Брюн Мишель/Сахалинский инцидент/Часть III. Поиск обломков/Говорят свидетели

Сахалинский инцидент. Истинная миссия рейса KAL 007
автор Брюн Мишель

Говорят свидетели

Расследование «Известий»

В конце 1990 года советская газета «Известия» начала большую серию статей, посвященных делу 007. Андрей Иллеш, ведущий репортер и редактор серии, проинтервьюировал многих людей, причастных к катастрофе и участвовавших в поисках обломков. Их свидетельства были подобраны и отредактированы так, чтобы рассказать официальную историю про одного нарушителя, сбитого советским перехватчиком. Но даже и в этом случае, высказывания, опубликованные в «Известиях», были процитированы без искажений. В них содержалось много реальной и вскрывающей истину информации.

Какой бы ни была главная цель серии, «Известия» упомянули мое собственное расследование в статьях, которые появились в номерах от 17 и 18 мая 1991 года. Сергей Агафонов, токийский корреспондент газеты, основываясь на материалах, полученных в ходе моей пресс-конференции в Токио 17 декабря 1989 года, цитирует мои слова так:

Официальная версия не может объяснить поведение Боинга на экранах японских радаров. Тем не менее, если мы предположим, что тот самолет, который сбил Осипович, не был корейским авиалайнером, а другим самолетом, тогда все встает на свои места, включая тот факт, что KAL 007 продолжал свой полет… Это также объясняет другую загадку: сообщение пилота корейского самолета, переданное по радио через пятьдесят минут после того, как Боинг был сбит советским перехватчиком.

Здесь Андрей Иллеш, редактор серии, добавляет:

Это не вымысел. Радиопереговоры корейских пилотов были записаны и японцами и американцами… Эти переговоры происходили уже после того как полковник Осипович сбил самолет. Корреспондент «Асахи ТВ» в Москве показал мне результаты анализа этих переговоров (независимо записанных США и Японией), которые доказывают, что один из голосов принадлежал пилоту KAL 007.

Корреспондент «Асахи ТВ», упомянутый Иллешем — мой друг Руйджи Осаки, который совершил визит в Москву для того, чтобы найти документальные доказательства. Я послал ему спектрограммы последнего радиосообщения КАL 007, чтобы он обменял их у Иллеша на документы, которых у нас не было. 18 мая 1991 года статья «Известий», которая содержала статью с моими высказываниями, напечатала также карту, принадлежащую JMSA, вместе с утверждением Иллеша о том, что карта доказывает: мой анализ был неверным. Однако это одна из тех карт, которые я сам же и составил. Прежде чем быть опубликованной в «Известиях», эта карта была послана сенатору Кеннеди в Соединенных Штатах и сенатору Сейя, вице-президенту японской корпорации «Diet». Она была также опубликована во Франции в «Aviation Magazine». Моя имя и дата создания этой карты, были ясно на ней обозначены. Эта информацию в «Известиях» удалили.

На карте показаны четыре из нескольких воздушных столкновений между советскими перехватчиками и самолетами-нарушителями. Она также показывает трассу корейского авиалайнера, продолжавшего свой полет к югу после того, как он прошел остров Монерон. Эта линия была в версии «Известий» стерта. Иллеш, который предположительно публиковал эту карту, не зная, что она принадлежит мне, использовал ее для того, чтобы поставить под сомнение мои находки. Но другие работники редакции, которые подготовили ее к публикации, должны были знать, что это моя карта. Они были уверены в ее значении: воздушное пространство над Сахалином было нарушено группой самолетов. Они знали что карта противоречит утверждению Иллеша о том, что это был корейский авиалайнер, гражданский пассажирский самолет, непредумышленно сбившийся со своего курса.

Представители советских разведслужб и члены советского руководства наверняка знали, что произошло на самом деле. Когда президент Горбачев посетил Японию в апреле 1991 года, Сергей Агафонов прибыл в Хабаровск раньше президента, чтобы освещать его визит. Здесь он встретился с людьми из президентского окружения, включая «высокопоставленного и влиятельного генерала, члена правительства». Агафонов спросил у генерала его мнение о моем расследовании. Генерал сказал: «Мишель Брюн открыл часть правды. Настоящая история сложнее официальной версии события». Генерал сказал Агафонову, что обломки у Монерона были «останками военного самолета и всего таких самолетов было три». Может быть именно комментарии генерала побудили «Известия» упомянуть мое расследование, хотя редакторы попытались свести к минимуму его смысл.

Несмотря на то, что серия в «Известиях» поддерживала официальную версию события, упомянутые свидетели, включая полковника Осиповича, пилота, который, как заявили русские, сбил корейский самолет, и водолазов, которые работали с обломками, ставят достоверность официальной истории под сомнение. Этот факт не избежал внимания советских журналистов. Касаясь размеров черных ящиков, найденных советскими водолазами, Александр Шальнев, корреспондент «Известий» в Нью-Йорке, писал:

Если данные [ИКАО и КАL – М.Б.] верны, они противоречат информации, опубликованной в «Известиях».

Сам Андрей Иллеш пожаловался, что «факты никак не вяжутся друг с другом». Ниже мы увидим почему, когда изучим серию, состоящую более чем из пятидесяти статей.

Серия начинается с «сенсационного открытия» того, что обломки лайнера были найдены советскими моряками. В первых публикациях один их корреспондентов «Известий» спросил маршала Кирсанова, главнокомандующего советской авиацией, какого он мнения о моем заключении, что корейский авиалайнер не был сбит над Сахалином, а разбился в четырехстах милях к югу. Маршал назвал это «абсурдом» Журналист «Известий» спросил затем, в этом случае, почему же тогда Мишель Брюн поставил под сомнение место гибели Боинга?". На этот раз маршал ответил: «Точно не знаю». Он добавил: «Тем не менее, мы нашли обломки».

Журналисты «Известий» посчитали, что маршал Кирсанов имел в виду: «Мы нашли обломки корейского авиалайнера». Именно так трактовали эту историю агентства новостей по всему миру. Тем не менее, ремарка Кирсанова была двусмысленной, возможно намеренно.

Иллеш, редактор серии, настаивает, что был найден корпус лайнера, он был обнаружен буровым судном «Михаил Мирчинко», и все водолазы, которыми командовал Захарченко, были из Мурманска. Но его собственные свидетели противоречат этой версии событий. Как мы увидим в следующих главах, их заявления описывают несколько различных поисковых операций. В одном случае Иллеш в отчаянии пишет: «Сколько свидетелей, столько и версий событий». Вместо этого он мог бы сказать: «Сколько обломков, столько и различных версий событий». Это бы решило его проблему. К счастью для нас, он публикует и противоречивые заявления.

В своих усилиях доказать что единственным найденным обломком был остов корейского авиалайнера, Иллеш отдает должное гражданским водолазам с «Михаила Мирчинко», возможно потому, что они на самом деле нашли остов Боинга — в данном случае RC-135, который является конвертированным Боингом 707. Одновременно, Иллеш беспричинно укоряет советский военно-морской флот. В ответ он получил сердитую отповедь. В телеграмме в ТАСС о подводной экспедиции, запланированной «Известиями», капитан Косик возражает ему, сказав, что это военно-морской флот, а не гражданские водолазы нашли остов:

Я в самом деле не знаю, почему «Известия» ждали восемь лет прежде чем начать эту подводную экспедицию, поскольку советский военно-морской флот давно нашел остов и поднял на поверхность все, что можно было поднять. Если бы они хотели увидеть его, все что им нужно было сделать, это попросить Океанографическую службу ВМФ.

Не принимая упрек Косика, Иллеш пишет:

Ни одного военного водолаза не было на дне в районе, в котором упал остов КАL 007. В то время (осенью 1983 года) все поисковые операции проводилась «Михаилом Мирчинко» и водолазами из Мурманска и Сахалина, с помощью «Гидронавта» и его мини-подлодки «Тинро-2».

Но, среди прочих, советский ВМФ сыграл важную роль в подводных поисковых операциях. Капитан Гирш, командир «Тинро-2» сказал, что укрываясь на Монероне от шторма, он беседовал с военными водолазами, которые, работая далеко от того района, где он исследовал остов, сами нашли затонувший самолет с хвостом, стоявшим вертикально между рифами.

На самом деле было найдено и обследовано несколько обломков — в разное время, различными участниками, при помощи различных методов и на различной глубине. Каждая группа свидетелей «Известий» говорил об остове, над которым они работали, как будто бы это отражало их политическую предусмотрительность, — разумеется большинство тех, кто видел остов, знали, что он не принадлежит Боингу 747. Но сама частичная природа их показаний отражает также тот важный факт, что с самого начала советское руководство настаивало на секретности и дозировании информации. Иначе говоря, оно пыталось удерживать людей из участвовавших в поисковых работах групп в неведении относительно того, что делают другие.

За этим лежало растущая самонадеянность американской политики весной и летом 1983 года и нежелание Советов публично бросать ей вызов. Если бы стало известно, что Советы сбили несколько американских военных самолетов, существовала бы достаточно большая вероятность того, что общественное мнение, независимо от обстоятельств, при которых это произошло, привело бы администрацию к отставке. И риск ядерной войны, который создала бы операция КАL 007, усилился бы.

По-настоящему интересны статьи «Известий» не спорами Иллеша с советским ВМФ, а показаниями свидетелей, которых он цитирует. Сравнивая их заявления с документами, которые мы собрали, в особенности с журналом операций JMSA и ситуационными картами, на которых нанесены ежедневные позиции всех судов, мы можем сравнить показания очевидцев и определить, какие остовы они нашли, какие группы водолазов и какие корабли участвовали, и в каких районах они работали. Мы можем воссоздать советские поисковые усилия с самых первых дней операции. Мы можем добавить к нашему знанию то, что произошло во время воздушной битвы над Сахалином. Мы можем вновь продемонстрировать: катастрофа КАL 007 у Монерона была на самом деле крушением другого или других самолетов. Для того, чтобы сделать почти невероятные события дела КАL 007 заслуживающими доверия, мы должны показать, что факты о воздушном движении, океанских течениях, плавающих и затонувших обломках, поисково-спасательных операциях, сообщениях диспетчеров воздушного движения, характеристиках передатчиков и идентификации голосовых отпечатков, отчетах японской прессы и записях советского радиообмена, указывают в одном направлении. Статьи «Известий» дают нам много полезной информации.

Незадолго до окончания публикации серии статей в «Известиях», японские средства массовой информации также стали интересоваться этой историей. В выпуске от 15 октября 1991 года, токийская ежедневная газета «Йомиури Симбун» напечатала свидетельства Ивана Билюка, капитана советского рыболовного судна «Уваровск». 17 октября 1991 года в номере «Известий» была также упомянута эта история. Ниже я привожу фрагменты этих статей вместе с моими комментариями.

В ночь с 31 августа по 1 сентября 1983 года современный траулер «Уваровск», шкипер – капитан Билюк, возвращался в свой порт приписки Корсаков, на южной оконечности Сахалина из семимесячной рыболовной экспедиции в Тихий океана. Около 06:30 по сахалинскому времени [04:30 по японскому – М.Б.] вахтенный офицер обнаружил прямо по курсу американское военное судно.

Капитан Анисимов наблюдал один или несколько самолетов-нарушителей на радаре своего патрульного катера в 05:32 сахалинского времени, а также то, как советский перехватчик выпустил в нарушителя ракету в 06:24 сахалинского времени. Другими словами, американский военный корабль находился на сцене, когда битва все еще шла.

Капитан Билюк был весьма удивлен этими новостями, потому что он никогда прежде не видел американских военных судов в проливе Лаперуза. Через полчаса, примерно около 7 часов утра по сахалинскому времени, пройдя американское военное судно, которое им мешало, капитан Билюк получил приказ направиться к Монерону и обойти остров с запада. Ему приказали продолжать наблюдение и поиск любых объектов или людей, плавающих на поверхности воды. [Эта информация согласуется с заявлением советского посла Павлова, информировавшего японское правительство о том, что "следы авиакатастрофы" были обнаружены к западу от Монерона – М.Б.]. Билюк не нашел ничего интересного к западу от Монерона и продолжал поиски к северу от острова. Около 8 часов утра [по сахалинскому времени – М.Б.], через час после восхода солнца, он увидел в бинокль большое, молочного цвета пятно на поверхности воды, диаметром приблизительно 200 метров. Он отметил его положение на карте в точке 46° 35' северной широты, 141° 22' восточной долготы.

Эта информация была опубликована в японской газете «Йомиури Симбун» вместе с картой капитана Билюка. Место, указанное капитаном Билюком, находится всего в 4 морских милях к востоку от позиции «Чидори Мару», рыбаки которой наблюдали взрыв самолета.

Пятно было авиационным керосином, который поднимался на поверхность. Море в пределах этой керосиновой "заплатки" было покрыто тысячью обломков, в основном ячеистыми панелями, которые выглядели так, как будто были вырезаны ножом. Это позволило капитану Билюку предположить, что самолет был сбит ракетой. Он также заметил еще действующий дымовой сигнал, с оранжевым горящим пламенем.

Дымовые сигналы используемые для спасения на море действуют всего несколько минут, самое большее — полчаса. Самолет, который разбился на этом месте, мог быть одним из двух самолетов — тем, который наблюдал капитан Анисимов в 05:33 сахалинского времени (03:33 по токийскому) или тем, полет которого, как сказали Советы, «был остановлен над поселком Правда в 06:24». Капитан Билюк обнаружил место катастрофы в десять часов, в первом случае четыре с половиной часа спустя, или, во втором случае, три с половиной часа после того, как произошли эти события. В том и в другом случае, если дымовой сигнал был активизирован упавшим самолетом, он давно бы потух. Очевидный вывод из этого состоит в том, что дымовой сигнал был сброшен самолетом или вертолетом для того, чтобы пометить это место для спасателей. Интересный вопрос заключается в том, кто именно сбросил его, Советы или американцы? Мы можем сделать вывод, что в том случае, если это были Советы, капитану Билюку, который получил приказ из советской штаб-квартиры приступить к поискам места катастрофы, без всякого сомнения были бы даны координаты по радио. Но на деле этого не произошло.

"Уваровск" оставался на этом месте два часа и собрал примерно тонну обломков.

Это очень большое количество обломков, учитывая крайнюю легкость материала. В своей статье в «Известиях», Иллеш и Шальнев не упомянули ни эти ячеистые обломки, ни дымовой сигнал. Согласно их статье, «Уваровск» получил приказ немедленно покинуть это место, что не соответствует истине. Он не ушел до тех пор, пока не был сменен другим судном, «Забайкалье». Иллеш и Шальнев упоминают только наличие «гражданских» предметов, плавающих на поверхности, включая меховые и кожаные куртки. Следует упомянуть, что пассажиры вылетели из Нью-Йорка 31 августа, когда люди не носят зимнюю одежду.

Здесь нужно сделать короткое отступление о природе этих гражданских предметов. Согласно французскому тележурналисту-расследователю Мише Лобко, который интервьюировал его в 1993 году, первый помощник «Забайкалья» сказал, что там было большое количество пар обуви, связанных вместе шнурками, как в обувном магазине. Капитан Билюк с «Уваровска» сказал корреспонденту Ассошиэйтед Пресс: «Моим первым впечатлением было то, что они взяли некоторые вещи из магазинов и бросили их в воду. Вещи были новыми. На них были этикетки».

«Забайкалье», находящееся под командованием капитана Владимира Алексеева, было самым большим судном в Невельске. Прибыв на место, капитан Алексеев увидел, что обломки были сконцентрированы в области площадью примерно в одну квадратную милю. «Там было так много всего, что мы были просто ошеломлены», вспоминал он. «Уваровск» разрешил им поднять обломки и отправится в точку с координатами 46° 35' северной широты и 141° 27’ восточной долготы, что было примерно в семь миль к востоку и ближе к Сахалину, где предположительно разбился другой самолет. Они присоединились к другим трем судам, уже находящимся на месте, включая грузовое судно, которое спустило на воду две лодки, чтобы поднять на борт некоторые большие, тяжелые объекты, в то время как патрульное судно JMSA «Ребун» наблюдало за этими работами на расстоянии. Капитан Билюк получил приказ оттеснить «Ребун» прочь. Он поднял международный сигнал, говорящий «У нас приоритет и мы собираемся пересечь ваш курс». Когда его спросили позднее, капитан «Ребуна» дал яркую, но дезориентирующую картину этого инцидента: «Я не был уверен точно, что происходит. Я увидел два советских самолета, кружащих прямо над нами на малой высоте и я подумал, что они хотели остановить советское рыболовное судно. Я попытался прослушать частоты советского флота по радио, но не поймал ничего кроме статических разрядов».

«Ребун» изменил направление движения и начал патрулировать на небольшой скорости. В 17 часов он прибыл на то место, где команда «Чидори Мару» наблюдала, как самолет взорвался прямо над поверхностью воды. «Ребун» увидел советское судно точно в том месте, где ранее находилась «Чидори Мару». Это было «Забайкалье», собирающее обломки, найденные «Уваровском». «Забайкалье», к которому присоединились другие суда, оставалось в этом районе весь день, и, когда наступила ночь, продолжало поиски с помощью прожекторов. Русские не успели собрать все, прежде чем «Ребун» прибыл на это место вечером. В противном случае, почему они продолжали работать и ночью?

Ни «Ребун», ни JMSA ни японские или советские официальные лица, ни ВМФ США не говорили об этих обломках, хотя одна из сторон отметило ранее это место с помощью дымового сигнала. В случае КАL 007 мы еще увидим, как три правительства, а именно, США, СССР и Японии, скрывают информацию, каждое — по своей собственной причине.

Посол Павлов немедленно проинформировал японское правительство об открытии «следов авиакатастрофы» к западу от Монерона. Так мы в первый раз услышали, что здесь произошла катастрофа. Японские и советские суда находились к северу от острова, где был дымовой сигнал. Японцы заявили, что они не нашли никаких обломков корейского авиалайнера до 9 сентября. Они нашли обломки и ранее этой даты, но они не имели никакого отношения к КАL 007. Как показано в предыдущей главе, первые пятьдесят четыре обломки найденные JMSA? принадлежали военному самолету. Обломки, подобранные «Уваровском» капитана Билюка и «Забайкальем» и маркированные одной из вовлеченных сторон дымовым сигналом, также по всей очевидности принадлежали военному самолету, — по крайней мере были аутентичными. Но в течение многих лет о них никто не вспоминал.

Среди советских судов, которые находились к северу от Монерона одно особенно примечательно. Это был патрульный катер КГБ (КГБ отвечал за охрану государственных границ) под командованием капитана Анисимова. Это судно патрулировало у Невельска, когда между 05:32 и 05:33 (сахалинского времени, 03:32 по японскому) на их радаре появилась отметка, которая пересекала небо со скоростью 800 км в час. Через сорок секунд метка разделилась на две части, затем на три, прежде чем исчезла приблизительно в 30 км от Монерона на азимуте 10 градусов от острова, в точке с координатами 46° 31' N, 141° 18' E, если принимать во внимание некоторую неопределенность с азимутом. Капитан Анисимов отметил на экране своего радара одинокое рыболовное судно рядом с этим меcтом.

Позиция тех обломков, о которых говорилось выше, близка к тому месту, где находилась «Чидори Мару» в 03:30 (46° 35' N, 141° 16' E), когда ее рыбаки увидели самолет, взорвавшийся в море. Тем не менее, существует трехминутное временное различие между двумя этими событиями. Описание этих двух событий также различается. Отчет капитана «Чидори Мару» показывает, что самолет оставался неповрежденным до взрыва и не разломился на части, пока не коснулся поверхности воды. Более того, детали, которые приводит капитан Анисимов, заставляют нас усомниться в том, что он видел одиночный самолет, разломившийся на две, а потом на три части. Во-первых, самолет разломился на две части, находясь еще в горизонтальном полете, который продолжался еще сорок секунд со скоростью 800 км в час. Трудно вообразить себе самолет, теряющий кусок фюзеляжа, достаточно большой, чтобы его было видно на морском локаторе, и затем продолжающий полет по крайней мере еще сорок секунд, прежде чем потерять еще один кусок, немного меньший по размерам. Это наблюдение гораздо лучше соответствует группе истребителей, которые отошли друг от друга в классическом маневре, используемом атакующими самолетами. Напротив, отчет «Чидори Мару» показывает, что одиночный истребитель проходил прямо над головой в тот момент, когда он выпустил ракету, непосредственно перед взрывом другого самолета, его цели, которая находилась от него на небольшом расстоянии. Кажется более вероятным, что Анисимов и капитан «Чидори Мару» описывали два различных события.

Наблюдения капитана Анисимова обнаруживают нечто, имеющее еще большее значение. Он видел то, что интерпретировал как «разрушение самолета» в 05:33 сахалинского времени Тем не менее, согласно маршалу Огаркову, перехватчик остановил самолет-нарушитель над поселком Правда в 06:24 по сахалинскому времени, то есть примерно час спустя. Отсюда мы можем сделать вывод, что два самолета были сбиты с часовым интервалом между двумя событиями. Это расширяет наше представление о воздушной битве над Сахалином.

Анисимов также сказал, что поднял на борт примерно 100 кг обломков, в основном это были куски панелей, имевших сотовую структуру. Он не указал, где собрал их, кроме того, что это было «в море у Невельска». Судовой журнал патрульного судна JMSA «Ребун» упоминает, что в этот день (1 сентября) в море была замечена группа советских судов, собирающих обломки, среди которых вполне мог находиться и патрульный катер Анисимова. Согласно капитану «Ребуна», патрульный катер снял чехол со своего орудия и навел его на японское судно, что является эффективным способом сказать, чтобы японцы держались подальше.

Интервью с капитанами советских судов «Уваровск» и «Забайкалье» ясно говорят о том, что Советы собирали плавающие обломки в трех различных местах. На самом деле мест падения самолетов было даже больше. Для того, чтобы отличить различные места друг от друга и показать, что из них можно узнать, я рассмотрю свидетельства более подробно.