Арин Олег Алексеевич/Россия на обочине мира/Часть I./Национальная безопасность/Определения "экономической безопасности"

Россия на обочине мира
Часть I. США: сторонники и противники

автор Арин Олег Алексеевич


Определения "экономической безопасности"

Из всех видов безопасности наибольшая путаница произошла с экономической безопасностью. Достаточно просмотреть структуру и содержание правительственного документа - О первоочередных мерах по реализации Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основные положения) от 27 декабря 1996 г. (№1569). В нем представлены все аспекты экономической и социальной жизни - типичный винегрет, в котором невозможно выделить ни “угрозы”, ни ответственные органы за их нейтрализацию или предотвращение. Эта путаница, на мой взгляд, связана с неумелой компиляцией американских доктрин экономической безопасности, с непониманием смысловых нагрузок американских терминов. Особенно много путаницы вносит термин social security (общественная безопасность), которую даже сами американские ученые - не-теоретики нередко обозначают как economic security. Вместе с тем, когда они формулируют действительно концепцию Экономической безопасности в широком смысле, они четко отделяют Общественную безопасность от Экономической безопасности в узком смысле, связанную с внешними воздействиями. Последняя имеет отношение к Международной экономической безопасности (International Economic Security), а также к Внешнеэкономической безопасности (External Economic Security), в свою очередь состоящей из множества поднаправлений, среди которых в настоящее время актуальными являются Промышленная безопасность, Промышленный шпионаж, Экономический шпионаж. Коротко рассмотрим, как определяются внутренние и внешние аспекты экономической безопасности США.

Общественная безопасность. Первостепенное значение среди всех видов безопасности имеет общественная безопасность, за которую несет ответственность в первую очередь федеральное правительство. Данной сфере посвящено 70-80% всей литературы, а также занято наибольшее количество правительственных чиновников. Специалисты данной проблематики определяют этот термин следующим образом.

“Общественная безопасность, которая является частью общего благосостояния, определяется как осознанное чувство благополучия, порождающее у индивидуума относительную уверенность в том, что он или она в состоянии удовлетворить свои основные потребности и желания в настоящем и будущем”. Обратная сторона этого явления, т.е. “экономическая (читай “общественная”) опасность заключается в потере доходов, добавочных средств (например, на поддержание здоровья), в недостаточных доходах (например, низкая зарплата или неполная занятость), или в неопределенности дохода (даже для высокооплачиваемого рабочего). Экономическая опасность может быть вызвана преждевременной смертью главы семьи, преклонным возрастом, слабым здоровьем, безработицей, низкими зарплатами, инфляцией, природными бедствиями, или личностными факторами, как-то: разводом, алкоголизмом или наркоманией, азартными играми и домашним насилием”[1].

Для разнообразия представим и точку зрения Разведывательной службы канадской безопасности: “Экономическая безопасность означает поддержание таких условий, которые необходимы для постоянного и долгосрочного повышения производительности труда и увеличения капитала и, таким образом, высокого и увеличивающегося стандарта жизни граждан страны, включая поддержание справедливой, безопасной и динамичной деловой атмосферы, способствующей инновациям, внутренним и внешним инвестициям и постоянному экономическому росту”[2].

В подобных определениях общественно-экономической безопасности и опасности схвачены почти все стороны личностного бытия, и за каждую личность несут ответственность как правительства США и Канады, так и все общество. Именно поэтому на обеспечение соответствующего уровня общественной безопасности и направляется львиная доля расходов федерального бюджета США. Только на статью, непосредственно касающуюся “Общественной безопасности” (social security) приходится самая большая сумма в размере 22,5% от всей расходной части федерального бюджета на 1997 ф. г. Если же суммировать другие статьи бюджета, имеющие отношение к общественной (экономической) безопасности (общины и региональное развитие, образование, здравоохранение, пособие на медицину, расходы на ветеранов, правосудие), тогда общая сумма составит более 50% от всего бюджета[3].

Ко всему этому следует добавить средства, поступающие из частного сектора в сферу общественной безопасности, как минимум, адекватные по масштабам государственным расходам. При этом надо иметь в виду, что в Канаде и в странах Западной Европы суммы статей на “общественную безопасность” превосходят американские в пропорциях соответствующих бюджетов. Например, в Англии в 1998 ф.г. только на статьи “общественная безопасность и здоровье и социальные услуги” приходилось соответственно около 60% и 16% бюджета правительственных расходов[4].

Надо также четко запомнить, что ответственность за общественную безопасность несет правительство и президент или премьер-министры, а не “внешний враг”.

Международная экономическая безопасность. Она определяется “как такое состояние мировой экономики, которая в максимальной степени соответствует экономическим интересам США в целом”. Несмотря на бесспорное лидерство США в мировой экономике, тем не менее, в Вашингтоне полагают, что предпринимаемые усилия США по обеспечению национальных интересов страны, включая ее экономические аспекты, недостаточны. В настоящее время весьма активно обсуждается идея формирования специального Совета экономической безопасности или в рамках ООН (типа Совета безопасности), или как независимой международной организации, нацеленной на упорядочивание и координацию всех международных экономических институтов типа “7″, ВТО, МВФ, ОЭСД и т.д. Поскольку главным финансистом такой организации будут США, соответственно ее целевая предназначенность должна определяться, прежде всего, экономическими интересами США.

Технологическая безопасность. Хотя в США нет специального закона по технологической безопасности, однако ее обеспечение четко прослеживается по нескольким направлениям. Во-первых, министерство обороны США в последние годы постоянно подчеркивает теснейшую связь между технологической и национальной (читай - военной) безопасностью, требуя ужесточить контроль за формами и способами производства и продажи “оборонной технологии”. Во-вторых, оно добилось включения ужесточенных условий продажи “технологической информации” в Закон об экономическом шпионаже 1996 г. (о чем речь ниже). В-третьих, оно существенно расширило инвестиции в военную промышленность, непосредственно контролируемую Пентагоном. Это демонстрируют следующие цифры, приводимые военными специалистами. Еще в 1965 г. министерство обороны закупало 60% полупроводников на “свободном” внутреннем рынке. В настоящее время на этом рынке закупается только 1% полупроводников. Еще несколько лет назад Пентагон закупал на этом рынке почти 100% малтичиповых модулей, сейчас только 40%. Все это означает, что Пентагон стремится взять под свой жесткий контроль “оборонный рынок”, с одной стороны, с другой - сам наращивает инвестиции в военную технологию и информацию. Такая политика резко контрастирует с теми тенденциями, которые происходят в нынешней России.

Для того чтобы разделить меру ответственности за экономический ущерб стране “внешних врагов” и “внутренних”, в американо-канадских документах даются определения ряду важных терминов.

В соответствии с разделом 809 Закона о разведке на 1995 ф. г. (Intelligence Authorization Act) промышленный шпионаж трактуется как “деятельность, осуществляемая иностранным правительством или иностранными компаниями при прямой помощи иностранного правительства против частных компаний Соединенных Штатов и ставящая целью приобретение коммерческих секретов”[5].

Канадцы на всякий случай определяют и термин “внутренний шпионаж”, который означает “использование или содействие использованию нелегальных, тайных, принудительных или обманных способов частным сектором или его суррогатом для приобретения экономической секретной информации”.

В более широком контексте канадцы определяют и “Экономический шпионаж”, не сводя сферу его действия только к частному сектору. В их интерпретации Экономический шпионаж - это “нелегальная, тайная, принудительная или обманная деятельность, в которую вовлечено иностранное правительство, или деятельность, обеспеченная его поддержкой, которая направлена на получение секретной частной информации и технологии для своих экономических интересов ”[6].

Наконец, “экономическая разведка - это политика в сфере экономической информации коммерческого свойства, включая технологическую, финансовую, частную коммерческую и правительственную информацию, приобретение которых в целях иностранных интересов может прямо или косвенно способствовать увеличению относительной производительности /труда/ или конкурентной позиции экономики тех или иных организаций /иностранной/ страны” (там же).

Обращает на себя внимание, что американцы, в отличие от канадцев, не говоря уже о европейцах или японцах, в последние два-три года впадают во все большую детализацию определений различных подвидов “экономической безопасности”. Это вызвано тем, что сейчас идет процесс подготовки широкого спектра законодательных актов, призванных защитить все сферы экономической деятельности США внутри страны и за рубежом. И в этот процесс вовлечены практически все структуры, имеющие даже косвенное отношение к внешнеэкономической деятельности США.


Примечания

  1. Social Insurance and Economic Security, 5th ed., George E.Reida, 1994, Prentice Hall, p. 5 - Internet.
  2. FOREIGN SPY AGENCIES THREATEN CANADA’S ECONOMIC SECURITY, WARNS NEW STUDY. Canada News Wire CSIS/SCRS 1996. - Internet.
  3. The Congress of the USA, 1997. - Internet.
  4. The Economist, May 30th 1998, p. 35.
  5. Annual Report to Congress on Foreign Economic Collection and Industrial Espionage, July 1995. - Internet.
  6. FOREIGN SPY AGENCIES THREATEN CANADA’S ECONOMIC SECURITY…