия была международная обстановка: не по дням, а по часам возрастала военная опасность для Европы, для всего мира, для СССР. А в СССР успешно идут "сталинские" пятилетки – гигантски наращивается экономический потенциал, благо наших природных богатств хватает с лихвой: только трудись! Ясно, что война нам не нужна. Надо принимать, пока не поздно, защитные меры.

2 мая 1935 в Париже подписывается франко-советский договор о взаимопомощи.

16 мая 1935 в Праге подписывается подобный договор с Чехословакией.

(Предлагается такой договор заключить с нами и Англии. Но она… отказывается).

Этого, конечно, для реального обуздания агрессоров явно недостаточно. СССР (Сталин) принимает решение усилить антивоенную пропаганду через Коминтерн. Коминтерн с лета 1935 значительно усиливает её. В авангарде здесь идут коммунисты Испании (лидеры Хосе Диас и Долорес Ибаррури). И … в июле 1936 в Испании вспыхивает фашистский мятеж, который поддерживается итало-германской интервенцией. (В ноябре 1936 Германия с Италией заключают "Анти-коминтерновский пакт"). Это ли не доказывает лишний раз, какую угрозу для поджигателей вой-ны составляли коммунисты!

Англия и Франция поспешили заявить о своей политике "невмешательства". (В феврале 1938 Генеральный секретарь Французской Коммунистической партии (ФКП) Морис Торез призывает к борьбе против фашизма и подчёркивает, что интересы безопасности требуют установления прочных уз дружбы и союза Франции с СССР. Тщетно…).

В марте 1938 Германия захватывает Австрию.

Вскоре, в результате Мюнхенского соглашения 1938, где английское и французское правительства, а также правительство США предали Чехословакию, Германия захватывает её Судетскую область, а в марте 1939 полностью оккупирует Чехословакию. "Путь на Восток" Германии был открыт. Она тут же захватывает у Литвы Мемельскую область. Одновременно навязывает Румынии кабальный "хозяйственный" договор.

В апреле – мае 1939 Германия денонсирует англо-германское морское соглашение (1935) и польско-германское соглашение о ненападении (1934). В тоже время заключает с Италией "Стальной пакт", согласно которому Италия обязуется всемерно помогать Германии, если последняя вступит в войну с западными державами.

В такой обстановке, из-за боязни дальнейшего усиления Германии, английское и французское правительства летом 1939 в Москве вступают в переговоры с СССР. Однако они не идут на заключение предложенного Советским правительством соглашения о совместной борьбе против агрессора, а вносят встречное предложение: взять Советскому Союзу одностороннее обязательство помощи любому европейскому соседу в случае нападения Германии на него. (Т.е. хотят втянуть СССР в войну с Германией один на один). Советское правительство, естественно, не соглашается. К середине августа англо-франко-советские переговоры в Москве заходят в тупик (этого и добивались английское и французское правительства). СССР встал перед альтернативой: оказаться в изоляции перед прямой угрозой нападения Германии или подписать предложенный ею договор о взаимном ненападении. СССР выбрал второе: 23 августа 1939 договор был подписан (22 июня, через 1 год и 10 месяцев он будет вероломно нарушен Германией).

" Могут спросить, - скажет 3 июля 1941 Сталин в своём обращении к советскому народу, - как могло случиться, что Советское правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами… И это, конечно, при одном непременном условии – если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о ненападении между Германией и СССР является именно таким пактом.

Что выиграли мы…? Мы обеспечили нашей стране мир в течение полутора годов…

Что выиграла и что проиграла фашистская Германия…? Она добилась некоторого выигрышного положения для своих войск в течение короткого срока, но она проиграла политически, разоблачив себя в глазах всего мира, как кровавого агрессора".

(Нельзя не констатировать изумительную чёткость сталинского объяснения и восхитительную прозорливость сталинской оценки в соединении с простотой изложения. Поистине: всё гениальное – просто).[1]


Примечания

  1. Высказывания гитлеровцев об этом договоре. И.Риббентроп (министр иностранных дел): "Моё личное мнение склоняется к тому, что договорённость с Германией Сталин рассматривал прежде всего как особенно выгодную для себя сделку, каковой она на самом деле и была". А.Розенберг (начальник внешнеполитического отдела нацистской партии): "Поездка нашего министра иностранных дел в Москву – моральное принижение нашей … борьбы против большевизма". Г.Мюллер (шеф Гестапо): "Должен сказать, что я всегда чувствовал, что так называемый пакт о ненападении, подписанный Гитлером со Сталиным, был нашей ошибкой".