Будённый Семён Михайлович/Пройдённый путь/Книга первая/VII. Падение Царицына и отход к Саратову

После того как все части корпуса сосредоточились в районе хутора Вертячего, я доложил командующему армией Клюеву о состоянии и боеготовности корпуса, а также и сведения о противнике, которыми мы располагали, находясь с ним в соприкосновении. Докладывая Клюеву, я убеждал его, что противник совсем не такой, каким его некоторые представляют, что 10-я армия может успешно вести бой с белогвардейцами и даже перейти в наступление. В этой связи я просил Клюева использовать Конный корпус для удара по левому флангу противника из-за правого фланга 10-й армии. Имелось в виду, что при подходе противника к линии обороны 10-й армии стрелковые соединения своим огнем скуют его продвижение и этим обеспечат удар нашего корпуса по левому флангу белогвардейской конницы.

Клюев одобрил мое предложение и заверил меня, что вскоре я получу приказ с постановкой задачи корпусу. В заключение он просил меня передать бойцам и командирам частей и соединений корпуса его благодарность за храбрые действия по прикрытию отхода 10-й армии. Я несколько удивился этой устной похвале. Обычно Ворошилов, а затем Егоров выносили благодарность частям и соединениям в приказе по армии.

Следующий день прошел в ожидании боевого приказа. Я рассчитывал получить приказ во второй половине дня, имея в виду наиболее удобное время для выполнения одобренной командующим задачи — ночь или начало рассвета. Но днем приказа не последовало. Наконец к утру приказ за подписью Клюева и Ефремова был получен. В приказе указывалось, что Конный корпус, [203] взаимодействуя с 32-й стрелковой дивизией, демонстрирующей наступление с фронта, должен из-за правого, фланга армии нанести удар во фланг противнику и после разгрома попавших под его удар частей и ближайших тылов белых вновь сосредоточиться в районе хутора Вертячий.

Я вызвал начальников дивизий и в соответствии с полученным мною приказом корпусу поставил каждой дивизии конкретные задачи: 4-я дивизия наносит удар по левому флангу противника непосредственно перед фронтом 32-й стрелковой дивизии, 6-я дивизия атакует противника из-за правого фланга 4-й дивизии с целью захвата ближайших тылов белых.

После этого корпус немедленно начал движение в направлении правого фланга 32-й стрелковой дивизии. Я несколько задержался в штабе — надо было отдать некоторые распоряжения по боевому обеспечению корпуса, а потом направился в голову походной колонны корпуса, которая, продвигаясь, растянулась уже на несколько километров.

По пути меня нагнала открытая легковая автомашина. В ней сидели член Реввоенсовета армии Ефремов — рыжий небольшого роста человек в кожаной тужурке и такой же фуражке — и командир сводной бригады Жлоба.

Машина остановилась, Ефремов окликнул меня, поздоровался и приказал остановить корпус.

Я опешил.

— Почему остановить корпус?!

— Остановите немедленно корпус и вообще слушайте то, что вам приказывают.

Я ответил ему, что корпус выполняет приказ командующего армией и может быть остановлен только распоряжением командующего.

На это Ефремов сказал, что в связи с новой обстановкой Реввоенсовет армии принял решение не предпринимать каких-либо действий до тех пор, пока не будут получены указания оборонять или оставить Царицын.

— Какая там новая обстановка, я не знаю, но у меня на руках приказ, который корпус обязан выполнить, — повторил я Ефремову.

— Ну обо всем вам знать не обязательно, — сказал Ефремов. — Что же касается имеющегося у вас приказа, то я его с Клюевым подписывал, я его и отменяю. [204]

— А я отказываюсь выполнять ваше приказание до тех пор, пока не будет отменен приказ командующим армией.

— Да как вы смеете так со мной говорить?! — закричал Ефремов.

— А вот и смею, потому что ваши действия считаю изменой. И если я не прав, можете меня арестовать. — Что вы! Я не намерен вас арестовывать, — растерянно проговорил Ефремов. — Я только велю вам остановить корпус.

— Ну, Буденный, не дури, выполняй приказание товарища Ефремова, — вмешался Жлоба.

— Арестовать не можете, тогда убирайтесь поскорей и не мешайте корпусу выполнять приказ командующего.

— Анархист! — закричал Ефремов и, толкнув кулаком шофера в плечо, велел ему ехать в Царицын.

Я повернул коня и поскакал в направлении движения корпуса, а Ефремов все кричал вслед:

— Мы вас приведем к порядку! Мы вас ударим по рукам, посадим на свое место!

Корпус продолжал движение. При подходе к участку обороны 32-й стрелковой дивизии я связался с ее начдивом, и мы с ним на месте согласовали порядок взаимодействия. Он был рад, что Конный корпус наносит удар противнику перед его участком обороны, так как 1-я и 3-я конные дивизии Улагая готовились к атаке позиций 32-й стрелковой дивизии. Части дивизии уже вели огневой бой с белыми.

Согласно моей договоренности с начдивом 32-й, левофланговые части его дивизии усилили огонь, чтобы приковать к себе внимание противника. Белые спешили свои части и начали поспешно перебрасывать огневые средства на свой правый фланг. Этим воспользовалась наша 4-я кавалерийская дивизия и нанесла сильный удар по левому флангу белогвардейцев. Правее 4-й дивизии развернулась 6-я дивизия, нацелив свой удар на тылы корпуса Улагая.

Появление красной кавалерии, устремившейся в атаку, было для противника неожиданностью. Многие спешившиеся белогвардейцы не успели сесть на лошадей, отведенных в укрытие от огня 32-й стрелковой дивизии. Та часть противника, которая сумела ускользнуть [205] от удара 4-й дивизии, попала под удар 6-й дивизии, атаковавшей тылы улагаевского корпуса.

В результате боя противник понес большие потери. Конный корпус взял семьсот пленных, захватил тысячу восемьсот лошадей с седлами, двадцать станковых пулеметов и обозы двух конных дивизий противника.

Выполнив задачу, поставленную в приказе командующего, корпус сосредоточился в районе Вертячий, Калач, Кривая Музга. Я связался со штабом 10-й армии и доложил Клюеву о результатах операции. Выслушав меня, ; Клюев поблагодарил за успешное выполнение приказа и тут же спросил, что у меня произошло с Ефремовым. Я ответил, что немного погорячился, однако считаю, что возмутительная попытка Ефремова отменить приказ командующего похожа на прямую измену.

— Действия корпуса я одобрял и одобряю, — заявил Клюев. — Решения Реввоенсовета об отмене приказа не было. Однако за нетактичное поведение по отношению к члену Реввоенсовета армии Ефремову выношу вам порицание.

Я спросил Клюева, что нового в обстановке на фронте и будет ли армия оборонять Царицын. Клюев ответил мне, что сдача Царицына белым была бы преступлением. На этом у меня разговор с Клюевым и закончился. 2

Судьбой Царицына были все обеспокоены. Еще в 1918 году ЦК партии и лично В. И. Ленин, непосредственные организаторы обороны Царицына К. Е. Ворошилов и И. В. Сталин внедрили в сознание каждого нашего бойца и командира неоспоримую необходимость защиты Царицына до последней капли крови. В мае 1919 года, когда 10-я армия начала отходить к Царицыну, В. И. Ленин в своей телеграмме Реввоенсовету 10-й армии требовал ни в коем случае не отдавать Царицын врагу. Все мы понимали, что Царицын — стратегический ключ к судьбе революции, ворота, через которые хотят продвинуться контрреволюционные силы юга России к сердцу Советской республики — Москве. Закрыть эти ворота наглухо, встать стеной у Царицына, разгромить врага — в этом мы видели свою задачу. Царицын — крепость революции на Волге. Это душой и сердцем сознавали защитники города. С Царицыном связывали и свои надежды на освобождение [206] своих родных станиц, хуторов и сел крестьяне Дона, Кубани, Ставрополья — всего юга России. В направлении Царицына тянулись десятки тысяч беженцев, многочисленные партизанские отряды и группы.

Под Царицыном создавалась 10-я Красная армия. Одно дело собрать партизанские силы, другое, гораздо более трудное — реорганизовать их в регулярные части и соединения, без чего нельзя было устоять от натиска белогвардейских войск. Создание регулярных частей Красной Армии из краснопартизанских отрядов встречало упорное сопротивление со стороны большинства командиров этих отрядов, зараженных духом анархизма в период их самостоятельных действий. Они выступали против строгой воинской дисциплины, считая дисциплину насилием над волей людей. Защищая свой ложный авторитет, они противопоставляли себя старшим командирам, не желали никому подчиняться и тем возбуждали дух неповиновения среди бойцов. С другой стороны, в только что сформированные полки и дивизии проникали и махровые контрреволюционеры с целью разложения регулярных частей Красной Армии. Они подогревали своевольное поведение анархически настроенных командиров и бойцов, сеяли пораженческие слухи, призывали к восстанию. Так, в результате вражеской работы скрытых контрреволюционеров и анархического поведения отдельных командиров взбунтовалась Волжская дивизия, созданная из партизанских отрядов рабочих и служащих Волжского пароходства. Дивизия самовольно снялась с фронта и ушла в Дубовку. Узнав об этом, Сталин и Ворошилов лично выехали в Дубовку и приняли решительные меры по наведению порядка в дивизии. Они очистили ее от злостных провокаторов, арестовали распоясавшихся анархистов, ставших орудием в руках наших врагов.

Не успели Сталин и Ворошилов вернуться из Дубовки в Царицын, как аналогичный бунт произошел в полку грузолесов. Этот полк, созданный из грузчиков порта и главным образом из рабочих лесосплава, так же как и Волжская дивизия, отказался идти на фронт. Пришлось прибегнуть к силе, чтобы обезоружить бунтовщиков и арестовать предателей.

Много было трудностей при обороне Царицына. Бывшие чиновники, контрреволюционные элементы из рядов свергнутых классов, замаскированные меньшевики и [207] эсеры сеяли панику, нарушали нормальную жизнь города, саботировали работу на предприятиях, срывали снабжение рабочих и армии продовольствием и особенно» отправку хлеба в Москву и другие промышленные центры Советской республики.

И все эти колоссальные трудности были преодолены большевиками Царицына под руководством Сталина и Ворошилова, в которых все мы видели посланцев Центрального Комитета нашей партии.

Вспоминая оборочу Царицына в 1918 году, когда 10-й Красной армией руководили Ворошилов и Сталин, нельзя было не задуматься о работе Реввоенсовета 10-й армии нового состава. Сам собой напрашивался вывод, что в лице Клюева, Ефремова, Сомова Реввоенсовет не способен руководить обороной Царицына. Руководители армии оторвались от жизни своих войск, не знали, на что способны войска армии, не верили в их боевые возможности; их пугала конница белогвардейцев, они жаловались, что в их распоряжении мало кавалерии. Они как огня боялись окружения и эту боязнь оправдывали отходом 8-й и 9-й армий. Однако последние, отступая, все-таки дрались и дрались упорно в самых тяжелых условиях с войсками Деникина, наступающими с фронта, и повстанцами, действующими в тылу. А 10-я армия лишь готовила рубежи обороны и, не давая серьезного боя противнику на этих рубежах, отходила на следующие рубежи. Ссылка на недостаток кавалерии была также не состоятельной. Кроме Конного корпуса, в 10-й армии имелась и войсковая конница, которая также могла умело и храбро сражаться.

В 32-ю стрелковую дивизию входил кавалерийский полк, 37-я стрелковая дивизия имела кавалерийскую бригаду Лысенко, 30-я стрелковая дивизия — кавалерийскую бригаду Попова, Коммунистическая дивизия — кавалерийскую бригаду Текучева. В армию входила также отдельная кавалерийская бригада Курышко и сводная бригада Жлобы. Таким образом, и кавалерии было достаточно для того, чтобы успешно противостоять белым, нужно было только организовать ее действия и умело использовать ее в бою. Большинство частей и соединении 10-й армии являлись полноценными, но их боеспособность не использовалась руководителями армии. [208]

Многие бойцы и командиры подразделений и частей армии были выходцами с Дона, Кубани, Ставрополья и Терека. У них в родных краях остались под пятой белогвардейцев отцы, матери, жены и дети. Зверства белых переполняли сердца красноармейцев гневом и ненавистью. Они стремились отомстить врагу за надругательства над их семьями, они готовы были сражаться в самых тяжелых условиях. Рядовые бойцы и командиры считали, что дальше Царицына отходить нельзя, что при обороне Царицына противник будет непременно разбит; они верили, что Деникина под Царицыном ждет такая же участь, как и Краснова в 1918 году. Но вся беда была в том, что ничему этому не верил Реввоенсовет армии. Растерянность вместо твердой воли к победе, блуждание в потемках вместо четкого плана действий — таково было поведение Реввоенсовета 10-й Красной армии на исходе июня 1919 года. 3

В хутор Вертячий приехали Клюев, Ефремов и Сомов.

Клюев спросил, что я думаю относительно возможности обороны Царицына? И в случае, если оставим Царицын, куда отступать, на север, по железной дороге на Поворино, или вдоль Волги на Саратов?

Я ответил, что не гадал, будем мы оборонять Царицын или нет. Этот вопрос для меня был давно решен. Я считал и считаю, что оставлять Царицын, тем более сдавать его без боя — значит совершать преступление.

— И вообще, что вы меня спрашиваете, — сказал я, — когда своим вторым вопросом ответили на первый. Для меня ясно, что вы уже решили сдать Царицын, бросить армию, бросить царицынских рабочих. Простите за резкость, но я должен высказаться со всей своей прямотой и откровенностью. Вы не верите в боеспособность наших войск, не знаете настроения бойцов и командиров. Всем известно, что бойцы стремятся в бой, но Реввоенсовет тянет армию назад... И меня удивляет ваша неопределенность, товарищ Клюев, — продолжал я, — не позже как вчера вы говорили, что сдача Царицына — преступление, а сегодня спрашиваете, куда отступать?

— Постойте, Семен Михайлович, не горячитесь, — прервал меня Клюев. — Вчера я думал действительно так. [209]

Но не один же я решаю. Посоветовавшись с товарищем Ефремовым, я вынужден был признать, что армия может оказаться в окружении, а это грозит поражением.

— Оборона Царицына не будет иметь успеха. Продолжая оборонять город, мы просто потеряем армию, — вмешался Ефремов.

— А я утверждаю, что сдача Царицына может привести 10-ю армию на грань полного разложения. Уже сейчас, отступая, мы подорвали боеспособность стрелковых частей.

— Позвольте, Буденный, вы много на себя берете! — загорячился Ефремов. — Вы абсолютно не учитываете той критической обстановки, которая диктует дальнейшее отступление. Вам известно, что 8-й и 9-й армий по сути дела нет и Деникин без особой задержки идет на Москву.

— Я слышал уже об этом и не раз, — прервал я Ефремова. — Можете дальше не пояснять — все равно не поверю.

— Семен Михайлович, — опять заговорил Клюев, — действительно надо же считаться со сложившейся обстановкой. Хотя вы и уверены в том, что противник, находящийся перед фронтом армии, по вашему определению, «не может нас гнать, если мы сами не побежим», но имеете ли вы в виду угрозу выхода в тыл мятежных казаков с Верхнего Дона, а также рек Хопер, Медведица и Иловля? Совместными усилиями белоказаки охватят армию с севера, запада и юга. Придется драться в полуокружении. По имеющимся у нас сведениям, мятежные казаки в верховье Дона располагают значительными силами и готовятся нанести удар во фланг и тыл нашей армии, а затем прижать ее к Волге и уничтожить.

— Можно предположить, — ответил я Клюеву, — что казакам удастся окружить нашу армию, но при активной обороне казачья кавалерия вынуждена будет спешиться, а наступать в пешем строю и тем более штурмовать Царицын казаки не будут. Кроме того, на всякое действие есть противодействие. Вы боитесь казаков-повстанцев? Перебросьте Конный корпус в угрожаемый район, и мы гарантируем вам, что корпус с честью выполнит поставленную перед ним задачу.

— Но как же оставить фронт армии без кавалерии? — остановил меня Клюев.

— Почему без кавалерии? В армии много войсковой [210] конницы. Сформируйте из отдельных частей конницы еще один корпус, вот вам и кавалерия.

— А ведь, пожалуй, Семен Михайлович во многом прав, — сказал молчавший до этого Сомов. — К сожалению, товарищ Легран болен. Я уверен, что и он бы полностью согласился с этим.

— Нет, нет! — вновь заговорил Ефремов. — Не будем, товарищ Сомов, заблуждаться. Мы реалисты и должны считаться с действительностью. Мнение Буденного — сплошной абсурд, и, я надеюсь, вы в этом скоро убедитесь. Сохранять силы, не рисковать, уходить — другого решения я не вижу.

— Какой же абсурд?! — воскликнул я. — Эта же 10-я армия, даже в более слабом составе, три раза дралась при окружении белыми Царицына. И не только выстояла, но и разгромила армию Краснова. Почему же вы сейчас боитесь окружения, когда разбит Колчак и мы сильнее противника, когда в Царицыне 12 бронепоездов, там делают пушки, там боевой пролетариат, а это — большая сила!

— Ну, хорошо, — примирительно заговорил Клюев, — не горячитесь, Семен Михайлович, мы учтем ваше мнение. Но если обстановка изменится в худшую сторону, то имейте в виду, что основное направление отхода армии будет на Камышин.

После отхода 10-й армии на позиции, проходившие по линии: Песковатка, Карповка, Басаргино, Отрадное, Конный корпус вел тяжелые бои с крупными силами конницы противника в районе хутора Вертячего. Не добившись успеха на этом участке, белые развернули наступление севернее Царицына. Конный корпус генерала Мамонтова переправился через Дон у Ново-Григорьевской, отбросил наши стрелковые части и устремился на восток, к Волге, с целью выхода на тылы 10-й армии. В первые же дни своего наступления Мамонтов овладел станцией Арчеда, перерезав, таким образом, железную дорогу, соединяющую Царицын с войсками 9-й армии, а 23 июня захватил Лозное и Давыдовку, создав угрозу ближайшим тылам 10-й армии. Об этом я узнал из приказа командующего 10-й армией, полученного в ночь на 24 июня. Клюев приказывал Конному корпусу двинуться форсированным маршем в район Лозное через Котлубань, Широков, Садки с задачей разгромить Мамонтова [211] и прикрыть правый фланг и тыл армии. Выполняя полученную задачу, Конный корпус в необычно знойный безветренный день 24 июня подходил к хутору Широков. Здесь было решено сделать привал: дать бойцам отдых, накормить и напоить лошадей. Но при подходе к хутору корпусная разведка донесла, что Мамонтов совершил налет на Дубовку и, не задерживаясь там, стал быстро уходить обратно в Лозное. В связи с этим привал в Широкове был отменен и корпус двинулся к хутору Садки, чтобы отрезать путь отхода Мамонтову и разгромить его. Чем же объяснялся поспешный отход Мамонтова? Почему он не развивал успех так удачно начатого им налета на Дубовку? Эти вопросы интересовали Погребова и Зотова, ехавших со мной в голове колонны корпуса.

Я был того мнения, что Мамонтова гнал страх перед встречей с нашим корпусом, но объяснял это отнюдь не бездарностью Мамонтова как военачальника. Напротив, я считал его наиболее способным кавалерийским командиром из всех командиров конных корпусов армий Краснова и Деникина. Его решения в большинстве своем были грамотные и часто дерзкие. При действиях против нашей пехоты он, умело используя подвижность своей конницы, добивался значительных успехов. Но советская конница по своим морально-боевым качествам превосходила конницу Мамонтова. Мы сумели доказать ему это еще в 1918 году. Именно потому он избегал теперь встречи с нашим корпусом и в данном случае уходил в безопасное место, не завершив до конца свой успех.

Четвертой и шестой дивизиям было приказано ускорить свое движение, хотя Погребов и Зотов утверждали, что корпус Мамонтова еще далеко и мы успеем его перехватить. Однако Мамонтов был более подвижным, чем они предполагали. Не доезжая до хутора Садки, мы получили донесение, что колонна конницы противника, численность которого из-за пыли определить не удалось, продвигается у хутора Садки.

4-й дивизии было приказано немедленно развернуться в боевой порядок и атаковать противника во фланг, а 6-й дивизии охватить хутор Садки с запада и отрезать пути отхода противнику в этом направлении. 4-я дивизия с ходу атаковала противника.

Выехав на высотку, мы стали наблюдать за ходом боя и вскоре поняли, что под удар корпуса попала лишь одна [212] из дивизий противника. Мамонтов оказался хитрой лисой. Обнаружив движение Конного корпуса, он прикрыл левый фланг своих главных сил одной дивизией и держался от нас на почтительном расстоянии. Когда 4-я дивизия атаковала прикрытие белогвардейцев, Мамонтов повел свой корпус рысью и в тучах пыли, как за дымовой завесой, скрылся в северо-западном направлении. К нашему удивлению, он даже не сделал попытки поддержать свою дивизию артогнем.

2-я Хоперская дивизия Мамонтова, которой он пожертвовал, чтобы дать возможность отойти своим главным силам, состояла из казаков-стариков. Пытаясь оказать сопротивление, она большей частью погибла от ураганного огня станковых пулеметов нашей 4-й дивизии. Спаслись только те казаки, которые, поняв бессмысленность сопротивления, бросили оружие и сдались в плен.

Здесь, в бою под хутором Садки, постигла нас тяжелая утрата — погиб прославленный воин, человек сказочной храбрости, первейший из тех людей, чьи подвиги создавали боевую славу советской конницы, — наш незабвенный Гриша Пивнев. В сражении с белоказаками он получил тяжелое ранение в живот и, не приходя в сознание, скончался. Мы с почестями похоронили Пивнева как славного сына красной конницы, ее бесстрашного героя, отдавшего свою молодую жизнь за светлое будущее нашего народа. 4

Преследуя Мамонтова, Конный корпус занял район, Лозное, Давыдовка. Но на следующий же день белые, сгруппировав крупные силы конницы, повели энергичное наступление с целью разгромить Конный корпус и выйти в тыл нашей армии. Завязались ожесточенные бои, в результате которых Конный корпус отбросил противника к Дону и вновь сосредоточился в районе Давыдовка, Лозное, Садки, обеспечивая правый фланг и тыл 10-й армии. Из Садков я послал Клюеву донесение о результатах последних боев и просил его дальнейших указаний.

Получив мое донесение, Клюев 30 июня прислал распоряжение следующего содержания:

«В связи с отходом 10-й Красной армии в направлении Камышина Реввоенсовет приказывает Конному корпусу прикрывать правый фланг армии. Ось маневра корпуса [213] — река Иловля. Дальнейшие указания о порядке действий корпуса последуют. Штаб армии перемещается на пароходе по Волге в Золотое». Одновременно был получен официальный приказ об организации Конного корпуса, названного «Конным корпусом 10-й Красной армии».

Из этого распоряжения мы узнали, что Царицын сдан врагу. Объективно оценивая создавшееся положение к моменту сдачи Царицына, можно сказать следующее.

После перемещения корпуса на правый фланг 10-й армии положение стрелковых соединений стало крайне неустойчивым. Пехота уже свыклась с тем, что всегда далеко впереди ее находилась в непосредственном соприкосновении с противником наша кавалерия, и вследствие этого считала, что внезапность нападения белых, особенно их конницы, почти исключена. Когда на глазах бойцов и командиров стрелковых частей наш корпус снялся с фронта и ушел на фланг армии, чувство безопасности сменилось чувством тревоги в ожидании наступления больших конных масс белых. В этой атмосфере усилились распространенные врагами панические настроения. Поползли слухи о несметных силах белых, надвигавшихся и с юга, и с запада, и с северо-запада. Немногие знали, что перед Конным корпусом поставлена задача обеспечения правого фланга 10-й армии. Большинство считало, что корпус ушел в 9-ю или даже в 8-ю армию.

Переезд Реввоенсовета армии в Золотое был воспринят как сигнал к бегству армии. Командиры стрелковых соединений и частей, очевидно, не получили никаких конкретных указаний относительно организации отхода войск. Большинство их не знало, что делать. Бойцы, видя растерянность командиров, стали вначале одиночками, а потом и группами, целыми подразделениями и частями сниматься с фронта и уходить на север вдоль Волги.

В силу этих обстоятельств Царицын был сдан без серьезных боев.

Многие рабочие и служащие Царицына, опасаясь репрессий со стороны белогвардейцев, бросали на ходу свои фабрики и заводы и вместе с семьями уходили из города. На север, вдоль Волги, и на восток, за Волгу, потянулся поток беженцев.

В Царицыне были брошены несколько бронепоездов при полном и исправном вооружении. Лишь в некоторых [214] бронепоездах по инициативе бойцов были изъяты замки артиллерийских орудий.

Узнав об отходе стрелковых частей из-под Царицына и о том, что этим отходом по существу никто не руководит, мы вынуждены были выделить специальные отряды заграждения, приказав им задерживать всех бегущих с фронта, как отдельных бойцов, так и подразделения, останавливать обозы и возвращать их в свои части. Эта мера многих привела в чувство. Прежде всего она дала знать бойцам и командирам стрелковых частей, что Конный корпус никуда не ушел и в случае тяжелого положения придет на помощь своей пехоте. Весть о том, что наш корпус действует на правом фланге, быстро облетела все части армии. Бойцы, даже те, которые были уже давно в тылу и которых отряды заграждения не могли задержать, стали возвращаться в свои части. Артиллерия стрелковых частей потянулась к нам, так как в создавшейся обстановке только Конный корпус был способен прикрыть ее. За два дня отступления от Царицына в расположении корпуса сосредоточилась почти вся артиллерия стрелковых дивизий 10-й армии.

В результате принятых мер отход всех стрелковых дивизий: 32-й, 37-й, 39-й, Коммунистической, Отдельной кавалерийской бригады Курышко и сводной бригады Жлобы был приостановлен.

После этого было созвано совещание командиров и комиссаров стрелковых полков, бригад и дивизий совместно с командирами и политработниками Конного корпуса, на котором мною была дана следующая характеристика создавшегося положения: беспорядочное отступление ведет к развалу армии; некоторые стрелковые части и соединения находятся уже на грани разложения, однако есть еще возможность предотвратить катастрофу — все зависит от самих бойцов и главным образом от командиров и политработников, которые должны разъяснить всем, что если мы и вынуждена отходить, то отходить следует с боями и организованно. На востоке Красная Армия разгромила Колчака и оттуда идет к нам на помощь; 8-я и 9-я армии сражаются с противником, и если мы сейчас не имеем с ними соприкосновения, то лишь потому, что временно произошел разрыв между флангами армий.

Затем выступил комиссар корпуса А. А. Кивгела. [215]

Когда он сказал, что Красная Армия разгромит Деникина, так же как и Краснова, кто-то крикнул с места:

— То же и мы все думаем!

По выступлениям, репликам с места и выражениям лиц присутствующих можно было определить, что оснований для паники нет.

Выслушав всех собравшихся на совещании командиров и политработников, я принял и объявил следующее решение: ввиду того, что связи с Реввоенсоветом армии нет, в целях сохранения единства действий все части армии будут подчиняться в оперативном отношении мне как старшему по должности командиру, а Отдельная кавалерийская бригада Курышко войдет в непосредственное подчинение штаба Конного корпуса.

Все присутствующие согласились с этим решением. Дивизиям были даны участки обороны, а также установлен порядок взаимодействия между ними и Конным корпусом. Тут же было приказано всем начдивам немедленно приступить к подготовке оборонительных позиций на своих участках.

По предложению комиссара корпуса на совещании было принято решение выделить из стрелковых дивизий специальные отряды для оказания помощи в эвакуации беженцев, следующих из Царицына.

Эти отряды, возглавляемые преимущественно политработниками, приступив к выполнению своих задач, помогали беженцам транспортными средствами, организовывали переправы людей на левый берег Волги и указывали основное направление движения потока беженцев.

Захват Царицына окрылил белогвардейцев. 3 июля генерал Деникин отдал в Царицыне так называемую Московскую директиву, в которой объявлял своей конечной целью захват Москвы. Уверенные в своей окончательной победе, белогвардейцы устраивали в городе пышные празднества и балы. А тем временем наша 10-я армия, которую они считали деморализованной и неспособной уже к сопротивлению, готовилась к упорной обороне на линии высоты 111, Давыдовка, Оленье. Стрелковые соединения армии рыли окопы, оборудовали огневые позиции для артиллерии, приводили в порядок свои части. Политработники крепили боевой дух бойцов и их организованность. Мы с комиссаром Кивгелой объезжали участки обороны дивизий, давали на месте указания. [216]

Главные силы Конного корпуса расположились на правом фланге армии, в районе Лозное, Заварыкин. Такое расположение диктовалось необходимостью прикрытия правого фланга армии от мятежных белоказаков верховья Дона, Медведицы и Хопра, но не только этим. Мы имели в виду встретить с фронта группировку генерала Врангеля упорной обороной стрелковых дивизий, дать возможность нашей пехоте по-настоящему проявить себя в бою, а в случае прорыва нашей обороны противником нанести ему контрудар Конным корпусом во фланг из-за правого фланга армии.

Чтобы укрепить веру стрелковых частей в наши силы, а также дать им возможность лучше подготовиться к обороне, решено было нанести Конным корпусом контрудар по противнику, выдвинувшемуся в хутора Широков, Ерзовка, Пичуга.

При подготовке к этой операции решено было оставить в тылу армии все, что могло тормозить маневр корпуса. Наши кавдивизии усиливались артиллерией стрелковых соединений. Тщательно организовывалось взаимодействие частей в интересах выполнения задачи корпуса.

С рассветом 2 июля из района Лозное, Заварыкин корпус стремительно атаковал противника.

В хуторе Широков под удар корпуса попала 3-я дивизия корпуса генерала Покровского. Белогвардейцы не ожидали нашего нападения и поэтому не смогли оказать сколько-нибудь организованного сопротивления. Бросая артиллерию и пулеметы, они бежали в направлении Царицына. В Ерзовке была атакована 4-я дивизия Покровского. Опрокинутая корпусом, она начала поспешный отход в Пичугу, где вместе с казачьей дивизией корпуса генерала Шатилова была прижата нами к Волге. Здесь-то мы и использовали на полную мощь свою артиллерию. В течение нескольких часов артиллерийские батареи корпуса громили противника. В итоге этой успешной операции Конный корпус взял в плен до шестисот казаков, захватил семь орудий, тринадцать пулеметов, несколько десятков подвод с боеприпасами и различным имуществом и восемьсот лошадей с седлами. Но главным результатом операции явился подъем боевого духа 10-й армии. Наши стрелковые части увидели, что можно не только успешно обороняться, но и бить противника. [217]

После налета на Широков, Ерзовку и Пичугу Конный корпус сосредоточился в районе Давыдовки, за позициями стрелковых частей армии, продолжая обеспечивать отход 10-й армии к Камышину и далее к Саратову (схема 6).

Ошеломленные контрударом нашего корпуса части Кавказской армии генерала Врангеля несколько дней не проявляли особой активности, и поэтому на фронте 10-й армии было относительно спокойно. Зато на правом фланге армии казаки верховьев Дона и станиц, расположенных по рекам Медведица, Хопер и Иловля, все больше свирепели. Побуждаемые общими успехами деникинских войск, они стремились поскорее разделаться с Советской властью, и не только в Донской казачьей области, но и везде, где она существует. Их ярость росла по мере отхода советских войск из пределов Донской области и пополнения белоказачьей армии мятежными казаками-стариками, поставившими своей задачей восстановить казачью «честь», которую, как они считали, уронили молодые казаки в период боевых действий армии Краснова. Донские мятежники дрались куда ожесточеннее, чем кубанские и терские казаки армии Врангеля. Если у терцев и кубанцев их родные места были далеко позади, то казаки верховья Дона, рек Медведицы, Хопра и Иловли сражались непосредственно за свои станицы и хутора, их толкала вперед лютая ненависть к иногородним и коренным крестьянам Дона, составлявшим основной костяк 10-й армии. И теперь, когда эта армия, причинившая, по их мнению, наибольшее зло казачьему Дону, была ослаблена, они торопились добить ее, или, как говорил мне один пленный офицер, изрубить на куски и потопить в Волге.

Обстановка исключительно благоприятствовала донским белоказакам. Армия была прижата к Волге. С фронта против нее наступали части Кавказской армии генерала Врангеля, а правый фланг и тыл оставались открытыми. Разрыв между флангами 10-й и 9-й армий был свыше ста километров. Используя этот разрыв, донская белогвардейская конница генерала Голубинцева обошла правый фланг 10-й армии и вышла на тылы наших стрелковых частей в районе Усть-Погожье. захватив переправы на реке Бердия. Путь отхода 10-й армии к Камышину был отрезан. Надо было принимать самые энергичные [219] меры по разгрому конницы Голубинцева, так как врангелевские войска могли немедленно воспользоваться ее успехом и перейти в наступление по всему фронту. Это заставило меня с наступлением темноты двинуть Конный корпус из района Давыдовки в Усть-Погожье, с целью разгромить противника, захватившего переправы, и освободить для 10-й армии путь отхода.

С подходом к Усть-Погожье 6-я дивизия корпуса развернулась и стремительно атаковала противника. Тем временем 4-я дивизия, пользуясь темнотой, вышла на пути отхода белогвардейцев. Застигнутые врасплох белогвардейцы беспорядочно бросались в стороны и везде попадали под огонь пулеметов и конную атаку частей корпуса. Часть белоказаков вырвалась из Усть-Погожьего и бросилась бежать вдоль реки Бердия на Большую Ивановку. К рассвету все переправы на реке были в наших руках. 10-я армия получила возможность начать отход и к 7 июля отошла на рубеж Липовка, Щепкин, Варкин. Конный корпус сосредоточился в Липовке.

Но белые не отказались от своего плана окружения и уничтожения 10-й армии. Оправившись от поражения в Усть-Погожьем, они сосредоточили крупные силы конницы в районе Гусевки, Зензеватки и Ольховки с целью нанести удар во фланг и по ближайшим тылам 10-й армии. В этих условиях Конному корпусу было приказано нанести удар по скоплению конницы белых в районе Гусевки. 7 июля утром корпус перешел в наступление и к концу дня атакой в конном строю выбил противника из Гусевки. Но белые подтянули свежие силы из Зензеватки и перешли в контрнаступление. Завязался исключительный по своему ожесточению кавалерийский бой. Белогвардейцы, особенно казаки-старики, дрались с отчаянным упорством. Они лавой бросались на наши пулеметы, и, несмотря на большие потери, остервенело лезли вперед. Исход боя во многом предрешила артиллерия корпуса. Выбрав удачные огневые позиции, артиллеристы открыли ураганный огонь. Белые не выдержали огня артиллерии и конных атак корпуса и начали отход. К вечеру наш корпус занял Гусевку и Николаевку, надежно обеспечивая правый фланг армии.

Из опроса пленных выяснилось, что части белых, потерпевшие поражение у Гусевки, относились к группе генерала Алексеева, расположившегося штабом в селе Михайловке. [220] Эта группа, получившая у нас условное наименование Михайловской группы войск противника, состояла из конных корпусов генералов Мамонтова, Секретева, Сутулова и нескольких пехотных полков.

Не добившись успеха непосредственно против правого фланга 10-й армии, генерал Алексеев решил нанести удар в направлении Камышина, то есть на этот раз уже по глубокому тылу нашей армии. Его замыслу способствовал переход в наступление войск генерала Врангеля и все еще существовавший большой разрыв между флангами 10-й и 9-й Красных армий. 12 июля конные корпуса Мамонтова и Секретева, выполняя приказ генерала Алексеева, двинулись из Березовской и Атаманского в район Котово и Серино. С целью ликвидации этой угрозы Конный корпус получил задачу нанести контрудар Мамонтову и Секретеву в районе Котово. Наступление Врангеля с фронта нас уже теперь не пугало. Мы были твердо уверены в том, что наши стрелковые части, окрепшие за последнее время, достойно встретят врангелевские войска.

13 июля Конный корпус двинулся через хутор Романов в направлении Котово. Погода не благоприятствовала. Шел проливной дождь, дороги испортились. В пути, получив сведения о противнике, силы которого превосходили наш корпус, я принял решение совершить по бездорожью глубокий обходный маневр и выйти в тыл белогвардейцам. Маневр удался. 14 июля корпус, обойдя Котово с запада, нанес внезапный удар по противнику. В ожесточенном бою белые понесли большие потери и, спасаясь бегством от полного разгрома, переправились на правый берег реки Медведица. Особенно крупное поражение было нанесено частям генерала Секретева, попавшим под удар главных сил нашего корпуса.

Отбросив противника за Медведицу, Конный корпус сосредоточился в районе Серино. К этому времени 10-я армия отошла на рубеж Авилово — Камышин. Здесь мы оставались несколько дней, ожидая очередного наступления белогвардейцев. Однако наступления не последовало. Но если на правом фланге 10-й армии наступило временное затишье, то на фронте ее шли упорные бои наших стрелковых частей с войсками Кавказской армии Врангеля. Уверенность в том, что наша пехота может успешно сражаться с белогвардейцами, оправдалась. [221]

Красноармейцы не только отбивали бешеные атаки врангельцев, но и сами переходили в контратаки, уничтожая огнем, штыком и прикладом и пехоту и конницу противника. Правда, белые, имея превосходство в живой силе, местами потеснили наши стрелковые части, однако прорвать фронт 10-й армии они не смогли.

25 июля генерал Врангель, подтянув резервы, перешел в наступление на всем фронте 10-й армии. Весь день шли тяжелые бои на всех участках обороны армии. Противник, используя свое преимущество в маневре, создавал сильные группировки конницы и бросал их в стыки наших частей. Особо тяжелое положение создалось на фронте 38-й стрелковой дивизии. Два полка ее, сбитые противником с позиции, начали отход и увлекли за собой остальные части дивизии. Белые воспользовались этим и начали развивать наступление в направлении Камышина. Для ликвидации прорыва противника был срочно брошен Конный корпус.

Совершив форсированный марш, Конный корпус вышел на участок обороны 38-й стрелковой дивизии и сильным контрударом отбросил наступающие части белогвардейцев.

В связи с тем, что противник наращивал свои силы, а фронт 10-й армии очень растянулся, было принято решение начать отход стрелковыми соединениями на более выгодный рубеж обороны. Конный корпус получил задачу прикрывать отход армии и с этой задачей блестяще справился. Заняв одной дивизией оборону на рубеже Борадачи — Веревкин, корпус надежно обеспечил отход армии. Попытки противника перейти в преследование нашей пехоты завершились разгромом Атаманской и Егерьской дивизий белых.

К 1 августа 10-я армия отошла и заняла оборону на фронте Медведицкое, Верхняя Добринка, Каменка, Красный Яр.

Противнику теперь трудно было совершать охваты, так как правый фланг обороны нашей армии упирался в реку Медведицу, а левый — в Волгу. Конный корпус сосредоточился в центре оборонительного рубежа стрелковых частей. Этим расположением корпуса предусматривалось нанесение противнику фланговых ударов в нужных направлениях. [222]

В первых числах августа в штаб корпуса, разместившийся в Тетеревятке, приехал командующий 10-й армией Клюев. После того как я доложил об обстановке на фронте армии и о последних боях с противником, Клюев информировал меня о том, что создана Особая группа войск Южного фронта, в которую включены 9-я, 10-я армии и Заволжские части; командующим группой назначен В. И. Шорин. В разговоре был затронут вопрос о сдаче 10-й армией Царицына. Клюев по-прежнему говорил, что для обороны Царицына мы не имели ни сил, ни средств, и в заключение сообщил, что 10-я армия, по решению Реввоенсовета Особой группы Южного фронта, должна отойти на рубеж обороны по реке Карамыш. Здесь части армии приведут себя в порядок и получат пополнения, прибывающие в Саратов с Восточного фронта.

С рубежа реки Карамыш, как сказал Клюев, 10-й армии предстоит начать контрнаступление. 5

Несмотря на значительные потери, понесенные в бою под Котово, конный корпус Секретева, пополненный свежими силами, вновь перешел в наступление.

Наступая вдоль берега Медведицы на Медведицкое, части генерала Секретева столкнулись с правофланговыми частями нашей 4-й дивизии. После короткого ожесточенного боя белогвардейцы начали отходить, но. в результате удачного маневра 4-й дивизии оказались прижатыми к Медведице и понесли большие потери.

Не успели части дивизии отойти в место своего прежнего расположения, как на Медведицкое перешел в наступление корпус генерала Улагая. Снова завязался ожесточенный бой. Он закончился тем, что корпус Улагая бросил всю свою артиллерию и бежал по левому берегу Медведицы в юго-западном направлении.

Однако и после поражения Улагая белые не прекратили попыток прорвать фронт 10-й армии. 4 августа на рассвете силами корпусов генералов Покровского и Шатилова они повели наступление вдоль железной дороги в направлении Каменки. Конному корпусу было приказано выдвинуться к левому флангу армии и нанести удар противнику в направлении Грязнуха, Каменка. [223]

5 августа, сосредоточившись на левом фланге армии, корпус перешел в контрнаступление и, выйдя в тыл корпусу Покровского, смял его боевые порядки,а затем начал преследование. Отступая в направлении Усть-Грязнуха, противник понес большие потери в людях и оружии. Корпус Шатилова, наступавший правее корпуса Покровского, вынужден был перейти к обороне.

После этого наступило затишье. Чувствовалось, что белые на фронте 10-й армии выдыхаются и инициатива начинает переходить в наши руки. Конный корпус вернулся в место своего прежнего расположения. Штаб его разместился в Верхней Добринке. Части корпуса вновь стали с успехом применять тактику налетов на войска противника, расположенные в населенных пунктах, не давая им покоя ни днем, ни ночью. Вскоре я узнал от пленных, что корпус Мамонтова снят с нашего фронта и переброшен в западном направлении.

Вечером 8 августа я вышел из штаба корпуса и направился в 20-й полк, расположенный неподалеку. В этом полку служили мои земляки: платовцы, мартыновцы, орловцы. Подходя к домику, занимаемому штабом полка, я встретил своего соседа по Платовской Филиппа Новикова. Будучи начальником разведки полка, он часто исполнял должность начальника штаба полка.

— Ну как дела, начштаба? — спросил я, здороваясь с Филиппом.

— Какие там дела! — недовольно ответил он. — Требуют разные сводки, а бумаги нет, писарями работать никто не идет. А тут еще Кондрат Степанович работать мешает...

— Как это мешает? Он же ранен, больной лежит.

— То-то лежит, да не там, где надо. Только я развернулся со своими бумагами, а он вваливается в штаб с седлом и тянет за собой бурку. Я к нему с докладом, а он подходит к столу, кладет на него седло и говорит: «Кышь, Филипп, со стола, убирай свои шпаргалки, я здесь лягу». Как, говорю, ляжете! Здесь же штаб полка. «А я тебе кто, — сердится Кондрат Степанович, — командир полка или нет? Ты читал приказ товарища командира корпуса?» Какой там приказ? — спрашиваю его. «Ну так вот читай, раз шибко грамотный. Видишь, тут прописано: «Командира двадцатого полка Гончарова Кондрата, в связи с ранением, полагать больным при [224] полку». Так где же меня полагать-то должны, как не в штабе». И завалился на стол, как медведь. «Ты, — говорит, — Филипп, скрипи пером, я тугой на уши-то, не помешаешь».

Выслушав Филиппа, я рассмеялся.

Гончарова Кондрата Степановича я знал давно: бывший драгун, старший унтер-офицер, георгиевский кавалер. Он был малограмотным, но опытным командиром, хорошо знал тактику мелких подразделений, воевал со смекалкой, хитростью, народной мудростью.

— Вы смеетесь, — огорченно сказал Новиков, — а мне каково? Нет, Семен Михайлович, прикажите работать здесь кому-нибудь другому, а я к своим разведчикам пойду.

Мы вошли в штаб полка. Увидев меня, Гончаров слез со стола и сердито посмотрел на Новикова — пожаловаться, мол, успел.

— Что же ты, Кондрат Степанович, людям работать мешаешь? — начал я отчитывать его. — Ну ранен, так лежи, где тебе положено!

— А где же мне быть? Сам приказ отдал «полагать при полку», а теперь ругаешься, — оправдывался Гончаров и из-за спины грозил Филиппу кулаком.

— Придется приказать, чтобы положили тебя в госпиталь.

— Нет, в лазарет не пойду, — сказал Кондрат, ощупывая свою раненую руку. — Помирать я не собираюсь, а примочки мне и ординарец делает.

— Почему ты седло за собой носишь?

— Да лошадь у меня снова убили. Вот напасть — как бой, так лошадь убивают. Ты бы вместо того, чтобы ругаться, приказал дать мне непробивного коня.

— Ну вот что, Кондрат Степанович, иди к себе и ложись, а то я тебе дам непробивного коня — в пехоту спишу!..

Кондрат торопливо схватил седло и, проворчав что-то непонятное, быстро вышел из штаба.

Мы с Филиппом смеялись до слез, глядя в окно на торопливо уходившего Гончарова. Все знали, как магически действуют на Кондрата слова: «спишу в пехоту».

Чем дальше, тем больше обстановка складывалась в пользу 10-й Красной армии. Стрелковые соединения отдохнули, получили свежие пополнения за счет частей, [225] прибывших с Восточного фронта. Со дня на день я ожидал приказа на наступление и очень удивился, когда Клюев, приехав в корпус, заявил, что армия может наступать не раньше, чем через десять дней.

— Почему через десять дней? — спросил я Клюева.

— Не собрались еще с силами, — ответил он.

— По меньшей мере странно получается, — сказал я. — Надо громить белых сейчас, когда они в своих попытках наступать потерпели серьезное поражение и не успели перегруппировать силы. А мы ждем, когда они вновь соберутся с духом и начнут наступать. Подчините корпусу в оперативном отношении хотя бы две стрелковые дивизии и разрешите мне наступать. Заверяю вас в успехе, — убеждал я Клюева.

— Нет, я это не могу разрешить, — ответил он.

— Ну, если вы не можете сами разрешить, то докажите командующему группой Шорину о необходимости наступления.

— Не могу, не могу, Семен Михайлович! У меня есть директива на подготовку армии к наступлению, и я ее должен выполнять.

Подводя итоги оборонительных операций 10-й Красной армии, следует сказать, что Конный корпус, начиная с отхода 10-й армии с рубежа Маныча, все время использовался командованием или в качестве завесы для прикрытия отхода стрелковых частей или в качестве ударной группы для разгрома противника на наиболее угрожаемых направлениях. Основным способом действий корпуса были короткие контрудары. Нанося их, корпус неоднократно ликвидировал угрозу окружения противником 10-й армии и обеспечивал ее отход на последующие оборонительные рубежи. Имеются все основания утверждать, что Конный корпус летом 1919 года предотвратил разгром 10-й армии противником.

Действия корпуса убедительно подтвердили необходимость создания крупных кавалерийских соединений, являющихся средством армейского и главным образом фронтового командования. Можно смело сказать, что если бы в составе Южного фронта был не один, а несколько корпусов или хотя бы один, но более сильного состава и он использовался бы не в интересах одной армии, а в интересах всего фронта, то вряд ли нашим армиям пришлось бы отходить в таких тяжелых условиях. С гордостью [226] можно отметить высокую боеспособность личного состава корпуса, показавшего в неимоверно трудных условиях борьбы с врагом образцы несгибаемой стойкости и мужества. Надо сказать также, что организованный отход стрелковых соединений 10-й армии от Царицына к Саратову в условиях постоянной угрозы окружения, при хроническом недостатке боеприпасов, при отсутствии связи с армейским штабом и соседями свидетельствовал о высоких морально-боевых качествах пехоты нашей армии. И если после сдачи Царицына некоторые стрелковые части ее временно поддались панике, то причиной этого была прежде всего растерянность Реввоенсовета армии.