Арин Олег Алексеевич/Россия на обочине мира/Часть IV./Глава первая./Торгово-экономические связи РФ со странами Северо-Восточной Азии АТЭС - АРЕС

Россия на обочине мира
Часть IV. Стратегические перспективы России в Восточной Азии

автор Арин Олег Алексеевич


Торгово-экономические связи РФ со странами Северо-Восточной Азии АТЭС - АРЕС (Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество - Asia-Pacific Economic Cooperation)

Анализ экономических позиций России в Восточной Азии по идее должен был бы охватывать широкий диапазон экономической активности, включая банковскую сферу, инвестиции, смешанные компании и т.д., т.е. те сферы, которые обычно заполняют державы, называющие себя “великими”. Но поскольку названные области экономики в Восточной Азии не испытывают ощутимого воздействия России, приходится ограничиваться простой торговлей, которую осуществляют все государства независимо от своего размера или “величия”. В таблицах 1- 4 (см. Приложение) даны взаимные удельные веса в экспорте и импорте основных стран СВА на 1997 г.

Статистика показывает реальное положение России в регионе: ее удельный вес как в экспорте, так и в импорте стран региона, за исключением Монголии и КНДР, колеблется от 0 до 1,3% в экспорте и от 0 до 3% в импорте, что и определяет реальные торговые позиции России в Восточной Азии. Они сопоставимы с позициями таких слаборазвитых и малых стран как Макао, Монголия, КНДР, Лаос, Камбоджа, Вьетнам, Бруней. И значительно уступают не только таким торговым гигантам, как Япония, КНР, Южная Корея и Тайвань, но и основным странам АСЕАН.

Не вызывает оптимизма и торговая динамика России в Восточной Азии. В таблицах 1 и 2 (Приложение) она прослеживается на странах СВА, с которыми Россия ведет наиболее интенсивную торговлю. Даже с учетом того, что с 1985 г. по 1991 г. торговлю вела не Россия, а более обширный СССР, тем не менее, начиная с 1992 г. по 1997 г. данные таблицы указывают на падение доли России в экспорте Гонконга, КНР и Японии, стагнацию в экспорте с Тайванем и увеличение доли в экспорте только с Южной Кореей. При этом надо иметь в виду, что эти доли варьируются между 0,1% и 1,3% (для Корейской Республики).

Доли же России в импорте стран СВА, хотя несколько и увеличились, за исключением КНР, однако столь незначительно, что не оказывали воздействия на общий уровень торговых отношений с названными странами.

В целом же динамика торговых позиций России, а точнее, отсутствие таковой, в торговле стран СВА свидетельствует о крайне незначительном месте России среди торговых партнеров. В определенной степени мы заметны только в импорте КНР с долей 3%. Другими словами, для большинства стран Восточной Азии Россия не является серьезным или даже ощутимым фактором в их экономике. С этих точек зрения мы почти там “отсутствуем”.

Теперь посмотрим с другой стороны. В каких пропорциях “присутствуют” страны Восточной Азии в торговле России. Из таблицы 3 (Приложение) обнаруживаются две вещи: Гонконг, КНДР, КР, Монголия, Тайвань находятся на уровне ниже 1% от всего экспорта России, а две страны - КНР (4,7%) и Япония (3,5%) занимают заметные позиции в экспорте России. Проблема в том, что динамика - понижательная: с 7% до 4,7% у КНР, с 4% до 3,5% у Японии за период с 1992 г. по 1997 г.

В импорте же России та же самая картина, только понижательная тенденция у КНР и Японии еще более заметна: с 4,5% до 2,3% у первой, с 4,7% до 1,9% у второй (таблица 4, Приложение). Иначе говоря, одно из основных направлений (атээровское) политики России, если брать чисто торговую сторону, не только уступает другим “основным” направлениям, но свидетельствует о его стагнации и даже “свертывании”. Увеличение торговых партнеров за счет Гонконга, Южной Кореи и Тайваня не изменило эту тенденцию. По существу действительно важными торговыми партнерами из всех стран Восточной Азии, как и раньше, остаются Япония и КНР, экономические отношения с которыми также испытывают немало проблем.

При этом необходимо отдавать себе отчет в одной простой вещи. На Восточную Азию, которую продолжают называть в России “АТР”, падает всего лишь около 10% российского экспорта и около 6% импорта, в то время как только доля одной европейской страны - Германии - в экспорте России 1997 г. была равна 7,8%, а в импорте - 12,7%. Если же брать всю Европу, то эти доли превысят 70 и 80% соответственно. Более того, динамика развития торговли за последние не то что 15-20 лет, а за последние 200 лет не подтверждает пустопорожних утверждений, что “Азия” или ныне модный “АТР” занимают “все более весомое место в российской торговле”. Не занимают и занимать не будут.

Напомню, что в 1802-1804 гг. (когда начался статистический учет внешней торговли России) на Азию (в то время под Азией понималась Средняя Азия и Персия) приходилось 10% экспорта и 17% импорта. К 1897 г. эти пропорции изменились в таких соотношениях: экспорт - 10,5%, импорт - 11%. То есть доля импорта даже упала за счет Европы и частично Америки[1]. Россия в силу множества причин была, есть и будет устремлена на Европу. Переломать эту устойчивую тенденцию можно было бы только в одном случае - сделать РДВ местом бурной экономической активности, наподобие Калифорнии. В ближайшем столетье этого, однако, не произойдет по самым прозаическим причинам: географии и климата, а отсюда и демографии. И плюс масса других причин, фактически являющихся следствием названных.

Короче, реальность такова: Россия не является значимым актором в экономике Восточно-азиатского региона, точно также как и вся Восточная Азия, за исключением названных двух стран, не является весомым фактором экономики РФ.

Для того чтобы еще более ясно представить реальный статус “великой евразийской державы” необходимо сравнить ряд макропоказателей с другими державами Восточной Азии. Общее представление об этом дает таблица 7 (Приложение), из которой видно, что ВВП России не только ниже ВВП США, Японии и КНР, но даже ВВП Южной Кореи. А по общему объему торговли уступает даже Тайваню, Сингапуру, Гонконгу, Малайзии.

Столь слабые позиции России в Восточной Азии постоянно вынуждают изыскивать варианты и способы усилить место страны в этом регионе. Для некоторых наших политиков одним из вариантов представляется вхождение России в АТЭС. В послании президента Федеральному собранию от 17 февраля 1998 г. было даже сказано: “Подлинным прорывом на азиатском направлении нашей политики стал прием России в члены Азиатско-тихоокеанского сотрудничества (АТЭС). Это пример практической реализации тезиса об уникальной роли России как евроазиатской державы”[2]. Такая гипероценка нашего вхождения в АТЭС явно вызвана недопониманием роли и сути данной организации. Поэтому представляется целесообразным посвятить ей несколько страниц.


Примечания

  1. См.: Россия: Энциклопедический словарь (на базе Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (тома 54 и 55). Л.: Лениздат, 1991, с. 329.
  2. Из послания президента Российской Федерации Федеральному собранию. - Россия на мировой арене. 17 февраля 1998 г. - Дипломатический Вестник, 1998, № 3, март, с. 4.