Голенков Алексей Николаевич/Коммунистическая трагедия/Часть 1/Глава 1

Коммунистическая трагедия
автор Голенков Алексей Николаевич

Глава первая

Родители Артёма – отец, Иван Артемиевич Уржумов, и мама, Варвара Николаевна (в девичестве Скрябина), – родились в одном и том же тысяча девятьсот четырнадцатом году (год начала Первой мировой войны), в городе Вятке (потом - город Киров), где, известно, "ребята вятские, хватские, " в семьях многодетных, малограмотных рабочих. Ни отцовская, ни мамина семья при Советской власти не были ни "раскулачены", ни "репрессированы". Что не было, то не было. И я тут ничем не могу помочь тем читателям и читательницам, которые ждут чтива о "раскулачиваниях" и "репрессиях" как якобы массовых явлениях в жизни советских людей. Впрочем, я полагаю, что таких читателей и читательниц на сегодня осталось не очень много. Ибо абсолютное большинство уже обкормлены подобной литературной пищей.

И отец, и мама оказались в семьях самыми старшими. Кроме отца, в его семье росли ещё два парня – шестнадцатого и восемнадцатого годов рождения, и две девчонки – двадцатого и двадцать второго годов рождения. У мамы были три младших сестры: шестнадцатого, восемнадцатого и двадцатого годов. Мама и две её последующие сестры до войны вышли замуж и заимели по ребёнку; младшая не успела. У отца ни братья жениться, ни сёстры выйти замуж не успели. Оба брата, окончившие военные училища, погибли: танкист – на "финской", защищая Ленинград; артиллерист – на "германской", в Сталинградской битве. Обе незамужние сестры трудились в родной Вятке. Их женихи, одноклассники, окончили перед войной лётные училища, и оба по-гибли в самом начале войны, охраняя небо Москвы.

И отец, и мама с восьмилетнего возраста пошли в школу - семилетку, в пятнадцатилетнем её окончили, вступили в комсомол, что было тогда небезопасно для жизни – могли убить (из-за угла) те, кому пришлась не по нутру реальность новой жизни: забитая хозяевами – эксплуататорами, задавленная нуждой, трудящаяся от зари до темноты беднота ("чернь", "быдло") валом шла в ученье, в культуру, тянулась к свету; а это значит, открыто заявляла тем, кто её веками (по наследству) держал в рабах: "Мы – не рабы. Рабы – не мы".

Отец, окончив семилетку, отправился трудиться на металлообрабатывающий завод. Проработав два года учеником слесаря и получив статус "самостоятельного" (квалифицированного рабочего), он без отрыва от производства поступил в школу рабочей молодёжи, где и окончил восьмой, а затем и девятый классы. Осенью 1933 (год прихода к власти в Германии Гитлера) его призвали в Красную Армию.

Мама после семилетки поступила в культурно-просветительское училище, через три года окончила и стала заведовать первым в жизни их города рабочим Домом Культуры (клубом с библиотекой), что по тем временам считалось выходящей из ряда вон, "интеллигентской", должностью.

В 1936 году прибыл в краткосрочный отпуск бравый, рослый красавец – комвзвода, отличник боевой и политической подготовки Иван Уржумов. Он сходу предложил Варе Скрябиной руку и сердце. Поскольку в этом случае имела место давняя любовь, проверенная разлукой и расстоянием, сомнений и возражений ни у кого не возникло. Они расписались и поехали служить в Ленинградский военный округ, где в 1937 году и родился Артём. Так его назвали в честь деда, папиного отца; правда, подсократив малость старинное имя Артемий, тогда это было "в моде". Через год отец принял командование ротой. Мама стала заведовать гарнизонным клубом.

Теперь мне, уважаемые читатели и читательницы, для того, чтобы обстоятельно (с причинами и следствиями) рассказывать вам о дальнейшей судьбе молодой семьи Уржумовых, необходимо ознакомить вас с событиями, которые самым непосредственным образом повлияли на судьбу этой семьи. Впрочем, эти события повлияли на судьбы миллионов семей, как в коммунистической России (Советском Союзе), так и в некоммунистической Европе; да и во всём мире тоже.

Речь пойдёт о той извечной сфере человеческой жизни, которая большинству из вас меньше всего нравится. Сфере, которой большинство из вас сторонится (или делает вид, что сторонится). Эта сфера называется политика. Большинство тех семей во всём мире тоже в то время сторонились политики, старались сделать всё от них зависящее, чтобы не заниматься политикой. Но старая истина гласит: если не хочешь заниматься политикой, то политика займётся тобой. И, в самом деле: вопреки их желаниям и стараниям, политика занялась-таки ими. Их судьбы оказались напрямую зависимыми от политики.